Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

“Уехать в Якутию было предначертано судьбой”. Девушка из Киргизии написала «Дневник мигранта»

Уулжан Даулетбекова писала книгу «Дневник мигранта» полтора года. Какой же нужно быть, чтобы каждый вечер записывать ручкой в блокнот истории своих земляков? Открытой, сочувствующей и думающей. А еще наблюдательной и подмечающей нюансы, как любой писатель.

Девушка рассказала SakaDay о том, как она приехала в Якутию, об историях, ставших основой книги и о своей мечте.

-Уулжан, сколько времени ты писала книгу?

– Писала полтора года. Специально купила два больших блокнота. До сих пор мозоли на руках от писанины. Это, скорее, женский дневник. Я ведь не журналист, не филолог. Хотелось донести и рассказать истории о мигрантах. Меня морально поддержали многие. Большая благодарность Ираиде Гаврильевой, журналисту «Полярной звезды», руководителю киргизской общины Данияру Байгутуеву.

– Скажи, для чего ты решила писать?

– Как все подростки, раньше мечтала о известности и славе. Но в быту, в круговерти жизни мы забываем про мечту, занимаемся не тем, чем хочется. Поэтому люди становятся недовольными, агрессивными. Хотелось напомнить, что не стоит забывать о своих мечтах.

Надеюсь, книга будет полезна нашим киргизам, и интересна якутянам. Я делюсь опытом, не только своим, но и моих земляков. Мы ведь приезжаем сюда неподготовленными. Нас воспитывали доверию и открытости. А эти качества часто мешают. Многих девушек обманывают. В силу наивности они верят парням, в результате случаются трагедии, девушки рожают втайне от родителей. Поэтому считаю, что нужен возрастной ценз. Не стоит пускать в чужую страну девушек до 25 лет. Они никак не защищены.

В своей книге я размышляю, пишу истории, из которых можно сделать выводы. Например, написала о коллеге, приехавшей из киргизской деревни. В их семье никогда не было автомобиля, и она зарабатывала в Якутске на машину для отца. И купила, столько было радости! Так получилось, что ее отец разбился на этой машине. Меня эта история потрясла. Я видела ее эмоции, и ничем не могла помочь, поэтому хотелось передать всю боль. Думаю, вывод из этой истории такой: часто в погоне за деньгами, мы теряем большее.

– В твоей книге много печальных, трагических историй. Расскажи, какая самая страшная.

– Среди мигрантов часто есть бабушки под 60 лет, которые работают без выходных. Очень жалко их. Я написала историю женщины, которая уехала работать в Астрахань, оставив ребенка у себя в Казахстане. Она заработала на квартиру тяжким трудом. Не смыкала глаз, не отдыхала, мечтала, наконец, зажить с сыном в своем доме. К ее приезду сын уже подрос. И эта женщина, приехавшая с большой суммой денег, пропала. Потом выяснилось, что единственный сын ее убил, купил машину и прогулял деньги с друзьями.

Я хотела донести, что из-за длительной разлуки теряется связь между родителями и ребенком. И дети остаются несчастными, с травмированной психикой. Пока родители работают, детей оставляют у родственников. Они сыты, обуты, одеты, но несчастны. Недаром считается, что большинство суицидников, преступников – это дети уехавших на заработки родителей.

Так ли нужны эти большие дома, дорогие машины, если ребенок становится чужим? Не слишком ли велика плата? Ведь некоторые строят особняки, не просто обычные дома, а трехэтажные дворцы. А детям не нужны такие шикарные дома.

Кроме того, я сейчас пишу о еще одной проблеме. Немало местных девушек беременеют от наших парней, а они кидают их, уезжают. В результате наши парни не видят своих детей, не воспитывают, а подчас, даже не подозревают о их рождении. Это очень больной и актуальный вопрос.


– Что тебя привело в Якутию?

– Я была большим мечтателем, и большой проблемой для своих родителей. Папа 15 лет работал директором училища, мама – бухгалтером. Дедушка после войны получил высшее образование и всю жизнь проработал учителем и директором школы, бабушка была учительницей. Для нашей семьи образование было главным в воспитании детей, тем более в семье росли три девочки. Поэтому я хочу здесь получить дополнительное образование.

В то время я постоянно витала в облаках, думала о славе и популярности. Втайне от родителей снималась в клипах, «Ералашах». Родители были против. Они считали также, как многие родители на свете: девушка должна закончить учебу, выйти замуж и работать по специальности. Когда выяснили, что у меня другие планы, был большой скандал.

Но в душе все равно я мечтала получить актерское или вокальное образование, писать песни и прочее. Мне на родине хватало на жизнь, на одежду, на праздники, а на осуществление мечты нужно было больше денег. Сестра уезжала в Якутск, и я увязалась за ней. Это было в 2014 году.

– Какие суммы вам обещали?

– Мы могли бы уехать в Москву, Питер, но уехали в Якутск, потому что нам постоянно рассказывали о высокой зарплате. Знакомые говорили о том, что можно заработать 2 тыс. долларов, работая менеджером в салоне красоты. И все! Я приехала воодушевленная, как будто меня здесь ждут. Да, реальность не соответствовала ожиданиям… В какой-то момент хотелось поныть, пожалеть себя, но спустя время я поняла, что все, что ни делается – к лучшему.

– А кем работали?

– Нас встретила подруга сестры, помогла с документами, квартирой, работой. Я работала всю жизнь в общепите, и кассиром, и официантом, и менеджером. Грех жаловаться. Но я изменилась, на меня повлияло отношение местных людей, их менталитет.


– Какой ты стала?

– В первое время я постоянно пыталась заработать, работала без выходных, себя не жалела.

А здесь люди спокойные, добродушные. В плане работы тоже спокойные, не хотят урвать, много заработать. Живут просто. Поэтому я успокоилась, и как-то осознала, что не деньги главное в этой жизни.

– Когда почувствовали разницу?

– Находясь здесь в Якутске я всем доказывала, как хорошо в Бишкеке, какие там растут яблоки, как тепло и солнечно на моей родине. А когда туда поехала, стала петь по-другому, вспоминала Якутск, приводила его в пример.

Каждый год ездила на родину, и с каждым годом отдалялась. У тех, кто остался, мировоззрение совсем другое. Я как будто выросла. Мои одноклассники мечтают о загранице, о больших заработках, а мне уже хотелось чего-то другого. Я стала приземленней.

– Через какое время решила, что не будешь уезжать?

– Через четыре года. Сейчас эти два года живу спокойно.

– Сколько можно заработать в Якутске? Реально заработать на квартиру?

– Не только на квартиру, а на несколько. К примеру, трое братьев приезжают сюда работать, они последовательно работают и копят вначале на квартиру для старшего, затем среднего, и потом младшего.

– А где так можно заработать? В строительстве?

– Если работать каждый день, то можно заработать на любой работе. Например, кассир или техперсонал получает 25 тыс. рублей. Но если каждый день, то в два раза больше, получается 50 тысяч рублей минимум. Обычно люди живут поселением, поэтому на жилье тратят максимум 5 тыс. рублей. На питание тоже скидываются по 5 тыс., закупаются оптом. 5 тысяч копят на дорогу. А 35 тыс. рублей откладывают или отправляют на родину, где строят дом. Так что выходит 400-500 тысяч в год минимум. Если помогут родители, то за три года можно накопить на дом, пусть не в центре.

На самом деле, миграция многих людей на ноги поставила, позволила закрыть долги, построить дома, достойно жить. А многих погубила. Я знаю женщину, которая работала посудомойкой, затем в бане, и заработала рак. И уехав, умерла. Или случаются неприятности у девушек. Так что, как судьба сложится…

– Как вспоминаются прошлогодние события, когда происходили антимигрантские волнения?

– На тот момент действительно морально было сложно принять. Ведь в каждом народе есть негодяи. Но в то же время думаю, что мужчины правильно заступились за свою женщину. Жаль, что дошло до такого… К сожалению, тогда пострадали самые безобидные и далекие от политики люди. Впрочем, я ничего не боялась, дома не сидела, ходила в кино.

– Ты сейчас не одна?

– Думаю, что судьбой было предначертано, что я уеду в Якутию. Потому что мой молодой человек якут. За все эти годы я не повстречала судьбу в огромной Киргизии, в нашей диаспоре, а нашла своего любимого здесь. Скажи мне это в самом начале, я бы очень удивилась. Но так получилось, что именно от моего Афони я почувствовала понимание, опору.

Уулжан и Афанасий


– Вы официально еще не зарегистрированы?

– Мы планируем при первой же возможности отправиться на родину и получить благословение родителей. А так мы открыто встречаемся. Планирую написать книгу про межконфессиональный брак. Да, различия большие. Бывают недопонимания, но когда человек честен с тобой, то сложности преодолимы.

– Много браков между якутами и киргизами?

– Нет, пока редкость. Тем более, единичны случаи, когда девушка выходит замуж за местного.

– Ты знаешь якутский язык?

– Кыратык.

– Как вы познакомились?

– Познакомились два года назад в службе доставки ресторана. Афоня работал курьером, я диспетчером. Сейчас мы не разлей вода. Была одна размолвка, когда мы расстались на два дня. Нам они показались вечностью.

– Как ваши родители отнеслись к вашему союзу?

– Они восприняли все хорошо. Знают, что я самостоятельная. И большую часть времени я провожу с ним, нежели с родителями.

– Калым нашему Афоне не нужно платить?

– Ну мы решили это сделать вместе, соблюсти традицию и уехать.

– Планируете жить здесь? Холод не пугает?

– Да, конечно. Действительно, не любила холод, я же восточная девушка. Раньше в морозы уезжала на родину. Но если у тебя молодой человек патриот, все друзья здесь, то выхода нет. Пришлось полюбить и морозы.

Sakhaday.ru

Подробности: https://sakhaday.ru/news/uehat-v-yakutiyu-bylo-prednachertano-sudboy-devushka-iz-kirgizii-izdala-dnevnik-migranta?from=copy

Оставить комментарий

Войти с помощью: