Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

«Вертикаль экономически неэффективна». Доходы граждан падают, бизнес банкротится, тарифы растут. Чего ждать от экономики в 2021 году? Интервью Натальи Зубаревич.

 

 

Евгений Сеньшин.

28.12.2020 г.

 

Заканчивается 2020 год — со времен 1990-х один из наиболее тяжелых в политико-экономическом плане. Обсудим его итоги Натальей Зубаревич — профессором кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ. Достаточной ли была помощь от федерального центра, на что надеяться малому и среднему бизнесу в таких условиях, что будет с доходами населения, как будут строиться отношения центра и регионов и ждать ли новых протестов наподобие хабаровского? В финале — рецепт от Натальи Зубаревич: что надо сделать, чтобы ситуация начала улучшаться.

«Выход из кризиса будет довольно медленный»

— Наталья Васильевна, какие события уходящего года вы считаете важными? 

— Для меня очень важно решение федеральной власти значительно увеличить поддержку безработных. Дополнительно за 10 месяцев 2020 года было выплачено 124 млрд рублей в виде пособий по безработице. При этом легче стало зарегистрироваться безработным, что поддержало не только официально уволенных, но какие-то деньги получили те, кто пришел с неформального рынка труда, самозанятые, ИП — это важно. Что касается поддержки детей, то два раза по 10 тыс. рублей на ребенка, а к Новому году 5 тыс., но только детям до 7 лет — это, конечно, мало.

— Могли бы вы обозначить те экономические тенденции, которые задал этот год и с которыми нам предстоит жить в последующие годы? 

— К 2020 году мы еще не вышли из прошлого кризиса, который начался в декабре 2014 года, по реальным доходам населения, потреблению и инвестициям. В 2020 году еще один удар — ковид, за год реальные доходы упадут еще на 4%.

Суммарный спад с 2014 года составит около 11%, такие доходы население имело в 2010 году.

Вряд ли удастся преодолеть в 2021 году ковидный спад розничной торговли, не говоря уже о более значительном спаде с 2014 года. Под вопросом и преодоление спада инвестиций, который составил 4% за три квартала этого года.

Выход из кризиса будет довольно медленный. Возможно, лучше будет расти промышленность, если глобальная экономика станет быстро восстанавливаться после ковида. Это увеличит спрос на нашу экспортную продукцию, в основном это сырье и полуфабрикаты. Но в нефтяной отрасли мы уже видим, что быстрого выхода не будет, ограничения добычи продлены на первый квартал 2021 года.

Демографическая ситуация вряд ли улучшится. Демографы говорят, что 2021 год будет плохим по рождаемости. Главная причина — в детородный возраст вошло малочисленное поколение, поэтому количество родившихся сокращается уже не первый год. Вторая — в пандемию явно будет меньше зачатий, а детей надо вынашивать девять месяцев. Надеюсь, что смертность будет снижаться, когда начнется массовая вакцинация. За январь–сентябрь 2020 года количество умерших в России выросло на 151 тысячу человек по сравнению с тем же периодом 2019 года.

«Надо было „простить“ налоги и аренду хотя бы за апрель и май»

— Весной этого года в своей лекции в Ельцин Центре вы заявили, что российской власти ничего не останется делать, кроме как помогать гражданам, бизнесу, регионам. Иначе власть столкнется с такими политическими рисками, которые не знала с 90-х годов. На своей последней пресс-конференции Владимир Путин много перечислял, какая помощь была оказана гражданам и бизнесу. Год заканчивается, как вы оцениваете эту помощь в связи с пандемией коронавируса? 

— Считаю, что поддержка населения была недостаточной. Но хотя бы пособия по безработице сильно расширили и детям дали два раза по 10 тысяч рублей.

Поддержка малого и среднего предпринимательства, а также самых пострадавших отраслей сектора услуг, была еще более скромной. Главное — сократили вдвое страховые платежи. Но в основном откладывали платежи налогов и аренды, если бизнес арендует помещение у государства или муниципалитетов. Потом эти налоги все равно придется платить.

Бизнес выходит из кризиса медленно, денег на оплату отложенных налогов и арендной платы у многих просто не будет. Прямые гранты из бюджета на поддержку зарплаты, если не увольняешь сотрудников, были небольшими. Их получил далеко не весь пострадавший малый и средний бизнес. Были введены бюрократические ограничения — кого считать пострадавшими. Помощь полагалась лишь тем организациям, у кого ОКВЭД (общероссийский классификатор видов экономической деятельности) пострадавшей отрасли стоит первым. Если у компании несколько ОКВЭДов и тот, который считается пострадавшей отраслью, стоит вторым, то на помощь претендовать уже нельзя. Предприятия и компании сидели в карантине не по своей воле, их закрывало государство, но они получили слабую поддержку.

Поддержка региональных бюджетов была, наоборот, мощной, за январь–октябрь дополнительно добавили трансфертов на 1 трлн рублей. Подавляющему большинству регионов не только перекрыли выпадающие собственные доходы, но еще и добавили с лихвой. Исключение — самые богатые регионы. Москве, Ямало-Ненецкому АО, Тюменской области, Сахалину — не перекрывали.

В Свердловской области выпадающие доходы за январь–октябрь составили 13,4 млрд рублей, а дополнительных трансфертов дали 33,6 млрд рублей, то есть перекрыли падение в 2,5 раза.

— Вы полагаете, что малому и среднему бизнесу нужно было простить долги по налогам и прочим взносам? Может ли наше государство себе такое позволить?

— Считаю, что надо было «простить» налоги и аренду хотя бы за апрель и май, когда государство ввело карантин и запретило бизнесу работать. Эти платежи идут в региональный и муниципальный бюджеты, их потери нужно было компенсировать из федерального бюджета. Федеральный центр уже направил триллион рублей дополнительно бюджетам субъектов федерации, могли добавить еще немного. Это не такие большие деньги, они погоды не делают.

Результатом такой политики будут массовые банкротства.

В 2021 году малым и средним предпринимателям придется платить все отложенное. Но бизнес побитый, прибыль мала, во вторую волну ковида она опять упала. С каких доходов платить?

— Как пандемия экономически отразилась на регионах, если их сравнить между собой?

— По каким показателям оценивать? Если по помощи бюджетам регионов, то картина очень мозаичная. В выигрыше оказались самые разные регионы, и высокодотационные (Чечне добавили 19 млрд руб., Дагестану — 31 млрд), и более развитые — Свердловская (добавили почти 34 млрд рублей), Новосибирская, Самарская области, Башкортостан. А вот Татарстану потери полностью не компенсировали.

Данные Росстата о динамике доходов населения регионов не позволяют сделать осмысленных выводов, качество измерения в кризис ухудшилось. Например, рост доходов в Калмыкии и на Чукотке во втором и третьем кварталах 2020 года (данные Росстата) вызывает большие сомнения.

Уровень зарегистрированной безработицы сильно вырос везде. Темпы роста максимальны в федеральных городах, в Татарстане, в той же Свердловской области, поскольку до пандемии зарегистрированная безработица там была мизерной, а потом подскочила в 7–8 раз, хотя после сентября показатели постепенно пошли вниз.

Интегрального индикатора кризиса не существует. Надо анализировать каждый показатель.

«Суть вертикали — тотальный контроль»

— Этот год также запомнится тем, что москвоборчество обрело конкретную форму — массовый протест в Хабаровске против назначения глав регионов из Москвы. На ваш взгляд, заставит ли этот протест Москву или, точнее говоря, федеральный центр повернуться лицом к федерализации: дать какие-то послабления регионам, больше свободы и власти?

— Этот протест пока выглядит как локальный: был губернатор, который людям нравился, а его грубо убрали. Центр показывает, что он будет гнуть свою линию — ставить на должность губернатора того, кого считает нужными. Интересно, будет ли Дегтярев выдвинут федеральными властями на губернаторских выборах в Хабаровском крае в сентябре 2021 года. Шансов быть избранным губернатором у него нет при любом раскладе. Может быть, его заменят какой-то компромиссной фигурой, понимая, что сильно наломали дров. Это будет лакмусовой бумажкой: учится ли чему-то федеральная власть на своих ошибках или всегда готова гнуть свою линию тотального управления регионами с помощью присланных эмиссаров.

— Этот протест не может в будущем стать примером для подражания другим регионам?

— Вы знаете хоть одного губернатора, к которому так тепло относится население, как к Фургалу? Это уникальный случай, когда губернатор смог хорошо взаимодействовать с населением. Этим он выгодно отличался от предыдущего губернатора, который был откровенно слабым. Жители края сами избрали Фургала и считали, что они сделали правильный выбор. А федералы посадили его, тем самым вызвав моральный протест.

Но сложно представить ситуацию, когда посадят присланного в регион эмиссара и за него выйдут тысячи. Неужели Свердловская область грудью будет защищать Куйвашева?

Протесты в Хабаровске.

— Тем не менее, дух борьбы с центром витает над Россией, хотя и не оформлен в какие-то протесты, как в Хабаровске, не имеет ярких лидеров, четкой программы и так далее. Чтобы погасить такие настроения, что необходимо?

— Децентрализация системы управления, учет интересов регионов, а не продавливание своих указаний. Это все неизбежно будет. Потому что вертикаль экономически неэффективна. И она не нацелена на развитие. Суть вертикали — тотальный контроль.

— Есть ли предел ресурсов у этой вертикали, чтобы продолжать себя воспроизводить? Может быть, уже на горизонте маячит истощение ресурсов и дальнейшая невозможность сохранять себя?

— Ресурсов два: кнут и пряник. Когда становится меньше пряника, вполне может стать больше кнута.

— Вы критикуете вертикаль власти. Но разве она не показала свою эффективность в условиях пандемии коронавируса?

— Вертикаль была полезной в этот кризис, пожалуй, только в одном: очень быстро перераспределили в регионы дополнительные деньги на здравоохранение. Расходы бюджетов регионов на здравоохранение удалось увеличить в авральном порядке на 2/3 благодаря быстрой федеральной помощи. Вертикаль применима в форс-мажорных обстоятельствах, потому что регионам не наскрести денег, чтобы справится с ковидом. А в обыденной, нормальной, спокойной ситуации вертикаль — это жесткая регламентация и контроль сверху, это не лучший формат для развития любой территории.

«В следующем году попытаются урезать трансферты регионам»

— В одной из своих лекций вы объясняли исключительное положение Москвы тем, «что мы — страна, живущая на нефтяную ренту. <…> Из-за необходимости собирать и распределять нефтяную ренту образуется большое распределительное государство, которое себя не обижает и кормит чиновников и силовиков». На своей недавней пресс-конференции Владимир Путин заявил: «70% российского бюджета уже формируется не за счет нефтегазовых доходов. Это значит, что мы не в полной мере, но все-таки начинаем слезать с так называемой нефтегазовой иглы». Если это так, то будут ли отношения центра и регионов постепенно меняться по мере исчезновения «нефтяной иглы» и, соответственно, распределения ренты?

— При этом президент забыл добавить, что цены на нефть и газ сильно снизились. Соответственно, сократился НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и экспортные пошлины, которые пополняют федеральный бюджет. Дефицит федерального бюджета в 2020 году будет большим, примерно 3% ВВП, но пугаться не стоит. Пока тратили триллион, оставшийся с прошлого года, продажа Сбербанка дала еще четыре триллиона рублей. Кроме того, Минфин активно занимал на внутреннем рынке. Все эти дополнительные деньги пошли на поддержку бюджетов, бизнеса и населения в год пандемии. Даже Фонд национального благосостояния не стали распечатывать. Но в следующем году с большой вероятностью попытаются урезать трансферты регионам, чтобы снизить дефицит федерального бюджета.

— Как это отразится на населении? Имеется в виду налоги, сборы, штрафы и так далее. 

— Подоходный уже подняли до 15% для тех, кто зарабатывает больше 5 млн рублей. Вниз эту планку вряд ли будут опускать, потому что это затронет уже не сотни тысяч, а миллионы человек, народ будет возмущаться. Как обычно, будут расти тарифы: в Москве с нового года повышается стоимость проезда на транспорте. Тарифы на жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ) в 2020 г. пытались держать, доплачивали из бюджетов, но это временные отсрочки. В следующем году платежи за ЖКУ вырастут. Увеличиваются пошлины, которые мы платим, например, за загранпаспорта и тому подобное.

— На ваш экспертный взгляд, с чего стоило бы начинать, чтобы снизить негативные последствия этих тенденций? 

— Мне кажется, смотреть нужно шире — что требуется поменять в стране, чтобы интересы регионов и населения учитывались, что всегда способствует развитию.

Первое — возврат прямых выборов мэров, без этого не будет разумного согласования интересов крупных городов и регионов. Только уполномоченный горожанами мэр может отстаивать интересы их города.

Второе — возврат конкурентных выборов губернаторов, чтобы они представляли интересы населения и бизнеса региона, а не только центра.

Третье — резкое сокращение количества и функций федеральных надзорных органов.

Четвертое — сокращение количества и функций федеральных министерств. Дело дошло до того, что они уже контролируют назначение всех профильных вице-губернаторов в регионах.

Пятое — отказ от жестко заданных целей сверху, нацпроектов и KPI, которые регион обязан выполнять. Регионы способны сами определять приоритеты своего развития. Да, глупостей может быть сделано много, но наша огромная страна не сможет двигаться вперед без роста самостоятельности регионов.

И, наконец, превращение Совета Федерации в реальный орган представительства регионов, где они могут согласовывать свои интересы с федеральным центром в условиях нормальной политической дискуссии, а не в условиях сплошного «одобрямс».

К сожалению, в нынешнем политико-экономическом цикле практически все эти цели нереализуемы.

Источник: канал It’s My City , сайт «Яндекс. Дзэн».

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: