Skip to content

Внимание ! Мы в Одноклассниках

Бесплодные гранты: Якутский фермер задался вопросом – где эффект от поддержки в сельском хозяйстве?

Текст: Yakutia.Info
Фото: Якутия.Инфо

YAKUTIA.INFO. Осень, как период сбора урожая, наглядно демонстрирует результаты проделанной работы – «сколько наработал столько и полопал». И если огородничество является хорошим подспорьем для семейного бюджета, то для профессионального фермера это бизнес со своими рисками и нюансами.

Но последним государство оказывает регулярную поддержку в виде субсидированных закупок, льготных и лизинговых кредитов, а также грантов. Данные инструменты поддержки используются во многих государствах и везде ведется проверка эффективности их использования.

Однако в нашей республике с проверкой эффективности использования инструментов государственной поддержки есть сложности.

В редакцию «Якутия.Инфо» поступило письмо от фермера, пожелавшего остаться неизвестным. Труженик села задается вопросом – а где эффект от многолетних вложений в сельское хозяйство республики?

— За десять лет с 2012 по нынешний 2022 год в виде невозвратных грантов в сельское хозяйство Якутии был вложено порядка трёх миллиардов рублей. А добились ли мы прорыва в производстве молока и мяса, о чём постоянно говорят руководители нашей республики? К примеру, из выступлений и отчетов чиновников нашего Минсельхоза за 10 минувших лет более тысячи фермеров получили гранты в суммах от 1,5 млн (в 2012 г.) до 15 миллионов и более в последующие годы. Но, как говорят односельчане, в то время как одни начинающие фермеры-грантополучатели приобрели технику, простроили необходимые объекты, то другие ничего не сделали. Они формально отчитались за три года, а некоторые за пять лет, а потом успешно ликвидировали свои хозяйства и никому ничего не должны, – отмечает в письме местный фермер.

Автор признает, что он не доктор экономических наук, а простой сельский труженик. Но, как человек, ведущий личное хозяйство, чётко понимает, что вложения и поддержка делаются не просто так, а для достижения целей и результатов.

— Чтобы распределить готовые федеральные и республиканские деньги, большого ума не надо. Главная задача – чтобы эти деньги работали. Вот получили люди грант на развитие своего хозяйства – прошло время, где конечный результат в виде увеличения поголовья скота, лошадей, птицы и как следствие – увеличение производства молока и мяса.

Но, как отмечает автор письма, по его мнению, за всё время осуществления грантовой поддержки ошеломляющих результатов по количеству заготовки местного молока и мяса нет. Исходя из этого у автора возникли следующие вопросы:

1. Сколько всего фермеров, в том числе начинающих (на текущий момент) за 10 лет распределения грантов на создание и развитие своего фермерского хозяйства продолжают работать на данное время?

2. Почему тех фермеров, что ликвидировали свои хозяйства и перестали работать через 3 – 5 лет после получения гранта, не обязали вернуть деньги в бюджеты? (а ведь многие фермеры, в том числе из отдаленных районов, собирают кучу документов, занимают и расходуют немалые деньги на поездки и консультации, чтобы подать заявку на грант. Но в итоге возвращаются ни с чем).

3. Есть ли у нашего Минстельхоза пример возврата грантов за неэффективную работу?

4. Сколько рабочих мест создали фермеры-грантополучатели в своих селах? (Создание рабочих мест должно стать обязательным условием предоставления грантов. Ведь как известно в селах дефицит с вакансиями).

5. Сколько налогов заплатили фермеры-грантополучатели в бюджет?

6. Есть ли сменяемость среди членов комиссии по распределению грантов? (Создается впечатление, что в ней засели лоббисты определенных улусов и на то есть подозрения выраженные в следующем вопросе).

7. Почему гранты очень редко получают фермеры из промышленных районов республики – Алданский, Нерюнгринский, Мирнинский, Ленский? Населения там больше чем в сельскохозяйственных районах, там есть кому сбывать сельхозпродукцию. Но эти районы часто обделяются вниманием чиновников Министерства сельского хозяйства Якутии.

Безосновательными эти вопросы не назвать. Вот выдержки из новостей по сельскохозяйственной тематике за прошлые годы.

Данные СахаЯкутияСтат за 2021 год

По данным Сахастата, в сельскохозяйственных предприятиях на конец октября 2021 года по сравнению с соответствующей датой 2020 года увеличилось поголовье северных оленей – на 1,3%, уменьшилось поголовье крупного рогатого скота на 27,6% (коров – на 21,6%), свиней – на 23,5%, лошадей – на 9,1%, птиц – на 1,2%.

В сельскохозяйственных предприятиях в январе-октябре 2021 года по сравнению с январем-октябрем 2020 года производство скота и птицы на убой (в живом весе) уменьшилось на 5,7%, молока – на 16,9%, производство яиц увеличилось на 25,6%.

В 2019 году статистика тоже не радовала

В сельскохозяйственных предприятиях на начало марта 2019 года, по сравнению с соответствующей датой 2018 года, поголовье крупного рогатого скота сократилось на 3,0%, лошадей – 13,2%, оленей – 6,7%, птицы – 9,3%, поголовье свиней увеличилось на 0,1%.

В сельскохозяйственных организациях в январе-феврале 2019 года по сравнению с январем-февралем 2018 года производство скота и птицы на убой (в живом весе) уменьшилось на 34,0%, молока – на 14,7%, яиц – на 9,8%.

И за 2017 год тоже

По данным территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Саха(Якутия), на 1 января 2017 года поголовье КРС составило 186 510 голов, что на 0,4 % меньше уровня прошлого года на аналогичную дату. Из них коров за 2016 год стало меньше на 1,2 % и сейчас поголовье составляет 74 400 голов. Тут нужно отметить, что Якутия в значительных количествах постоянно завозит коров из-за пределов республики и они входят в статучет. Без учета этого фактора процент падения поголовья был бы выше.

Собственно, как и в 2016 году

По состоянию на 2 июня 2016 года, по оперативным данным управлений сельского хозяйства республики, поголовье крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств составляет 231 650 голов (98,3 % от уровня прошлого года), в том числе 82 618 коров и телок (97,8 % от уровня прошлого года).

Отел коров во всех категориях хозяйств по состоянию на 2 июня 2016 года составляет по оперативным данным 50 004 голов (в прошлом году было 51 825 голов), или 96,5 % от уровня с соответствующего периода прошлого года. Всего отелилось 60,5 % коров от всего маточного поголовья (в прошлом году было 61,7%).

И это лишь беглый просмотр предыдущих публикаций по теме сельского хозяйства республики.

Пока статистика сельскохозяйственных показателей за вышеуказанные годы нас не радовала, Министерством сельского хозяйства республики осуществлялась поддержка фермерских хозяйств, в том числе в виде грантов. Но на улучшении показателей, как мы можем наблюдать, это не сказалось.

Конечно, последние два года с пожарами и наведениями оказали своё влияние на состояние сельского хозяйства республики. Но ведь не каждый год с 2012 по 2022 сопровождался природными катаклизмами.

В завершении автор письма предлагает своё видение организации системы грантовой поддержки.

«Необходимо передать полномочия по распределению грантов администрациям районов или управлениям сельского хозяйства, а не чиновникам Минсельхоза – этот механизм пора менять. Необходимо установление контроля в плане отслеживания результатов у тех, кто получил гранты. Создание рабочих мест должно стать обязательным условием предоставления грантов. Основным ориентиром должно быть фактическое увеличение производства конечной продукции. Если дали деньги на развитие животноводства, то должны расти фактические показатели по молоку и мясу. Без приписок и прочих бюрократических уловок. За каждый рубль поддержки должен быть спрос. Иначе на фоне замалчивания результатов грантовой поддержки, мы будем видеть только громкие скандальные заголовки о возбуждении уголовных дел в отношении руководителей министерства сельского хозяйства и грустную статистику со снижениями по всем основным показателям», – подытожил автор письма.

Оставить комментарий

Войти с помощью: