Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

Кто такой Алексей Кулаковский?

Родион Кривогорницын (Якутск).
17.03.2017 г.
16 марта в республике прошли мероприятия, посвященные 140-летию Алексея Елисеевича Кулаковского – Өксөкʏлээх Өлɵксɵй. Кто же такой Алексей Кулаковский? Какую роль он сыграл в истории Якутии? Сегодня попытаемся дать ответы на эти вопросы.
Выдающийся поэт, ученый, просветитель, историк, собиратель якутского фольклора и языка, человек, наделенный даром провидения, Алексей Кулаковский прожил короткую (скончался на 49 году жизни), но очень насыщенную жизнь. Ему приходилось блуждать по заполярной тундре, сплавляться по бурным рекам, прятаться от бандитов, пребывать с различными рисковыми поручениями новой власти в самой гуще гражданской войны на Севере, терять родных и преданных друзей, учительствовать и воспитывать детей, которых у Алексея Елисеевича было много.
Алексей Елисеевич Кулаковский.
Он родился 4 (16) марта 1877 года в Таттинском районе Якутии. Кулаковский считается одним из основоположников якутской литературы. Первые произведения Кулаковского были написаны в 1897 году на русском языке — «Вправе ли русские гордиться своим именем?» и «Главнейшие достоинства поэзии Пушкина». А в 1900 г. он написал стихотворение “Заклинание Байаная”, считающееся первым произведением якутской письменной культуры. Вместе с ученым-лингвистом Семеном Новгородовым он составил якутский алфавит, стал первым якутом – исследователем родного фольклора и языка, историком и этнографом, экономистом и социологом, первым переводчиком Лермонтова и Пушкина.
Литературный псевдоним поэта – Өксөкʏлээх Өлɵксɵй приблизительно можно перевести как Орёл Алексей. Өксɵкʏ – «сказочно-шаманская птица с двумя или тремя головами; орёл, хотой; двуглавый орёл». Эта птица в традиционном мировоззрении народа саха имела сакральное значение и была тотемом многих родов. Известно, что Алексей Кулаковский был неутомимым исследователем и путешественником. Поэт провел всю жизнь в странствиях, в поисках народного слова, всегда находился в гуще исторических событий и катаклизмов.
В записях о поездках в первой половине 1918 года Кулаковский отметил: «Булун – Верхоянск – Усть-Яна – Булун – на оленях 2 300 верст. Из Булуна в Верхоянск и обратно – на оленях – 1800 верст». Вот как он описывал свои путешествия: «…путнику приходится ездить без компаса, без звездного неба, в непроглядную трехмесячную ночь, во время безостановочной пурги, сваливающей с ног пешехода и мешающей разглядеть оленей на расстоянии одной сажени… Ехать приходится исключительно по цельному снегу, ехать наугад, по тундре…».
Всего в своих экспедициях за 1900-1924 гг. он пешком прошел 500 верст, проехал на оленях 17640, на лошадях – 48220, на плотах, лодках и на пароходе – 288700, по железной дороге – 13 100, всего 108 160 верст. Это равноценно двум кругосветным путешествиям.
Во время экспедиций он собрал богатейший материал по фольклору, который помог Кулаковскому создать золотой фонд якутского литературного языка. Творчество Алексея Елисеевича вобрало гибкость и красочность фольклорного языка и заложило фундамент письменной литературы народа саха.
Алексей Кулаковский очень много и плодотворно работал. К примеру, в период с 31 января 1924 года по 1 марта 1925 года он проделал следующую работу:
– Перевел статью Василия Никифорова “О якутской автономии”;
– Просмотрел и исправил пьесу С. Ефремова “Оспа”;
– Написал для детской хрестоматии два рассказа и три песни;
– Разработал правила произношения якутских специфических звуков;
– Написал правила якутского стихосложения;
– Написал статьи о якутском языке;
– Открыл новые правила о склонении изменяемых частей речи якутского языка;
– Переработал сырой материал 1080 якутских пословиц, систематизировал их в алфавитном порядке и перевел на русский язык, переписывал по новогородской транскрипции и написал к ним предисловие;
По заданию литературно-переводческой комиссии создал проект литературного государственного языка якутов. В этом списке большие и малые работы, важные и малосущественные перемешаны между собой, но перечень их поражает своим объемом…
Первый президент республики Михаил Николаев в свое время сказал, что жизненный подвиг поэта, мыслителя, пророка Алексея Елисеевича Кулаковского явится для будущего поколения путеводной звездой, образцом для подражания, верным помощником в поиске смысла жизни.
“…Если некоторые из вас и солидарны со мной…”
Такой незаконченной фразой заканчивается последняя сохранившаяся страница «Письма якутской интеллигенции». Автор письма обратился со своими раздумьями о судьбах родного народа к конкретным лицам: первому врачу Прокопию Сокольникову, общественному деятелю Василию Никифорову, основателю торговой сети в Чурапче Иннокентию Башарину, основателю Кытанахской школы Савве Собакину, Илье Прядезникову и другим своим друзьям.
Интересно, что полная рукопись послания была обнародована в феврале 1992 года. Родственница якутских писателей Николая и Анны Неустроевых – Акулина Михайловна Неустроева долгое время хранила рукопись в семейном архиве. Найденные документы были направлены в Якутскую научно-исследовательскую лабораторию судебной экспертизы. Проведенное там исследование подтвердило, что оба варианта действительно выполнены Алексеем Кулаковским.
Первый документ под названием «Якутской интеллигенции» был написан на шести листах от руки простым карандашом, крупным почерком на русском языке. Второй документ состоял из 25 листов, пронумерован 49 страницами и также написан от руки чернилами.
Думается, после глубоких раздумий Алексей Кулаковский пришел к единственной верной мысли: проблемы, которые он обозначил и актуализировал, касаются не конкретных лиц, а всей якутской интеллигенции – выразительницы судьбоносных интересов народа. Под «архивным» вариантом проставлена дата завершения составления письма – «1912 г. Май». Таким образом, спустя 80 лет было найдено ранее неизвестное, более полное письмо.
«Письмо якутской интеллигенции» – важный этап в развитии мировоззрения национальной интеллигенции Якутии. Смелая постановка глобальных проблем, масштабность мышления характеризует послание. Через все письмо красной нитью проходит мысль о том, что якуты будут обречены на вымирание, если не достигнут современного уровня культуры, не приобщатся к достижениям цивилизации.
Можно сказать, что и сегодня, спустя 105 лет, это письмо не потеряло свою актуальность. Сегодня у всех на слуху «Дальневосточный гектар». А в начале еще прошлого века философ Алексей Кулаковский писал:
«Жалка мне участь киргизов. Это – наши предки, имеющие с нами один корень языка. Они самый многочисленный из всех инородцев (около 1.000.000), простодушный, поэтичный народ. Под защитой магометанской религии, не допускающей употребления спиртных напитков, обладая большими стадами скота и располагая необъятными степями, бедные киргизы кочевали себе весело по степям круглый год и жили беспечно по заветам старины……
Но вот, в начале XX века негаданно хлынула из-за Урала бешеная волна голодных переселенцев. Десятками и сотнями тысяч они засели на киргизские земли, не внимая ни мольбам, ни угрозам, и оставив туземцам лишь по 15 десятин земли на душу….. Не умея заниматься хлебопашеством, и не имея достаточных земель для своих стад, они должны были поневоле бить скот и сбывать по дешевке. И вот, они теперь влачат жалкое существование, вспоминая прежние блаженные времена….
История с киргизами должна была устрашить нас, ибо служит прообразом предстоящей нам перспективы, – но мы на все это не обращаем внимания, слушаем как сказку, как слышимое и видимое во сне….».
Сегодня никто не сможет утверждать о том, какие последствия – положительные или отрицательные – будет иметь для якутян принятие этого федерального закона. Это станет известно только по истечению определенного отрезка времени. Вот как охарактеризовал в свое время Алексей Елисеевич идею заселения Якутии:
Правительство очень радостно ухватилось за сказанный доклад, и теперь идут спешныя приготовления о заселении Якутской Области. Правительство, заселяя Сибирь и, в частности, нашу область, убивает с одного выстрела сразу трех зайцев: 1) избавляется от того избытка населения, которого ему девать некудa, (а это весьма важно при том жгучем, обостренном положении земельного вопроса, какое ныне там господствует); 2) заселяет, культивирует дикий пустынный край, с целью извлечь пользу для государства эксплуатацией его природных богатств, и, 3) колонизирует свои окраины в видах охраны их от алчных и страшных соседей (Америки, Японии, Китая).
Наверняка, скоро, в один прекрасный день многие жители Якутии узнают, что их родовые земли отныне им не принадлежат, а владеет ими какой-нибудь житель Москвы или любого другого региона страны. Вот что о схожей ситуации писал, и даже предостерегал в свое время Кулаковский:
«Мы, в свою очередь, так детски-наивно обманываем самих себя мыслью, что пепелища и отохи, где жили и умирали наши прадеды, принадлежат нам и что мы их никому не дадим. Но наши пресловутые “дьыала” и “куолу”, наши “сут, сокуон, бырысыаньньыjа” – ничему не помогут….. Так сильно взбудораживавшия наши мелочные интересы громкия дела, вроде спора алчагаров с тoloj-цами о 80 куруо, якутскаго “cojyoc-a”, инструкции Скрипицины, солдатчины из якутов, переложение податей на скот, – забудутся пред грозным призраком переселения….. Теперь мы узнаем настоящие “oly-allapxaj”, “сор-мун!”…».
Также он остерегался того, что в любом спорном вопросе преимущество будет на стороне приезжих.
«Нужно принять во внимание, что начальство будет давать всевозможные потачки при наших препирательствах из-за разделов земель – переселенцам, ибо обратное возвращение их в такую даль обойдется Правительству очень дорого, а, следовательно, и нежелательно. Повторится та-же история, которая имела место при отбирании земель у прочих инородцев, – которых гнали прочь целыми деревнями и наслегами…. Тогда-то мы запоем свою “лебединую песню!.”..».
Боялся провидец и экспансии со стороны Китая:
«Мнится мне: вот, вот через день, через два рухнет Стена и разсыплется под страшным напором голодных, желтолицых существ, а затем ужасная, смертоносная человеческая волна перекатится по всему великому материку Азии до Восточнаго и Севернаго морей, знаменуя свое движение людской кровью…..
Мнится мне, что горсть якутской народности будет смята и уничтожена подобным ураганом….».
Также Алексей Елисеевич предвидел стремительный рост экономики Китая:
Бросьте беглый, мышленный взор Ваш на прошлое Китая и на события последних лет и дней. Какой ускоренный пульс жизни забил могучим ключем в нем, и какие гигантские шаги делает он по пути политическаго и социальнаго прогрессов!
Что будет, если Китай вздумает завладеть – если не всей, то Восточной Сибирью, лежащей с ним о-бок?
С полным текстом письма можно ознакомиться здесь: http://ilin-yakutsk.narod.ru/1993-94/kul.htm
Как Алексей Кулаковский предсказал мировые войны и революцию в России
Другое произведение Алексея Кулаковского «Сон шамана», по утверждению специалистов, является программным для творчества поэта. Драматизм повествования заключается в размышлении о судьбе якутов, перед которыми жизнь ставит нелегкую проблему выживания в условиях современной цивилизации. Шаман – один из концептуальных образов в творчестве основоположника якутской литературы. Известно, что в роду Кулаковских был якутский жрец небывалого пророческого духа по имени Кээрэкээн. Алексей Елисеевич Кулаковский занимался исследованием белого и черного шаманизма у якутов.
Эту поэму Алексея Кулаковского «Сон шамана» называют не только как феноменом якутской национальной культуры, но и как художественное явление российского и мирового значения.
Она была написана в 1910 году и по масштабности, философичности и образности языка считается вершиной творчества писателя. Произведение является плодом глубоких раздумий поэта о судьбе родного народа и проблемах современного ему мира.
Как истинный поэт, А.Е. Кулаковский обладал даром предвидения. Он предостерегал нас об угрозе войны, кого стоит в ней особенно опасаться, как никто другой ярко описал ее последствия. Алексей Елисеевич за четыре года до Первой мировой войны предсказал неизбежность бесчеловечной, страшно разрушительной всемирной войны, а за семь лет до великих потрясений в России – революцию.
Кроме этого, о том, что вторая мировая война будет развязана фашистской Германией в 40-х годах Алексей Елисеевич также предвидел в этой поэме еще в 1912 году: “за тридцать лет вперед задумал схватки жестокие”. Какое гениальное предвидение о начале самой кровопролитной войны в истории человечества:
Из всех народов
Этой великой Европы
От единственного народа
Я ужаснулся,
Дыбом поднялись волоса мои,
Потряслось тело мое.
Трагические картины войны и её последствия, описанные в поэме “Сон шамана”, стали для советских людей реальностью Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.
Примечательно, что 16 августа 1943 г., в разгар Великой Отечественной войны, на совещании при Секторе литературы и искусства ЦК ВКП(б) было отмечено, что слова Кулаковского о Германии, высказанные в поэме «Сновидение шамана» 30 лет назад, по правдивости и меткости просто удивительны: уже тогда поэт показал хищнический, милитаристский характер германского империализма:
«Во всем мире один
Всесильный хищник — Я», —
Вселенским быком ревет;
За тридцать лет вперед
Задумал схватки жестокие,
С давних времен уже
Готовится к войне.
Бесспорно, станет шар земной
Безраздельной данью моей», —
Думает он упорно».
Последняя дорога или Указ Максима Аммосова, исполненный спустя 66 лет
В декабре 1925 года Алексей Кулаковский выехал делегатом от Якутской АССР на I тюркологический съезд в Баку. По пути он заболел и умер от болезни в Москве 6 июня 1926 года. Алексей Елисеевич был похоронен в Даниловском кладбище.
Спустя год, 9 июля 1927 года Максим Аммосов подписал Указ Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров ЯАССР об увековечении имени выдающегося поэта, культурного и общественного деятеля Алексея Кулаковского. Первый пункт этого документа гласил: «Установить на могиле Кулаковского в Москве памятник». Но это было сделано лишь спустя 65 лет после издания документа.
К 115-летию со дня рождения Алексея Елисеевича, 3 марта 1992 года первый президент республики Михаил Николаев издал Распоряжение «Об увековечении памяти основоположника якутской письменной литературы А. Е. Кулаковского-Ексекюляха», в котором также в первом пункте было написано о воплощении в жизнь Указа 1927 года. Летом 1992 года в Даниловском кладбище в Москве на могиле поэта был установлен бюст.
Об этом событии народный поэт Савва Тарасов вспоминал следующим образом:
– 15 июня 1992 года в Москву вылетела делегация республики в составе 23 человек под руководством Заместителя Председателя Правительства Республики Саха (Якутия) Климента Корякина. На церемонию открытия памятника в Даниловском кладбище собралось более 100 человек.
Точное место расположения могилы было определено благодаря дневнику Анемподиста Софронова, который был в Москве с Алексеем Елисеевичем до последних минут его жизни. Алампа написал об этом следующее: «Похоронили Алексея Кулаковского 9 июня 1926 года. Собрались уроженцы Якутии и под траурные звуки духового оркестра, повезли с гроб с телом на колеснице с лошадью на Даниловское кладбище». На основании этой записи многие энтузиасты более десяти лет искали могилу Алексея Кулаковского. И только в последние годы поисков, благодаря одной пожилой женщине, которая указала точное месторасположение захоронения, была установлена могила великого просветителя. На мой взгляд, в этом большая заслуга принадлежит ученому Егору Алексееву и изыскателю-инженеру «Якутзолото» Степану Попову. Степан Федотович бескорыстно, на протяжении более десяти лет, во время своих отпусков занимался этим делом. Это, несомненно, достойно восхищения и уважения.
Открытие бюста прошло организованно, согласно якутским обычаям. Белое покрывало сняли писатель Николай Шундик и праправнучка Варвара Кулаковская. В связи с тем, что они побывали на могиле спустя 66 лет после его кончины был проведен ритуальный обряд, который провел алгысчыт Алексей Архипов из родины Кулаковского Таатты. Также на могилу писателя была привезена земля с его исторической родины. На открытии также выступили ученый Егор Алексеев, министр культуры Андрей Борисов, возвращавшийся с гастролей вместе с Саха театром из США.
Вместо эпилога.
Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа…
«Я заканчиваю свое письмо, которым я задаю Вам тему и призываю на деятельность…
И так, нам предстоит коренной перелом жизни в скором будущем, грозящий вымиранием нам…. По моему единственным рациональным средством к борьбе за существование является наша культивизация, которая необходима и без угрозы переселения….
…когда мы лишимся земли, когда обострится борьба за существование, когда начнется явное вымирание, – тогда патриотов явится очень много, то тогда уж будет поздно и шансов борьбы за существование, будет весьма мало. Надо принять меры к борьбе с вымиранием. Мы заблаговременно должны начать сознательную, культурную и законную борьбу за право своего существования посредством прогресса и культуры».
Алексей Кулаковский, 1912 год.

Источник: News.Ykt.Ru.

Оставить комментарий

Войти с помощью: