Skip to content

АНОНС !!!

БРОСОК НА ЗАПАД. Чем якутян заманивает Калининград

Федеральный курорт Светлогорск

 20 марта 2022 в 20:02Рубрика: Жизнь +

«Якуты, родненькие мои, приехали!». На нас смотрела русская женщина продавец лет 30. После суточного перелета из Якутска расспрашивать ее просто сил не было. Мои спутники лишь поинтересовались: «А как вы поняли, что мы из Якутии?». «Ну, якуты же добрые и красивые», – продолжила женщина, вызвав этим интерес всех своих коллег. Так нас встретил Калининград – область, в последние годы ставшая трендом переезда якутян.

Калининградская область давно нас манила. Европейская архитектура, мудрость Канта, сказки Гоффмана, живописный балтийский берег, на который волны регулярно выносят янтарь, сосны, умеренный климат, возможность путешествовать по Европе – это общий набор представлений об этом крае. Интерес к нему подогревали рассказы многочисленных знакомых, кому удалось побывать в Калининградской области, или кто там уже осел. Так что выбор места для очередного путешествия нам труда не составил.

Лучшие пляжи, по признанию местных, в Янтарном

Для нас было достаточно неожиданным, что, когда прусский Кёнигсберг стал русским Калининградом, здесь все же осталось богатое немецкое архитектурное наследие. В 1945-м английская авиация буквально сравняла Кёнигсберг с лица земли. Ковровым бомбардировкам союзников подвергались многие города, которым предназначалось оказаться в советской оккупационной зоне. Да и в СССР не было принято особенно церемониться с чужой враждебной культурой. Тем не менее, здесь много есть что посмотреть и чему удивиться. Даже нынешние новоделы из стекла и бетона стараются подражать традиционной для этих мест готике.

В исторической части Калининграда и других уголках области сохранились целые кварталы из аккуратных, будто пряничных домиков немецких бюргеров. Многие до сих пор используются по назначению, их особенно любят покупать немцы, чьи предки селились здесь еще до войны.

Города и поселки очень чистые. У жителей культ кошек, здесь в парках и на улицах для них строят домики. Коты толстые и довольные жизнью. Нередко доводилось встречать людей, выгуливающих сразу двух-трех мелких собачонок – больше таксы за неделю зверь нам так и не повстречался. Обязательно с собой пакеты для сбора отходов жизнедеятельности четвероногих, дог-пакеты везде бесплатно на улицах. А вот бездомных собак нам увидеть так ни разу и не довелось. Местные вообще не понимают, что это за проблема. У них где-то бегают чипированные псы, но никакой угрозы людям не несут. Как удалось победить бродячие стаи, нам так никто объяснить и не смог – просто не понимали вопроса.

Красные домики для бродячих кошек

Не претендую на объективность, но нам сказали, что в области обязательно посетить Калининград, Янтарный, Светлогорск и Зеленоградск. Три последних находятся на балтийском берегу. Из списка по времени не добрались лишь до Зеленоградска. В Янтарном, по общему признанию, лучший пляж на побережье. Белоснежный песок в обрамлении высоких деревьев, архитектура под стать. Множество кафе, ресторанов, гостиниц и других мест, ориентированных на отдыхающих. Как и в Светлогорске, номера на сезон здесь бронируют за несколько месяцев.

Во всей Калининградской области культ янтаря. Множество мастерских и магазинчиков по его продаже. Есть рестораны, где янтарем отделаны не только входные двери, стены и люстры, но даже полы в туалете. После такого знаменитая Янтарная комната уже не вызывает прежнего пиетета.

Ресторан с янтарными колоннами

6 тонн янтаря ушло на оформление ресторана

А вот кухню калининградских заведений общепита мы, признаемся, не оценили. Строганина из пеламиды, которую подают в каждом уважающем себя ресторане, так и вовсе вызвала дикий продолжительный смех. Охлажденная и абсолютно безвкусная, обезжиренная рыба – ничего общего с тем, что мы привыкли называть строганиной в Якутии. Впрочем, это буквально дело вкуса, и никак не омрачает общее впечатление от этих исторических мест.

Строганина из пеламиды. Когда ее по привычке стали есть руками, поймали на себе удивленные взгляды

А начали познавать Калининград мы с острова Канта и знакомства со вторым по величине в Европе органным комплексом местного собора, где несколько раз в день дают концерты.

Собор в Калининграде с самым большим в России органным комплексом

Не будучи оригинальными, побывали в немецком форте №11. Его гарнизон сдался советским войскам без боя и поэтому остался нетронутым в отличие от многих других фортификационных сооружений. Примечательно, что и в калининградском зоопарке на первом месте мемориальная доска, рассказывающая о том, как взвод Лапшина захватил зоопарк и защитил животных. К истории Великой Отечественной здесь относятся с особым почтением.

Сотни кроликов “стригут” газоны на территории форта

ПРУССКИЙ МАГНИТ

Уже вернувшись домой, я созвонился с руководителем якутской диаспоры в области Владимиром Окоёмовым. Сам он себя председателем не называет, говорит, что есть негласная незарегистрированная общественная организация земляков, в которой он всего лишь активист. Но все другие Окоёмова считают главой землячества.

Владимир Окоёмов на ысыахе в Калининграде

Владимир ОКОЁМОВ:

– Думаю, в Калининградской области сейчас проживает тысяча полторы якутян, 500-600 я знаю лично или хотя бы в лицо. Люди продолжают приезжать, много и саха, и русских. Кто-то остается, кто-то, особенно молодежь, пожив здесь год другой, возвращается в Якутию, потом снова приезжают, так и живут на два региона.

– Чем вы объясняете устойчивый тренд на переезд якутян в Калининградскую область?

– Как известно, рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше. Люди приезжают, видят, что здесь спокойно, хорошо, и остаются. Общаясь с земляками, переехавшими в тот же Краснодар, приходится слышать, что у них проблемы с адаптацией. Зимой там холодно, летом жарко, какая-то внутренняя неустроенность есть. В Калининградской области температура круглый год более ровная. Здесь же более спокойный и национальный вопрос, каких-то резких выпадов в наш адрес со стороны местных жителей не наблюдается. Многие из переезжающих, особенно молодые, говорят, что в Якутии в последнее время холодно стало. После прошлогодних лесных пожаров потянулись и семьи с маленькими детьми.

До коронавируса плюсом была возможность путешествовать по Европе. Съездить в Польшу за продуктами для нас так же, как из Якутска в Нижний Бестях. В Гданьск (Польша) ездили отдыхать на выходные, действовали облегченные визы местного приграничного передвижения. Была доступна вся Прибалтика, с шенгеном можно было легко добраться и до других уголков Европы. Сейчас в свете последних геополитических событий выезд практически невозможен. Но я думаю, всё обустроится, и в семье ссоры бывают…

Калининградская область небольшая, но и сейчас можно через Литву на своей машине выехать в Беларусь, а оттуда куда хочешь, дороги везде отличные. Вам-то самим здесь понравилось?

– Так скажем, было интересно. Хотя мы с женой пока не поняли, наше это или не наше. Прежде всего, вызывают опасение работа и заработки…

– Смотря как работать. И здесь нередко хорошо зарабатывают. Рабочих специальностей достаточно много, особенно в области строительства и всего, что с ним связано. Востребован медицинский персонал, преподаватели, а у узких специалистов – журналистов, юристов – думаю, здесь будут проблемы. Хотя и среди них есть те, кто хорошо зарабатывает.

 

В Якутии Владимир Окоёмов работал в правоохранительных структурах. После выхода на пенсию в 2016-м семья приняла решение о переезде в Калининград. Драйвером выступала дочь-восьмиклассница: определила для себя, что уровень образования в Калининграде выше, чем в Якутии, и с той базой ей легче будет поступить в центральные вузы. В Калининграде окончила последние четыре класса с одной «4», выступала на федеральном уровне за областную сборную по биологии, в общем, девочка нашла себя.

Владимир ОКОЁМОВ:

– Наша старшая дочь выбрала это место. Ей было это интересно. А мы все ради детей горы свернем.

– А вы-то себя в Калининграде нашли?

– Пенсионерю понемногу. Сейчас сижу в гараже, ремонтирую бензопилу, чтобы деревья в саду подрезать. У меня небольшое землевладение, яблони в саду – это моя заветная детская мечта. Родился я в Якутске, но вырос в Хомустахе Намского района. Считаю себя намским парнем, но вот сорвать утром яблоко с дерева всегда мечтал. Сейчас настрою пилу и проведу санитарную рубку.

Риелторством занимаюсь, помогаю нашим землякам покупать, продавать, арендовать квартиры. Для них это чужой город и поэтому обращаются ко мне. Стараюсь максимально помочь, рассказать всё, что знаю, объяснить, чем привлекателен или не привлекателен тот или иной район. И дальневосточники обращаются, в основном передают информацию друг другу.

– Ну, а как вам местная кухня? Признаюсь, мы ее не очень поняли.

– Я большой разницы не ощущаю. И здесь есть хорошая говядина, баранина, насчет продуктов здесь, по-моему, вообще проблем нет. Бырпаах готовим, угощаем друг друга. Единственное, очень скучаю по нижнеколымской рыбе. Пока служил, каждый год ездил в Черский на рыбалку, вот этих ощущений мне здесь очень не хватает. Иногда земляки привозят, угощают рыбой, а остальное- мясо и мясо, хлеб и хлеб…  Это не самое важное в жизни.

– Владимир, как якутяне общаются в Калининградской области?

– У нас, у всех якутян, общий менталитет, и где-то на чужбине элементарно не хватает общения. Люди хотят встречаться, вспоминать, поддерживать друг друга. Хотя бы раз в полгода где-то всем вместе попить чаю. Сюда приезжают из разных регионов. Нас же объединяют любовь к природе, какая-то душевная широта, огонь, балаган. Я здесь научился играть на хомусе, хотя раньше не было возможности попробовать себя на этом поприще.

В 2017-2018 мы провели два больших ысыаха. В 2019-м по финансам не потянули, в 2020-2021 были готовы, хорошая поддержка была от Постоянного представительства республики в Москве, но помешала пандемия. Надеюсь, в этом году все же проведем ысыах.

Мы плотно контактируем с руководством проекта Арт-Баден-Парк (коттеджный поселок), на территории которого много якутян приобрело земельные участки, их еще Саха деревней называют. Там сэргэ установили, постепенно врастаем корнями.

 

За последние годы недвижимость в Калининградской области сильно выросла в цене. При этом ведется активное строительство, из-за чего в Калининграде много специальной техники и частые пробки на дорогах. Зато за городом трассы – одно удовольствие, разрешенная скорость на некоторых до 110 км/час.

В поселке Янтарный наблюдали такую картину: русский мужчина, явно приезжий, видимо, дорожник, кому-то сетовал по телефону, что здесь нарушаются СНИПы, и деревья высажены прямо по обочине. Потом мы узнали, что это не безграмотность местных строителей, а историческое немецкое наследие. Местами современный асфальт здесь перемежается с еще прусской брусчаткой. Именно немцы высаживали деревья очень близко к обочинам, чтобы дороги не были заметны с вражеских самолетов. Это называется «зелеными тоннелями».  Для безопасности современного движения на деревьях установлены светоотражающие элементы, указывающие в ночи, что любой съезд в сторону будет фатальным.

Променад в Светлогорске

В конце нашего путешествия мы отправились из Калининграда в Светлогорск за 30 километров. До 1947 года он носил немецкое название Раушен. Сегодня это курорт федерального значения, участник международного движения «Медленный город». Свою историю Раушен ведет с 1258 года! А последним жизнь в него вдохнул КВН. После крымских санкций КВН выжили из прибалтийской Юрмалы, и именно в Светлогорске ежегодно теперь проходит «Голосящий КиВиН».

Моментально из сонного приморского городка он превратился в самый фешенебельный балтийский курорт. Вместо двух-трех гостиниц теперь здесь 30, некоторые в пять звезд. Выступить в «Янтарь-холле» приезжают самые популярные артисты.

В Светлогорск мы поехали к Марине Гардер, несколько лет назад переехавшей из Нерюнгри. Прежде мы не были с ней знакомы, но, узнав через третьи руки, что едут якутяне, она буквально затащила нас к себе с ночевкой. И стала нашим неугомонным гидом. Прогулка по Променаду – главной курортной улице Светлогорска, по белоснежному песку балтийского пляжа, узким старинным улочкам Раушена. Свой Майский проезд Марина теперь называет «Якутским». «Здесь живут якутяне, здесь, здесь, здесь…», – не перестает указывать она на дома жилого массива.

Майский (“Якутский”) проезд. Такие дома облюбовали якутяне

Рассказывает, что перед работой круглый год может часами гулять здесь с собакой, а летом на рассвете выехать  на пляжи соседних Зеленоградска или Янтарного. Просто так, для разнообразия, хотя до своего пляжа у нее несколько минут ходьбы. Красный «Прадо» Марины с номерами 14-го региона в Светлогорске знают, наверное, все. Рассказывает, что однажды заплутала на машине в области и остановилась у какого-то частного дома, чтобы спросить дорогу. Там оказались не якутяне – северяне. Разговорились и стали добрыми друзьями. С кем-то познакомилась во дворе, ну, а кто-то просто заходил в ее «Чайный домик», увидев якутские номера на авто у магазина.

Марина – адепт Светлогорска. Говорит, что ни за чтобы не поехала жить в суетливый Калининград. Как и Владимир Окоёмов, помогает якутянам осесть здесь. Но это для нее не работа, а порыв души. С Якутией не рассталась, каждый год приезжает по делам в Нерюнгри, где к тому же остался старший сын. Он наотрез отказался уезжать, а младший рискнул – отправился помогать матери вести бизнес в Светлогорске. Но, как признается Марина, душа и этого ее ребенка по-прежнему находится в Нерюнгри, хотя имел возможность остаться и в Германии у родственников.

Какая-то невидимая нить всегда связывает с малой родиной. И как бы хорошо где-то ни было, даже прежде незнакомые стараются держаться вместе. Более доброжелательных земляков, чем на чужбине, вряд ли встретишь. Зато у себя в республике мы порою не можем договориться даже в мелочах.

Тихие улочки Янтарного

Владимир ОКОЁМОВ:

– Мы не просто общаемся с земляками, мы еще и ведем работу по установлению имен якутян, погибших на территории Калининградской области во время проведения Восточно-прусской операции. В поселке Корнево Багратионовского района при поддержке Постпредства республики в Москве и из самой Якутии в 2020 году установили мемориал в память о наших героях-земляках.

– Удалось найти имена наших павших в Восточной Пруссии земляков?

– У меня список из 132 фамилий. Они были направлены главам администраций тех улусов, откуда  призывались. Большую работу провели нюрбинцы, таттинцы, чурапчинцы, олекминчане. Сюда приезжали внуки, правнуки павших воинов, привозили землю с тех алаасов, где они родились. Ради такого стоит жить и работать.

Есть очень интересные фамилии и эпизоды. Так, солдат Белолюбский из Таттинского района погиб в Восточной Пруссии в ноябре 1944-го. Хотя войсковая операция здесь началась в январе 1945-го. По всем признакам Белолюбский служил в каком-то разведподразделении. На место гибели героя приезжали его внучка и правнук, правнук остался здесь жить.

Не хочу громко говорить, но вроде бы есть информация от местных поисковиков, что в очередном найденном захоронении могут оказаться выходцы из Якутии, сейчас ее проверяем.

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Якутск Вечерний

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: