Skip to content

АНОНС !!!

“В федеральные структуры я зашла с улицы!”. Как общественница из Якутска побывала на приеме в Генпрокуратуре, администрации Президента РФ и минтруда

Как помочь семьям с детьми-инвалидами, многодетным, малообеспеченным семьям, хорошо знает Наталья Сивцева – известная общественница. Благодаря ее проекту «Цунами добра» уже много лет Наталья Дмитриевна и ее единомышленники делают то, что, по сути, должны делать соответствующие социальные службы. 10 лет она помогает людям, чем может – на собственные средства, договариваясь с неравнодушными директорами магазинов, бизнесменами, депутатами. За 10 лет общественной работы Наталья Дмитриевна прошла через многое: обила пороги сотен кабинетов, написала сотни запросов, помогла сотням семей в их проблемах.

«Горячий телефон», или «я их не брошу»

Люди, не дождавшиеся помощи от органов, которые обязаны по долгу службы этим заниматься, изливают свои боль и отчаяние Наталье. «Мой телефон «горячий» 24 часа в сутки семь дней в неделю», – говорит она.

Ей пишут и звонят и днем, и ночью. Нет лекарств, не хватает продуктов питания, и одежды, возникли проблемы с жильем и регистрацией. Задолженности по квартплате, отключили электроэнергию, нужна реабилитация детей с инвалидностью, не могут выбить алименты, затопило дом, приставы заблокировали карты, помощь в трудоустройстве и многое, многое другое.

Кто-то скажет: сами виноваты. Нужно вовремя платить за квартиру, работать, а не бездельничать, получать зарплату и выплачивать кредиты, что рожали они для себя, а не для государства, что нужно сначала думать головой, что пенсия по инвалидности, социальные и «путинские» пособия в месяц на детей составляют неплохую сумму… «Так-то оно так, конечно», – соглашается Наталья:

– Но это ведь люди, попавшие в трудную, порой безвыходную ситуацию, и дети ни в чем не виноваты. Особенно – если это дети-инвалиды. Да и как работать, когда на руках у тебя особенный ребенок, за которым нужен круглосуточный пригляд, а поддерживающие лекарства, подгузники, спецпитание стоят недешево. Если посчастливилось попасть на реабилитацию – такси туда и обратно тоже влетает в копеечку. Чтобы выйти на работу – на няньку или сиделку просто нет лишних средств.

А представьте себе, если это не единственный ребенок в семье, а мама одна, отца нет или он не платит алименты, то как ей выкручиваться? Сейчас за каждый шаг нужно платить.

Для чиновников эти мамочки и их дети – всего лишь цифры на бумаге. Сухая статистика. Для меня же – это живые люди, реальные истории, я вхожа в их дома, я вижу, как они выживают, как порой опускаются у мамочек руки, как дети рады каждому слову, капельке внимания со стороны, каждой конфетке! Я не могу их бросить.

«Мои мамочки» – именно так называет этих женщин Наталья Дмитриевна.

«Как удалось попасть генпрокуратуру России»

Общественнице удалось добиться приема в Генеральной прокуратуре России и у уполномоченного представителя Президента РФ.

В прокуратуре РФ ее приняли очень хорошо, рассказывает Наталья Дмитриевна.

– Никто не дергается, не смотрит свысока, все доступно объяснили. Я так этому удивилась! У нас же что ни секретарь в приемной – то маленький начальник, – грустно говорит Наталья. – А мне там все показали, рассказали, как заполнять запрос, документы, где что писать, где подписывать. Вот они действительно работают с людьми по-людски: к каждому индивидуально подходят.

На приеме прокурор отдела приема граждан управления по рассмотрению обращений и документационному Генеральной прокуратуры РФ Эдуард Сергеевич Кучин Натальи Дмитриевны поинтересовался:

– А почему вы сначала не пошли к своим?

– Простой человек просто так на личную встречу к нашим руководителям не попадет. О личных приемах прокуратуры не слышала. Все обращения принимаются «в ящик», и входящего номера документа у этих обращений просто нет.

По словам Натальи, пойди докажи потом, что ты что-то писал и когда-то обращался с проблемой. «И когда, спустя какое-то время, начинаешь отзваниваться, чтобы выяснить судьбу обращения, приняли ли в работу, какие подвижки, на что можно рассчитывать – это обращение не находится…».

– Я привезла жалобы в ущемлении прав моих мамочек. В основном, про аварийные дома. Родители, кроме того, что вынуждены бороться за здоровье своих детей, за их минимальное обеспечение, еще и обивают пороги республиканских учреждений! И чиновники в течение многих лет «футболят» их из одного учреждения в другое, а толку нет. Переливают из пустого в порожнее. Результата ноль. Заступиться некому. Поэтому я, как общественник, записалась на прием и приехала в Москву, искать правду.

Оказывается, за пределами республики совсем по-другому: все органы власти работают, ведут приемы. В Министерство труда России я зашла просто с улицы, после приёма в прокуратуре, без предварительной записи даже! Просто зашла и сказала: я из Якутии, примите меня! И на тебя не смотрят как на “умнаhыт киhи”, всё хорошо объясняют, я все документы передала. Теперь ждём ответа.

Один из примеров: был статус общежития, потом его перевели в статус многоквартирного дома. У многих жилье – 11 кв.м., а платят они как за 39 жилых кв.м! Говорили мне: около 10 тысяч! И с каждым годом все дорожает. И в генпрокуратуре, и в администрации Президента меня спросили: прежде чем снимать статус общежития, сделал ли муниципалитет какую-нибудь перепланировку, капитальный ремонт? Я сказала: нет.

С сожалением она констатировала: встречи в генпрокуратуре ей удалось добиться быстрее и проще, чем у чиновников местного уровня:

– Я задаюсь вопросом: почему такие приемы не ведутся у нас в Якутске? Вроде же ограничения сняли. Сделали бы день открытых дверей для горожан. В администрации стоят специальные кейсы, где можно оставить свои обращения и жалобы. Я с января месяца туда как на работу ходила, свои письма опускала – и где они? Ни ответа, ни привета… Я быстрее записалась на личный прием в генпрокуратуру России, где меня приняли! А к нашим чиновникам с января месяца пытаюсь попасть. Недавно снова звонила по номеру 40-80-76, и задала вопрос – как записаться на приём. Мне сказали: ограничения не сняли. Вот и весь ответ.

Сегодня (20 апреля – прим.ред.) с утра снова сижу на телефоне, обзваниваю всех – нигде нет личного приемов граждан. Но я настроена серьезно. Потому что у большинства моих подопечных – ситуации более чем серьезные…

«Я – не суперменша»

«Может, я для своих властей какая-то скандальная, неадекватная, потому что отстаиваю права тех, за кого некому заступиться?», – недоумевает общественница.

– Поверьте, я не считаю, что я какая-то Суперменша. Знаю – не одна такая, есть и другие сердобольные люди. Но если бы чиновники на 100% отрабатывали то, что должны, таких ситуаций было бы гораздо меньше. Конечно, я вынуждена ругаться с ними – но ведь бегаю я не за свои проблемы, а за людей и детей-инвалидов, многие из которых лежачие, и которые уж точно не побегут выпрашивать и выбивать для себя что-нибудь. За мамочек с 3-5 маленькими детьми. Они не могут достучаться до чиновников, у которых крепкая защитная стена – секретари и фраза «личного приема нет». И они мне звонят, плачут. Не за себя плачут, за детей. И сегодня я безуспешно добиваюсь встречи.

Получается круговорот чиновников в природе: пока новые ознакомятся со всеми документами, только вникнут – и их убирают по каким-то причинам – новенькие снова начинают «ознакамливаться». А потом их что, опять уберут? И так по кругу. А когда будет результат? Кто будет решать проблемы народа? Они закрываются от нас.

Разве хорошо, что в результате люди не будут верить? Как организовывать праздники и корпоративы – вируса нет. А как прием граждан – у нас, оказывается, ограничения.

В администрации Президента РФ

Побывала Наталья Дмитриевна и на личном приеме в администрации Президента Владимира Путина – у главного советника Департамента обеспечения деятельности приемной Президента РФ по приему граждан Игоря Ивановича Иванова. Рассказала о многом: о мигрантах, что продукты дорожают (это сильно бьет по карману малоимущих семей, и практически не контролируется). Что не ведутся личные приемы граждан, которые нуждаются в срочной помощи. В том числе и об очень больном: как у нас работают судебные приставы, арестовывающие карты с детскими пособиями и пенсиями детей-инвалидов, но при этом никак не могут найти злостных алиментщиков, а у пенсионеров снимают со счетов последние копейки.

“С моего письменного согласия велся видеопротокол, вся беседа была записана. Игорь Иванович поблагодарил меня за обращение, и обещал, что озвученные мной вопросы будут решать «в порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации под номером 59».

Теперь мы – я и мои мамочки – надеемся на добрые вести. Кстати, уже у многих мамочек уже сняли аресты с карт и запрет на регистрацию, Центр психологической помощи начал работать с их детьми”, – говорит она.

***

Вдогонку. Общественница Наталья Сивцева добилась приема в мэрии Якутска.

Sakhaday.ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: