Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

О жизни и судьбе.

 

Багдарыын Сүлбэ, заслуженный учитель ЯАССР, общественный деятель, ученый-топонимист

21 мая 2019 г.

 

По образованию я – историк. Но, еще в далекие 50-е понял, что учить детей и молодежь ложным историческим фактам из учебников не буду. Тогда я твердо уверовал, что никакого коммунизма не будет. Учения Маркса, Энгельса и Ленина утопичны и недолговечны. Будучи студентом, а потом сидя в тюрьме, я негодовал от сложившейся трактовки в учебниках истории.

После тюрьмы, с 1958 по 1974 гг., я проработал директором Вилюйского педагогического училища. Сюда приезжали учиться со всех уголков Якутии. Меня поражали названия сел и поселков, которые называли студенты. Получалось, что слово, когда становилось названием местности, иногда теряло свой подлинный смысл (Эмис, Дьулэй, Туулээх, Тара5ай), и становилось только топонимом. Во-вторых, стало интересно, почему в разных и притом отдаленных местах Якутии, встречаются одни и те же названия местностей, например, Ханалас, Нам, Малдьа5ар, Уодэй и т.д. Возможно, это имена какого-то рода, племени, задумывался я тогда. Вот эти две причины и сподвигли меня к долгой исследовательской работе. Если точнее, то это будет порядка 50 лет. Осталось где-то порядка 10-ти наслегов, где я не смог побывать – это самые отдаленные местности. Теперь уж точно туда не попаду, а жаль.

Всего удалось собрать 450 тысяч названий местностей и около 50 тысяч имен людей. По объему эта картотека занимает II место в Сибири, после Томского университета. Вы удивитесь, но электронной версии у нее нет. Весь материал – на маленьких клочках бумаги, по старинке. Опасно, конечно. Я боюсь, что ее растащат, и пока никому не доверяю. Нужна помощь. Однажды президент Вячеслав Анатольевич Штыров пригласил и предложил спонсировать выпуск книги «Топонимика Якутии». Президент сдержал слово, монография вышла в 2004 году тиражом 3 тысячи экземпляров. При участии президента состоялась презентация книги. Вячеслав Анатольевич в знак благодарности получил значок. Помню, много еще было планов у президента по мою душу…

Все мои три сына, да и внуки носят исконно якутские имена. Сейчас это не в диковинку, но было время, когда власти республики запрещали называть детей исконно якутскими именами. Но я упрямо пользовался любым случаем, чтобы доказать, что эти требования незаконны, неправильны. Напоминал землякам, что Ойунский назвал своих дочерей Саргылааной и Сардааной, жену Башарина звали Кыыдаана, свояченицу – Сата. В те годы я и взялся за пропаганду исконно якутских имен, на эту тему издал 2 книги.

Это было в 50-е годы. Учились у Башарина, он единственный вел тогда в институте кружок для студентов по истории Якутии. Мы с интересом и энтузиазмом посещали его. Много читали, писали выступления, обсуждали, спорили. Среди нас был внедрен секретный сотрудник. В числе других и я попал под следствие, стал «политическим». Дали 10 лет колонии и еще 5 лет ссылок. С 1952 по 1954 гг., два с половиной года отсидел в тюрьме за «буржуазно-националистическую агитацию, групповую». Но я знаю, за что сидел! В 20-е, 30-е и 40-е годы была уничтожена практически вся передовая интеллигенция нашего народа. Мой народ и сейчас боится. Страх укоренился. Поражаюсь, как точно передал художник Саха театра Геннадий Сотников в своей афише нынешнее положение народа. Я был потрясен, увидев ее. Через образ Алампа передан сегодняшний портрет моего народа: он истерзан, забит, лицо разорвано, нет половины рта, отсутствует одно ухо, нет половины мозга. Страх существует и в наши дни, пусть он затаенный. Народ боится, не смеет правдиво изложить исторические факты. Кругом ложь и домыслы. Я специально выпросил эту афишу у художника, и держу у себя дома.

Да, я – националист. Но не в том негативном смысле, какой пытаются иной раз придать. Я – патриот своего народа, своей Родины, и всегда таким был, независимо от того, какая власть на дворе, что за это будет – тюрьма или смерть. Если это называется национализмом, значит, да, я – такой!

В советское время хорошего было не так уж и много – всеобщее образование и бесплатное лечение. Плохого было больше: это политика, когда подавлялись люди предприимчивые, мыслящие самостоятельно, творцы, словом, все, кто выбивался из общей массы, это репрессии, геноцид, голод, всеобщая уравниловка, принудиловка. Из-за этой политики всяческого подавления численность моего народа резко сократилась. И только в 1959 году мой народ смог снова выйти на ту численность населения, которая была у нас в 1897-м. О генофонде, лучшую часть которого истребили, я уже сказал. Но я верю в свой народ!

Дома просто так не сижу. Работы – непочатый край. Картотеку надо до ума довести – это труд всей моей жизни, который посвящаю своему народу.

 

Источник: социальная сеть «Фейсбук», блог В.Корякиной.

Оставить комментарий

Войти с помощью: