Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

ОТ УРАЛА ДО УРАНА: ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА ЯДЕРНОЙ ОБОРОНЫ

 

От редакции: мы продолжаем серию публикаций нашего постоянного автора из г. Новосибирска, учёного и общественного деятеля И.Е.Максимова. В публикуемой статье автор рассказывает о своей судьбе и истории развития атомной промышленности и цветной металлургии СССР.

 

Специально для интернет-портала “Якутия. Образ будущего”.

Максимов Иоган Егорович, ветеран атомной промышленности и цветной металлургии СССР, кандидат технических наук, почетный член Академии духовности РС (Я), эколог, отличник охраны природы РС (Я), старейшина ассоциации «Содружество» и общины “Саха-Сибирь” (Новосибирск).

Моб. 8-913-901-82-69, ватсап 8-923-226-27-50, iogan-maximov@yandex.ru

 

4.05.2021 г.

 

Сердечно поздравляю ассоциацию «Содружество» с юбилейной ХХ научно-практической конференцией «Культура и образование этнических общностей Сибири». Она посвящена 75-летию Великой Победы СССР. Пять лет тому назад мы с незабвенной Риммой Петровной Зверевой провели конкурс рисунков якутских школьников на тему «Песни о войне». Я дорожу сборником трудов той конференции, куда вошли три наших доклада.

Я как активный участник конференций ассоциации «Содружество», в этом году хотел продолжить тему и представить доклад-воспоминание ветерана ядерной обороны страны «Об этом надо сказать – пора рассказать».

Сказать потомкам о мирной стороне медали, где были отчеканены слова: «Наше дело правое – мы победим!». И рассказать соотечественникам о том, как достигалось послевоенное мирное небо. Но материал был опубликован, и здесь я решил его обновить своими ощущениями от високосного 2020 года.

Честь и слава ветеранам войны и тыла! Но надо понимать, что в этом году страна де факто отметила 75-летие мирного времени (1945–2020), достигнутого благодаря наличию той несокрушимой мощи, которая называется «ядерным щитом страны». Атомное оружие создавалось в научных лабораториях и конструкторских бюро в 1945–1953 гг., а ядерный щит ковался в цехах атомного производства в 1945–1978 гг. Здесь жертвенным трудом рабочих и инженеров наращивалось количество делящихся веществ, из которых складывался ядерный щит страны. И в 1978 г. был достигнут паритет послевоенной 30-летней ядерной гонки СССР – США. Но имена атомщиков до сих пор остаются в тени празднования Дня Победы. Параллельно создавались средства межконтинентальной доставки оружия возмездия. Ракетно-ядерное оружие парадоксальным образом превратилось в фактор сдерживания начала Третьей мировой войны.

Теперь вслед за боевыми фронтовиками «Безымянная когорта атомщиков» незаметно пополняет ряды «Бессмертного полка». Вот почему я несу фотографию рабочей бригады, которой руководил в 1964–1969 гг. И шагаю в колонне Академгородка вместе с земляком – ветераном войны П. А. Портнягиным*. В этом году ему исполнилось 94 года. И надо было видеть, как трогательно наша молодежь 13 мая в ретрокостюмах фронтовиков исполняла песни военных лет под балконом Г. С. Аржакова в день его 90-летия. Легендарный ветеран тыла и труда вместе с супругой Тамарой Андреевной смотрели на это со слезами радости. Им аплодировали собравшиеся здесь жители квартала. Галилей Степанович – сын С. М. Аржакова (1899–1942), одного из основателей Якутской АССР. В газете «Советская Сибирь» 07.01.1990 было опубликовано фото, где С. М Аржаков и М. К. Аммосов стоят рядом со И. В. Сталиным, М. И. Калининым, С. К. Орджоникидзе, Е. М. Ярославским и Г. И. Петровским.

Галилей Аржаков попал в Новосибирскую область в 1953 г. в ссылку как сын репрессированного коммуниста. Он прошел путь от рабочего до заместителя генерального директора крупного ПО «Сибтяжстанкогидропресс» (завода имени Ефремова).

Община якутян в 2019–2020 гг. в Академгородке провела две акции историко-духовной памяти, посвященные 380-летию города Зашиверска (1639–1883) и 320-летию Спасо-Зашиверской церкви (1700–2020). В 2022 г. страна будет отмечать 100-летие образования Якутской АССР-СССР и, конечно, вспоминать 30-летие распада СССР. Таковы выкрутасы истории. Союз ССР означал крепкое этносоциальное братство 15 национальных республик. Победа 1945 г. и образование второй великой ядерно-космической державы мира были достигнуты благодаря синергизму духовной слитности многонационального народа. И я предлагаю миссию конференции «Культура и образование этнических общностей Сибири» усилить еще фактором духовности, поскольку сегодня перед Россией стоит судьбоносная задача восстановления этнической духовности народа.

Город Зашиверск на берегу Индигирки погиб в 1883 г. в результате эпидемии оспы, а единственно уцелевшую церковь случайно обнаружили полярные летчики. В 1972 г. экспедиция академика А. П. Окладникова привезла ее в Новосибирск. В 1989–1990 гг. церковь и колокольня как выдающиеся памятники древнерусской архитектуры были восстановлены на территории музея-заповедника Института археологии и этнографии СО РАН. Община саха эти памятники воспринимает как сакральные символы единения «Якутии-России» (1632 г.).

Я упомянул эти глубинные факты истории для того, чтобы показать связь духовных корней жизни с экологией. Город Зашиверск погиб в результате локальной экологической катастрофы – эпидемии оспы. Сегодня технократическая цивилизация, общество потребления балансируют на грани глобального экологического суицида. Независимо от источника происхождения пандемию         «Covid-19» я воспринимаю как предельный сигнал предупреждения Всевышнего Абсолюта о необходимости пересмотра деструктивного отношения человека к природе.

Режим ограничений застал меня 17.03.2020 в Якутии, куда я приехал с планом проведения уроков экодуховного просвещения. Успел выступить в Таттинском и Чурапчинском улусах (районах), в ТВ программе «Талба» НВК «Саха» и записать лекцию в Youtube портале «Якутия – образ будущего». Вернувшись в Новосибирск, я продолжил работу в условиях домашней изоляции.

Теперь ежедневные сообщения Роспотребнадзора слушаю, словно фронтовые сводки. Серьезность ситуации подтверждается именами знакомых пострадавших.

Как отметил президент Курчатовского института, член-корреспондент РАН М. В. Ковальчук, мир вошел в фазу «технологической войны». На переднем фронте борьбы оказались самоотверженные медики. Они имеют дело с невидимыми источниками опасности, похожими на радиацию. В аналогичных защитных костюмах и средствах защиты мы работали в горячих цехах атомного производства. И я на склоне лет хочу продолжить рассказ об атомной эпопее страны и делаю это в память о своих незабвенных рабочих.

Впервые я рассказал о своих атомных делах в ТВ-передаче Якутии «Аар Уот ахтылгана» («Воспоминание у священного камелька») в 1999 г. Не забываю глинобитый камелек предков в далекой Менкюде, где прошло мое босоногое детство. Съемка велась на даче основателя Союза «Саха-Чернобыль» И. Е. Кожурова. О том, как мы два односельчанина, ровесника-одноклассника оказались по «обе стороны атома», как писала автор ТВ-передачи, журналистка Сардаана Сивцева. Я окончил среднюю школу в 20 лет. Это было в 1958 г., когда выпускников школы призвали в армию. Мои одноклассники Иннокентий Кожуров и Григорий Макаров попали в войсковую часть охраны первенца атомной промышленности ПО «Маяк» или по адресу «Челябинск-40». Там служили 132 саха, почему призывали именно их, можно лишь догадаться. Эта была зона высокого риска. Страна о радиационной аварии 1957 г. в «Челябинске-40» узнала лишь спустя 30 лет после Чернобыльской катастрофы. Я избежал этой участи случайно, «не заметив» повестку военкомата. И поехал в Якутск сдавать вступительные экзамены. Тогда в центральных вузах страны выделяли целевые места для молодых, имеющих производственный стаж или прошедших службу в армию. Я был дублером солдата Степана Куприянова.

Когда он провалил экзамен, место в УПИ досталось мне. С этой радостью я явился в военкомат района, чтобы извиниться за «забытую» повестку. Майор-бурят сказал, что «являются только дьяволы, а ты пришел своими ногами». И ругал меня зычным русским матом. Но было поздно, всех призывников уже отправили. Затем он довольно улыбнулся и пожелал мне успехов в учебе. И я за 7 дней самолетом и поездом добрался да столицы Урала г. Свердловска. Впервые на станции «Тахтамыгда» мы увидели железную дорогу, в сумерках даже пощупали руками рельсы. И, когда с востока загромыхал паровоз, настолько испугались, что драпали далеко. Такие «таежные дикари» ехали учиться в большие города страны. Так началась судьба «первого атомщика саха».

Теперь вам понятно, почему я в теме доклада «От Урала до Урана» обозначил маршрут приобщения к атому. В столице Урала – «опорного края державы» (А. Твардовский) – я прошел спецподготовку в физтехе УПИ (1958–1964).

Такие спецфакультеты были организованы в 1949–1952 гг. в рамках реализации «Атомного проекта СССР в политехнических институтах УПИ (Свердловск) и ТПИ (Томск)».

В 2010 г. в соответствии с Указом Президента РФ Б. Н. Ельцина (выпускника стройфака УПИ 1955 г.) от 17.02.1995 № 160 было раскрыто и опубликовано около 2,5 тысяч документов и материалов категории «Совершенно секретно» (Особая папка) «Атомный проект СССР» об истории создания атомного оружия и атомной промышленности СССР. Среди раскрытых документов я нашел два Постановления Совмина СССР от 20 января и 7 мая 1949 г., где было поручено «Министерству высшего образования СССР установить повышенные требования к поступающим на отделение и факультеты специального назначения и обеспечить комплектование преимущественно за счет мужчин, проявляющих склонность к инженерному делу и физико-математическим наукам». В школе я имел мальчишескую тягу к технике, поэтому выбрал по названию «физтех». Все было таинственно и интересно. На мужском факультете мне трудно было найти и познакомиться с девушками. Тем не менее, судьба свела меня с милой уралочкой Ниной Коневой, с которой без малого 50 лет мы познавали счастье семейного союза. 8 апреля 1964 г. наша интернациональная семья приехала жить в Новосибирск по направлению молодых специалистов.

Я был назначен мастером-технологом на предприятии «Почтовый ящик № 80» (с 1966 г. известен как завод химконцентратов-НЗХК). Наша служба была опасной для здоровья, строго засекреченной и весьма ответственной, поскольку мы имели дело с грозным Ураном – Богом неба по греческой мифологии и элементом трех миров якутских эпосов Олонхо; трудились в деле укрепления ядерной обороны страны. Кстати, в своей юбилейной книге я родную Республику Саха назвал «Страной Урания». И вот почему. Наши кочевые предки остались в истории под названием «Уранхай саха». На Алдане начинается промышленное освоение Эльконского месторождения урана. Природные таланты саха обозначают «Уус-уран» мастерами. И моя судьба оказалась связанной с ураном. Философ-шаман В. И. Оконешников известен как автор «Урановой модели мироздания», а поэтесса Н. А. Аржакова-Илгийэ написала поэму Олонхо о таинственной силе урана «Путь, благословенный Духом Всемогущего Ат-Аама (Атома)».

О своих рабочих я впервые рассказал в 1998 г. в заводской газете «Вперед» в большой статье «Имел дело с Его Величеством УРАНОМ – Богом неба».

В атомном деле участвовал многонациональный народ. В коллективе цеха трудились русские и украинцы, татары и евреи, армяне и осетины и т. д. и два якута тоже: еще видел одного земляка – солдата войсковой охраны объекта. Это было время тягостного ощущения Карибского кризиса, когда мир стоял на грани ядерной войны. Мои рабочие задавали «молодому командиру производства» тяжелый вопрос: будет ли война? Я успокаивал их пафосным аргументом, что мы находимся в этом цехе для того, чтобы нарастить военную мощь страны, чтобы этого не случилось. По режиму секретности им не положено было называть производимые вещества своими именами и рассказывать о своей работе. Но «кто знает – тот защищен», и я, пользуясь возможностями занятий «гражданской обороны», открывал им глаза: с чем и ради чего имеют дело. Это вдохновляло их и помогало преодолевать психологию работы с особо опасными веществами.

Лишь один из них, студент заочного обучения, не мог преодолеть свои сомнения и попросил, чтобы я дал согласие на его переход на другое предприятие.

Работники атомной отрасли были окружены повышенным вниманием медиков. На нашем микрорайоне был целый городок «Медсанчасть-25», оснащенный по передовому уровню обслуживания. Служба медицины была и в отдельном здании завода. В цехе круглосуточно дежурил фельдшерский пункт.

Медицинские карты были закрытым документом. Когда я приблизился с одним из врачей, он дружески посоветовал мне, чтобы я берег своих рабочих, что у них показатели крови имеют отклонения. Мои рабочие были старше меня на 5–10 лет. Я бесконечно благодарен им за бесценные уроки жизни.

Каждому перед сменой давали выпить литр молока и сытное спецпитание. Особо угнетало меня 4-я смена, когда спешили на ночной транспорт. Но красный сигнал дозиметра заставлял повторно пройти санобработку тела. Нельзя же было «увезти под ногтями» домой частицу урана!

Министерство среднего машиностроения – «Минсредмаш» – так завуалированно называли атомную промышленность СССР. Это было могучим послевоенным порождением «Атомного проекта СССР». Отрасль имела ветвеленную сеть и образцовую инфраструктуру, не зря ее называли «государством в государстве». Закрытые градообразующие атомграды незаметно выросли в разных точках огромной территории страны. Объекты атомного производства всей страны, начиная с добычи сырья, химико-металлургической переработки полупродуктов, аффинажной очистки, получения металлического урана и заканчивая изготовлением ТВЭЛов (тепловыделяюших элементов) были объединены общей схемой ЯТЦ – ядерно-топливного цикла – и географически рассредоточены по всей стране. Схема имела свое продолжение в технологическом осуществлении сложнейших физико-химических процессов выделения оружейного изотопа урана-235 и получения не существующего на земле плутония-239.

«Открою» вам секрет. Не существующий сегодня наш цех выдавал тогда два вида продукции, предназначенные для последующего выделения урана-235 и ТВЭЛов для 13 ядерных реакторов наработки плутония-239. При ведении технологических операций мы строго отвечали за проскоки тысячных долей процента кремния, железа и других примесей, поглощающих нейтроны. Иначе не сработали бы начинки атомных бомб и ядерных реакторов.

Отдельные виды оборонного производства дублировались на территории Сибири. Среди них могу назвать Сибирский химический комбинат в Северске (г.Томск), который до 1990–1992 гг. выпускал обогащенный уран-235 и плутоний. Здесь в 1958 г. была пущена первая в Сибири АЭС. В Ангарске было налажено диффузионное производство обогащенного урана-235. Крупнейший Горно-химический комбинат производства плутония был построен в горах в г. Железногорске (Красноярск-26). Здесь масштабы подземных сооружений сравнивали с объемом строительства московского метро.

С некоторых пор обо всем этом больше знают в США и других странах зарубежья, чем в России. Здесь особое великодушие открытости и уступок проявили перволица страны Михаил Горбачев и Борис Ельцин. О состоянии и фактологии атомного производства страны мир узнал из книг новосибирского ученого-радиоэколога, доктора географии В. И. Булатова «Россия радиоактивная» (Новосибирск: ЦЭРИС, 1996) и «Россия: экология и армия» (Новосибирск: ЦЭРИС, 1999). В 2010 г. были опубликованы поспешно рассекреченные материалы об истории создания атомной промышленности и атомного оружия в СССР. В 2017 г на Валдайском форуме в Сочи Президент РФ В. В. Путин рассказал, как «американцы совершили 620 проверочных визитов на объекты, причем в святая святых российского ядерного комплекса». Такова картина утери некогда строгих атомных секретов. Мол, теперь коммерческие тайны важнее военных. Под их прикрытием процветала разве что непобедимая коррупция…

В этот год, 75-летия Победы и атомной промышленности СССР, я вдохновлен наградой Госкорпорации по атомной энергии «Росатом», который отметил меня медалью «За вклад в развитие атомной отрасли» 2-й степени. Она имеет глубокое значение в признании одного из главных дел моего многотрудного жизненного пути. И я это воспринимаю как знак памяти о своих незабвенных рабочих, которые навсегда остались в моем сердце.

Чем же я заслужил такую высокую оценку труда? Ведь 15 лет моей професиональной деятельности связаны с Минсредмашем СССР и 20 лет – с цветной металлургией СССР: двумя гигантами индустрии СССР, которые охватывали 74 цветных и 14 радиоактивных элементов из всего 92 земных членов Таблицы Д. И. Менделеева.

В физтехе нас приобщали к атомной науке и технике на 4–5 курсах. Так, я в 1964 г. защитил диплом на тему «Исследование анионообменного разделения ниобия и тантала в растворах фтористоводородной кислоты», стал автором двух публикаций в авторитетном журнале АН СССР «Прикладная химия».

В 1964–1969 гг. 5,5 лет работал мастером-технологом уранового производства в цехе №3 п/я 80-НЗХК (с 1966 г. Новосибирский завод химконцентратов). Моя бригада одной из первых на заводе была удостоена звания коммунистического труда. В 1968 г. во Дворце культуры имени М. Горького мне торжественно вручили Знак ЦК ВЛКСМ «Молодому передовику производства». Я участвовал на торжествах 50-летия комсомола на Красной площади. Мое имя было включено в юбилейное издание «55 лет НЗХК: от ядерного щита до атомной энергетики (1948–2003)» (Новосибирск, 2003 с. 37). Имею Благодарственное письмо генерального директора НЗХК В. П. Разина «За огромный вклад в развитии завода Химконцентратов» и в связи с 60-летием завода, 2008 г.

Знаю, что за 5,5 лет моей работы с ураном превосходство США по количеству ядерных боезарядов было снижено в 3,5 раза. А после достижения ядерного паритета СССР – США в 1978–1979 гг. наш завод и другие предприятия Минсредмаша повернули в сторону мирного атома. И сегодня инновационные дела ПАО «НЗХК» Госкорпорации «Росатом» получили мировую известность.

В 1970–1973 гг. я прошел очную аспирантуру в п/я А1997 – ВНИИХТ Госатома СССР в Москве. Впервые в СССР разделил ниобий и тантал методом газовой хроматографии и защитил ученую степень кандидата технических наук. В то время в ВНИИХТе готовили научные кадры для передачи научно-технологического опыта атомной отрасли в цветную металлургию СССР. В связи с этим я был приглашен директором института Н. И. Антиповым в новый Институт гидрометаллургии цветных металлов – Гидроцветмет, построенный ВСО (военно-строительные организации) Минсредмаша СССР в Новосибирском Академгородке. Здесь работал старшим научным сотрудником 20 лет до выхода на пенсию в 1993 г. по списку вредных условий труда № 1. Внедрял методы хроматографии в эколого-аналитическом контроле производства. Также занимался проблемой высокотоксичного мышьяка. Результаты работы были отмечены знаками СССР «Победитель соц.соревнования» (1978–1979 гг.), Почетной грамотой Минцветмета СССР и ЦК профсоюза металлургов (1989 г.).

После трудовых лет (1994–2020) в Новосибирске развернул общественную деятельность в сферах укрепления межнациональной дружбы, культуры, образования и экологии. Мои общественные заслуги были отмечены наградами Правительства РС (Я), Администрации Новосибирской области и Мэрии города Новосибирска, Ассоциации «Содружество». На склоне лет я разработал перспективный проект «Экодуховность как национальная идея возрождения России и сохранения биосферной колыбели жизни на земле» (2008–2018 гг.), который нашел отклик у научно-педагогической общественности России и представителей зарубежных стран. Работа отмечена Почетной грамотой Новосибирского государственного университета и Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО.

Я являюсь автором и соавтором 12 книг, из которых главной считаю «Ступени эколого-духовного восхождения личности к идеалу Высшего Разума – Ноосфере» (Опыт познания смысла жизни и парадигма эколого-центристского понимания мира. Новосибирск, 2018). В 2018 г. я получил сертификат Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия) о включении моей личной библиотечки «Атом» (1961–2015 гг.), как «имеющую особое историческое, научное, культурное значение в Фонд книжных памятников-коллекций видных общественных и государственных деятелей РС(Я) на вечное хранение».

В заключение хочу рассказать молодым о взаимодействии двух легендарных министров двух гигантов индустрии СССР: бывшего солдата Первой конной армии С. М. Буденного, трижды Героя социалистического труда, кавалера 10 орденов Ленина Ефима Павловича Славского (1998–1991), который остался в истории как суперсекретный атомный министр СССР и министра цветной металлургии СССР с 1939 по 1986 г., Героя социалистического труда Петра Фадеевича Ломако (1904–1990), который принял отрасль с годовым объемом производства 280 тысяч т. цветных металлов, а завершил, достигнув объема 8,6 млн т. За этот период номенклатура элементов таблицы Менделеева в производстве цветных металлов увеличилась с 24 до 74.

Именно П. Ф. Ломако в 1941 г. познакомил тогдашнего директора Днепровского алюминиевого завода Е. П. Славского с академиком И. В. Курчатовым и стоял у истоков его восхождения на вершину атомной пирамиды. Когда-то Е. П. Славский говорил, что в ядерной физике мы «ни уха, ни рыла». Прошли годы, и он привел такие данные: «Сейчас в моем министерстве своя Академия наук: академиков – 24, докторов наук – 670 и кандидатов – 4500. Грандиозное хозяйство!»

Так вот, эти славные министры СССР посещали Новосибирск по делам строительства объектов и жилого комплекса нового микрорайона Академгородка «Нижняя Ельцовка». Здесь были построены комплексы институтов гидрометаллургии цветных металлов «Гидроцветмет» (гензаказчик П. Ф. Ломако, генподрядчик Е. П. Славский) и Сибирского отделения Академии медицинских наук. К сожалению, институт «Гидроцветмет» попал под бульдозер рыночной ликвидации отраслевой науки и был закрыт в 1994 г. И я – ветеран труда – с тех пор лишился связи с трудовыми коллективами-профоюзами и завода, и института. Спасла меня общественная занятость, на этом фронте я оставил заметный след. Один пример: в 1997 г. я возглавлял инициативную группу и добился создания ТОС (территориальный общественный совет) микрорайона «Нижняя Ельцовка» с населением 17 тысяч человек – одного из первых не только в Академгородке, но и в полуторомиллионном Новосибирске. Сейчас в 10 районах города действует 141 ТОС. Дорогого стоят слова председателя Горсовета Н. Н. Болтенко от 07.04.2008: «Благодаря таким людям, как Вы, наш город становится лучше и краше. Спасибо Вам за активную жизненную позицию, за неравнодушие к тому, каким будет наш город завтра». И мое имя было увековечено в книге «ТОС Советского района: шаг за шагом к большим переменам» (Новосибирск, 2019).

Уже выросло постсоветское поколение, которое не знает, что такое «Завод химконцентратов» и «Сибакадемстрой» и их роль в сохранении мира. Ведь страна отметила великую ценность – 75-летие послевоенного мирного времени (1945–2020). Как мы рады, что в этом году наш любимый Новосибирск удостоился звания «Город трудовой доблести»!

Вечная память ветеранам Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) и ядерной обороны СССР (1945–1978 гг.)! Да наступит пора экодуховного возрождения Великой России!

 

Источник: Материалы ХХ научно-практической конференцией «Культура и образование этнических общностей Сибири». Новосибирск, 2020 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: