Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

День с новым директором НЦМ. Он рассказал, почему вернулся в Якутию и какие изменения ждут Медцентр

Журналисты News.Ykt.Ru провели день с новым директором Республиканской больницы №1 — Национального центра медицины Станиславом Жирковым.

Его назначили на новую должность в начале апреля. Сразу после назначения новый директор попал с аппендицитом на хирургический стол.

«Сейчас чувствую себя намного лучше. На себе испытал мини-инвазивную операцию, лапароскопическую, быстро восстановился. Эти внедрения мы ежедневно мониторили, развивали. Теперь пришли к выводу, что после лапароскопических операций детей на третьи-четвертые сутки надо выписывать. Операция длилась 30 минут, проснулся, полежал, походил — и все. Я благодарен своим сотрудникам, в очередной раз убедился, что технологиями наши хирурги отлично владеют, операцию проводила дежурная смена, дежурный хирург. Спасибо им огромное», — отметил Жирков.

Сегодня он чувствует себя прекрасно, вовсю проводит операции. На одну из них попали журналисты News.Ykt.Ru — он делает блефаропластику. Станислав Жирков считает, что директор директором, а профессиональные навыки человек терять не должен.

«Человек всегда должен оставаться профессионалом, быть самодостаточным и готовым к любым вызовам. Ко мне обращаются не только за пластикой, люди знают, что мы постоянно развиваемся, учимся в Японии, Америке, я всех принимаю, консультирую. Из всех обращений с пластической хирургией связано всего 10 процентов. Большая часть по онкологии, сердечно-сосудистым заболеваниям».

37-летний Станислав Жирков — оперирующий хирург, занимается микрососудистой и пластической хирургией.

«Сегодня строится кардиососудистый центр, и, когда освободится площадь, хотим открыть плановую реконструктивную хирургию. Очень много пациентов, которым нужна профессиональная помощь. Это отделение будет работать в рамках бесплатных госгарантий. Также микрососудистая хирургия, дефекты каркаса лица, тела, туловища — хотим развить эти направления, чтобы жителям Якутии не приходилось выезжать за пределы, а на месте можно было получить качественную помощь. Вижу развитие в этом направлении в стенах НЦМ».

Почему вы вернулись в Якутск два года назад, наверняка московский пластический хирург очень много зарабатывает? 

— Я никогда не ориентировался на деньги. Я искренне считаю, что должен в первую очередь помогать своей республике. Если человек профессионально вырос, почему бы не помочь своему народу. Москва Москвой, мы здесь должны быть патриотами, развивать республику. До этого я работал шесть лет в Покровске, сначала заместителем главного врача по лечебной работе, потом где-то год главным врачом.

Я знаю, что вы начали работать, скажем так, с самых низов, опишите свой путь. 

— Медцентр для меня это родные пенаты, где я практически вырос. В 2000 году поступил сюда санитаром в оперблок, тогда я учился на первом курсе, уже на третьем перешел в отделение анестезиологии кардиореанимации. На моих глазах прошли первые операции на открытом сердце. Кардиохирургия для меня очень родная (кардиохирургическая, кардиологическая, кардиореанимационная службы). Это мой коллектив, с которым начинали вместе с низов. Потом окончил университет, поступил в ординатуру, в 2009 — в аспирантуру. Затем в 2011 году по приглашению родного района приехал в Покровск. Был замглавврача, проводил экстренные операции, начиная с кесарева, ножевых травм. Получил очень хороший опыт. В районах действительно есть своя специфика работы. Только работавший в поле может понимать проблемы. Сейчас мы принимаем много локальных документов, начиная с телемедицинских консультаций, усиливаем клинико-диагностический центр. На прошлой неделе решали вопросы, как помочь нашим районным больницам, по недостающим специалистам, усиливаем нашу консультативную помощь.

Всех волнует вопрос с парковкой у Медцентра. Когда он решится? 

— Вопрос с парковками стоит очень остро. У нас тут есть территория под парковку, но она в ведении города. Мы предварительно получили согласие у нового мэра. И думаю, что этот вопрос в ближайшее время решится. В декабре у нас запускается кардиоцентр, нагрузка будет еще больше. В кардиоцентре своя парковка тоже есть. Он будет за клиническим центром, восьмиэтажное здание на 150 коек. Плюс 25 реанимационных коек. Там будет полностью оказываться помощь по профилю сердечно-сосудистой хирургии и ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения). С запуском нового центра население получит мощную, современную и хорошую базу для лечения. Также под снос идет «швейцарский» городок, он в программе ветхого жилья. Раньше там проживали наши сотрудники, сейчас идет процедура переселения, до августа они должны все быть обеспечены жильем. Тут мы тоже рассматривали место под парковку, вертолетную площадку. Но вертолетная площадка не подходит по требованиям.

В чем вы видите развитие Медцентра? 

— Что касается развития, то мы получили стратегический указ главы республики до 2030 года, где отражены два пункта. Это биобанк на базе Национального центра медицины. Подготовили здание в левом крыле, где раньше был якутский научный центр. Территория полностью подготовлена.

Я думаю, что по прикладной медицине мы достигли определенного уровня, тут проводятся все операции международного уровня: эндоскопические, мини-инвазивные, эндоваскулярные, операции на открытом сердце — мы это все выполняем.

И на сегодня надо развиваться по биомедицинским, клеточным технологиям, жизнь того требует. Надо развивать генетику, внедрить инновационные технологии. Будет хорошо, если мы создадим лекарство против генетического заболевания. Это будет мировой прорыв. Амбиций много, сотрудники есть. В последующем хотим создать маленький кластер для развития.

Несколько лет занимаемся искусственным интеллектом, визуализацией. Над этим плотно работает Леонид Кларов, мы взяли в сотрудники математиков, отдел называется «бигдата». Они полностью занимаются аналитикой, визуализацией, сейчас по пневмонии есть наработки, можем ее визуализировать на базе искусственного интеллекта. Это мы сами создали здесь, на базе лучевой диагностики.

Коронавирус можно сразу увидеть?   

— Коронавирус, да, можно увидеть, но мы работаем сейчас именно по пневмониям, не только спровоцированным интерстициальными поражениями, по легочным тканям, бронхопневмониям. Проводим работу с сердцем, тут тоже у нас очень хорошие результаты.

Как обстановка с коронавирусом в НЦМ? 

— К сожалению, сейчас идет рост. Называть это третьей волной, думаю, неправильно. По логике та часть населения, которая не болела, должна переболеть или вакцинироваться. На сегодня у нас все противоэпидемиологические мероприятия усилены. Плотно работаем с нашим министерством, Роспотребнадзором. Да, у нас проскакивают случаи, но мы можем сказать, что научились лечить. Год назад, когда все начиналось, мы не знали, что делать, какими препаратами лечить, сегодня такого нет, сейчас более-менее понятно, как вирус себя ведет. Сейчас большая проблема с постковидными больными. Есть постковидный синдром, он разнообразен, начиная от тромбоза и заканчивая различными осложнениями, вплоть до менингитов, менингоэнцефалитов. Все-таки довольно новый вирус, новое заболевание, все международные институты занимаются этим. Сейчас идет постковидный синдром: депрессии, психосоматические состояния, много таких поступает к нам, мы ведем свою статистику. Думаю, что сейчас рост идет за счет непереболевших людей. Думаю, нужно охватить вакцинацией большой процент людей, в первую очередь возрастных, которые находятся в зоне риска, обезопасить их.

Ваши сотрудники все привились?    

— Не все, у нас есть переболевшие. 10 процентов сотрудников имеют медотвод, остальная часть поэтапно вакцинируется. На прошлой неделе получили 500 доз, которые почти полностью освоили.

На вакцинацию у нас идет строгий отбор, делаем иммунный паспорт, где обязательно контролируем в иммунологической лаборатории наличие антител.

А если сотрудник отказывается от вакцинации? 

— Это их решение, мы не можем заставить. Хочу отметить, что наши сотрудники положительно относятся к вакцинации, у нас большой процент вакцинированных, и каких-то осложнений после вакцинации, кроме недомогания и температуры в первые сутки, мы не видели. Мы за этим наблюдали, иммунные ответы очень хорошие.

Почему вы решили возглавить Национальный центр медицины? 

— Это не мое решение. Я работал здесь два с половиной года заместителем генерального директора по инновационному развитию. Курировал вопросы онковакцины, инновационного развития, много что внедрили за эти годы.

Можно подробнее про онковакцину?

— По онковакцине проводим сейчас большую работу совместно с институтом Петрова. У нас есть команда по развитию клеточных технологий, куда входят Якутский онкологический диспансер, СВФУ, ну и флагман — Республиканская больница №1 — НЦМ. Совместно с институтом Петрова в рамках испытаний вырастили дендритные клетки. Думаю, с развитием биобанка мы сможем внедрить онковакцины.

Вы все знаете, что у нас сейчас строится онкоцентр, думаю, что в нем все эти технологии будут внедрены. Это очень хорошая аутотехнология: из крови пациента выделяют дендритные клетки, они обучаются распознавать онкологические, опухолевые клетки и в последующем уничтожать их. Онковакцина уже признана в мире и используется как четвертый метод, кроме хирургической, химиолучевой терапии.

Что значит «четвертый метод», это на начальной стадии? 

— Напротив, когда уже не отвечает на химиотерапию, лучевую. Думаю, в этом направлении будут хорошие результаты.

Можно ли сейчас желающим испытать вакцину на себе? 

— Мы можем направить вас к нашим партнерам в институт Петрова, они уже 25 лет делают это на основе дендритных клеток. Пока мы можем только направить туда. Чтобы внедрить это здесь, нужно выполнить все требования регулятора — ФЗ 180. Нужно много вложений, однако с развитием биобанка это будет реализовано.

Проводим много работы по репродуктивной системе. Мы подняли процент успешного проведения ЭКО. В биобанке будут храниться клетки: пуповинная кровь, первая линия, где много стволовых клеток. В последующем мы сможем использовать эту кровь для лечения рака, ожогов. Это пожизненная гарантия для наших детей, чтобы не пришлось искать донора.

А сколько нужно платить в год для хранения в биобанке пуповинной крови? 

— Хранение — в год где-то 4500 рублей. Также храним яйцеклетки, сперматозоиды. В нашей нации, скажем так, очень низкий овариальный резерв после 35 лет. Люди хотят иметь пожизненный гарант, и они могут воспользоваться этой услугой. Теперь можно иметь своих детей и в пятьдесят лет.

Также большая работа будет проведена по генетике. За 25 лет мы выросли в мощный медико-генетический центр с хорошим архивом. На самом деле, в России очень мало подобных центров, в других регионах они представлены кабинетами, консультациями. С развитием генетики можем целенаправленно работать над тем, чтобы у нас рождалось здоровое поколение. Будет предимплантационная диагностика, перинатальная, где мы должны исключить тяжелые патологии. Должны рождаться здоровые дети! Тогда будет здоровая нация.

Так, и все же почему вы согласились на эту должность и кто вам ее предложил? 

— Предложил мой предыдущий директор Николай Васильевич Лугинов. Я немного подумал. Но все же два года он целенаправленно готовил меня, чтобы был транзит власти. Да и мне хочется помочь своему народу, перед нами стоят большие задачи, такие как реконструкция НЦМ. За 30 лет котельные, инженерно-техническая сеть, ресурсы исчерпали себя, держатся за счет качества обслуживания нашими сотрудниками. Планируем провести аудит инженерно-технических сетей и работать в этом направлении, чтобы еще лет 30 наш центр помогал населению. Сейчас идет большой поток, нагрузки огромные, оборудование устаревает. В 2011-2012 годах была большая модернизация — почти на миллиард рублей. Это оборудование работает бесперебойно, круглосуточно вот уже десять лет. Пришло время подумать о перевооружении нашего НЦМ, чтобы оказывать качественную, доступную медицинскую помощь.

С Николаем Васильевичем поддерживаете связь, он вам помогает? 

— Конечно, он мой наставник. Очень мудрый человек, профессионал своего дела. Под его руководством было много чего внедрено, работали очень хорошо. Николай Васильевич выбрал меня руководить центром. Я очень ему благодарен. Решение принимали директор и глава республики. Хочу поблагодарить Айсена Сергеевича за высокое доверие.

Тяжело? 

— Ответственная ноша, надо достойно ее нести, работать. Быть руководителем нелегко, самое главное — есть желание помогать людям, развивать наше здравоохранение. Недавно вышел новый указ, который в дальнейшем поможет нам в развитии в целом в плане общественного здоровья, в течение десяти лет мы должны поменять мышление людей, люди должны научиться заботиться о своем здоровье, должны понимать, что это их личная ответственность. Только здоровый человек может мыслить правильно, быть конкурентоспособным. Когда человек болеет, он зациклен на своей болезни и не думает о развитии. Якутян меньше миллиона, мы можем это внедрить: школы здоровья, забота об экологии, поменять мышление людей.

Я видел, как люди рождаются и как люди уходят, и могу сказать, что нужно просто ценить каждый день, каждую минуту. Мы не знаем, что будет завтра, главное — это относиться к другим хорошо, радоваться жизни, научиться управлять психоэмоциональным состоянием.

Оставить комментарий

Войти с помощью: