Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

Два пути и три варианта исчезновения Украины

Знак “Въезд запрещен” и флаг у здания Генерального консульства Украины в Ростове-на-Дону© РИА Новости / Максим Богодвид

Петр Акопов

Каковы цели России на Украине? Кроме защиты Донбасса и уже включенной в состав России части Новороссии, денацификации и демилитаризации, то есть того, о чем прямо говорил Владимир Путин. Отсутствие жестко сформулированной конечной цели спецоперации, переросшей в прокси-войну с Западом, часто ставят в упрек нашему руководству — мол, давно уже пора объяснить людям, что мы имеем в виду, когда говорим о победе.

Поскольку четко это не проговорено, то и появляются возможности как для сознательных спекуляций, так и для искренних переживаний на эту тему. Поэтому так важна попытка Дмитрия Медведева сформулировать, что такое “победа на Украине”, хотя он называет это возможными вариантами развития событий, разделяя их на приемлемые и неприемлемые для России. Медведев первым из членов Совета безопасности России решился четко обозначить нашу цель — и уже хотя бы поэтому его текст заслуживает особого внимания.

Медведев исходит из того, что в итоге Украина как государство перестанет существовать, “исчезнет” — не называя никаких сроков, при этом в тот же день он сказал, что “этот конфликт надолго, это все на десятилетия, наверное”. Но исчезновение Украины от этого не становится нереальным — вопрос только в том, в какой форме оно произойдет.

К самому распаду и ликвидации Украина подойдет после “проигранного военного конфликта”. Дальше есть два пути: медленная эрозия с постепенной утратой остающихся элементов государственного суверенитета и “моментальный коллапс с одновременной аннигиляцией всех признаков государственности”. Насчет существования двух путей с Медведевым можно полностью согласиться, но с важным уточнением, что второй вариант — стремительный коллапс, обрушение всего государства — представляется менее вероятным.

Для его реализации необходимо нокаутирующее поражение ВСУ на поле боя. Сейчас предпосылок для этого нет, хотя, конечно, нужно исходить как из того, что очень многое еще впереди, так и из того, что сверхнапряжение не может быть бесконечным и накапливающаяся “усталость металла” может в какой-то момент действительно обрушить всю конструкцию Незалежной.

Но независимо от того, как именно Украина подойдет к исчезновению, далее Медведев видит три варианта ее распада и ликвидации.

Согласно первому, западные области Украины “переходят под контроль ряда государств Евросоюза с осуществлением последующего “аншлюса” этих земель государствами-реципиентами” — Медведев не называет их, но понятно, что имеются в виду Польша, Венгрия и Румыния. Остается и некая “ничейная” украинская территория — то есть неконтролируемая ни Западом, ни Россией. И на ней возникает новая Украина — точнее, сохраняется как бы старая, имеющая территориальные претензии к России, но не к странам Запада. Эта Украина со временем вступает в ЕС и НАТО. И уже после этого возобновляется вооруженный конфликт с Россией, “превращаясь в перманентный, но с угрозой его быстрого перетекания в полноценную третью мировую войну”.

В этом варианте можно даже опустить потерю Украиной своих западных земель — то, что описывает Медведев, произойдет и в случае вступления в НАТО Украины, не потерявшей Галицию, Карпаты и Буковину. Ведь уже даже Киссинджер говорит о том, что после окончания боевых действий нужно принять Украину в НАТО, чтобы предотвратить ее новый конфликт с Россией, а оставлять ее в одиночестве (но с западной поддержкой или даже гарантиями) гораздо опаснее для всех. Однако Медведев исходит из другого — НАТО принимает Украину не для того, чтобы удержать ее от новой войны, а просто чтобы закрепить за собой новую территорию. Но при этом атлантисты не смогут полностью контролировать Киев — и все скатится к войне России и НАТО, то есть ядерной.

Естественно, такой вариант категорически не устраивает Россию, но он не радует и большую часть Запада. Как из-за риска ядерной войны, так и потому, что Европа становится заложником военного конфликта с Россией: вялотекущего на долгие годы на территории Украины или стремительного, но ядерного на территории уже самой Европы.

Второй вариант, по Медведеву, состоит в том, что Украина исчезает “в процессе ее раздела между Россией и рядом государств Евросоюза”. Однако при этом остается на бумаге — “формируется правительство Украины в изгнании в одной из европейских стран”. Конфликт практически прекращается, но “с сохранением террористической активности украинских нацистов”, базирующихся на отошедших к ЕС западноукраинских землях.

Хотя Медведев и говорит, что это “нас может временно устроить”, по сути, это и есть вариант победы России. Потому что почти вся территория Украины возвращается в состав единого русского государства, за исключением западных земель, присоединенных только накануне Великой Отечественной войны. Да, остается не только геополитический конфликт с Западом, не признающим “аннексии Украины”, но и пограничный и внутренний конфликт с необандеровцами (ужесточенная версия событий второй половины 40-х), но в целом это более устраивающий Россию вариант.

Третий вариант Медведев сравнивает с первым — только с противоположным знаком. Хотя в реальности он куда ближе ко второму. Украина исчезает: ее западная часть отходит к европейским государствам, а все остальное (“народ центральных и некоторых иных бесхозяйных областей Украины”) вступает в состав России. Принципиальное отличие от предыдущего варианта в том, что нет никакого “правительства Украины в изгнании” — и никакой террористической деятельности с территории европейских государств. Этот вариант позволяет завершить конфликт “с достаточными гарантиями его невозобновления в долгосрочной перспективе”.

По Медведеву, только этот вариант и нужен России, но его реалистичность вызывает огромные сомнения. Запад откажется использовать даже битую украинскую карту против России только в одном случае: если на самом Западе (и в первую очередь в англосаксонских странах) в этот момент будет происходить нечто абсолютно чрезвычайное. Внутренняя смута, суперкризис… Во всех других случаях он приберет проигравшую украинскую карту (то, что от нее останется) в расчете использовать ее снова в следующий раз. Вместе с “правительством в изгнании”. И даже, как вариант, “правительством всея Украины” на тех самых западных землях, которые не станут забирать себе поляки.

Так что обозначенные Медведевым варианты можно свести к двум: заморозка нынешнего состояния с последующим возобновлением боевых действий (но уже с большим участием НАТО) или же раздел Украины, а по сути, ее возвращение в состав России с отрезанием в пользу западных соседей нескольких небольших областей. Второй вариант и является победой России, а первый означает поражение. Причем на самом деле не только России, но и Европы, да и Запада в целом. Наш выбор между двумя вариантами понятен — остается только сделать все необходимое для победы.

https://ria.ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: