Skip to content

АНОНС !!!

“В своем горе я обращаюсь не к врачам, а ко всем людям с похожей ситуацией”. Якутянин о смерти отца, скончавшегося от коронавируса

В последние два года мы теряем наших родных от страшной болезни. В таких ситуациях неизбежно возникают вопросы, на которые, увы, не слышим ответа. Мы не знаем, все ли было сделано для того, чтобы спасти человека? Почему нам никто не объясняет, как проходит лечение и в каких условиях находится наш родной человек? Какие меры необходимы, чтобы свести потери к минимуму?

В редакцию Сахадэй обратился молодой человек, в феврале потерявший отца. Публикуем историю, которой он поделился с нами.

“Меня зовут Александр Сивцев. В этом году я потерял отца Василия Иннокентьевича Сивцева.

Папа скончался 21 февраля в результате перенесенного заболевания новой коронавирусной инфекции COVID-19. До этого, 4 февраля, он был переведен в реанимацию инфекционного отделения ГБУ РС (Я) Республиканской больницы №2 Центра экстренной медицинской помощи по адресу: г. Якутск, ул. Петра Алексеева, 83а.

Во время его болезни мы периодически созванивались, я также звонил врачам и спрашивал о состоянии отца. Сперва показатели пугали: низкая сатурация, высокое количество лейкоцитов… В один светлый день воспаление начало отступать, мы созванивались и радовались, но слышали в ответ, что папа издает звуки тревоги и жалобы.

Почему звуки? 14 лет назад отец перенес тяжелый инсульт, речь так и не восстановилась, также появился парез правых конечностей – он не мог шевелить правой рукой. Несмотря на всё это, у отца сохранился ясный ум, он научился передвигаться с тростью, самостоятельно справлялся с бытовыми делами, постоянно тренировал больную руку… Больно вспоминать, как мы гуляли, наматывали круги в сквере Аммосова – это было счастьем, я счастлив, что вырос с таким замечательным отцом, счастлив, что мог потом заботиться о нём.

Что же в больнице пошло не так? Как-то мы позвонили врачам, и нам сообщили, что у отца сильно опухла больная, “нерабочая” правая рука. Оказалось, медперсонал закрепил на ней манжет прибора постоянного контроля давления. В итоге сосуды руки были пережаты, началось страшное воспаление и общее ухудшение состояния. Уровень лейкоцитов вновь зашкаливал. Наши надежды таяли с каждым часом. Отец уже не отвечал на звонки, его подключили к аппарату ИВЛ, и через два дня он умер…

Я не могу спокойно жить дальше, зная, что моего отца, инвалида, могли травмировать во время лечения! Я понимаю, что он не в отель попал, но каждый пациент обязан получать должное внимание! Сейчас я не даю оценку по вопросу того, повлиял ли этот инцидент с манжетой на смерть отца. Выжил бы он, или все равно умер чуть позже, решит экспертиза. Как и положено, я подал обращение в прокуратуру и голословно никого не обвиняю.

Я связался с заведующим инфекционного отделения РБ №2, его возглавляет Рожин Захар Маркович. Во время нашего разговора по телефону я не услышал от него какого-либо плана по спасению папы, лишь сухое и краткое “лечение он уже получил” и никакой информации о травме. Честно сказать, сложилось впечатление, что мне намекнули на неминуемый конец, мол, даже и пытаться лечить, что-то предпринимать уже нет смысла!

Да, но при поступлении папа был в сознании, отвечал на звонки, мог смеяться. Был день, когда его состояние начало улучшаться! А потом случился тот самый роковой момент с манжетой, неужели они заранее приписали его к безнадежным и опустили руки? … Ковиду уже несколько лет, уже есть проверенные методики, можно организовать консультации с врачами из других регионов.

Как можно было на фоне такой тяжёлой болезни допустить эту нелепую травму, недоглядеть за слабым человеком, который нуждался в особом внимании?

Я не отрицаю того, что папа умер из-за коронавируса, я лишь подчеркиваю возмутительный факт, что в больнице его травмировали! Инвалид, который не может ясно сообщить о своём состоянии, о своих болях… Врачи должны окружить таких людей максимальным вниманием и постоянным наблюдением.

14 лет назад, когда случился инсульт, моего папу спасла настоящая команда супергероев – реаниматологов, неврологов, физиотерапевтов, массажистов и других врачей отделения неотложной терапии РБ №2, а после его ставил на ноги медперсонал реабилитационного центра на Рихарда Зорге.

Тогда мы ни капли не сомневались в профессионализме наших “бывалых” врачей, также надеялись на эту команду… В сети часто пишут, что она состоит в основном из молодых работников, только они согласились работать в условиях пандемии.

Да, врачам в “ковиднике” тяжело, они не спят ночами, жертвуют личным временем, комфортом и другими вещами, но сейчас везде такая обстановка.

Я ни в коем случае не отрицаю большие заслуги тех врачей, которые спасли уже тысячи человек за эти годы, но я ругаю и не понимаю тех, кто додумался нацепить инвалиду манжету для постоянного контроля давления прямо на парализованную руку!

Думаю, даже не врач заподозрил бы здесь что-то неладное.

Я ждал папу, мы много испытаний преодолели, все мы в нашей семье бойцы… Но вместо того, чтобы радостно встретить его из больницы, нам выдали его сумку, очки и тросточку, я не обнял его, не взял за руку…

Зачем я это пишу? Я не требую какую-то материальную выплату, не требую извинений… В своем горе я обращаюсь не к врачам, а ко всем людям с похожей ситуацией, к тем семьям, которым, возможно, ещё только предстоит с этим столкнуться…

Не молчите, не сидите сложа руки, не надейтесь без действий! Контролируйте процесс лечения, спрашивайте имена и фамилии врачей, ведите дневник в тетрадке, по дням записывайте нужные данные, звоните в отделение днем и вечером!

Равнодушные, уставшие врачи могут упустить многие моменты в состоянии пациента. Им может быть не до того, инвалид или старик перед ними. Расспрашивайте про ход лечения, узнавайте детали. Иногда случается так, что благоприятный исход больше зависит от внимания и заботы самих родственников. К сожалению, нет гарантий, что первоклассные специалисты будут рядом в нужный момент. Горькая лотерея: либо больного вытащат с того света, либо “бросят в воду”, где он “выплывет, так выживет, а если нет, так нет”…

Если вам откликаются мои слова, моя боль, не стесняйтесь писать мне. Я пойму вас как никто другой.

Надежда отвернулась от моего отца, но я искренне желаю, чтобы другие боролись за своих близких, не опускали руки. Пусть смерть папы окажется не напрасной – будьте внимательнее к действиям врачей, активно участвуйте в спасении своих любимых, берегите их изо всех сил!

Меня зовут Александр Сивцев, любящий и скорбящий, единственный ребенок семьи. Sivtsev_AV@mail.ru”.

Sakhaday.ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: