Skip to content

АНОНС !!!

«Произошел полный выход из тела, и я повис над собой» История россиянина, который уехал на Север и внезапно стал шаманом

Плато Путорана — гигантский приполярный горный массив, сравнимый размерами с Великобританией, называют полюсом недоступности. В его центральной части, на озере Лама, живет человек, которого коренные народы Таймыра, нганасаны и долганы, считают своим шаманом. Что такое шаманизм, как пережить клиническую смерть и открыть в себе сверхспособности, как духи влияют на наш мир и как все это вообще работает, «Ленте.ру» рассказал белый шаман Олег Крашевский.

Место великой силы

Олег Рейнгольдович Крашевский (1958 г.р.), потомок латышского стрелка и немецкой баронессы, родился в Норильске. Его родители — геодезисты, много лет работавшие в тайге и тундре, привили сыну любовь к Северу. Работая в НИИ сельского хозяйства Крайнего Севера, Олег подолгу жил среди коренных жителей Таймыра — эвенков, долган, энцев, нганасан, изучая их быт, обычаи, культуру и уникальные способности. В 1987 году он увлекся биоэнергетикой. Лечил местных жителей, которые сначала в шутку, а затем уже вполне серьезно стали называть его Сырай-Коу-Ня, что в переводе с нганасанского означает «белый шаман».

Со временем Олега как шамана признала и приняла значительная часть коренных жителей Центрального Таймыра, что открыло доступ к их священным местам. Ему показывали, дарили или продавали многое из того, что «белые люди» никогда бы не увидели. Это дало возможность собрать уникальную этнографическую коллекцию. Появилась идея создания на ее основе музея.

Местом для музея было выбрано озеро Лама — одно из красивейших озер плато Путорана. Там, у подножия Шайтан-горы, в окружении сотен водопадов, на «месте великой силы», где веками камлали эвенкийские шаманы и до сих пор видны развалины древних храмов, Олег построил дом, в котором разместился музей, а позднее и база для приема гостей. В настоящий момент в коллекции Этнографического музея озера Лама уже больше тысячи экспонатов, из которых особый интерес представляют культовые предметы, семейные и родовые идолы, обереги и предметы шаманского ритуала. Из-за значительной удаленности до Олега Крашевского добираются немногие, тем уникальнее опыт, который они могут здесь получить.

О белом шамане я узнал несколько лет назад в Норильске, где собирал материал для ряда публикаций о Российском Севере. Очень хотел с ним встретиться, но до плато Путорана в тот раз так и не добрался. Зато привез из командировки прекрасно изданную им книгу-альбом «Нганасаны. Культура народа в атрибутах повседневности», которая очень помогла мне в работе. Но, видимо, так было суждено духами, чтобы наша встреча все же состоялась.

«Духи выбирают людей, которые подходят им для контакта»

Расскажи о шаманизме так, как если бы я ничего об этом не знал.

Начнем с того, что для шамана окружающий нас мир совсем не такой как его представляет нам современная наука. Например, параллельные миры. А древние люди о них хорошо знали. И когда-то давно каждый человек мог выходить в «иномирие», чтобы на других уровнях общаться с духами. Постепенно стали выделяться люди, у которых это получалось лучше, чем у остальных. Это и были первые шаманы. Они выделились из среды людей как посредники между людьми и духами. Поэтому шаманов называют посредниками или избранниками духов.

То есть шаманов выбирают сами духи?

Да, духи выбирают людей, которые подходят им для контакта с миром людей, потому что они тоже в этом заинтересованы. Но способности даются не просто так и шамана ко многому обязывают.

И как это происходит?

У традиционных народов этот процесс проходил предсказуемо. Например, у нганасан было десять родов и в каждом роду было по два-три шамана, а в больших родах и больше. Когда умирал один из старых шаманов, духи искали ему замену. У некоторых народов, как у нганасан, были наследственные способности к шаманизму, передававшиеся от отца к сыну. Это не привилегия, а именно способности. У других народов способности не зависели от родства.

Духи выбирают нужных им людей, а дальше происходит так называемая «шаманская болезнь». Духи забирают в свой мир часть души избранного ими человека для проверки и обучения.

В это время часть души человека находится в другом измерении, его там могут варить, перековывать, пересчитывать ему все кости… Проверять и перепроверять. Очень много всего там может происходить. И как только духи убеждаются, что человек им подходит, его начинают обучать, показывать ему дороги и тропы шаманских миров. Знаешь, почему сейчас практически не осталось настоящих шаманов?

Почему?

Дело в том, что во время шаманской болезни человек впадает в состояние невменяемости. Он старается уединиться, уходит в тайгу, в горы, в тундру, может неделями сидеть в таком вот состоянии в дупле дерева или в пещере. Когда это происходило у традиционных народов, все понимали — рождается новый шаман. О нем заботились, ему помогали, подкармливали, охраняли… Такое состояние могло длиться несколько недель или несколько месяцев. Человек может погибнуть, не выдержав нагрузок, что тоже нередко случалось. Но если он выходит из шаманской болезни, это уже совсем иная личность — не обычный человек, а подготовленный и обученный духами шаман.

К сожалению, в наше время это уже невозможно, потому что теперь как только человек впадает в подобное состояние, ему сразу отводят место в психушке на коечке между Наполеоном и Александром Великим. Дальше аминазин, галоперидол, и на этом все заканчивается…

«Когда происходит серьезное колдовство, все очень просчитано»

Ты ведь тоже перенес шаманскую болезнь и чуть не погиб? Расскажи об этом.

Это было в 1989 году. Я приехал в Москву по делам, продавал оленьи панты через одну коммерческую структуру. И когда встретился с ее руководителем, — а я к тому времени уже занимался биоэнергетикой, лечил людей и у меня был определенный опыт — увидел у него рак пищевода на серьезной стадии. Оперировать его было уже поздно, консервативная терапия не помогала. Я предложил ему свою помощь. Он не особенно поверил, но согласился. Работал я с ним всего минут пятнадцать, а потом уехал к себе в Норильск.

Прошло месяца два и вдруг он меня вызывает в Москву. Прилетаю, меня встречают прямо у самолета, везут на правительственной машине в гостиницу «Россия» — офис у них был рядом с Кремлем. На следующий день я встречаюсь с ним, и он рассказывает, что обследовался в клинике 9-го управления, и опухоли там не обнаружили. Рак у него исчез.

Фирма эта занималась много чем, в том числе и всякими экстрасенсорными исследованиями, и у них в штате было несколько — назовем их так — «биоэнергетиков». В том числе и один очень сильный колдун. Он тоже лечил руководителя, но то ли не мог вылечить его до конца, то ли специально решил держать на коротком поводке — в результате тот завис в промежуточном состоянии. А я в то время наивный был, думал, что все добрые. Мне интересно было с ним пообщаться, думал, может чему научусь…

Научился?

Еще как! Есть такое понятие — энергетический удар. Я знал об этом, но никак не предполагал, что могу его получить от человека, которому доверяю. И он мне его нанес. А когда происходит серьезное колдовство, все очень просчитано. Удары могут быть с оттяжкой на 12, 24, 48 часов… И вот в пятницу вечером у меня начинаются сильнейшие боли в животе, и я начинаю терять сознание. Меня отвозят на скорой в больницу, а у врачей выходные дни. Я лежу до вечера воскресенья и понимаю — мне конец. Вызываю дежурного врача и говорю ему, мол, если меня сейчас же не заберут на операцию, то я сам себе живот вскрою. Он в глаза мне посмотрел и понял, что я это сделаю.

Меня отвезли на операцию и обнаружили, что кишечник разорван в трех местах. При этом на животе ни гематомы, ни следов от ушиба, вообще ничего! А внутри все раздавлено.

Зашили и положили на обычную койку умирать, где я пролежал с перитонитом до следующей пятницы. Редчайший случай в медицине — обычно при перитоните без лечения умирают на четвертые сутки.

А друзья твои куда же смотрели?

Им по телефону сказали, что у меня был аппендицит и операция прошла нормально. А раз я сам не звоню, значит, проблем нет. Тогда же мобильных телефонов не было. Я раз сорок просил и персонал, и больных позвонить, но никто так этого и не сделал. Так и бывает, когда складывается жесткое колдовство.

Через неделю мужик, которого я вылечил, решил проведать меня. Приехал со значком Верховного Совета СССР и двумя телохранителями. А я к тому времени уже выглядел как покойник. Через две минуты телохранители очистили палату, прибежал зав. отделением, потом главный врач. Им объяснили, что с ними будет, если этот парень умрет. А потом еще и моя жена приехала с кучей денег. Начали всем взятки раздавать… И меня стали спасать. Восемь месяцев и 11 операций. (Олег поднимает рубашку, весь живот у него в жутких рубцах).

«Я вишу над собой, и с телом меня соединяет только жгут»

А какое эта история имеет отношение к шаманской болезни?

Самое непосредственное. Как это всегда бывает: нет худа без добра и добра без худа. Пока меня спасали, врачам было не до моего психического состояния. То есть им некогда было отслеживать мои бредни, пока я два месяца между небом и землей болтался. Вместо 120 килограммов натренированных мышц от меня осталось 45. Скелет! Кости, обтянутые кожей. Я постоянно вырубался, находился в состоянии, напоминающем летаргию, меня периодически откачивали, возвращали в сознание, я cнова вырубался… Вот таким образом у меня проходила шаманская болезнь. По 20 часов в сутки я летал и за это время прошел обучение, посвящение, инициацию и так далее…

Как ты это все ощущал? Ты мог видеть себя со стороны?

Да. После операций я рассказывал врачам кто из них о чем говорил, кто во время операции куда отходил, кто какую сестру по заду хлопал… Довольно забавно все было.

И ты вот прямо сейчас можешь выйти из своего физического тела? Как это происходит? Ты впадаешь в какой-то транс?

Необязательно. Есть несколько уровней. Можно выйти на один уровень, можно на несколько — полной матрешкой.

А как это произошло в первый раз? Что ты чувствовал?

Первый полный выход случился, когда мне ставили «подключичку» и попали в нервный пучок. Страшная боль, я издал какой-то нечленораздельный вопль, и у меня схлопнулось все. И вот я вижу потрясающую картину, как мультик:

От меня отделяется шар размером с мою голову, как воздушный пузырь разноцветный, переливается и с жуткой скоростью летит в сторону стены. А у меня сознание работает, и я думаю, как же так, стена вот рядом, а он летит так долго.

То есть пространство и время искажены, а сам я могу видеть все со стороны. Долетает до стены, бьется об нее и разлетается на много-много маленьких пузырьков.

Я начитаю присматриваться — в этом пузырьке меня мама в школу ведет, в этом — я где-то в тундре шарюсь, а тут — только родился и меня мама грудью кормит и так далее. И я понимаю, что моя жизнь раскололась вдребезги. А дальше происходит первый полный выход из тела, и я повисаю сам над собой.

«Я понимал, что там ужасно, страшно, больно и тяжело, а здесь такая легкость…»

Это была клиническая смерть?

Это была клиническая смерть. Меня могло унести совсем, и тогда я бы умер окончательно, потому что в то время летать и возвращаться назад я еще не умел. Смотрю на себя сверху вниз, и у меня появляется мысль: «Ведь это надо же, как ему больно!» И за эту мысль я совершенно случайно зацепился. То есть — стоп! Кому — ему? Ведь это я! И я включил сознание. А не включился бы — меня бы, вероятно, унесло.

То есть ты не захотел расставаться со своим физическим телом?

Я понимал, что там ужасно, страшно, больно и тяжело, а здесь такая легкость… Но я знал, если уйду, то это насовсем. А я не был еще готов. В этот момент доктора понимают, что я уже не с ними, и начинают меня откачивать. Тащат дефибриллятор — бултых!

А я начинаю учиться летать при полном выходе из тела. Что если попробовать вот сюда подвинуться? Ага, получается. А если сюда? В это время я завис над собой, и с телом меня соединяет жгут. И я ощущаю тягу вверх и вбок, где-то под 60 градусов. Меня тянет, а я понимаю, что если жгут оборвется, то будут большие проблемы — вернуться будет почти невозможно. И начинаю вкладываться обратно в свое тело.

А как этот жгут выглядит?

Белесый такой, как пуповина. Я потом такие «пуповины» не раз у других людей видел… И вот я подвигаюсь, подвигаюсь… и вкладываюсь назад в свое тело. В это время меня опять разрядом лупят — шпок! Адская боль, и я дома. Вот таким образом это происходило.

Уже потом я осознал, что это судьба мне все так подготовила. Потому что в любом другом случае я шаманскую болезнь бы не прошел. Меня бы в психушку отправили. А тогда врачам было не до этого. В то, что я могу выжить, вообще не верил никто.

«Истинный шаман работает с миром духов»

Как все это можно объяснить с точки зрения научных знаний? Если использовать более понятные обычным людям категории, что это — биоэнергия, внушение, подсознание? Как это работает?

Существуют разные способы работы с энергиями, разные способы лечения. Сейчас многие себя называют шаманами, это выгодно. И благодаря внушению, ритуалу, атрибутике, люди им верят. И многие из них действительно что-то могут. Но они не являются истинными шаманами. Настоящих шаманов процентов пять-семь. А скорее всего, еще меньше. Истинный шаман работает с миром духов. А мир духов способен распространять свое влияние на очень многое из того, что происходит в нашем мире.

Можешь пояснить это каким-то примером, чтобы было понятнее.

Ну например. Одного из последних нганасанских шаманов — Тубяку — в начале перестройки привезли в Москву и устроили ему камлание где-то недалеко от Кремля. Он был настоящий сильный шаман. Многое умел. Тубяку спрашивает: «А что просить-то? Я же не могу к духам просто так идти». Ему говорят, мол, попроси успеха для всех здесь присутствующих. Он отвечает: «Я, конечно, попробую, но это как-то не конкретно». А в съемочной группе был оператор, у которого давно и сильно болела поясница. И оператор говорит: «Отец, вот у меня спина очень болит. Можно помочь?»

Дальше Тубяку ведет камлание на нганасанском языке. Поет о том, что в данный момент с ним происходит. Вот он идет через проходы, примерно в течение двадцати минут доходит до одного из сильных духов верхнего мира. Тот спрашивает: «Зачем пришел, что надо?» Шаман отвечает, мол, присутствующие просят благополучия. Дух сердится — что это за ерунда такая, с которой ты пришел? Тубяку объясняет, что есть и другая причина — человек, у которого болит спина. Дух просматривает этого человека и начинает объяснять, с чем связана болезнь. Они это обсуждают. Тубяку кормит этого духа через себя, выпивая стопку водки. Они что-то еще делают, я точно уже не помню. И дух говорит: «Ну все, отныне этот человек никогда мучиться поясницей не будет». И в этот момент мужик, который мучился несколько лет, толкает соседей: «У меня поясницу отпустило!» При этом он сам ничего не делал и уж точно не мог понять, о чем пел Тубяку.

Все это другой мир, который мы совершенно не знаем. Я тоже до конца эти взаимодействия объяснить не могу. Но они тем не менее работают.

«Я никогда не камлаю на публику. Это совершенно неприемлемо»

Камлание может проводить только шаман?

Настоящее камлание может проводить только шаман. Еще раз повторюсь — мы говорим о настоящем камлании, а не о том, что сейчас делают так называемые шаманы. «Э-э-э… ээээ…», и под это «эээ…» все танцуют. Типичный пример: на Ольхоне шаман, который с шестью пальцами, — аферюга! Он не является шаманом. Его уже многие предупреждали из знающих: «Батенька, ты доиграешься рано или поздно».

Еще очень вредная вещь — шаманские семинары. Шарлатаны, пользуясь доверчивостью любознательных людей набирают за деньги всех желающих и за пять дней обещают сделать их шаманами. Мало того, что это чистый надувательство, так еще и очень опасное предприятие. Ведь люди, которые ничего не умеют, лезут потом без всякой защиты в очень темные и опасные места, где калечатся, болеют и даже могут погибнуть.

Имеет ли значение место, где проводится ритуал?

Место имеет значение, но не решающее. В намоленном месте все легче будет происходить.

К камланию нужно как-то специально готовиться? Поститься, исполнять какие-то ритуалы?

У некоторых народов — да. Это называется атрибутивность. Если у какого-то народа так принято, значит, так и надо делать. У нганасан этого не было. Просто соответствующим образом настраивались.

А какие-то психотропные вещества шаманы во время камлания используют?

У многих народов используют. Например, грибы. У нганасан — нет. Совершенно.

Как часто шаман может проводить камлание?

Раз в два-три дня — легко. Можно чаще, даже несколько раз за день.

А ты часто проводишь?

Тут опять вопрос атрибутийности. Я провожу камлание не совсем так, как нганасаны. Мне не обязательно нужен бубен и костюм. Хотя часть костюма находится всегда при мне. Я соответствующим образом покрыт ритуальными татуировками, которые сняты с настоящих шаманских костюмов. Это облегчает мне работу. И мне не обязательно проходить длинные пути, я могу сделать это быстрее.

А когда к тебе на Плато Путорана приезжает группа туристов, ты с ними камлаешь?

Нет. Я очень редко это делаю. И никогда не камлаю на публику. Это совершенно неприемлемо.

А если у людей проблема, и они тебя просят?

Так — да. Это другое. Тогда я работаю, тогда я камлаю. Но для этого совершенно не обязательно брать бубен и в него стучать, хотя в определенной степени это облегчает процесс. Просто потому, что так люди воспринимают ритуал серьезнее.

«Я его впихнул обратно в тело»

Что происходит, когда ты камлаешь?

В первую очередь я призываю тех духов, которые в этой ситуации могут помочь. Я уже заранее это примерно представляю и вызываю тех, кто лучше подходит для конкретной задачи. Одно дело отыскать потерявшуюся вещь, другое — залечить рану.

Ты с какими-то конкретными духами работаешь? Знаешь их по именам?

Конечно. Их примерно порядка 170.

В этот момент у тебя имеет место двойная ориентировка? То есть ты находишься тут и одновременно в мире духов?

Не всегда. Это зависит от сложности задачи.

А какие бывают задачи?

Поясню на примере. Произошло это в середине 90-х в поселке Усть-Авам. Там нганасаны живут и долганы, которые меня тоже любят и уважают. Пацанчик лет пяти, нганасан, шустрый такой, залез на крышу и схватился за провод, за фазу. Его так лупануло, что он пролетел по дуге метров семь-восемь, да и высота там была метров пять. Лежит на земле, не дышит, губы синие, сердцебиения нет. Вокруг полпоселка уже собралось.

Я подбежал и тут же включился — вижу, от него «пуповина» идет, а он над собой висит. Болтается как сосиска, без всякого понимания, что произошло. Я его тут же начинаю собирать в кучу и назад вбивать. Это довольно долго длилось. В таком состоянии теряешь ощущение времени, но мне потом рассказывали, что это минут десять продолжалось. Народ обалделый вокруг стоял. Но там, видишь, работать легче. Нганасаны и долганы понимают, что именно происходит. Они близки к этому. Потому что, если бы какой дурень стал бы лезть под руку, — «приведите доктора!» — могло бы и не получиться.

Я его впихнул обратно в тело и тут же с криком хлопнул в ладоши. А у него уже остывание началось, мышцы лица затекли, губы свело… Но включился!

Прибегает мамаша его, Людмила. «Ай-яй-яй!» — вопит! Еще через пять минут прибегает фельдшерица местная. Реакция была потрясающая: «А, тут Олег работает — мне здесь делать нечего». Вот тебе пример.

Что я только не лечил! И переломы, и насморк, и рак лечил… По раку у меня излечений штук десять точно есть. Зафиксированных.

Может, тебе на этом следует сосредоточиться?

Зачем? Я лечу тогда, когда ко мне обращаются. Ко мне обращаются — я лечу. У шаманов такой принцип. И еще — настоящие шаманы никогда не берут деньги за лечение, и я не беру.

А кстати, с тем колдуном, который тебя чуть не убил, что случилось? Ему так все это с рук и сошло?

Нет. Он умер через полтора года. Страшной смертью.

Оставить комментарий

Войти с помощью: