Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

Неуправляемое управление. Бюрократия и демократия.

Геннадий Данилович Стремоухов.

27.04.2016 г.

От редакции: книга Г.Д.Стремоухова «Неуправляемое управление. Бюрократия и демократия» вышла в свет в 2006 году. Спустя десять лет, Геннадий Данилович, разрешил  опубликовать  книгу на интернет-блоге «Кооперативы против бедности». Размышления автора интересны современному читателю тем, что показывают глубинные причины распада СССР и корни проблем современной экономики России.

В начале 60-х начинается новая экономическая реформа, в обиходе именуемая как реформа А.Н. Косыгина. Вся мощь партии и государства, закусив удила, не заглядывая в святцы, была брошена на безответственную пропаганду, в недодуманные, псевдонаучные разработки самой программы и её масштабного, скоропалительного внедрения от коровника и далёкой глубинки до министерств и ведомств. Все публикации, публичные выступления, делались без какой-либо экспериментальной проработки и конструктивных дискуссий. Все заканчивалось сногсшибательными постулатами: «…и всего хозяйственного механизма под бурные, долго несмолкающие аплодисменты, …и лично…».

Наука выдвигала под хотелки «руководящей и направляющей» бредовые идеи, которые в своей теоретической сути, как говорят, не лезут ни в какие ворота. Принимались они за неопровержимые догмы, на которых и строилась вся стратегия и политика такого огромного государства, «флагмана мировой социалистической системы», страны «развитого» социализма. Наука и периодика, правда, за очень мизерным исключением, были превращены в неодушевлённый, зомбированный двигатель этой, порочной в сути своей, стратегии, который в конце концов и привёл этого флагмана к развалу партии и государства, к статусу сырьевого придатка развивающихся стран.

Потом страна была брошена в эйфорию «совершенствования и усовершенствования» системы управления. Лет 10 такая огромная страна занималась этим теоретическим и политическим бредом. Ну, во-первых, само понятие — управление даже сегодня не имеет научно-обоснованного определения. Что же есть на самом деле само то управление? Сегодня даже слово управление изъято из обихода. Как будто от смены названия сменится суть порока. Надо незамедлительно отказаться от заимствованного «менеджмент» и вернуть само понятие управление. Отсутствие определения есть тоже определение, причём наихудшее. Приняв на веру наихудшее из определений, каждый чиновник, попав единожды в эту «обойму», начинал обустраивать своё рабочее место в этой системе по своему опыту и подобию.

На одной из конференций я говорил: «Вы, наука, изобретаете для меня, управленца, систему пряников, чтобы завлечь меня эффективно работать, в которую я захожу и начинаю их разбрасывать, сортируя по вкусу, твёрдости, запаху, и остаются от этих ваших пряников только те, которые мне угодны, а не обществу… Вы мне создайте такую систему, в которую я бы вошёл, она пожевала бы меня своими экономическими и социальными проблемами, и если я ей не соответствую, выбрасывала бы меня жестоко и моментально как негодный элемент, чтобы мне ничего не оставалось делать, как брать лопату и идти копать землю. По созданной вами системе я могу попасть, будь я понахрапистее и наглее, в Госплан, Совмин и громить оттуда всех неугодных и неудобных лет 10-15.

Долгие годы страна мусолила как систему управления Министерство – Главк — Предприятие. Я тщетно пытался доказать, убедить ЦК, Совмин, науку, разработчиков, беспринципную периодику. Министерство-Главк-Предприятие — это никакая не система управления, это организационная структура отрасли, через посредство которой система управляющая воздействует на систему управляемую. Параллельно страна мусолила и методы управления, выдавая за методы управления — план, производительность труда, прибыль, премию. Но ведь это тоже никакие не методы управления, это рычаг, инструмент, которыми управляется система. Это ведь абсолютно разные вещи. Это грубейшая теоретическая ошибка, сфабрикованная угоднической наукой и периодикой и подхваченная неразборчивой политикой.

Потом, когда поднадоело мусолить систему управления, страна была брошена в очередную авантюру, теоретический, прежде всего, а равно как и политический омут автоматизированных систем управления. Логичный вопрос, к сожалению, никогда не прозвучавший на официальном уровне, как можно автоматизировать то, чему даже нет научно-обоснованного определения? Была робкая попытка профессора Барнаульского университета Аунапу Ф.Ф[1] дать определение этому понятию. По Аунапу, управление — это комплекс мер экономического, социального и психологического порядка. Если отталкиваться от этого определения, тогда, допустим экономическую составляющую управления автоматизировать в какой-то мере возможно. Автоматизировать социальную и психологическую составляющую управления невозможно в принципе. Тогда в сухом остатке получаем не автоматизированную систему управления, а только автоматизацию отдельных её элементов. Это абсолютно разные вещи. Это теоретический и политический абсурд, возведённые в ранг стратегии государства, которые это государство мусолило лет 10. Когда я пытался доказать абсурдность этой стратегии её разработчикам, Аганбегян писал мне: «…эти программы разрабатывали 120 научных учреждений, а ты…»

Где сегодня эти программы, где реформа и где государство?

Где реформы и государство, сами знаете где. Обидно и противно другое, учёные «с большой дороги», развалившие своими учениями партию и государство, и сегодня находятся в окружении Президента и Правительства, только сегодня они учат страну и её неразборчивый беспринципный электорат, как жить при недоношенном, недоразвитом бандитском капитализме. Анализируя все программы, начиная от реформ 1964 года, даже от уровня элементарной мужицкой логики, нетрудно заметить сегодняшние программы и «инициативы», которые тиражируются всеми и вся под каждую «хотелку», ничего не поменяли в сути своей. Это все тоже планов «громадьё» при неизменных результатах, «очередных разочарований» и очередных «…хотели, как лучше, получилось как всегда».

Так где же на самом деле зарыта собака? В реформе 1964 г., в её теоретической сути, изначально заложен её же гробовщик. Там сказано: «премия распределяется в зависимости от вложенного труда». А что такое «вложенный» труд? Как и кто его должен определять?

[1] Аунапу, Ф. Ф. Научные методы принятия решений в управлении производством/ Ф.Ф. Аунапу. — М. : Экономика, 1974. — 134 с. УДК 338

О ВЛОЖЕННОМ ТРУДЕ.

Госплановская система обязательных нормативов и показателей была выстроена «от достигнутого уровня» в рублёвом исчислении, которая не учитывала ни проектную, ни ресурсную базы производства.

Основным мерилом был «валовый» показатель: чем больше угроблено «чужого овеществлённого труда» в рублёвом исчислении, тем выше и почётнее «вложенный» труд, тем весомее и солиднее премии и награды, почёт и уважение. А это прямой путь по трухлявой служебной лестнице.

Само понятие план вопреки здравому смыслу было возведено в ранг закона, вот бы такую «диктатуру» закона нынешним властям. Всюду на всех заборах красовались лозунги — «план — это закон». Я на фоне плановой эйфории всегда ставил бестолковый вопрос: «А что такое план ниже мощности предприятия?» План ниже мощности предприятия — это грабёж государственной казны. Следовательно, возводя в ранг закона грабёж государственной казны, мы возводим себе ореол иллюзий вокруг «встречных» и «напряжённых», было тогда такое поветрие к каждому государственному плану, принимались ещё «встречные» и «напряжённые». Одного секретаря обкома так заклинило на «встречных» и «напряжённых» планах, принял аж четыре «встречных» годовых плана, правда, потом застрелился.

Предприятия, которые имели дело с дорогими затратными объёмами, перемещаемыми на большие расстояния, имели всегда за счёт «чужого» овеществлённого труда лучшие показатели по «вложенному» труду. «Повторный» счёт «чужого» труда проходил по технологической цепочке производства продукта до 10 раз.

В Абакане был краностроительный завод, который производил бытовые вагончики для строителей. Вагончики производились на базе автомобильных прицепов. Завод получал прицеп. Сбрасывал кузов и на шасси делал вагончик. Если кто поинтересуется, эти кузова использовались заводом при строительстве забора. Может быть, они там до сих пор стоят. Но они прошли по отчётам всех цепочек их производящих и их стоимость войдёт в цену вагончика со всеми накрутками завода. Только по Министерству чёрной металлургии по переделам для повторного счёта гонялось ежегодно 15 млн. тонн чугуна. В результате, в структуре ВВП к концу 80-х подов было более 50% «туфты», «липы», да и просто директивного вранья.

Эпизод. Из беседы в Госплане СССР, у начальника отдела новой экономической реформы Николая Емельяновича Дрогичинского.

Я: Что порождает дефицит.

Н Е.: Какой дефицит?

Я: Ну, любой, лаптей, веников.

Н Е.: Спекуляцию.

Я: А что порождает дефицит рабочей силы? (Немая сцена).

Я: Да, да, Н.Е., тоже спекуляцию. Что надо сделать что бы ликвидировать спекуляцию? Правильно, надо ликвидировать дефицит.

Н Е. : Так ты что, за безработицу?

Я: Нет, Н. Е., я не за капиталистическую безработицу, я за социалистический научно-обоснованный подпор рабочей силы. И до тех пор, пока мы такой подпор не создадим, мы не решим своих проблем. К слову, то что мы имеем сегодня как фонд занятости, который мы собезьянничали в «загнивающем», не заглядывая в святцы, ничего общего с научным подходом подпора рабочей силы, не имеет. Ещё не было ни одного мероприятия в масштабах государства, которое наша доблестная бюрократия не превратила бы в кормушку, как для себя любимой, так для многих безработных. Фонд занятости — это целая индустрия, он решает только две вещи: держать армию безработных и под них выкачивать деньги из бюджета для своего прокорма. Нельзя назвать систему эффективной, когда уволенная женщина с двумя детьми на завтра получает статус безработной, а неизбранный чиновник ещё целый год получает зарплату по старому месту работы.

О РАБОЧЕЙ СИЛЕ.

Бестолковый вопрос: а как должно быть?

Ну, во-первых, в порочной системе, по которой выстроено наше государство, ничего нельзя решить с общественно-необходимым эффектом, тем более выдёргивая отдельные проблемы и проблемки. У нас все без исключения выстраивается под чиновника, а не под общество, под человека труда, под «постоянное повышение благосостояния народа». Бесценный, возобновляемый капитал любого государства-это рабочая сила. Рабочая сила — это ресурс, это товар. Поэтому рабочую силу надо не устраивать на работу, рабочей силой надо торговать. Рабочая сила должна иметь чёткую цену. Рабочая сила не может быть дешёвой». Дешёвая рабочая сила не может производить конкурентную продукцию.

Сегодня купил олигарх завод, стены, оборудование, землю, рабсила должна приобретаться так, как и оборотные средства, дорого и надолго. Сегодня олигарх купил завод за бесценок, рабсилу выбросил, (а надо наоборот: выбрасывать собственника или управленцев) посадив её на шею государству, все что можно вывез, стены разобрал, что не вывез — порезал на металлом для Китая, оставил государству и рабсиле пепелище, а сам — на Канары.

Да, я купил завод. Это моя собственность. Это свято. Но покупают и ружье, автомобиль, трактор… Но никому и в голову не приходит стрелять где попало и в кого попало, ездить на тракторе по тротуарам и площадям. Любая собственность должна работать на благо собственника, но ни в коем случае она не должна создавать неудобства, даже малые, тем, кто с ней каким-либо образом соприкасается.

К концу 80-х годов «развитой социализм» начал основательно пробуксовывать. Страна получила робкий доступ к демократии, экономическим послаблениям и свободе слова «лаять на луну».

О КООПЕРАЦИИ И «ПРИХВАТИЗАЦИИ».

Не помню год. В одной из центральных газет была опубликована статья «Госснаб ищет таланты», статья о становлении кооперации. Это было в воскресенье, а в понедельник я уже имел резолюцию на заявлении о создании кооператива. Месяца два я ходил по кабинетам. За день до исполкома горсовета, где должен быть решён вопрос о регистрации кооператива, я написал в газету. Из хождения по кабинетам я вынес только одно: Госснаб ещё очень долго будет искать таланты, а кооперативное движение как таковое найдёт себе гробовщика во чреве местных советов.

Ну, и где сегодня кооперативы? Когда наш кооператив начал работать, периодика подняла вокруг него возню. Журналист спрашивает меня:

—           Как ты смотришь на кооперацию?

—           Весьма отрицательно.

—           А зачем же ты туда сам полез?

—     Чтобы получить трибуну и с её высоты доказывать, какую очередную глупость совершило наше государство. Непродуманная кооперация дала стране и обществу разнузданную экономическую свободу, чем основательно подорвала экономически и оскорбила материально все государственное устройство. Я это пытался обосновать на своём примере. Я, председатель кооператива, кроме наглой морды и голого энтузиазма, ничего не имеющий, произвожу в подворотне котельной позорнейшую продукцию, получаю 500 руб. в месяц. Напротив, находится современнейший завод, производящий современнейшую продукцию на многие миллионы. Директор завода получает 200 руб. в месяц.

Напрашивается вполне закономерный вопрос: что же надо нашему государству, в конце концов, — обеспечить наглому Стремоухову большую зарплату при позорнейшей продукции, или же получить отличную продукцию на многие миллионы и заплатить директору завода не 500 руб., а 50000 руб. в месяц?

Долго и нудно я это долбачил со всех доступных мне тогда трибун. В результате Свердловская киностудия сняла по этим проблемам полнометражный двухсерийный документальный фильм «Клад». Этот фильм был показан по центральному телевидению за день до начала работы партийной конференции. О С. Шенин и Г.П. Казьмин были в Москве на этой конференции. В этом фильме я говорю: «Товарищи, мне уже ничего не надо, но я очень много знаю, очень много умею, возьмите, что у меня есть». После приезда из Москвы Г.П. Казьмина я срочно был приглашён в обком партии. Г.П. Казьмин метал гром и молнии:

—           Что ты треплешь по всему Союзу…что там у тебя есть?

—           У меня есть фирма «Директор».

—           А что это такое?

—           Это дырка в заборе госсектора, через которую директоры государственных предприятий вынуждены лазать за экономической свободой в закон о кооперации.

—           Ладно … с ним, пусть делает, что хочет.

Мы пошли в кабинет С.К. Шойгу, он был тогда секретарём горкома, где за полчаса была создана государственно-кооперативная фирма «Директор», в которую вошли 13 предприятий.

Когда я показал первую зарплату директорам (Сухоносов — 13 руб… Добровольский -169 руб. в месяц), Бусыгин долго разглядывал ведомость потом и говорит: «А ты знаешь, шестерёнки сразу по-другому зашевелились». Фирма «Директор» была выстроена очень просто Всё, что делалось сверх установленных предприятиям планов проходило по фирме. В фирме рабочие получали за выполненную работу по двойным расценкам, начальник цеха 2%, директор предприятия 0,4% от реализованной продукции. На фирму передавалось 2% всего, что зарабатывалось по фирме.

На извечный вопрос о штатах, над которым безрезультатно бьётся Россия почти 100 лет, я отвечал так: «Вы можете поставить на воротах генерала со всеми его регалиями, чтобы он перед вами открывал ворота, но платить вы ему должны из своего кармана».

Фирма начала набирать обороты. Я в «Правде» заявил к концу года, что мы свободно выйдем на 100 млн руб. Меня пригласили в обком на «ковёр».

—           Что ты там вылез из подворотни, хочешь на 100 млн. выйти? (В 1986 году это была громадная сумма). Мы всей мощью партии и государства, ежедневными штабами и оргвыводами этого добиться не можем, …нашёлся.

—           Хорошо, я могу вовлечь в фирму 100 предприятий? — У меня было в папке уже готовых договоров ещё с 20 предприятиями.

—           Можешь.

—           Предприятие может выполнить работ на миллион рублей в год?

—           Может, 100 предприятий по миллиону — вот вам и 100 миллионов.

Я начал готовить документы на создание на базе фирмы и четырёх совхозов: Троицкий, Бейский, Аскизский и Копьевский, четыре акционерных общества.

Когда я собрал в агрокомбинате руководителей совхозов и предприятий, Г.М. Чанкин зашёл в зал, он куда-то торопился, и сказал: «Вы знаете, я не врубился, что вы тут создаёте, но в любом случае, чтобы вы не изобрели, хуже не будет».

В эту систему втягивалось четыре крупнейших совхоза и около 30 предприятий. А поскольку предприятия и совхозы объединялись по интересам, это напрочь разрушало обкомовскую систему шефства предприятий над сельским хозяйством. Идею с акционерными обществами тормознули, а фирму задушили.

 Ещё один момент, характеризующий работу фирмы.

Я проводил собрание на мясокомбинате, предприятие готовилось войти в фирму. Мне начали задавать вопросы. Поднялся снабженец.

—          Давайте, я расскажу, как работает фирма.

Приехал я на базу «Абаканснабсбыт» получить плитку для облицовки бытовок. На заявке было штук 5 резолюций «отпустить».

—          Фондов нэма.

Приехал снабженец мебельной фабрики, загрузил 11 холодильников, вытащил пачку денег, заплатил наличными, получил чек и был таков.

Спустя время Г.П. Казьмин обходил цеха фабрики заметил:

—           Кучеряво живёшь, Юрий Ермилович, в каждой бригаде холодильник.

—           У меня их 12, 11 я купил по фирме «Директор», а один за счёт канцтоваров, за 20 лет работы фабрики.

Ко мне обратился директор обувной фабрики:

—           У нас грядёт 30-летие фабрики. Нельзя ли использовать для этого деньги на нашем субсчёте?

Пришлось ещё раз разъяснять. Это деньги Вашего трудового коллектива, можете распоряжаться ими по согласованию с профсоюзом. Юбилей фабрики прошёл отлично, в городе ходил слух, такого праздника на фабрике не было за все годы её существования.

Все эти моменты сыграли негативную роль для самой фирмы. Они очень ярко высветили бесполезность и никчёмность в экономической структуре государства самой «руководящей и направляющей». Фирму начали душить. Задушили.

Хорошо это подытожили в обкоме Калмыкии.

—           Ну, как я должен относится к твоей идее? Ты заходишь ко мне в кабинет и начинаешь подпиливать ножки моего стула.

Я создал такую же фирму на Минусинском электрокомплексе. Делая доклад на коллегии министерства, я закончил так: «Товарищ министр, если мы найдём в себе мужество и заплатим зарплату директорам по системе фирмы «Директор», то через год, в этом же зале и в этом составе будем изобретать директорам ещё большую зарплату, но только для того, чтобы они не производили продукцию, ибо ею будет завалена страна метровым слоем до самой Японии». Весь зал стоя провожал меня с трибуны аплодисментами. Я дошёл до середины зала, обернулся и спросил: «Товарищ министр, ну что ещё надо изобретать?» Назавтра я был приглашён к И.С. Силаеву в ЦК КПСС. На столе лежали ксерокопии моих статей. Я был любезно принят, выслушан, усыпан гарантиями поддержки и…

Перестройка захлестнула Россию, фирма и я, естественно, попали под чубайсовский бульдозер «прихватизации». А посему сегодня имеем то, что имеем. Я не Глоба, но будет ещё хуже, если не одумаемся.

Если бы страна пошла по системе фирмы «Директор», сохранился бы Союз, мы бы плавно обошли «прихватизацию» и бандитский недоделанный капитализм.

ПИСЬМО ГЕНСЕКУ ЦК КПСС

Генеральному секретарю ЦК КПСС Михаилу Сергеевичу ГОРБАЧЕВУ

Копия: Первому секретарю Хакасского обкома КПСС Олегу Семёновичу Шенину

Дорогой Михаил Сергеевич!

То, что Ваши ретрограды до сих пор никак не отреагировали на моё письмо от 17.06.85 г., в сотый раз убеждают меня в том, что мои «государственные мысли», даже на их уровне, неопровержимы, актуальны. То, что они имеют конструктивную основу, бесспорно, согласен, они неудобны, нестандартны, что, по-моему, и не дают кой-кому перешагнуть через амбицию.

Дорогой Михаил Сергеевич, надеюсь, Вы понимаете, что проблемы, побудившие меня обратиться к Вам, «архи» сложны, громоздки, многополюсны, как по структуре, так и по уровням. Это колоссальный объём разноплановых знаний на стыках почти всех наук и всех областей нашей действительности. Как бы это получше выразиться. Даже Вам не так просто будет подключиться на них ко всему комплексу проблем, сконцентрировать на них внимание, проанализировать их за то короткое время, которое выкроят на встречу. Но Вам ведь надо будет и решение принять для дальнейших действий. Все это очень и очень непросто. Уж слишком далеко и очень глубоко зашли мы в своих «несовершенствах», и вырваться из этих цепких лап, ещё раз подчёркиваю, очень и очень непросто.

Съезд их узаконит, эти несовершенства. Критиковать нельзя, отменить тоже, а выполнить тем более. Вы тогда уже станете их союзником. Вот что я имел ввиду, когда писал в своём первом письме: «обоснованная тревога за то, что столь долгожданная партией и страной конкретность снова повиснет в воздухе».

Последние 15-20 лет мы все свои проблемы решали по методу незадачливого садовника, который в надежде на то, чтобы получить хороший плод, занимается не селекцией сорта, а косметикой плода. А отсюда совсем нетрудно заключить. Вам просто не дадут вырваться из этого стандартного штампа. Вам не дадут разорвать порочный круг технико-экономических и социально-трудовых условий, создаваемых десятилетиями. Создавалась они, к сожалению, не на голом песке и не Иванами, не помнящими родства.

Сейчас нужны не стандартные меры, и не по отдельным «негативным» факторам, а по всему комплексу проблем сразу. Давайте на вещи посмотрим реально.

 КАК ПОДНЯТЬ ЭФФЕКТИВНОСТЬ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА СТРАНЫ.

Года два назад в нашей периодике усиленно начал будироваться вопрос, «что надо сделать, чтобы резко поднять эффективность народного хозяйства». Я на этот вопрос ответил так. Нам надо сделать четыре вещи.

  1. Провести НЭП в науке и периодике. Навести Элементарный Порядок. Ибо наши наука и периодика стали главным кладбищем идей и основным рассадником косности, научной и хозяйственной близорукости, инертности ума и действа, партийной нечистоплотности и государственной несостоятельности.
  2. В нашу действительность надо вводить новый показатель.

«ЭФ-РЭ» — Эффект Рейгана. Мы уже перестали реагировать на миллионные и миллиардные убытки. Если Рейган тратит на развал «развитого» социализма 345.0 млрд. долларов в год, то мы сами, в помощь ему омертвили, вогнали в незавершёнку 10 трлн. рублей своих капиталов. Может быть «ЭФ-РЭ» всколыхнёт нашу совесть и ответственность.

  1. Развязать руки т. Федорчуку и т. Чебрикову, потребовав от них самых решительных действий по избавлению страны от тех, кто нагло и безнаказанно ходит по ушам «развитого» социализма.
  2. Ввести в оборот жёсткие слова, мы для них вполне созрели — это вредительство, политическая близорукость.

Страшно в этом не то, что какой-то там графоман Стремоухов резко отозвался о нашей действительности. Страшно другое, то, что никто из этих центральных органов, куда я направил свои опусы, не вцепился мне в горло, защищая святая святых развитого социализма Все отделались дежурными отписками.

Разве это не результат партийной нечистоплотности и государственной несостоятельности?

Что же мы имеем в результате всего этого сегодня? Наша основная терминология управления экономики, план, производительность труда, прибыль, зарплата, система управления, методы управления, генеральные схемы управления, автоматизированные схемы управления и т.д. и т.п., не имеют необходимого единства сути самих понятий и сути факта, выражаемых этим понятием.

Это грубейшая теоретическая ошибка. Мы говорим и пишем, решаем свои проблемы на разных языках, каждый на свой манер и лад. Рене Декарт писал: «Если бы нам удалось установить чёткое значение слов, мы бы избавили человечество от половины ненужной работы». К сожалению, у нас даже в ближайшей перспективе не просматриваются попытки к установлению чёткого значения слов.

У нас нет научно-обоснованного определения таким понятиям как управление, хозяйственный расчёт, хозяйственный механизм. Мы почти 20 лет размахивали как саблей «…и всего хозяйственного механизма», не утруждая себя вопросом.

А что же есть в сути своей сам-то хозяйственный механизм? К. Маркс писал: «Отсутствие определения тоже есть определение, причём наихудшее». Приняв на веру «наихудшее из определений» рабочих гипотез, претворяя в жизнь которые, мы получали в основном «очередные разочарования». Так уж само собой получилось, что мы не управляем своими проблемами, проблемы нас водят за нос, а мы шарахаемся за ними из одной крайности в другую.

На основе этого теоретического хаоса в науке управления и экономики мы стали перед «негативными» фактами.

У нас нет учёта мощностей, нет учёта рабочих мест, нет сопоставимого учёта рабочих мест рабочим рукам. А то, что выдаём за учёт, вообще никакой не учёт. То, что доходит до ЦСУ, есть результат деятельности официальных органов по насильственному втискиванию преступно-халатной деятельности в жёсткие рамки статистики.

Я не открою большого секрета, если скажу, что нельзя решить ни одну задачу вообще, а государственную тем более, если она на уровне теории, на уровне официальных органов и документов сформулирована и сформирована на сплошных перекосах, когда эти перекосы постоянно закрепляются в официальных документах.

КАК «СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ» И «УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ» ПЛАНИРОВАНИЕ.

Остановлюсь только на некоторых, которые я тщетно пытался решить все эти годы. Опубликовано в 1975 г. в Сборнике учёных записок МГУ.

План — это закон. Такова суть понятия. Но у нас план в 99 случаях из 100, ниже мощности структурной единицы. А что такое план ниже мощности структурной единицы? Это — грабёж государственной казны. Следовательно, утверждая план ниже мощности предприятия, мы возводим в ранг закона грабежа государственной казны, освобождаем от ответственности участников грабежа и возводим себе ореол иллюзий вокруг «встречных» и «напряжённых».

Дважды мой «грабёж» П.Г.Бунич использовал в своих передачах на ЦТ и один в «ЛГ». По моим «некомпетентным» подсчётам, ежегодный грабёж государственной казны составляет 10 трлн. Рублей.

Какие же, надо вложить усилия и средства в научно-технический прогресс, техническое перевооружение народного хозяйства, в постановку его на интенсивный путь развитая, чтобы легализовать разлагающее и деморализующее воздействие 10 трлн. рублей «грабежа». Это ли не «эффект Рейгана» во чреве развитого социализма? Это «пятая» колонна.

Не имея такого учёта, невозможно чётко сформулировать и информировать теоретически, а, следовательно, и реализовать практически стратегию на научно-технический прогресс, техническое перевооружение, путь интенсивного развития народного хозяйства. Надо чётко знать, что мы должны. А то, что можем, надо сравнивать не «вложенным» рудом, а экономическим потенциалом.

Нельзя было этого сделать ни в 1930, ни в 1950, ни в 1980, нельзя будет этого сделать и в 3000 году, если мы не проведём инвентаризацию мощностей, не введём по ней хотя бы годовую отчётность. Однако, не проведя инвентаризации мощностей, мы пошли на создание и принятие «перспективной», «долгосрочной» программы совершенствования планирования. По инерции в эту программу мы заложили её же гробовщика, пресловутый «грабёж государственной казны». А киевские «технократы» в «инженерном центре» Б.Е. Патона изобрели аж «дисплан». Каким бы не был он, какого бы поколения электроника их не считала, в какой бы модный центр мы бы его не загнали, он всегда и везде будет нести в себе суть пресловутого «грабежа». Не надо быть провидцем, чтобы усмотреть, что нас в перспективе ожидают «очередные разочарования».

Буквально все до мелочей из сказанного касается и «крупномасштабного экспериментирования», что я неоднократно излагал в адрес тех, «кто занят решением этой проблемы».

Проблемы «совершенствования» и «усовершенствования» планирования.

Проблема планирования порочна уже только потому, что сам его величество Госплан сформулирован и сформирован в своей сути на грубейших теоретических ошибках. В своей настоящей сути он, кроме дезорганизации народному хозяйству ничего не даёт.

Что же нам надо сделать в Госплане? Нам надо отобрать у Госплана функцию планировать. Да, да. Другого пути просто нет. Госплан должен работать по следующей схеме. Планировать только перспективу, и то, только до уровня министра, края области. Планировать на регион только то, что регион должен поставить в фонд, резерв, запас страны. Все то, что необходимо для внутренних нужд региона, должно быть выведено из сферы Госплана. И должно стать достоянием и заботой местных органов. И тогда, ЦК встанет перед не менее сложней проблемой, но уже искусственно созданной.

Сейчас секретари обкомов, председатели облисполкомов, десятками лет собирая урожай на уровне 1898 года, надаивая от коровы, как от козы, при таких смехотворных результатах из года в год избираются в наивысшие руководящие органы партии и государства, поучают нас как жить при коммунизме. Перестроив работу Госплана по моей методе, такие секретари не найдут себе места под крылом Госплана. Куда их тогда девать?

А сколько у нас таких секретарей, председателей, гл. редакторов, академиков разного рода, превративших нашу страну в кормушку?

Реконструкцию научно-технического прогресса, интенсивный путь развития надо начинать не с бригады, завода, а с теории, Госплана, обкома.

Сейчас идёт обнадёживающая смена поколений, но кроме внешнего эффекта это ничего не даёт. Молодые симпатичные, грамотные, но не более. Ну, что может сделать наш Олег Семёнович в промышленности, строительстве, транспорте, сельском хозяйстве области, если эти отрасли порочно сформулированы и сформированы на уровне теорий в Москве, в Госплане, министерствах, академиях.

Давайте посмотрим, как на этом фоне решается одна из актуальнейших проблем — экономия энергоресурсов.

Наша страна приняла «долгосрочную», «перспективную» программу по экономии энергоресурсов. Кстати, тоже разработанная 200 институтами. Представьте себе на минуту. Пришёл весь «энергосбыт» страны утром на работу. Взял программу, проработал на политинформации. Вышел на улицу, и каждый «энергосбытовик» взял и выключил по одному рубильнику. А каждая структурная единица «энергосбыта» отчиталась, что ею выполнен государственный план по реализации электроэнергии на 99,999%. Сразу, вся система «энергосбыта» попадает в разряд не выполняющих государственный план, а каждый «энергосбытовик» теряет 15-30 рублей из своей зарплаты.

Где же вы найдёте таких чудаков, чтобы выключали рубильники, лишая свою семью премиальных?

Энергия — это такой продукт, который в закрома не за сыпешь. А раз «энергосбытовики» выключили лишние рубильники, значит ГЭСы , ГРЭСы, ТЭЦы должны тормознуть свои турбины, значит, и у них летит государственный план, а с ним летят премии, почёт и уважение.

Долго и нудно шла моя переписка. Получаю ответ от Л.А. Вознесенского: «Геннадий Данилович, нам ничего не остаётся делать, как бороться за экономию электроэнергии».

Позвольте, с кем бороться? С первым замминистра т. Борисовым, рука которого лежит на рубильнике страны? Как бороться? Брать рогатку и расстреливать «кобры», горящие днями на улицах городов. Посадят ведь. Да они ведь не просто горят, они работают в поте лица своего на государственный план «энергосбыта». Это они дожигают до плана «энергосбыту» те киловатты, которые мы сэкономили с вами на кухне, в туалете.

Пишу в комиссию партийного контроля при ЦК КПСС. Получаю ещё более странный ответ: «Мы не занимаемся конкретными вопросами».

Ну и ну! Приехали. Сегодня получил газеты. «Советская Россия» снова выступила: «Берегите неудобных», «Правда»: «Не взял под козырёк». Только вот вопрос: а нужны ли нам сегодня люди, бездумно берущие под козырёк? Особенно среди руководителей». Правда. № 10, 1986 г.

Призыв благородный. Вопрос актуальнейший. Беда наша вот в чём. Афанасьевы всю жизнь брали «под козырёк» конъектуру, комплиментарную рецензуру и конъюнктурную цензуру. И сегодня ставить от их имени такой вопрос в надежде на то, что он поможет нам избавиться от таких людей в обозримой перспективе, дело безнадёжное, и я бы сказал, даже рискованное.

Я, лет 20 доказываю В.Г. Афанасьеву и Д. Валовому, что наши парадоксы не от показателей. Мы всегда решаем второстепенные вопросы, чем измерять, вопреки здравому смыслу, что измерять. Золотые слитки можно мерять и «попугаями», они всегда останутся слитками. Ну, а если мы будем измерять «мыльные пузыри» золотыми слитками, рублями, долларами, марками или фунтами, они всегда останутся «пузырями».

Я Вам приводил уже пример с «грабежом» государственной казны, как бы мы не меряли свой план, он всегда останется «грабежом». Тоже самое мы имеем с прибылью, производительностью труда, зарплатой и премией и т.д.

Дорогой Михаил Сергеевич, думаю, что я Вам написал достаточно для того, чтобы принять решение, как распорядиться тем, что я сделал и тем, что я бы мог ещё сделать.

Источник: интернет-блог «Кооперативы против бедности».

 

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: