Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

Гидромагнитное динамо Олега Грицкевича

Изображение

Олег Вячеславович Грицкевич родился во Владивостоке в 1947 году, окончил Дальневосточный политехнический институт, работал в системе энергоавтоматики Прибайкалья, в Дальневосточном отделении РАН. В конце 1999 года восемь владивостокских ученых вместе с семьями навсегда переехали в Америку. Конструкторское бюро под руководством Олега Грицкевича увезло из России не только свои умы, но и уникальные изобретения.

Суть их разработок – создание принципиально нового энергетического генератора. Как отметил в беседе с корреспондентом “Сегодня” автор идеи и конструктор первой установки Олег Грицкевич, он просто предложил способ получения энергии, основанный на известных физических принципах, но использующий уникальные конструктивные решения. Подробностей изобретатель избегает. “Старика Вольта вывернуло не в ту сторону, и все пошло наперекосяк: кучи железа, – смеется он. – А про электростатику забыли. Хотя первые опыты с электростатикой проводили еще в Древней Греции. А нам удалось за 20 лет научиться пользоваться этой энергией”.

То, что говорит Грицкевич, звучит неожиданно: “Благодаря этой установке мы получаем доступ к неиссякаемому источнику энергии. Генератор достаточно компактен и может поместиться в каждом автомобиле, самолете, доме, заводе, даже в контейнере. Он безмеханический, там нет ни одного насоса. Он не требует обслуживания и работает беспрерывно в течение 25-30 лет, а с применением новейших материалов и все 50. При этом мощность средней установки достаточно велика”. Да и стоит гидромагнитное динамо дешево, а следовательно, стоимость вырабатываемой им энергии в 40 раз меньше, чем на атомной электростанции, в 20 раз – чем на тепловой, и даже в 4 раза дешевле дармовой энергии ветряков. Постройка гидромагнитного динамо обходится в 500 долларов за киловатт. При всей уникальности описания эта установка вполне материальна.

Сама идея была запатентована еще в 1988 году в Госкомиссии СССР по делам изобретений и открытий как “Способ генерации и реализующий его электростатический плазмогенератор ОГРИ”. Первый опытный образец работал более пяти лет в горах Армении, снабжая электричеством полевой научный лагерь. Наконец, гидромагнитное динамо Грицкевича получило не только свидетельство Роспатента, но и одобрение российских научных кругов вплоть до Высшего инновационного совета.

По словам изобретателя, ни копейки госсредств потрачено не было, все делалось за собственный счет и с подачи и благословения академика Виктора Ильичева. “Работали не покладая рук, – говорит Грицкевич. – На первую установку деньги дал один богатый армянин, открыл ящик с деньгами и сказал, мол, берите сколько надо. Мы попросили 500 тысяч рублей “павловскими”. Потом не хватило, пришлось еще сброситься”.

В 1991 году Грицкевич выступил на Высшем инновационном совете. Заключение совета – положительное. “В 1994 году меня принял Олег Сосковец, – продолжает Грицкевич. – Но при этом сказал: “Идея блестящая, но денег на ее реализацию в бюджете нет”. Я получал ответы и от Путина, и от Степашина. Скорее от их секретариатов. Ответы однотипные – это прекрасно, если деньги изыщите. Признание мировой науки появилось не сразу. Схожими проблемами в США занимается Институт альтернативной энергии. Они проводили аналогичные опыты, но их генератор получался радиоактивным. У Грицкевича экологически все стерильно. Максимум, что с ней может произойти, – закипит и взорвется”.

На американцев Грицкевич вышел не сам. Его конструкторское бюро разместило информацию об установке в Интернете. Пошли отклики со всего света, даже от Далай-Ламы, который назначил премию в миллион долларов тому, кто первый получит выход к свободной энергии. “А затем мне позвонили из американского генконсульства во Владивостоке, – продолжает рассказ Грицкевич, – и пригласили на Всемирный конгресс новой энергетики в Солт-Лейк-Сити в августе того же года. Наутро за два часа оформили все документы. Резвость объяснили тем, что имеют указание о содействии из Госдепартамента США”.

С конгресса Олег Грицкевич вернулся не столько окрыленный признанием коллег, сколько ошарашенный предложением американцев перебираться в Штаты всем бюро и продолжать свои исследования (а также организовать серийное производство динамо) на базе конструкторского бюро в Сан-Диего, корпус которого военные предложили ему в пользование. Отъезду предшествовали месяцы раздумий и переговоров – и невостребованное изобретение вместе с создателями покинуло Владивосток и Россию. Там они уже приступили к организации научного процесса на благо американского народа.

И еще. Надо сказать, дальневосточники здесь не одиноки. Бок о бок с Грицкевичем и его людьми трудится Эрик-Генрих Романович Фридман, раньше работавший в Институте автоматики во Владивостоке. Он был ближайшим соратником Филиппа Староса, больше известного как Альфред Сарант, двоюродного брата Джулиуса Розенберга, передавшего русским секрет атомной бомбы.

«Глобальная энергия» – ловушка для идей!

Не секрет, что в недалекой перспективе новый мировой энергетический и экономический баланс будет определяться не нефтегазовыми монополиями, а теми, кто владеет принципиально-новыми источниками энергии. Причем, этот процесс неизбежен. Самое главное сейчас, кто начнет и будет первым. Кто решится на это, тот и получит соответствующе возможности – экономические и политические.

11 ноября 2002г. в Брюсселе на итоговой пресс-конференции после завершения саммита глав государств России и Евросоюза В.В. Путин объявил о создании международной научной награды «Глобальная энергия».

Считается, что её учреждение – хорошая возможность мотивировать ученых и талантливую молодежь всего мира на выдающиеся достижения в области энергии и энергетики.

Интересно, что знает Президент о реальных российских разработках новых источников энергии, которые уже доказали свою эффективность и могли стать причиной краха крупнейших энергетических компаний страны – ОАО “Газпром”, РАО “ЕЭС России”, при поддержке которых учреждена указанная награда?

Как понимать ситуацию? Или эти компании, инициировавшие создание премии, хотят прибрать к рукам передовые разработки и в скором будущем перевести свой энергетический контроль на новые источники энергии (газ и нефть кончаются, и они это прекрасно понимают) или наоборот – не хотят допустить распространения новых видов энергии пока всю нефть не выкачают?

Почему ранее не оказывалась государственная помощь таким разработчикам, как, к примеру, Олег Грицкевич, который со своим уникальным изобретением в 1999 году был вынужден уехать в США? Идея О. Грицкевича была запатентована еще в 1988 году в Госкомиссии СССР по делам изобретений и открытий как “Способ генерации и реализующий его электростатический плазмогенератор ОГРИ”.

Первый опытный образец успешно работал более пяти лет в горах Армении, снабжая электричеством полевой научный лагерь. Гидромагнитное динамо Грицкевича получило не только свидетельство Роспатента, но и одобрение российских научных кругов вплоть до Высшего инновационного совета.

Его изобретение принимали на самом высоком уровне с восторгом… и возмущением. “Ты нам поломаешь всю нефтегазовую политику! Куда мы денем армады энергетиков?” – эта очень показательна фраза бала брошена Грицкевичу одним из участников симпозиума, проходившего в 1991 году в Атоммаше.

Ситуация вокруг премии действительно неоднозначная, этому недавно поступило подтверждение из информированных источников:

«При Президенте РФ создана специальная аналитическая группа, в задачи которой входит поиск и анализ информации о реальных разработках в сфере перспективных источников энергии и ресурсосберегающих технологий.

Что примечательно, кроме представителей Академии наук РФ в эту закрытую группу по инициативе спецслужб вошли два экстрасенса суперкласса (мужчина и женщина), использующие нетрадиционные методы получения информации. Именно они дают основное заключение о перспективности той или иной идеи.

Цель всей затеи – создать контролируемую ситуацию внедрения инноваций.

Подразумевается, что в итоге на рынок будут дозировано допускаться только те технологии, которые на каждом конкретном этапе не станут угрожать благополучию крупнейших энергетических компаний и всей инфраструктуре традиционной энергетики.»

Известный российский ученый, академик Евгений Велихов считает:

“… Появление международной энергетической премии, не имеющей на сегодняшний день аналогов ни в одной стране мира, – это попытка научного сообщества показать всей планете свою прямую заинтересованность в совершенствовании топливно-энергетического комплекса”.

Или академик наивно заблуждается, или просто не хочет видеть, что это не «попытка научного сообщества» – показать.., а проснувшееся желание монстров традиционного топливно-энергетического комплекса – взять…

С учетом примеров недавнего равнодушия к новым технологиям со стороны Правительства России и фактов препятствования их распространению силами нефтегазовых монополий, многое становится понятным.

Мы являемся свидетелями реальных шагов по контролю над процессом преобразования мировой экономики и перераспределения ее ресурсов.

В России еще остались изобретения подобные генератору О.Грицкевича, а на выходе ожидаются новые, но какая судьба постигнет их и их авторов?

Об этом, наверное, надо трижды подумать прежде, чем попытаться стать номинантом «Глобальной энергии»?!

Казус Грицкевича

Вот такая печальная история произошла с выдающимся русским изобретателем – Олегом Грицкевичем. Двадцать лет он искал лучшие технические решения для принципиально нового генератора энергии. Он предложил рассматривать нашу планету как громадный электростатический генератор и попробовал преобразовать силовое поле планеты в полезную энергию. А это – огромные ее объемы, когда мощность одной установки, не потребляющей ни грамма топлива, способна достигать целого мегаватта. Он создал гидромагнитное динамо, в котором ротором выступает вода. Он открывал доступ к неиссякаемым источникам энергии, и его генераторы могли бы уместиться в каждом доме, автомобиле, корабле, не говоря уж о заводе.

В этих генераторах нет ни одной трущейся части, и они способны работать практически без обслуживания. Непрерывно, по 25-30 лет. Если же применить новейшие материалы – то и все полвека. Стоимость энергии, которые дают “бублики” Грицкевича, в сорок раз ниже, чем на АЭС и в двадцать – чем на тепловой электростанции. Она даже вчетверо дешевле даровой энергии ветряков. Его генераторы обходятся в 500 долларов за киловатт мощности.
Идея, которая лежит в основе чудесной техники, была запатентована еще в 1988-м в СССР. Первый образец динамо более пяти лет работал в горах Армении, снабжая полевой научный лагерь. И отзывы Грицкевич получал самые положительные: от премьера Степашина, от вице-премьера Сосковца, от главы МЧС Шойгу. Но – ничего не происходило. Но стоило в 1998 году разместить информацию о работе Грицкевича в Интернете, как ему позвонили из американского консульства во Владивостоке и пригласили на Всемирный конгресс новой энергетики в Солт-Лейк-Сити.

А там был сенатор от штата Юта доктор Бейли, соучредитель Института свободной энергетики. Именно там Грицкевичу предложили перебраться в США и продолжить работу в конструкторском бюро в Сан-Диего, где ему дали и помещение, и оборудование. Грицкевич еще несколько месяцев кол[цензура]ся, пытаясь найти если не признание, то хотя бы заинтересованность в себе на Родине. Но тщетно. Письма президенту и премьеру вернулись с благожелательными ответами, но без какой-либо поддержки. И в конце 1999-го Грицкевич и семеро его товарищей из Владивостока вместе с семьями навсегда уехали в Америку.

Вот, собственно, и вся история. Можно было бы порадоваться за американцев. Это у них будет сверхдешевая энергия. Но… Опять в Интернете пошли странные сообщения. Нет, динамо Грицкевича отлично работает и в Соединенных Штатах. Просто и там никто, кроме института, его брать не хочет, не стремится коммерциализировать чудо. Сообществу Тени не нужна такая энергетика, не нужна свобода людей от монополии на энергетику, которая переплетается с монополией на деньги и на власть. Как оказалось, Грицкевич попал в Америку не для того, чтобы получить признание, а ради того, чтобы попасть под неусыпный контроль. Да, живет он неплохо по российским меркам, но не получил главного: триумфа своей технологии, воплощения смелых планов. Так же, как и в случае с Филимоненко, кто-то должен за это ответить.

Но это еще и урок для тех творцов, кто остается пока в России: за океаном никто не ждет их закрывающих технологий. Точнее, ждут – но лишь для того, чтобы взять творцов под контроль, положить их создания на полку или заставить работать на новых кочевников. Поэтому лучше остаться здесь. Здесь, в России, они будут востребованы, причем очень скоро.

Мы надеемся, что именно Россия востребует подобных гениев из США и Западной Европы – всех тех, о ком рассказывает Фролов на своем сайте, всех, кто оказался опасным для новых кочевников. Они не нашли себе применения в пределах цивилизации-победительницы, и самое большое, что им удается – так это пристроить свои опытно-промышленные установки в поселениях “экологистов” и “альтернативщиков”. Они покуда остаются бойцами-одиночками, партизанами, которые противостоят отлично организованным армиям индустриального и постиндустриального миров. Россия может стать для них землей обетованной, духовной родиной, колыбелью нарождающегося Нейромира.

Вот где нам надо искать выход из энергетического тупика. Вот кого можно звать под русскую “крышу”. Нам ведь терять уже нечего. Честно говоря, государству лучше потратить несколько миллионов долларов на создание экспертно-испытательного института, который займется постройкой пробных чудо-машин, чем спускать их на непонятные “стратегические центры”, набитые бесполезными болтунами, которых почему-то называют “экономистами”.

Источник

Оставить комментарий

Войти с помощью: