Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Турков нет. И Турции нет…

 

Фирдус Девбаш.

25.10.2020 г.

 

На просторах Евразии издревле живут тюрки. Сегодня они являются гражданами различных государств, говорят на башкирском, казахском, киргизском, татарском, узбекском и других языках, но всё же понимают друг друга. А ведь лет сто тому назад, по историческим меркам совсем недавно, не было ни узбекского, ни казахского, ни киргизского языков, которые появились после Октябрьской революции 1917 года. Как же, спросите вы, они общались раньше? Так вот, все они говорили на языке «тюрки» – одном из древнейших языков мира. Получив собственные национально-государственные образования, тюрки усердно принялись за создание на основе своих диалектов новых литературных языков.

Турки не были в составе Российской империи, они жили в Османской империи, назывались османами, говорили на османском языке, литературный вариант которого состоял в основном из арабских и персидских слов и использовался как официальный государственный язык – на нём писались фирманы, то есть указы султана, велось делопроизводство, издавалась художественная и научная литература. Этот язык обслуживал весьма узкий социальный круг – султанский двор, высшие слои феодального общества и духовенство. Народный язык османов был менее насыщен иноязычными заимствованиями, и понять его можно было и без знания арабского и персидского языков. По сути своей это был тот же язык «тюрки», на котором говорили их собратья в Российской империи.

Первая мировая война положила конец обеим империям – и Российской, и Османской. После крушения Османской империи и победы национально-освободительного движения была провозглашена Тюркская Республика, или «Тюркие Джумхуриети». Это новое государство с подачи Сталина стали именовать у нас Турецкой Республикой, или кратко Турцией.

Новые социальные отношения требовали ликвидации элитарности литературного языка, демократизации письменных норм и сближения их с разговорным народным языком. Под руководством основателя государства Мустафы Кемаля Ататюрка была проведена коренная реформа в области языка. В результате вместо османского появился иной язык, не турецкий, как принято у нас считать, а «Тюрк дили» – тюркский язык.

«Тюрк дили» – это не просто очищенный от арабо-персидских заимствований османский язык. Новая тюркская лексика была создана путём сбора генетически тюркской лексики из письменных литературных памятников и максимального использования словарного богатства диалектов тюркского языка. Вернее, была возвращена в более полном объёме прежняя тюркская лексика. Ататюрк вернул языку «тюрки» утраченные позиции. Ведь когда-то он доминировал на бескрайних просторах Евразии, был языком дипломатии, науки, торговли, на нём создавали свои шедевры классики восточной литературы. Вместе с закатом славы тюрков угасал и их язык. В Российской империи «тюрки» функционировал лишь как разговорный, а в Османской – был почти вытеснен языком ислама. И вот этот язык возрождается и возвращается во все сферы общественной жизни. Правда, на небольшой территории, в границах только одного государства…

Ясно, что манипуляции Сталина с названием нового государства и его языка преследовали лишь политические цели, а именно отчуждение анатолийских тюрок от их собратьев в Советском Союзе, разделение людей по принципу «свой-чужой». Со временем отношение к турецкому языку как к языку лишь потомков османов стало доминирующим. До сих пор учёные мужи новых тюркских государств, возникших после распада СССР, продолжают считать турецкий язык лишь языком народа, населяющего Анатолийский полуостров.

Судьбы языков напрямую связаны с судьбами народов. В соответствии с европейской традицией национально-государственное образование должно иметь свой язык, то есть тот, на котором говорят его граждане и функционируют государственные органы. Неудивительно, что одновременно, например, с Узбекской ССР родился и узбекский язык. Взяли и синтезировали в лексическом отношении самаркандский, в морфологическом смысле андижанский, а в фонетическом звучании бухарский говоры и образовали искусственную конструкцию, которая стала называться узбекским языком. После национально-государственного размежевания население Средней Азии продолжало говорить на языке «тюрки», но урбанизация и особенно теле- и радиовещание на новых языках постепенно вытесняют его из обихода.

Подобное происходило не только в Средней Азии, но и в Поволжье, и на Урале, и на Кавказе. В результате тюрки отдалились от языка своих предков. Например, казанские татары считают основоположником своего языка великого поэта Габдуллу Тукая, но читают его… в переводе! Да, да, не удивляйтесь, именно так. В сборниках его произведений сначала следует текст на языке оригинала, а затем перевод на современный татарский язык. Невольно задаёшься вопросом: «Почему татарский поэт писал на турецком?». Конечно, писать на турецком языке Тукай не мог. Тогда даже такого понятия ещё не было. Тукай творил на языке «тюрки», который сегодня именуется турецким.

Ататюрк нарушил европейскую традицию. Обычно с появлением нового государства создавался и новый язык, который внедряли в массы кнутом и пряником. Думаете, население Германии всегда говорило на языке Гёте? Совсем нет. Баварцы, саксонцы, швабы и другие представители германского этноса имели в прошлом свои языки, и потребовалось много времени и усилий для приведения их к общему языковому знаменателю. В нашу эпоху можно заставить народ говорить на любом языке. Для этого есть телевидение и радио, государственные школы для обязательного обучения на языке-новоделе… Турецкий руководитель поступил иначе – он не стал конструировать и навязывать своему народу новый язык, а вернул родной. Разговорный народный язык «тюрки» вновь стал государственным.

В тюркском мире сложилась парадоксальная ситуация – народы, его составляющие, за исключением тюрков, проживающих на Ближнем Востоке, владеют своими диалектами, но не знают общего языка. Сегодня казахи, киргизы или узбеки с трудом понимают язык работников отелей Алании, Анталии и Кемера. Владение лишь территориальной разновидностью языка и незнание его высокого литературного стиля является тормозом в развитии единого по сути народа. Обучение литературному тюркскому языку в школах новых стран Средней Азии и тюркских республик в составе Российской Федерации способствовало бы расширению контактов не только в сфере культуры, но и науки, бизнеса, туризма и т.п. Родственники говорят на одном языке и понимают друг друга с полуслова. На то они и родственники…

Один язык у ряда стран – это большое преимущество для их жителей. Например, немецкий язык – официальный язык не только Германии, но и Австрии, Лихтенштейна, Швейцарии, Люксембурга и Бельгии. Да, у австрийцев есть свой диалект, отличающийся от литературного немецкого. Но они поступили мудро и не стали обеднять свою культуру, отказываясь от общегерманского языка. Немецкий язык – это общее достояние граждан всех вышеперечисленных государств. Точно так же и тюркский язык – общее достояние всех тюрок.

В СССР не обременённые толерантностью лица называли Туркестан «чуркестаном». Обидное прозвище «турка-чурка» не красит язык. Если в той же Анталии объяснить хозяевам, что россияне называют их «турками», им становится обидно. Называть их так некорректно. Турков нет, есть тюрки. И Турции нет, есть Тюркия.

 

Источник: Проза. Ру.

Оставить комментарий

Войти с помощью: