Skip to content

АНОНС

Точка невозврата для СССР

От редакции: мы продолжаем серию публикаций дискуссионных статей, посвящённых 100-летию СССР.

Дмитрий Родионов.

2.01.2022 г.

 

Распад Советского Союза стал трагическим событием, но его можно было предотвратить, если бы у руководства страны была политическая воля, заявил первый замглавы международного комитета Совфеда Владимир Джабаров, пишет “Свободная пресса“.

«Если бы была политическая воля у президента СССР Михаила Горбачева. После подписания Беловежских соглашений он имел полное конституционное право дезавуировать документ, а также привлечь к ответственности участников переговоров», — считает сенатор.

В год 30-летия распада СССР стало очень модно рассуждать о причинах случившегося и делать заявления о возможности его предотвращения, если бы не… развал экономики, несостоятельность идеологии, козни Запада, отсутствие политической воли и т. д.

Вот прямо во всем виновато отсутствие воли у Горбачева? Как он вообще до власти дорвался?

— Горбачев «дорвался» не сам — решение принимал пленум Политбюро ЦК КПСС, — отмечает эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.

— Причем не все поддерживали его кандидатуру. На должность генсека претендовал, к примеру, первый секретарь ЦК КПУ Владимир Щербицкий (по мнению некоторых членов Политбюро, именно его Брежнев видел своим преемником). А Горбачев тогда имел репутацию человека системы, опытного партийца. Это не советский Трамп, который пришел «со стороны», чтобы «осушить болото». Кто же знал, к чему приведет его назначение?

Было бы очень наивно вешать всех собак на Горбачева. Он, безусловно, сыграл свою деструктивные роль. Но распад СССР — это не плод его предательства, а результат рокового стечения объективных и субъективных обстоятельств

Я отчасти согласен с Джабаровым: Советский Союз не захотели спасать. Но речь идет не только о высшем государственном руководстве страны. Партийная номенклатура (не вся, конечно) к началу 1980-х годов сама по себе «обуржуазилась». Именно сторонники «дрейфа» в сторону капитализма в итоге взяли верх. В этом я вижу основную причину распада Советского Союза. Все остальное можно было преодолеть, сохранив единство страны.

Я не очень хорошо понимаю людей, которые говорят, что СССР, дескать, был «искусственным» и поэтому нежизнеспособным. Да любому государству можно дать такую же характеристику! Посмотрите на США — это же лоскутное одеяло. Геноцид коренного населения, территориальная экспансия, покупки территорий, гражданская война, постоянные противоречия между разными штатами — все это было в американской истории. После победы Линкольна на президентских выборах страна фактически распалась, но её удалось «сшить» заново. Если бы события развивались по другому сценарию, многие умники сегодня говорили бы, что сохранить США было невозможно.

«СП»: — Что стало смертью для СССР? 25 декабря 1991 года? Беловежские соглашения? Запрет КПСС? ГКЧП? Или даже раньше?

— Не хочу гадать на кофейной гуще. Но понятно, что два страшнейших удара по Советскому Союзу — это провал «августовского путча» и Беловежский сговор.

Часто приходится слышать, что Горбачев мог и должен был арестовать Ельцина, Кравчука и Шушкевича. А мог ли? Я что-то сомневаюсь. Как говорится, поздно пить боржоми, когда почки отказали.

«СП»: — Джабаров не спешит хоронить формат СНГ, которое, по его мнению, продолжает существовать, потому что для всех наших союзных республик, которые входят в содружество, это та ниточка, которая связывает нас с нашим прошлым, с нашей общей Родиной. Более того, на его базе была создана евразийская интеграционная структура, экономические связи между государствами были восстановлены, интеграционные процессы еще не закончились. Так ли это? Люди-то этой «интеграции» что-то не ощущают, если не считать исчезновения границы с Белоруссией…

— С Беларусью тоже много проблем и нерешенных вопросов. СНГ формально существует, но это мертворожденное дитя Беловежского сговора. Джабаров абсолютно верно заметил: Ельцин, Шушкевич и Кравчук одурачили народ. Они же подписывали не «смертный приговор» Советскому Союзу, а соглашение о создании новой наднациональной структуры. Причем сделали это как главы-государств учредителей Союза ССР. Вроде как «перезагрузили» государство. И только потом оказалось, что старый Союз разрушен, а новый так и не появился…

По поводу евразийской интеграции — она существует только в экономической плоскости. О создании наднациональных органов управления, которые есть, например, в том же Евросоюзе, речь не идет. Никто к этому не готов. Даже Беларусь — ключевой союзник России на постсоветском пространстве.

— У Горбачева была политическая воля — развалить СССР, — убежден политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— Конечно, это зависело не от него одного. Вначале, возможно, хотел реформировать, но знаний не хватило. А потом ему предложили альтернативу. Всегда есть варианты. И он выбирал — всякий раз худший. И в конце практически сознательно торпедировал страну.

«СП»: — По мнению Джабарова, это можно было предотвратить. Действительно ли? Вот Назарбаев считает, что для сохранения страны нужно было вовремя провести реформацию в управлении экономикой. В какой момент, по-вашему, мы прошли точку невозврата?

— В назарбаевском варианте реформирование было бы капиталистическим и даже полуфеодальным (мы это видим на реальном опыте) — так что не помогло бы.

Нет одной точки невозврата, есть «стрелки», как на железной дороге. Выбор фатального пути начался с косыгинских реформ. Деньги из средства учета пропорций общественного производства снова стали приобретать отчужденную форму, способствующую их накоплению и фетишизации. Затем хозрасчет формально разделил отраслевые производственные комплексы на отдельные предприятия или даже цеха. То есть, вместо интеграции были созданы предпосылки дезинтеграции, приватизации. Горбачеву лишь оставалось выбрать между государственным регулированием такого полурыночного механизма (как это потом сделали китайцы) или «невидимой рукой» рынка.

А слабое понимание процессов в мире и лесть «коллективного Запада» помогли ему выбрать второй, худший вариант. Что же касается окончательной «точки невозврата», то формально она лежит где-то в августовских событиях. Вот у кого не хватило воли — это у ГКЧП. Что же касается возможной денонсации Беловежских соглашений — то у Горбачева не было, очевидно, уже возможностей это сделать, да и желания, вероятно, не было: гарантии Запада на личную неприкосновенность он получил. Этого человека еще ждет справедливая оценка.

«СП»: — В Китае говорят, что распад СССР помог Пекину найти более успешный путь социализма. Почему китайцы учились на чужих ошибках, а мы на своих?

— Потому что у них была стратегия. Единственное уточнение: на своих ошибках мы так и не научились. Почитайте дискуссии ноября-декабря. Такое ощущение, что люди в 90-е залегли в анабиоз и разморозились только этим летом…

— В 1991 году распад СССР был уже неизбежен, — уверен директор Института свободы Федор Бирюков.

— Тогда его нельзя было уже предотвратить, но можно было затормозить и выиграть время для трансформации прежнего Союза в более эффективную геополитическую конструкцию. Например, в Российский Союз, включающий в себя Россию, Украину, Белоруссию и, возможно, Молдавию, а также ряд северных районов Казахстана, традиционно казачьи области. Но для этого нужна была не только политическая воля властей, но и совсем другое руководство.

Горбачев ни в каком случае не подходил. Ни как лидер СССР, ни как реформатор Союза.

Причина в том, что на высшие государственные посты зачастую попадали люди, прошедшие отрицательный отбор. Это началось еще при Сталине. Выбивались в начальники лизоблюды, трусы, самые беспринципные, готовые ради казенной кормушки лизать задние места вышестоящих боссов до полного зализывания. Карабкались вверх, подставляя товарищей, предавая идеалы. Хрущев — яркий пример тому. А в республиках копили жир и силу этнократы, местечковые шовинисты, мечтавшие о распаде СССР, чтобы наконец-то заполучить себе свои собственные княжества и ханства. К этой категории относился и Ельцин, отхвативший в итоге самый большой кусок союзного пирога.

К началу так называемой перестройки, которую философ Александр Зиновьев правильно назвал «катастройкой», социалистическая идеология в СССР была уже мертва. Вместо нее настал черед национализмов. И единственной могучей идеологией, которая бы обеспечила правильную геополитическую трансформацию Союза, был русский национализм — интеграционный, державный, имперский. Но и верхушка КПСС, и в дальнейшем ельцинская власть РФ объявила именно русский национализм вне закона, навесила на него токсичный ярлык «фашизма», зато другим национализмам, разрушительным и сепаратистским, дали полный зеленый свет. В результате 20 с лишним миллионов русских людей лишились Родины и стали изгоями, а русская нация пережила очередной чудовищный геноцид.

А власть в «новой России» захватили самые отпетые представители компрадорской необуржуазии, коммунисты-карьеристы, в одночасье ставшие олигархами посредством воровской приватизации. И банкиры с двойным-тройным гражданством, абсолютно чуждые и враждебные нашему народу. Они в течение девяностых годов тупо «пилили» Россию под присмотром своих западных хозяев, потихоньку пожирая и друг друга.

Недавно президент России Владимир Путин отметил, что «Россию нельзя победить, ее можно только развалить изнутри». Пример СССР подтверждает этот тезис на все сто процентов. Самая главная угроза нашей стране кроется именно в предательстве элит.

 

Источник: YKTIMES.RU.

Оставить комментарий

Войти с помощью: