Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

«Нас называли «якутза»»: ветеран ОМОНа Сергей Прокопьев о Чечне, СВО и патриотизме

08:38
31 марта 2024

Пенсионер МВД, подполковник милиции Сергей Прокопьев – один из основателей Якутского ОМОНа. За плечами – семь командировок в Чечню и участие добровольцем в СВО, за что он награжден двумя российскими медалями «За отвагу», медалью «За отвагу» Луганской Народной Республики, медалью «За отличие в охране общественного порядка» и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством».

«Защитить страну»

В Чечне. Фото предоставлено героем материала.

— В армии я служил в войсках, которых сейчас нет – НТПОБ, что расшифровывается как «неподвижная танковая первая линия обороны». Стояли на границе с Китаем. А когда демобилизовался, друзья позвали в милицию, в ППС. Начинал с рядового. Года два прослужил, и тут как раз начал создаваться Якутский ОМОН — 1 апреля 1993 года вышел приказ о его создании.

Начинали практически с нуля. Сначала было три взвода, а когда набралось 90 человек, стало четыре. И в России тогда ОМОН тоже только создавался, никаких учебных материалов не было – вообще ничего. Опыт нарабатывали известным методом – на своих ошибках. Но командиры были хорошие – Сан Саныч Рыжиков, слышали про такого? Первым из якутян получил боевого Героя России – посмертно.

Каким он был? Все на себе хотел испробовать: то подводным плаванием займется — сам, без инструктора, то дельтаплан начнет осваивать – даже то, что во время одного из полетов он и руку сломал, и ногу повредил, его не останавливало. Да и мы всё самостоятельно осваивали: горную подготовку на стройках города проходили – и подъем, и спуск. Там же и захват помещений отрабатывали. А где еще-то? Ничего тогда у нас не было, кроме идеи защитить свой город, свою страну, детей воспитать в правильном духе – с ними Сергей Георгиевич Черных, еще один наш командир, занимался. В походы трудных подростков водил, поддерживал их, и очень многие, кстати, на правильный путь стали.

«Якутза»

Товарищи по оружию. Фото предоставлено героем материала.

— Первая командировка была в 1995-м – в Аргун. Приехали туда в мае. У нас только снег сошел, а там все зеленое, черешни уже ягодами обсыпаны – мы в первые дни с деревьев не слазили. А потом работа началась: спецоперации проводили, зачистки, в ночные патрули ходили. Функция у нас была – охрана общественного порядка в городе, борьба с терроризмом. Прикрепили к нам чеченский ОМОН, и мы с ними выезжали по ночному городу – задерживали нарушителей комендантского часа, ну и столкновения были, куда без них. В дневное-то время относительно спокойно было: рынки работают, мирные жители ходят — а ночью переодеваются и начинают по нам стрелять.

Еще блокпосты охраняли. Однажды стоим, а над нами – шух-шух-шух – стая гусей пролетает. Наш парень очередь короткую дал – два гуся упали, но не рядом, а дальше, в селе. Потом глядим – идут оттуда дети, гуся несут — говорят, одного нашли, забирайте свою добычу. Мы смотрим – стрелок-то птице в глаз попал. После этого случая попыток на нас напасть не было.

Когда нас местные спрашивали: «Вы кто такие? Вас что, из Японии сюда привезли?» — мы называли себя «якутза».

Насмотрелись там всякого. Едут как-то раз мимо нас «жигули», вдруг машина заглохла, выходят из нее мужчины и женщина, мужчины сразу в сторону, а женщина начинает толкать «жигуленок», заводить. А спутники сидят и смотрят. Ну, мы подошли, помогли ей, завели машину. Такие там порядки.

О флоре и фауне

— После Аргуна в Грозный несколько раз ездили, в Дагестан.

В Грозном стояли на площади Минутка. Жили на каком-то разрушенном заводе – то ли на машиностроительном, то ли шарикоподшипниковом. И первый бой там приняли. Он всю ночь длился, до самого утра. Потом за него Олег Полтораков и Петр Ксенофонтов ордена Мужества получили – первые награды нашего ОМОНа.

Грозный был сплошными руинами. Но местные жители там еще оставались — русские старики, молодых не видел ни одного. Вывозили мы их по мере возможности в более спокойные места. Одна семья, помню, собиралась с нами уехать, но в назначенное время никто из них не подошел.

Выживали там все, как могли. Помню, летом мяса не было, а тушенка надоела, так мы виноградных улиток в парке во время зачистки набрали, пожарили их на сковородке – они на вкус как грибы. Но в парке том и дичи полно было, зайцы бегали. От города-то ничего не осталось, вот они и осмелели.

С Новым годом!

— Когда там Новый год встречали, Виктор Вологдин Дедом Морозом нарядился — бороду нацепил, даже что-то похожее на тулуп раздобыл. А подарки привез тогдашний мэр Михальчук. С семьями по спутниковой видеосвязи дали пообщаться: жены на базе ОМОНа собрались и звонили оттуда. В общем, удался праздник.

Зима там теплая, а самое противное время – весна и осень. Как и на Украине. Почва глинистая, и грязь такая, что увязнуть недолго. А копать много надо было – отходы-подходы к блокпостам, укрепления.

Но война совсем другая была. Сейчас-то прямых боевых столкновений почти что нет – идет война дронов, спутников, компьютеров. А вот что остается неизменным – наемники на той стороне. По существу, воевали мы тогда не с Чечней, как сейчас воюем не с Украиной. С НАТО.

«Приняли бой»

На СВО. Фото предоставлено героем материала.

— В 2022-м я собрал команду единомышленников – команду БАРС-2. Все с боевым опытом, в их числе и те, кто там с 2014-2015 годов воевал — как Александр Федосеенко. Он с самого начала до самого конца с советской звездочкой на армейской шляпе ходил. Так и погиб.

В тот день мы зачищали село Пески. Это на Харьковском направлении. Мы в этих Песках переночевали, потом разведка доложила, что на нас идут танки. Приказано было отступить. Вышли оттуда, и новый приказ: зайти обратно в поселок, вызволить штаб танкистов. И мы приняли бой, а противостояли нам поляки – хорошо было слышно, как они по-своему перекрикивались. Когда наши танки погорели, остались мы с автоматами и пулеметами – этим танковую броню не пробьешь. В том бою у нас сразу семь человек погибли. Я был ранен – сразу пятерых-шестерых осколками зацепило, нас закинули в проходивший мимо КАМАЗ с ранеными и отправили в госпиталь.

Уцелевших вывел Саша Колесов, за что и стал Героем России.

Сан Саныч Рыжиков со Стасом Голомаревым тоже ведь в своей последней командировке в Чечню поехали спасать попавших в засаду. Январь был, снег выпал, местность открытая, а они в зеленой форме. Как на ладони… И снег-то ведь там долго не лежит, вот в чем дело. Ехали бы на операцию – были бы в маскхалатах, а тут других спасать сорвались, счет на минуты шел.

В горах и тайге

В Музее ДОСААФ. Фото предоставлено героем материала.

— С семьями погибших товарищей мы встречаемся, помогаем им. А мне после седьмой командировки и рождения второго ребенка жена сказала: «Все, давай ищи другую работу». Я пошел в криминальную милицию Якутска, в убойный отдел – и мои опять меня дома не видели. Мы же сутками работали. Десять лет от звонка до звонка. Смертей насмотрелся больше, чем на войне. Время тогда такое было. Переходное.

Отработав 27 календарных лет, ушел на пенсию, устроился в ДОСААФ, где председателем тогда был Сергей Георгиевич Черных. Военной патриотикой занимались. Лагеря, походы, поисковая работа – Сергей Георгиевич очень это любил. Самолеты АЛСИБа в тайге искали – и находили. В Музее ДОСААФ полно наших находок.

Последняя командировка Сергея Георгиевича была в Кобяйский район. В тот раз они самолет — «летающую лодку» — в горах нашли. Останки летчика там же захоронили.

А в Томторе «аэрокобру», уже основательно ушедшую под землю, обнаружили – я сам туда ездил. Тогда мы хорошо с Томторской школой отработали: дети нас на трассе встретили, потом мы с ними в тайгу пошли. Действуем по науке – когда Сергей Георгиевич жив был, он наших инструкторов на обучение отправлял, на курсы поисковой работы.

Уроки мужества

На республиканском культурно-образовательном фестивале молодежи «Табыс» в Вилюйске. Фото предоставлено героем материала.

— Наши поисковики не только в республике работали. Были на Синявинских болотах в Ленинградской области, в местах других кровопролитных боев. В одну из поездок, помнится, нашли ящик, а в нем – бутылки с зажигательной смесью. В грязи все хорошо сохранилось, а когда начали вытаскивать, одна бутылка треснула, смесь вступила в реакцию с воздухом, с кислородом – и загорелась. Казалось бы, столько лет прошло… После такого и школьники, и студенты совсем по-другому начинают относиться не только к истории своей страны, но и к окружающим.

Эта работа должна быть системной. Мы и спортивные мероприятия проводим. Недавно у нас прошел турнир по дзюдо среди детей имени Станислава Голомарева. В феврале были уроки мужества в СВФУ. Парты героев устанавливаем в школах, где они учились – в Табаге, в 16-й школе Якутска, которая носит имя Сергея Георгиевича Черных. По школам часто ездим, тесно сотрудничаем с обществом «Динамо», потому что у самих ничего нет – ни базы, ни финансирования. 8 марта в ДЮСШ провели военно-спортивные соревнования среди школьников. Жена даже возмутилась: «И 8 марта дома не сидишь!»

«Касается всех»

Фото предоставлено героем материала.

— Но сидеть сложа руки нельзя. Сво идет. Запугать нас хотят. На фронте они проигрывают, поэтому решили с тыла зайти.

В нынешних условиях детьми заниматься надо, а не так, что сидит у вас ребенок за компьютером – и пусть сидит. Ему надо на улице бывать, в активные игры играть – в футбол, хоккей. Там и реакция разовьется, и собранность. Ко всему, конечно, заранее не подготовишься, но в Красногорске вон подростки людей из огня выводили. А что, им страшно не было? Было, конечно. Еще и толпа испуганная вокруг. Но они сумели не поддаться панике и стольких спасли.

И еще – не надо думать, что нынешние события лично вас не касаются. Это сейчас всех касается. Посмотрите на украинцев – со времен гибели СССР им так мозги промыли, что они уже фашистами стали и ни перед чем не остановятся. А остановить их надо. И никто, кроме нас, этого не сделает.

Оставить комментарий

Войти с помощью: