Skip to content

АНОНС !!!

Что пытаются скрыть элиты. Необратимые последствия для западного мира.

 

Андрей Фурсов

12.02.2022 г.

 

Главным событием последних недель стала нарастающая истерия на Западе по поводу России, по поводу того, что Россия якобы собирается напасть на Украину. Продвижение Запада, НАТО и резкая активизация игр британцев на Украине. Вообще нужно сказать, что британцы играют всё более и более активно на международной арене, потому что, начиная с Брексита, они всерьёз взялись за воссоздание своей империи. Это Великобритания и различные анклавы, мир анклавов. И они явно пытаются влезть в ту зону, которая была традиционно зоной интересов исторической России, как бы эта Россия не называлась. Российская империя, Советский Союз, РФ. И вот эта истерия, которая нагнетается, и нагнетается она главным образом британцами, чуть в меньшей степени американцами. Даже многие украинцы говорят: «Да, нет! У нас всё спокойно на границе». Потому что они понимают, что их подталкивают к конфликту. А американцы им объясняют: «Нет, у вас неспокойно. Смотрите внимательно, вы не видите!»

Ну и кроме того, мир движется к обострению финансового кризиса. Я хотел сказать, мир движется к финансовому кризису, но дело в том, что финансовый кризис никуда не делся с 2008 года. Его перевели в такой вялотекущее состояние, залили триллионами. Два последних года не помогли скрыть негативные последствия финансового кризиса. Оказалось, что не решаются эти проблемы. Теперь всё более остро проявляющийся финансовый кризис на Западе, по-видимому, пытаются оттенить острой ситуацией на российско-украинской границе. Более того, я не исключаю, что им удастся всё-таки спровоцировать такой скоротечный конфликт, по поводу которого будет много криков. Но не так много реальной стрельбы. И на этот конфликт списать серьёзные финансовые проблемы. Объяснить: «Вот была война!» Я думаю, вот то, что крутится на российско-украинской границе, это полифункциональная вещь. Это и попытка выдавить Россию из традиционной зоны геополитических интересов, и свои проблемы решить. Британцы решают при этом свои проблемы, они у них несколько иные, чем у американцев. То есть здесь такая вот очень хитрая круговерть.

Дело в том, что в Иран, Ирак и Афганистан превратить Россию не получится. Потому что есть Россия – ядерная держава. И здесь очень-очень страшно. Поэтому единственное, что они пока могут себе позволить, это крики, «задавим санкциями», «вам мало не покажется»! Мне очень это напоминает драку в деревне, где не самый умный из участников кричит: «Эй! Держите меня семь человек! Сейчас будет страшное! Сейчас будет страшное!» Ну посмотрим, что будет страшного. Запад исчерпал количество горячих точек, причём даже в такой, ну в общем, не очень сильной точке – Афганистан. Но они оттуда с позором ушли. Правда, они ушли, оставляя за собой конфликтную зону. И они должны были уйти, но вот как это было выполнено говорит о плохом состоянии военно-бюрократической машины американской. И, безусловно, есть ещё одна вещь. Это кризис западной… Точнее, уже постзападной, Запада уже нет, кризис постзападной политической так называемой элиты. Но это ведь безграмотные люди, если Нуланд не знает, что Екатеринбург и Свердловск – это один и тот же город, только так он назывался в разное время. Или министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс, которая отказалась признать суверенитет России над Ростовской и Воронежской областями. То есть люди плохо себе представляют мир, в котором они живут. Ну и достаточно посмотреть на людей типа Бориса Джонсона, на новых деятелей, которые пришли к власти в Германии, по сравнению с ними Меркель – это почти что Бисмарк. И вот это очень серьёзная проблема для реальных хозяев постзапада. Что заставляло элиту быть ответственной и совершенствоваться в период 50-60-х, 70-80-х годов? Противостояние с Советским Союзом. А здесь такого жёсткого противостояния нет, и качество элит просело. Эта штука небезобидная, потому что по глупости могут быть приняты решения, которые потом придётся расхлёбывать.

Реальные хозяева, «хозяева истории», как Дизраэли их называл… Или как их называл Олег Маркеев, «хозяева мировой игры». Они не всесильны. Есть объективные процессы, которые им неподвластны. Любая властная сила в мире, у неё есть ограничения. Она не может поменять ход истории. Она может его чуть-чуть направлять и подправлять. Хотя очень часто выходит всё не так, как получилось… Ну, например. В начале ХХ века, используя реальные противоречия Российской империи, спровоцировали Февральскую революцию. Но вышло-то по-другому. Россию не удалось уничтожить. На месте России появился Советский Союз – сверхдержава. То есть это лишний раз говорит о коварстве истории.

В истории возможна проектная деятельность, но в реальности проекты реализуются совсем по-другому, чем планировалось. И это естественная вещь. Допустим, мы с Вами запланировали некие действия, исходя из некой ситуации. И мы сделали первый шаг в реализации наших действий. Но этот первый шаг полностью изменил ситуацию. Мы находимся уже в другой реальности. То есть вот это очень такой сложный процесс. И очень интересно посмотреть, как реальные хозяева мировой игры будут выходить из той ситуации, в которую они попали в последние 30 лет, убрав с помощью советской же…, части советской номенклатуры и ГБ Советский Союз. И оказалось, как писал поэт Наум Коржавин по другому поводу: «Но их бедой была победа. За ней открылась пустота…»

В США ничего не стабилизировалось. Там расколота элита, расколото население. Вопрос в том, насколько острым или насколько вялотекущим будет этот процесс? Поскольку идёт серьёзная борьба за будущее, вот та коалиция, которая победила Трампа… Это хозяева медиа-платформ, социально-информационных платформ, это финансисты. Это те, кого Бжезинский назвал технотронщиками. Вот они сейчас выясняют отношения между собой. Но и кроме того, те силы, которые стояли за Трампом, и у которых есть поддержка значительной части населения США, они тоже не собираются отказываться от борьбы. Им не хочется быть вычеркнутыми из будущего. То есть там, безусловно, существует очень серьёзный потенциал для конфликтов. Причём, там происходит совпадение классовых и расовых противоречий. Это гремучая смесь. И в этом отношении, я думаю, Америку ждёт ещё немало всяких потрясений. Вопрос в том, насколько они будут острыми.

Я бы вёл отсчёт от окончания Второй Мировой войны. И вот ясно, что так называемые беби-бумеры, это поколение, которое родилось между 45-м и 55-м годами. Старшая часть этого поколения буйствовал в 68-м году, во время так называемой «студенческой революции». Есть очень интересная книга «Поколение социопатов. Как бэби-бумеры предали Америку» Б. Кэннон-Джибни (Cannon-Gibney B. A Generation of Sociopaths. How the Baby Boomers Betrayed America. N.Y., Boston, 2017). И вот беби-бумеры – это люди, которые вкусили все плоды того, что делали их предки. Они естественно родились после Великой депрессии, они не помнят, как их родители и деды вкалывали. Когда я жил в Америке, библиотекарша библиотеки университета Бингемтонского, в котором я на тот момент преподавал, мне сказала, что «наша молодёжь и наше даже среднее поколение не помнят, что в 50-е годы мы не ели бифштекс, мы не ели мясо, мы ели картошечку». «А вот питаться, как следует, мы, американцы, средний американец, стали уже в 60-е годы». Это как раз пришлось на беби-бумеров, которым не надо было думать о завтрашнем дне, которые пошли в хиппи. И вот, кстати, классический представитель этого поколения – это Клинтон! Мы все знаем, чем он запомнился. И вот это поколение в общем-то и подорвало Америку. Ну недаром говорят, что тяжёлые времена создают сильных людей, а хорошие времена создают слабых. Это действительно были 50-60-е, 70-е годы. Американские историки считают 70-е годы ХХ века худшим временем в истории Америки с точки зрения политической турбулентности. Вторым считаются 1920-е и третьим – 1870-е, после Гражданской войны. Но с точки зрения такой бытовой культуры, 60-70-е – это время, когда люди сытно ели. Кстати, если бы они сытно не ели, вот эта вся молодёжь, не пошли бы они бузить! Они бы занимались тем, чем их родители, они зарабатывали бы деньги в поте лица. А здесь можно было валять дурака. Поэтому значительная часть этого поколения, а они сейчас на самом верху, – это несерьёзные люди! Безответственные. Очень характерная черта поколения беби-бумеров, особенно младшей части – это безответственность. Вот это мы сейчас видим «со стеклянной ясностью», как сказал бы Набоков.

Истерия и та пропагандистская кампания, которая закручивается на Западе – иногда мне это напоминает, знаете, кадры из мультфильма «Маугли», когда шакал Табаки кричит: «Позор джунглям! Позор джунглям! Волки приютили лягушонка!» И вот эти крики: «Позор! Позор джунглям!» Ну это, кстати, говорит лишний раз о том, что у них пропаганда выродилась абсолютно в такое какое-то повторение заклинаний, мантр. И удивительным образом они орут и сами верят в свою пропаганду. Вот это очень опасная вещь. На мой взгляд, журналистика как профессия умерла. Вместо неё мы имеем дело с чем-то другим. Честные американские авторы пишут об этом откровенно, что журналистика действительно умерла. Я могу это засвидетельствовать вот как. Дело в том, что с середины 80-х годов я в спецхране Института по научной информации по общественным наукам читал те журналы, которые были в закрытом режиме. И вот в 70-е годы, в 80-е было очень много хороших журналов. Я читал целую кипу. Но с 90-х годов, особенно с нулевых я читал всё меньше, меньше… По очень простой причине – все издания стали похожи друг на друга. Как будто кассету журналистам вставляют, одну и туже кассету. И вот если посмотреть на пятёрку ведущих газет Великобритании, неважно, левые, лево-центричные, правые, но они все написаны как будто под копирку, и пишет один и тот же человек. Различия возникают только когда ты приходишь на спортивную страницу. Вот о футболе очень «вкусно» и очень разно пишется в разных газетах. Вот там разнообразие сохранилось. То же самое с французскими газетами. Конечно, можно по стилю отличить «Фигаро» правую от так называемого левой «Монд». Но, тем не менее, общие установки стали похожими. Потому что когда 5-6 конгломератов контролируют 90% прессы, ну ясно, что это уже не пресса. А это нечто другое… И это уже не какая «четвёртая власть», это просто часть власти. Так вот, вот эта кампания, которая развёрнута в западной прессе – такое давление на Россию, ну это, безусловно, тот фактор, который сбивает дыхание, но не сам по себе, а как часть и политических, и экономических действий. Экономического и политического давления.

Это отражает примитивизацию общества. Потому что когда молодёжь не читает книги, когда главный источник – это ТiкТок, то чего ещё ждать. И совершенно понятно, если у человека нет общей картины мира, нет чёткого мировоззрения, ну с ним можно делать всё, что угодно. Ему можно любую ерунду втюхать, и он будет считать, что так оно и есть. Самое главное, чтобы была красивая упаковка.

Касательно наших внутренних проблем – это прежде всего колоссальное социальное неравенство, экономический разрыв между верхами и низами. Это идейные различия между верхами и низами. Потому что Россия стихийно антикапиталистическая страна, стихийно левая страна, верхи у нас совершенно другие. И, безусловно, наши западные, как их называют «партнёры», сейчас вроде их меньше стали называть партнёрами. Они, безусловно постараются это использовать. Это комплекс внутренний. Комплекс внешний, безусловно, это давление со стороны Запада, хотя тот слой, который здесь есть, в России и ориентирован на Запад. Но Западу уже не нужны приказчики даже, ему нужны слуги. Жуткое противоречие и ирония истории заключаются в том, что возникнув в 90-е годы как самый прозападный режим в истории России, более прозападного не было, этот режим вынужден с Западом конфликтовать. Ну можно сказать, было Временное правительство, оно было прозападное, но у них не было таких активов на Западе. У них не было того, за что можно взять, прищемить и сказать: «Привет, ребята!» Но давление Запада и ситуация мировая привели к тому, что вот этот исходный прозападный режим вынужден и конфликтовать, и в ещё большей степени обозначать конфликт. Потому что Запад говорит: «Вы должны быть слугами!» Эти говорят: «Да, нет! Мы готовы быть младшими партнёрами…» Запад говорит: «Какие ещё младшие партнёры! Нам нужна прислуга! Нам нужны люди, которые будут «подай-принеси!» А эти говорят: «Нет! Мы не хотим!» И правильно. Потому что есть ядерное оружие… А Запад говорит: «Какое ядерное оружие! Ваши особняки у нас, ваши дети у нас, всё-всё у нас! Вы чего, нажмёте ядерную кнопку?» И вот это противоречие этого режима. Он «на двух стульях сидит». Исходно он возник как прозападный. Есть принцип теории систем: генезис системы определяет её функционирование. И вот эта система возникла как таковая. А теперь ей приходится, хочешь не хочешь, ей приходится конфликтовать с Западом. Киссинджер предупреждал их ещё, когда начинался Сирийский конфликт. «Мы можем, конечно, выиграть в силе, – говорил Киссинджер, – но тогда мы рискуем проиграть всё, чего мы добились за эти годы в России». И вот действительно, эти все условные… Условные Блинкены, Джонсоны… Расшатали, расшатали ситуацию. Им бы не будить лихо, пока оно тихо… Но они решили это лихо разбудить. Они, будучи уверенными в своей безнаказанности «мы можем всё». А оказалось-то, могут не всё…

Разговоры о том, что растёт напряжение… Транзит власти. Отчасти это тоже штука искусственная. Многое будет зависеть оттого, как будет складываться ситуация в мире, в Китае. Но, тем не менее, я думаю, что это будет, скорее всего, транзит без транзита. Всё будет зависеть от здоровья первого лица. Кстати, так всегда в России было! В России власть носит персоналистский характер. Вот Николай I был здоровый человек, физически, вот он просидел 30 лет на троне. А вот Александр III посадил почки, плюс та история, когда он надорвался, когда держал во время катастрофы… Он же поднял, поднял вагон, чтобы спасти свою семью. Конечно, был молодец мужик. То есть проблема русских властных режимов, советского, постсоветского, дореволюционного… Это проблема здоровья первого лица. Это не хорошо и не плохо. Вот просто у нас так. Когда говорят, что всё зависит от сменяемости власти. Но вот последние 20 лет сменяются президенты во Франции. Ну и что? Что меняется? Всё происходит по принципу Лампедузы, «чем больше это меняется, тем больше остаётся тем же самым». Ну сменился в своё время Саркози. На смену пришёл этот Олланд. Потом пришёл Макрон. Ну и что? Что изменилось оттого, что у них изменились, сменились президенты? Поэтому когда все говорят, самое главное для демократии – это сменяемость власти. Нужна ли такая демократия, при которой Саркози и Макроны становятся президентами.

 

Источник: сайт «Яндекс. Дзэн». Блог А.И.Фурсова.

Один комментарий к статье: “Что пытаются скрыть элиты. Необратимые последствия для западного мира.

  1. Интересно. Забыли просто что Россия-наследник Золотой Орды. Как бы ни дико звучало.

Оставить комментарий

Войти с помощью: