Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

Вера — интимный вопрос. Как живут конфессии в Якутии

Одной из основных характерных черт нашей республики называют многонациональность. В последнее время таким же положительным атрибутом служит существующий выбор вероисповедания. Редакция News.Ykt.Ru решила узнать, как соседствуют разные конфессии на территории республики, численность населения которой не дотягивает до масштабов города-миллионника.

Мы задавали всем представителям различных конфессий одинаковые вопросы: о количестве прихожан и служащих при церкви, финансировании, строительстве храмов и привлечении новых верующих. Ответы получились разными, но в одном представители конфессий сошлись – никто не захотел озвучивать точные цифры по строительству божиих домов и их содержанию.
Пресс-секретарь Якутской и Ленской епархии, сестра Евгения говорит, что половина населения Якутии хотя бы иногда посещает православную церковь. “В Кафедральном соборе по воскресеньям бывает примерно 150 человек. Но это примерные цифры. Подсчитать, сколько точно у нас прихожан, невозможно”, — говорит инокиня.
Крещеные, по её словам, часто приходят на исповеди. А побеседовать со священником может каждый желающий. В мужском и женском монастырях живут по 12 человек. Они занимаются социальным служением: посещают хоспис, общаются, исповедуют, выпекают богослужебный хлеб, а также исполняют главную миссию — молятся.
Православные церкви действуют в 33 районах республики. Общее число священнослужителей в епархии отказались уточнить.
Во сколько обходится епархии содержание храмов? 
— Это невозможно посчитать. Средств иной раз требуется больше, иногда меньше. Храмы строятся на народные деньги. Есть меценаты, которые выделяют средства. Сейчас идёт строительство церквей в двух районах Якутска, также ведется реставрация Троицкого собора.
Можете сказать, какая самая большая сумма была пожертвована на строительство либо содержание храмов? 
— Нет, такую информацию никто не может сообщить. Жертвуют верующие люди. Они не хотят это афишировать.
Но я не прошу назвать имя мецената. Речь идёт о цифрах. У вас, наверное, есть бухгалтерия. Почему вы не можете сказать, во сколько обходится содержание церквей, на что живут монахи и священнослужители?
— Думаю, эту информацию никто вам не скажет. Могу сказать лишь то, что монахи и священнослужители не получают заработную плату. У меня, как у пресс-секретаря, зарплата есть.
Сестра Евгения говорит, что у епархии миссионерская задача. “Хотя я не очень люблю это выражение, но в действительности дело обстоит именно так. Восстановление епархии начато 20 лет назад. И оно продолжается до сих пор. Безусловно, мы привлекаем новых верующих. Но при этом мы ни на кого не давим. Вера – дело личное, я бы сказала, интимное”, — подчеркивает инокиня.
Дандар-лама, настоятель буддийского храма в Якутске, напротив, говорит об отсутствии в буддизме миссионерства. “Основной завет Будды Гаутамы состоит в запрете на миссионерство. Будда подчеркивает, что его учение не всем подходит, ибо драгоценно. И если ему последует тот, кому не положено, то он навредит не только себе, но и своему окружению. Тем не менее число исповедующих буддизм растет с каждым годом. И среди них люди разных национальностей. Сегодня, к примеру, был рядовой молебен, на который пришли 35-40 человек. А во время больших молебнов не всем хватает места в дацане — люди стоят на улице”, — рассказывает глава буддистской общины.
По словам Дандар-ламы, в буддизме не практикуется исповедь, нет также понятия и “отпущения грехов”. “Конечно, это хорошая практика — человек раскрывается и освобождается от своего груза. Но грех, учиненный им, никуда не уходит, остается с ним. Потому человек должен делать  добрые дела, которые смогли бы уравнять чаши весов добра и зла. Чаша с добрыми поступками перевесит, если регулярно совершать подношения Будде, читать мантры, делать простирания. Наверное, ты заметила женщину, которая делала сегодня простирания во время молебна”, — уточняет якутский лама.
Полное простирание выполняется как в поступательном движении, так и в статическом. Поступательные движения выполняются на специальных деревянных поддонах, на которые можно положить  смягчающие матрасы или небольшие коврики. Кроме того, можно на руки и колени надевать специфические накладки из грубой ткани.
Да. Удивило то, сколько раз она выполнила этот ритуал. Видимо, согрешила сильно? 
— А почему ты думаешь, что грех именно на этой женщине? Начнём с того, что по понятиям буддизма мы все грешны с рождения. Если бы ты не была грешна, ты была бы в раю. Наш мир — мир грехов. Потому мы всю жизнь страдаем. Жизнь на Земле — это океан страданий.
Если говорить о простирании, то это очень хорошая практика. Во-первых, как физическое упражнение. Во-вторых, подавляются гордыня, злость, высокомерие – наши внутренние враги. В итоге человек приходит к гармонии.
Дандар-лама говорит, что в дацане служат трое. Их могло бы быть больше, но, по его словам, отсутствие жилья не позволяет решить этот вопрос. Дандар-лама не скрывает, что огромный вклад в строительство храма Будды в Якутии сделал бывший заместитель главы Якутска Валерий Доржиев. И сожалеет, что уголовное преследование в отношении экс-чиновника помешало ему присутствовать на освящении самого северного дацана.
Во сколько обходится содержание храма? 
— Мы платим за свет и газ. Точные цифры назвать не могу. Эти расходы оплачиваются за счет пожертвований. Точно так же мы собирали деньги на строительство дацана — с миру по нитке. Не буду называть фирмы, которые нам помогали, но нам безвозмездно передавали кафель, цемент. Помогали люди разных национальностей, в том числе другого вероисповедания.
От чего это зависит, почему люди принимают такое решение? 
— Объяснение этому — доброта. Считаю, что у нас в Якутске народ добрый. Я бы хотел подчеркнуть, что духовность превыше всего. Можно не быть религиозным человеком, но при этом быть верующим.
Муфтий Якутии Муса Сагов считает, что верующие обязаны ходить в храм, присутствовать на общих молитвах по пятницам. “Мы не ведем подсчёт верующих. Но на праздничную молитву собираются пять-шесть тысяч людей. Потому волей-неволей нам приходится просить о перекрытии улиц. Это вызывает недовольство горожан. Но что делать, столько верующих храм не может вместить. И, вообще, предпочитаю нечасто высказываться публично, чтобы лишний раз не вызывать раздражение”, — говорит глава мусульманской общины.
Муфтий подчёркивает, что бог един. “У разных религий источник один. И у нас небесные писания, и у православных. Но если священники могут отпускать грехи, то у нас нет такого. Мы уповаем на Всевышнего, обращаемся к нему, просим помощи. Только Создатель вправе прощать совершаемые нами проступки”, — говорит он.
В данное время в мечети идет реконструкция. Строительные материалы передают верующие. Работы также выполняются безвозмездно. “Всё делается на энтузиазме, ради Всевышнего. Никто зарплату не получает”, — отмечает Муса Сагов.
Кто выделяет средства на содержание храма? И во сколько оно обходится?
— В год уходит примерно 1,2 млн рублей. Средства передают те, кто верует в бога. Какова самая большая сумма? По-разному бывает. Если говорить о строительстве, нам больше помогают стройматериалами. Если подсчитать в рублях, то получится солидная сумма.
Знаю, что в Нижнем Бестяхе есть мечеть. Есть еще в республике мусульманские храмы? 
— Мечеть у нас одна — в Якутске. В Нижнем Бестяхе находится молельный дом. Такой же есть в Хандыге. В Мирном мусульманин передал свой двухэтажный коттедж под молельный дом. Планируем построить еще мечети, но пока с финансами сложно.
Наша мечеть с точки зрения архитектуры является достоянием республики. Гости из арабских стран восхищаются ею. Первым делом они интересуются, как здесь относятся к мусульманам: нет ли притеснений, гонений. Мы отвечаем, что Якутия – один из редких регионов, где отсутствуют конфликты на религиозной почве.
Отец Мариан, настоятель Римско-католической церкви в Якутске, тоже говорит о толерантном отношении местных жителей к служителям католической веры. “В Якутии мы присутствуем более 20 лет. За это время веру приняли 500 человек. Из них половина посещает церковь регулярно. Мы живем за счёт пожертвований. Кроме того, к примеру, мне помогают финансово родные и друзья из Словакии. Но при этом церковь может и сама помочь местным жителям. Покупаем нуждающимся лекарства, продукты, можем собрать ребенка в школу”, — рассказывает настоятель.
Наша цель – не только распространять веру, подчеркивает отец Мариан. “При церкви работает молодёжный центр. Там собираются дети, родители, обучаются разговорному английскому языку. Устраиваются супружеские, родительские вечера, встречи анонимных алкоголиков и наркоманов. Мы помогаем людям. В эвенкийских поселках в Алданском районе, куда ездят наши братья, люди обращаются за советом, приходят на беседу по различным волнующим вопросам, молятся. В храмах в Алдане и Якутске есть исповедальные комнаты. Крещеные в них говорят о грехах, читают молитву раскаяния и принимают разрешительную молитву. А некрещеным в таких случаях предлагаем личный разговор и молитву освобождения”, – уточняет отец Мариан.
Сейчас в Якутии живут пять служителей католической церкви. За 20 лет здесь побывали 20 священнослужителей и 100 молодых добровольцев.  В 1991 году, когда встал выбор между Иркутском, Красноярском и Алданом, братья для служения вере в Сибири выбрали якутский город и эвенкийские поселки, говорит священнослужитель.
Зачем вам ехать в такую даль, где другой климат, менталитет, быт?  
– Начнем с того, что глобализация идет везде. Кроме того, нас много чего объединяет, имеем общие славянские корни. К тому же 40 лет коммунизма в Чехословакии – тоже немаловажный объединяющий фактор.
Наша основная задача – служить церкви. Мы не видим большую разницу, где ей служить, здесь или на родине. Потому работу в Якутии воспринимаем как призвание. Я третий год в Якутске и встретил много светлых людей.
Божественное учение якутов пытаются продвигать в Доме Арчы. Но учреждение превратили в досуговый центр, сетуют работники. Дом Арчы содержится за счет муниципального бюджета, работники получают заработную плату. “Министерство культуры считает, что мы должны уметь зарабатывать деньги на свои затраты. Поэтому у нас платно проходят обряды, сдаем в аренду зал”, – рассказывают они.
“На самом деле не такой мы видим свою миссию по распространению учения Айыы. Сейчас саха подзабыли свои корни. Необходимо возрождать нашу веру. Чужое быстро проникает в нашу жизнь. Все знают, что 2016 – год Обезьяны. И почти никто не знает, что этот год по календарю саха – Аан Дьааhын сыла, что означает “справедливость”. И наши большие праздники должны проходить в соответствии с этим календарем. Но многие работники культуры, ответственные за мероприятия, сами толком не знают о значении этих дат”, – говорит Анна Холмогорова, методист Дома Арчы.
Официальной статистики, касающейся деятельности религиозных организаций, не существует, сообщили в Министерстве по развитию институтов гражданского общества республики. По результатам опроса исследовательской службы “Среда” за 2012 год, 38% якутян исповедуют православие, 17% верят в бога, но не выбирают конкретную религию, 13% поклоняются богам и силам природы, по 1% опрошенных относят себя к католикам, буддистам и мусульманам. 26% респондентов ответили, что не верят в бога.
В публикации использованы фото блогера Александра Дьяконова

Оставить комментарий

Войти с помощью: