Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Власть угробила медицину, прозевала коронавирус, и ей за это не стыдно. Бюджет 2022−24 — реальные приоритеты Минфина шокируют.

Михаил Делягин, доктор экономических наук.

6 ноября 2021 г.

 

 «Парии Минфина»

В 2022 году общая величина планируемых бюджетных расходов в номинальном выражении осталась на прошлогоднем уровне, а с учетом роста цен сократилась на 3%.

Главной сферой, попавшей под нож, стало здравоохранение: расходы на него в 2022 сократятся в реальном выражении на 12,1%, а к 2024 году — на 18,6%. И это после «оптимизации», лишившей огромную часть страны доступа к медпомощи!

Логика Минфина проста: раз вакцинаторы обещают победу над коронавирусом, повышенные из-за него расходы надо урезать (в 2018 году доля расходов на здравоохранение в федеральном бюджете составила 3,2%, в 2019 — уже 3,9%, а в 2020 и 2021 подскочила до 5,8%, причем по исполнению бюджета за январь-август 2021 года и вовсе 6,1%; ее намечено снизить до 4,9% в 2023—2024).

Но коронабесие (разожженное после оптимизации здравоохранения, уничтожившей огромную часть, в том числе инфекционных больниц и изгнавшей из медицины массы профессионалов) добило медицину, несмотря на рост расходов. Плановая медпомощь в ряде регионов была почти прекращена, скорая помощь приезжала на срочные вызовы через несколько суток (и «Единая Россия» в Челябинской области прошлым летом заслуженно гордилась снижением времени ее ожидания с 7 до 3 суток), а квалификация уцелевших врачей упала чудовищно, как и качество лечения.

В этой ситуации нормализация медицины требует хотя бы стабилизации расходов (хотя в первую очередь необходимо, конечно, кадровое и содержательное оздоровление).

Сокращение же бюджетных расходов, да еще и столь значительное, производит впечатление подготовки к ликвидации массового здравоохранения, что еще больше повысит смертность и ускорит дестабилизацию.

По данным Росстата, «сверхсмертность», вызванная прежде всего ликвидацией здравоохранения и вымариванием страны искусственно созданным денежным голодом, на душу населения превысила в 2020 число расстрелянных в ходе «ежовщины» в 1937 году. Финансовая кастрация здравоохранения обеспечит истребление еще большего числа граждан.

Реальные расходы на «скорую» за 2022−2024 годы сократятся на 6,0%, на санитарно-эпидемиологическую помощь — на 7,3%, на дневные стационары — на 8,4%, на донорскую кровь — на 10,0%, на амбулаторную помощь — на 13,2%, на стационарную помощь — на 15%.

Вторым по масштабам сокращения реальных расходов стал спорт — на 11,5% в 2022 и почти вдвое (на 42,6%) к 2024 году.

Реальные расходы на спорт высших достижений сократятся в 2022—2024 годах лишь на 17,9% (а на физкультуру — на 13,3%), а вот на массовый спорт — в 3,5 раза.

Третий источник сокращения реальных расходов — межбюджетные трансферты: в 2022 году на 9,8%, а к 2024 — на 12,3%. Сокращение помощи регионам, деньги из которых продолжает высасывать центр, углубляет фрагментацию страны.

Четвертой жертвой Минфина стала социальная политика с входящим в ее состав пенсионным обеспечением, составляющим более половины этой статьи. Реальные расходы на социальную политику в 2022 году сократятся на 9,6%, а к 2024 их отставание от 2021 года сократится до 8,2%. Динамика пенсионных расходов иная: их реальное сокращение к 2021 году вырастет с 8,3% в 2022 до 13,6% в 2024.

Планы Минфина сократить пенсионные расходы внешне логичны: повышение пенсионного возраста «оптимизирует» число пенсионеров как временным прекращением выхода на пенсию, так и форсированным умерщвлением «лиц предпенсионного возраста» заведомо непосильным трудом, лишением средств к жизни (ведь работодатели стремятся избежать их найма) и сильнейшими стрессами.

Но изменение структуры пенсионных расходов в 2021 году свидетельствует о необоснованности расчетов Минфина: при заложенном в бюджет сокращении доли пенсионных расходов с 18,9% в 2018 году до 15% реальные расходы по этой статье за январь-август 2021 снизились лишь до 16,5%. 845 млрд. руб. на выплату пенсионерам 10 тыс.руб. перед выборами в Госдуму были учтены по другой статье.

Вероятная причина недостаточного сокращения доли пенсионных расходов федерального бюджета (а к 2024 году ее планируется сократить аж до 13,7%), — недооцененная Минфином живучесть пенсионеров, в силу чего сокращение их числа (и, соответственно, выплачиваемых пенсий) отстает от плана.

Пятой статьей сокращения реальных расходов стала экономика: оно составит в 2022 году 7,9%, а к 2024 году достигнет 12,3%. Это выражает отказ от модернизации.

При этом реальные расходы на сельское хозяйство и рыболовство в 2022—2024 годах увеличиваются более чем в 1,3 раза, на транспорт сокращаются на 11,4%, на связь и информатику на 12,2%, на ТЭК на 15,1%, на воспроизводство минерально-сырьевой базы — на 16,8%, на водное хозяйство на 21,5%.

Либеральные стенания о чрезмерной милитаризации разоблачаются странной динамикой реальных расходов на оборону: в 2022 году они сократятся (хотя и лишь на 0,2%), а по итогам трех лет увеличатся на жалкие 1,3%.

Выступая перед депутатами Госдумы, президент назвал главными приоритетами социальную политику, здравоохранение и национальную экономику — именно те статьи бюджета, которые Минфин сокращает сильнее всего.

Похоже, он сознательно дискредитирует Путина.

Отложенные сокращения

Незначительное снижение реальных расходов на ЖКХ в 2022 году (на 2,2%) сменится уже в 2023 году фантастическим скачком на 14%, после чего запланировано еще более резкое сжатие, так что за 3 года они уменьшаться на 21,3%. Возможно, на 2023 год намечена масштабная реформа ЖКХ (например, чреватая ужасающими злоупотреблениями массовая передача его в концессию частному бизнесу), требующая разового увеличения бюджетного финансирования.

Схожую динамику демонстрируют и реальные расходы на охрану окружающей среды: ударный рост в 2022 году (аж на 26,2%) сменится его резким сокращением, в результате чего реальные расходы 2024 года окажутся ниже уровня 2021 (правда, лишь на 0,6%). Возможно, эта динамика выражает планы по форсажу в 2022 году «мусорной реформы».

Приоритеты Минфина

Реальные расходы на образование вырастут на 3,7%. Правда, затем они будут сокращены, так что рост за три года составит лишь 2,9%. Возможно, увеличение расходов в 2022 году вызвано насаждением дистанционного образования с ликвидацией того, что еще осталось от его качества.

Второй приоритет — безопасность и правоохрана: реальные расходы на нее в 2022 году подскочат аж на 12.9%, но потом рост будет символическим, так что за 3 года расходы вырастут на 13,3%. Это чрезмерно: нормальное финансирование социальной сферы, ослабляя социальные причины преступности, снижает и потребность в борьбе с ней.

Реальные расходы на ФСИН сократятся за 2022−2024 годы на 2,7%, на МВД — на 3,9%, на безопасность — на 4,9%, Росгвардию — на 6,8%, на пограничников — на 6,9%, на прокуратуру и следствие — на 8,0%, на органы юстиции — на 10,7%, на гражданскую оборону — почти вдвое. Рост расходов обеспечивается увеличением статьи «другие расходы» с 65,9 в 2021 до 586,9 млрд.руб. в 2024 году — в 8 раз в реальном выражении.

Абсолютный приоритет Минфина — обслуживание госдолга. Реальные расходы в 2022 году вырастут на рекордные 16,6%, а к 2024 — на 44,6%. Это единственная статья расходов, доля которой в общей их величине растет неуклонно (и при том стремительно!) — с 3,4% в «коронавирусном» 2020 году до 7,4% в 2024.

Минфин, захлебываясь в деньгах, наращивает госдолг: с 22,1 трлн.руб. в 2021 до 31,9 трлн. в 2024 году, — на 9,8 трлн.руб., или более чем в 1,4 раза, — замораживая взятое взаймы в бюджете.

Причина проста: им руководят либералы — обслуга финансовых спекулянтов, выкармливающих их деньгами налогоплательщиков через механизм госдолга.

Асоциальный, спекулятивный и полицейский характер бюджета-2022−2024 делает его принятие незаконным.

Источник: Свободная пресса.

Оставить комментарий

Войти с помощью: