Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

«Буду учить якутский». Александр Кондрашин — об особенностях Якутска, семье и экономическом прорыве Якутии.

Саша Александрова (Республика Саха, г. Якутск).
16.08.2018 г.
Глава АИР рассказал News.Ykt.Ru о планах на новом месте, книге, которую пишет, и рассуждал, как изменилось его мировоззрение в США.
Новому руководителю Агентства инвестиционного развития 27 лет. Он ставит амбициозные цели раскрыть инвестиционный и экспортный потенциал республики. Для этого он будет использовать прежний опыт работы в Агентстве Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, связи, наработанные за годы учебы в Народном университете Китая, знания, полученные в Университете Джорджа Вашингтона и знание иностранных языков.
Кондрашин практикует 12 языков, не имеет аккаунта в соцсетях и играет в большой теннис. Он использует в телефонной раскладке арабский алфавит, ведет переговоры с потенциальными инвесторами на английском и китайском языках. В Якутске планирует углубить знание японского языка и изучить якутский.
С благодарностью отзывается о родителях, которые заложили в нем любознательность и привили любовь к изучению языков. Наш собеседник рос в Калуге в обычной семье. Мама Александра руководит бизнес-группой косметической марки «Мэри Кей», папа работает на заводе «Автоэлектроника».
Английский язык Кондрашин начал учить в пятилетнем возрасте. «Всерьез языками начал заниматься в университете. Подумал, что на основе, заложенной родителями, можно построить целое соцветие. И потом, я хотел много читать. В прошлом году прочитал 93 книги на разных языках. Да и в профессиональном плане дополнительное знание языков — незаменимый инструмент», — говорит он.
Ориентиром для успешного экономического прорыва в российских реалиях для Кондрашина служит пример его родного города. Калужская область в недавнем прошлом была глубоко дотационным регионом, жители которого стремились на заработки в Москву. Все изменилось с привлечением якорного инвестора — немецкого концерна по производству авто Volkswagen. Вслед за ним в регион пришли другие инвесторы. Такой результат достигнут, по словам Кондрашина, благодаря тому, что правительство обеспечило приход крупного игрока и научилось привлекать игроков поменьше. «Volkswagen стал кометой, за которой потянулся огромный хвост», — считает менеджер.
Такой же стратегии Александр Кондрашин планирует придерживаться в работе по привлечению инвестиций в Якутии. «Мы будем отслеживать customer path в отношении инвестора. Постараемся отследить, предугадать, куда он должен прийти и каких результатов он хочет. Отталкиваясь от этого, будем его сопровождать и стараться отстаивать его интересы, выступать от его лица».
Точно так же говорили люди, которые руководили агентством до вас. Почему у них ничего не получилось?
— Мне трудно комментировать достижения и трудности, с которыми сталкивались мои предшественники. Могу предположить, что проблема в ситуативности и отсутствии плана работы. Все шло на сто процентов в ручном режиме.
Я не хочу работать в ручном режиме. Хочу построить в республике на примере нашего агентства машину, которая будет работать так, что ее сможет вести любой. Я был свидетелем довольно большого количества проектов, в которых продается не инвестиционный продукт, а некая площадка. Думаю, что это не самый лучший путь. Мы сделаем по-другому: будем собирать pipeline, состоящий из материалов инициаторов, из которых отберем глубоко проработанные проекты и будем ставить по ним встречи, готовить инвестиционные продукты. По итогам этой работы составим каталог, на случай если у инвестора будет интерес отсмотреть сразу несколько проектов и потенциал, чтобы реализовать их.
Что касается каналов продаж, то это будем мы, мои бывшие коллеги из федерального агентства, постоянные представительства республики и другая официальная инфраструктура. В качестве эксперимента мы начнем работу с торгпредствами нашей страны за рубежом.
Какие проекты будут представлены на Восточном экономическом форуме?
— Мы готовим около десяти проектов, у которых максимальный уровень проработки. Из них ультраприоритетный — строительство моста через реку Лену. И второй — хочу закрыть как можно скорее вопрос со строительством четырехзвездочной гостиницы. Есть ряд других проектов, но они постоянно перетасовываются, поэтому не могу озвучить.
Шли разговоры о привлечении инвесторов на строительство мусороперерабатывающего завода в Якутске. Китайцы планировали добывать олово в Усть-Янском районе. Какие есть результаты по этим проектам?
— Оловянный проект будет представлен на ВЭФ в рамках ТОР «Арктика». Знаю, что переговоры по мусоропереработке тоже в движении. Но они больше ведутся администрацией Якутска.
На теоретическом уровне с параметрами экономики республики знаком. Провел 15 встреч с инвесторами. Мне необходимо в ближайшее время посетить основные наши предприятия. Встречи с местными производителями начну с ФАПК «Якутия», которая находится в поиске китайского партнера.
Мы недавно были в «Технопарке», резиденты которого в поиске инвестиций. Мне показался привлекательным проект Green Bar — устройство для выращивания в домашних условиях овощей и зелени. Для выпуска первой партии им требуется восемь миллионов. Это ведь не такая большая сумма?
— Смотря для какого проекта. Для бизнеса с миллиардным оборотом это мало, а для предприятия, выручка которого 50 тысяч рублей — это много.
Наша основная аудитория — средний бизнес. С малым мы тоже можем работать, но в приоритете те, кому мы можем предоставить возможности для развития. Обычно с малым бизнесом бывает очень много работы: мы автоматически делаем всю работу, кроме той, которую они выполняют. По трудозатратам — это неправильно. Это несправедливо по отношению к расходам бюджетных средств, получится так, что мы потратим, как организация, больше, чем сможем привлечь и сделать для экономики.
Чтобы привлечь инвесторов, нужно ли занимать их максимально, к примеру, вывозить на природу, потакать слабостям?
— Насколько я знаю, самый главный козырь — вести переговоры максимально честно. Если кого-то вводить в заблуждение, тем более намеренно, то рано или поздно это всплывет и пойдет по рынку.
Безусловно, личный подход и отношения присутствуют. Без этого никак.
Читали комментарии к новости о вашем назначении?
— Да. Там было такое: «его кто-то поставил» и «через него пойдут откаты». Смеялся до слез. По-моему, это очаровательно. Знающие меня люди в полном замешательстве от таких предположений. У меня есть серьезные, долгосрочные и этические позиции. Знаете, в Китае есть понятие «мандарин» — человек с высоким уровнем образования, обладающий этическими нормами, который работает на государство. Мне всегда хотелось работать в этом русле без всяких материальных побуждений.
Приятен высокий уровень ожиданий от моего прихода. Работаю всего несколько недель, но уже начинают требовать результаты.
Всем запомнилось, что вы знаете больше десяти иностранных языков. Сколько времени потратили на их изучение?
— Учу систематически. Каждый день нахожу на это время. Моя стратегия в том, что нужно использовать мертвое время: когда готовишь себе завтрак, едешь на работу. В выходной день выделяю на занятия несколько часов.
Изучая французский язык, познакомился с будущей супругой. Мы оба учились в МГУ, встретились на языковых курсах. В этом месяце отметим четвертую годовщину свадьбы. Ксения сейчас ухаживает за нашим двухмесячным сыном и работает над диссертацией по теме международного трудового права, которую она пишет на французском языке.
Не жалеете, что не будете наблюдать за тем, как растет ваш сын?
— Мы будем видеться, но реже. Для ребенка будет большим плюсом, когда мои дела пойдут вверх. Это будет большая польза, чем если бы я остановился в Москве.
А почему вы считаете, что не сможете двигаться в Москве?
— Мне была дана возможность в Якутии сделать что-то полезное, продвинуться в профессиональном плане, занимаясь тем, чем я хотел заниматься всегда. Мой горизонт планирования сейчас — минимум 3-5 лет. За это время я успею сделать то, что задумал. Посмотрим, что будет дальше.
Вернемся к вопросам экономики. Наверняка читали, к тому же на языке авторов, книгу «Почему одни страны богатые, а другие бедные»? Согласны с изложенными тезисами?
— Позиция авторов в том, что если нет институтов, страна не может добиться прорыва. Не согласен с этим убеждением. Более того, являюсь его последовательным оппонентом и пишу собственную книгу о способах ускорения роста экономики с диаметрально противоположными тезисами.
Экономический прорыв и успех страны необязательно связан с качеством политических институтов. Это доказывает успех Китая — самой крупной мировой экономики. Она была построена в результате слаженной работы экономического блока и стимулирования экспортно-ориентированных предприятий без значительных политических реформ и при крайне отсталых институтах.
К слову, на базе АИР будет создаваться центр экспорта. Это работа шла четыре года, были разногласия между ведомствами относительно того, кто будет заниматься экспортом. Теперь он закреплен за агентством.
Что республика планирует экспортировать?
— Будем заниматься несырьевым экспортом. Необходимо будет определиться по товарным позициям. На данном этапе могу сказать, что это будут напитки, кожа, драгоценности, стройматериалы, в случае их конкурентоспособности, мясомолочная продукция, дикоросы. Все это будет идти под общим брендом Якутия-Саха. Это будет большая и очень крутая история. Я мог только мечтать, чтобы встать у ее истоков.
Вы упомянули, что учились в Америке два года. Чем запомнились эти годы?
— Сильно изменилось мое мировоззрение, и в совершенно неожиданную сторону. Многие люди, которые учатся в Америке, думают о том, как бы остаться и вписаться в американское общество. Я, напротив, глубже, сильнее и крепче стал осознавать свою идентичность.
Эти годы стали для меня сильным трансформационным периодом. Особенно между первым и вторым годом обучения. Я прочитал штук восемь произведений-столпов русской классики: «Войну и мир», «Братьев Карамазовых», слетал на молодежный форум «Итуруп» на Курилах. Стал больше понимать, чем мы отличаемся от американцев, как отличаются наши страны и экономики.
Пришел к выводу, что от столкновения с «другим» больше понимаешь себя. Поэтому людей, которые путешествуют и учатся за границей воспринимаю как людей, знающих о себе больше, чем те, кто всю жизнь находится на одном месте.
Когда учился в Китае, больше стал ощущать то, что твои взгляды на мир сформированы в российском православном обществе, в котором сильны моральные принципы.
Подождите, а у китайцев отсутствуют моральные принципы?
— Они есть у всех, но разные. В русских людях есть и хорошее, и плохое. Самое интересное то, что русские отличаются самой глубокой рефлексией. Еще Достоевский говорил: «Самая главная, самая коренная духовная потребность русского народа есть потребность страдания».
Русские — жертвенный народ. Это — наша особенность, и с ней надо жить. Из нее вытекают и положительные, и отрицательные следствия. Положительное заключается в том, что люди готовы на какие-то компромиссы, размены, гамбиты — сейчас дотерпеть, а потом получать удовольствие от того, что всех перетерпел.
Отрицательное проявление — люди любят жаловаться. Я никогда не видел, чтобы китаец или американец столько жаловался.
Какие особенности этих двух стран вы бы подчеркнули?
— В Америке высокий уровень бытового комфорта, от которого трудно отвыкнуть. Там мне понравился высокий уровень социальной связности. Вопрос любой сложности решает общество. Бушуют пожары — создадут общество против пожаров. Есть проблемы на Ближнем Востоке — будет общество Ближнего Востока. Есть потребность в реформах — организуют аналитический центр, соберут пожертвования и запустят, к примеру, обсуждение проекта пенсионной реформы, которая будет отвечать требованиям всех заинтересованных сторон. Нам до этого далеко.
В Китае укоренилась прагматичность: надо сделать — сделаем. Там общество привыкло к постоянным, бесконечным изменениям, готово для обновлений, новых идей, экспериментов. То, о чем говорится в китайском афоризме: переходить реку, трогая на ощупь камни. Китайское общество в целом отличается невероятной предпринимательской инициативой.
Заметили какую-либо особенность в Якутске?
— Заметил, что все договариваются. Очень плотная социальная ткань. Узнал, что есть «торбозное радио», успел его ощутить в действии.
Я не отношусь скептически к переезду сюда, поскольку сам из маленького города. У меня теплейшие воспоминания о родном городе, в Калуге бываю нередко.
Мне близок менталитет, мироощущение небольшого города на триста тысяч жителей. Не понимаю и не разделяю предрассудков, которые возникают из-за якобы провинциальности и отсутствия возможностей.

Источник: News.Ykt.Ru.

Оставить комментарий

Войти с помощью: