Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

«Вечная мерзлота — это наша фишка». На развитие Дальнего Востока тратят миллиарды. Почему это так важно для России?

 

Михаил Карпов

22.09.2020 г.

К концу сентября правительство планирует утвердить программу социально-экономического развития Дальнего Востока до 2024 года. Региону уделяют особое внимание и называют самым перспективным. Не так давно с недельным турне по региону проехался премьер-министр страны Михаил Мишустин. Почему бизнесмены готовы вкладывать деньги в Дальний Восток? Кто запускает на краю страны самые смелые проекты? И зачем вечную мерзлоту пытаются сделать комфортной для жизни? В поисках ответов на эти и другие вопросы корреспондент «Ленты.ру» проехал от Якутска до Хабаровска.

***

В предбаннике начинаешь дрожать мелкой дрожью. «Это еще цветочки!» — предупреждает спутник, выдавая теплую накидку с капюшоном.

Огромная пещера в горе Чочур Муран находится в нескольких километрах от Якутска. Когда-то, в советские времена, тут, как в холодильнике, хранился запас продовольствия для города. Оно и понятно — даже летом температура здесь не поднимается выше минус пяти.

Теперь же это место — магнит для туристов. И им есть на что посмотреть. Вот древние люди охотятся на мамонта. Вот стоят персонажи мультфильмов «Ледниковый период». Вот трон из «Игры престолов», ощерившийся мечами, а рядом с ним — Король Ночи. Все сделано изо льда и хитро подсвечено цветными прожекторами, и все это существует благодаря вечной мерзлоте, которая здесь простирается на глубину до километра.

***

Вице-премьер и полномочный представитель президента России в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, впрочем, пока не считает туризм приоритетной областью развития региона. Куда лучше, по его словам, окупаются промышленные и научные инвестиционные проекты.

Такими, к примеру, занимаются в Северо-Восточном федеральном университете (СВФУ).

По словам декана автодорожного факультета СВФУ Дмитрия Филиппова, вечная мерзлота и сложившиеся из-за нее уникальные климатические условия позволили реализовать на площадке ТОР (территории опережающего развития) «Якутия» уникальные проекты университета, в том числе полигон по испытанию шин.

Что такое ТОР?

«На территории стран, где расположены полигоны-конкуренты, в прошлом году наблюдалось отсутствие снега и морозов, так что климатические условия вечной мерзлоты — это наша фишка», — поясняет Филиппов, ведь в Якутии зимой температура падает до минус 44 градусов, что позволяет проводить уникальные низкотемпературные испытания. А сотрудничество с производителем шин Bridgestone и благоприятный инвестиционный климат в совокупности послужили хорошей базой для начала проекта, которому исполнилось всего два года. Ученый поясняет, что расположение полигона предоставляет богатые возможности для испытания не только шин, но и любой другой техники.

Впрочем, за спиной Филиппова не полигон, а странная футуристическая конструкция: огромный белый купол, собранный из металлических профилей и виниловой пленки, под которым скрыт самый обычный деревянный дом. Пока это испытательный проект, предложенный университету группой компаний «Синет». «Его основная идея — выяснить, что будет, если отдельный квартал нашего северного города обнести такой конструкцией, чтобы сделать жизнь северных поселков комфортной и безопасной», — объясняет ученый.

Но пока решили ограничиться одним домом и посмотреть, что будет с семьей добровольцев — папой, мамой и маленьким ребенком, которых поселили в этом строении.

«Тут у нас кухня, тут — игровая зона, а тут — спальня, — знакомит глава семейства с интерьером простого, но добротно построенного жилища. — Зимой здесь комфортно и тепло»

Помимо того что ученые контролируют жизненные показатели испытуемых, они следят за поведением вечной мерзлоты под домом. Ведь купол, который позволяет сохранять тепло, влияет и на нее. А что если его поставят над целым кварталом — не станет ли это причиной эрозии почвы? В том числе и на этот вопрос даст ответ нынешний эксперимент.

 

Эксперимент «Дом под куполом» СВФУ

«Сразу оговорюсь, что это очень дорого», — предупреждает Филиппов.

По его словам, подобный проект может быть интересен прежде всего военным и крупному бизнесу. «Допустим, когда люди работают в арктических условиях, обнести жилой поселок таким куполом, накрыть — и это резко повысит комфорт деятельности», — поясняет ученый.

***

В теплице, как это и положено, тепло и влажно. В аккуратных горшках, подключенных к общей оросительной системе, расположились не только зелень, но и овощи. Всеми процессами управляет автоматика.

Это только жителю Центральной России кажется, что ничего особенно не происходит. Любой местный осознает всю уникальность происходящего. До недавнего времени ни о каких овощах в Якутии и не думали. Среднегодовая температура в регионе не поднимается выше десяти градусов. А теперь выращивают и огурцы и помидоры. Причем массово. Отвечает за проект ООО «Саюри», который уже функционирует при финансовой поддержке Фонда развития Дальнего Востока и Арктики, в своем роде уникальный.

«В таких широтах, с таким экстремальным климатом нигде подобные тепличные сооружения не строят», — признается руководитель «Саюри» Максим Гома.

«Если вы спрашиваете о том, что здесь инновационного, правильно было бы спросить, что здесь неинновационного», — шутит Гома

Так что этот проект, резидент ТОР «Якутия», — передовой и экспериментальный, основанный на японских технологиях и материалах. Тем не менее уже введены в эксплуатацию первая и вторая очередь теплиц, а также первый этап третьей очереди.

Зайдя в блок, где выращивают томаты, иногда замечаешь, что мимо регулярно пролетают юркие мохнатые комки — это шмели. Они деловито курсируют между своими домиками в картонных коробках и соцветиями помидорных кустов. «Шмели — это явный показатель того, что мы не используем нитраты», — подчеркивает Максим Гома. Даже с вредителями тут борются экологически чистым способом — закупая специальных жуков, которые их поедают.

На вкус помидоры отменные — сочные, мясистые, а огурцы — хрустящие. Конечно, это далеко не бюджетный вариант, но продукция «Саюри» пользуется популярностью в торговых точках Якутска и поступает в учебные заведения. Как объясняет Гома, в летнее время большая часть якутян выращивает огурцы и помидоры на даче. А вот в зимнее время единственная возможность разжиться свежими овощами — это покупать китайскую продукцию, выращенную «неизвестно на чем» и по цене не сильно уступающую продукции «Саюри».

Поэтому огурцы и помидоры компании уже заняли 20 процентов рынка Якутска и 10 процентов рынка всей республики Саха-Якутия. Но огурцами, помидорами и зеленью планы «Саюри» не ограничиваются. Сейчас компания задумалась над тем, чтобы выращивать в Якутии клубнику и даже шампиньоны.

***

Город Якутск, как и вся республика, стоит на многолетней мерзлоте. Где-то она залегает глубже, а где-то ее глубина составляет всего пару сотен метров. Присутствие мерзлоты замечаешь сразу, как сходишь с трапа самолета: самое начало осени, днем будет под 20 градусов тепла, но утром — почти минусовая температура, несмотря на яркое солнце.

На вывесках магазинов и в названиях продуктов, которые по большей части пишутся на русском языке, нет-нет да и попадаются слова из якутского и других национальных языков.

Дело тут не только в словах — местное население республики не забывает своих корней. Когда с тобой общается представитель одного из коренных народов Якутии, ты сразу понимаешь, что русский для него — не родной язык. Он иначе строит предложения, ощущается даже небольшой акцент, ведь друг с другом коренное население общается на национальном языке.

«У нас традиционно сохранению национальной культуры — не только якутской, но и коренных малочисленных народов Севера, русских старожилов Крайнего Севера — уделяется много внимания, начиная с детских садов и заканчивая школами и вузами», — рассказывает глава республики Саха (Якутия) Айсен Николаев

При этом он отмечает, что многие русские знают якутский язык, да и русский для якутов — тоже практически родной.

Глава республики стоит напротив большого символического камня с табличкой, на которой значится, что 10 сентября 2020 года здесь был дан старт строительству жилого квартала «Р». Это уже не Якутск, а шахтерский город Нерюнгри, и строительством жилого массива здесь занимается компания «Колмар», которая намерена ввести в строй 26 девятиэтажных домов, причем первую очередь — уже в 2021 году.

Похоже, ни одно знаменательное событие в регионе не обходится без шамана и национальных обрядов. Вот и тут он разжигает костер, в который кидает подношения духам и благословляет строительство жилого массива. Несмотря на то что из-под национальной одежды у шамана выбивается официозная розовая рубашка, местные уверяют, что такие обряды проводятся не напоказ, их совершают, как правило, на всякий случай.

ГОК «Инаглинский», расположенный недалеко от Нерюнгри, окружают квадратные километры тайги. Она особенно красива в это время года, ранней осенью, когда лиственницы только начинают желтеть, эффектно оттеняя багряный, словно окропленный кровью подлесок.

Этот день, закончившийся закладкой символического камня квартала «Р» Нерюнгри, начинался здесь, с прохода через символические деревянные ворота и дым багульника, который сжигали возле них женщины в национальных эвенкийских костюмах. Считается, что дым уносит все недоброе и помогает перед новым начинанием предстать пред духами с очищенной душой.

Начинание действительно масштабное как для Нерюнгринского района, так и для всей республики. Здесь открывали первую очередь крупнейшей в России угольной шахты «Инаглинская» и обогатительную фабрику «Инаглинская-2».

Приехавший на открытие с неофициальным визитом губернатор Кемеровской области, бывший генеральный директор компании «Колмар» Сергей Цивилев, по его словам, взявший ради этого отпуск, подчеркнул, что с 2013 года компания испытывала множество проблем, которые удалось решить благодаря тому, что не послушали сторонних консультантов, которые признали расширение ГОК «Инаглинский» экономически неэффективным, а сделали ставку на «наш коллектив, наших людей».

«Все, что мы делали, мы делали для вас. И поэтому первое, что мы сделали, — это была ледовая арена в городе Нерюнгри. У нас кризис, мы банкроты, но мы строим ледовую арену», — вспоминал Цивилев. Для чего? По его словам, «да мы просто верим в людей, и они нас не подвели».

Действительно, это буквально стройка века, если говорить языком передовиц советских газет.

Угля ГОК «Инаглинский» хватит надолго, по крайней мере на 50 лет, учитывая, что в открывшейся шахте, когда она заработает на полную мощность, будет добываться до 12 миллионов тонн угля в год. А развитие угледобывающей промышленности приведет и к росту населения Нерюнгри, который наблюдается уже сейчас, и к усовершенствованию инфраструктуры района в целом

Но, конечно, никакая стройка века не может обойтись без достойного финансирования. Фонд развития Дальнего Востока и Арктики инвестировал в строительство четыре миллиарда рублей и помог привлечь дополнительное банковское финансирование проекта «Колмара» — компании-резидента ТОР «Южная Якутия», которая неоднократно становилась лауреатом премии «Звезда Дальнего Востока».

Уголь, добываемый в «Инаглинской» с помощью автоматизированных добычных комплексов, сразу же поступает на обогатительную фабрику, где полезную породу отделяют от бесполезной. Для этого ее погружают в воду с добавками определенных активных веществ.

После этого процесса вода поступает на очистные сооружения, где проходит несколько стадий очистки, а потом сбрасывается в местный ручей. Интересно, что очищенная вода используется работниками очистной станции для хозяйственно-бытовых нужд.

Айсену Николаеву показывают два стакана: в одном вода черная от углевого шлама, в другом — кристально чистая. Сотрудники станции констатируют, что с помощью процесса очистки, применяемого на обогатительной фабрике, вода приобретает «практически питьевые качества».

Один из корреспондентов, сопровождающих главу республики, спрашивает: «А мне дадите выпить? Ничего не случится?». Его заверяют, что пить можно, и он уверенным движением опрокидывает в рот полный стакан отфильтрованной воды. Пожимает плечами: вода как вода

Конечно, сейчас, когда цены на энергоносители падают, возникает вопрос, насколько быстро окупится такая грандиозная стройка. «Перспективы у нас есть, и даже если говорить о сегодняшнем дне — цена на уголь вновь пошла вверх», — уверенно говорит Анна Цивилева, председатель совета директоров компании «Колмар». По ее словам, это происходит всегда, когда Китай снимает квоты на выбросы углекислого газа. Но при этом «Колмар» поставляет уголь не только в Китай — у компании есть партнеры и в Японии, с которыми заключены долгосрочные контракты. А для того, чтобы транспортировать уголь, конечно, нужен порт.

***

Вдали небо сливается с океаном. Из бухты выходят два буксира, посылающие на несколько десятков метров вверх струи воды. Внезапно воздух над ними раскрашивается разноцветными дымовухами, завершая картину.

Это рабочий поселок Ванино, расположенный в Хабаровском крае, в 370 километрах от Хабаровска, на берегу Японского моря. Он мог бы быть похож на любой провинциальный российский город, если бы не одно «но»: все здесь крутится вокруг одноименной бухты. И буксиры, исполняющие странный танец, появились неслучайно: нынче здесь празднуют открытие угольного терминала «ВаниноТрансУголь».

Понять, что собой представляет терминал, с земли достаточно сложно, поскольку наблюдатель видит лишь его части. Возможно, кому-то покажется, что терминал представляет собой конвейер. С другой точки зрения терминал покажется зданием, где вагоноопрокидыватель опустошает за раз два больших полувагона, груженных углем. Кто-то запомнит гигантские стакеры — огромные машины, которые подают уголь на транспортер со склада, расположенного под открытым небом.

И все это вместе представляет собой терминал «ВаниноТрансУголь». Посмотреть наглядно, как он функционирует, можно разве что с борта вертолета или поднявшись на четвертый этаж ванинского офиса «Колмара». Тогда и понимаешь весь процесс: вагоны по железной дороге прибывают сюда с ГОКов «Инаглинский» и «Денисовский» и встают по паре в один из двух вагонопереворачивателей. Пыль от угля не разлетается — ее мгновенно прибивают с помощью распыляемой из форсунок воды.

Дальше он отправляется на конвейер и идет к стакерам, которые либо выгружают его на склад, где его время от времени опрыскивают огромные водяные пушки, либо забирают его и вновь кладут на подвижную ленту. И уже отсюда он отправляется на причал, где сгружается на борт судна, которое повезет его к месту назначения.

Сейчас пущена только первая очередь терминала, но даже она рассчитана на отгрузку 12 миллионов тонн угля в год; вторая же позволит порту через два года выйти на 24 миллиона тонн в год

Уголь, который идет в Ванино, — коксующийся, металлургический. Помимо Японии и Китая, продукция «Колмара» скоро пойдет и в Индию, где она действительно востребована. «Крупнейшие индийские металлурги заинтересованы нашим углем», — говорит Анна Цивилева.

Глава республики Саха Айсен Николаев надеется, что кроме первого порта, который якутская компания построила здесь, будут и другие. «Сейчас остался главный вопрос у нас: железная дорога. Мы видим, что провозную мощность железных дорог на Дальнем Востоке надо кратно увеличивать», — уверен он.

***

«Любите Хабаровский край так же, как его любим мы!» — говорит со сцены в Ванино исполняющий обязанности губернатора края Михаил Дегтярев. Трудно удержаться от искушения и не задать главе региона вопрос: а за что вы полюбили Хабаровский край? Ведь Дегтярев вступил в должность совсем недавно. Когда глава региона спускается со сцены, корреспондент «Ленты.ру» задает ему этот вопрос. «Да за все — за людей, за природу, за экономическую мощь, за отношение людей к родному краю», — отвечает он.

Дегтярев рассказывает о недавнем разговоре с «одним мужчиной», который «в принципе руководитель» и обладает «высокими доходами». «У меня, говорит, все отлично, но душа болит за моих сотрудников, у них низкие доходы и дорога плохая. Вот за это и люблю хабаровчан — за отношение к ближнему!» — рассказывает Дегтярев.

Хотя от Хабаровска до Японского моря чуть больше 300 километров, оказавшись в этом городе, ощущаешь себя так, будто оказался на черноморском курорте. Сложно сказать, что именно вызывает такое чувство: шумная набережная, добрые и открытые люди, вкусная еда… А может быть, все вместе.

«Ворота» в Хабаровск — это недавно открывшийся терминал внутренних воздушных линий. Он был введен в эксплуатацию в сентябре 2019 года, и по понятным причинам недолго испытывал на себе полную загрузку, однако постепенно наверстывает упущенное. Разумеется, тут, как и везде, приняты все меры для предотвращения заражения коронавирусом.

Этот проект, реализованный в рамках ТОР «Хабаровск», — только первая ласточка.

Как только откроются международные авиалинии, очень скоро к внутреннему терминалу присоединится его брат-близнец, откуда пассажиры будут осуществлять вылет в другие страны

Впрочем, на территории опережающего развития «Хабаровск» работает множество других проектов, часть которых использует в качестве площадки индустриальный парк «Авангард», основанный в 2015 году. На днях тут появился логистический комплекс площадью более 30 тысяч квадратных метров, на котором в том числе могут храниться скоропортящиеся грузы.

Это важно, ведь один из ключевых резидентов «Авангарда» — ООО «Джей Джи Си Эвергрин», тепличный комплекс, похожий на якутский «Саюри». Такие инициативы очень важны для Дальнего Востока, ведь свежие овощи практически не поступают сюда из южных регионов страны, и населению приходится довольствоваться достаточно дорогими китайскими. А в таких теплицах выращиваются сравнительно недорогие и качественные альтернативы. Главное — запустить и постепенно наращивать производство.

Конечно, далеко не все резиденты ТОР «Хабаровск» расположены на территории парка «Авангард». На другом конце города находится производственный кластер компании «ТехноНИКОЛЬ», производителя строительных материалов. И здесь, в Хабаровске, работают линии, выпускающие до 1,2 миллиона кубических метров тепло- и звукоизоляционных материалов.

На недавно запущенном в эксплуатацию заводе «ТехноНИКОЛЬ» находится производство каменной ваты. Отсюда продукция завода идет не только на внутренний рынок, но и на экспорт — в Китай, Таиланд, Сингапур, Канаду, Японию и даже Новую Зеландию.

Резидентство в ТОР позволило заводу сэкономить за четыре года сотни миллионов рублей, которые были направлены на автоматизацию и расширение производства

Как рассказывает директор завода Павел Пашков, продукцию компании уже пытаются подделывать в Китае, расфасовывая менее качественный материал в упаковку российской фирмы. Однако скоро этой практике придет конец, ведь теперь на плиты каменной ваты наносится рельефный логотип «ТехноНИКОЛЬ».

В последние годы президент России Владимир Путин уделяет особое внимание развитию дальневосточного региона страны.

«Это территория, обладающая рядом как значительных недостатков, так и значительных преимуществ», — говорит о Дальнем Востоке заместитель председателя правительства Российской Федерации, полномочный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

По его словам, проблемы Дальнего Востока заключаются в том, что с советских времен он считался вахтовой территорией: приехал — поработал — уехал обратно на Большую землю. Это сказалось на развитии транспортной и социальной инфраструктуры. «Там плохо с дорогами, с больницами, с детскими садами и школами», — констатирует Трутнев.

Однако Дальний Восток граничит со странами, демонстрирующими взрывной экономический рост, и в этом же направлении сосредоточена большая часть населения планеты — более четырех миллиардов человек.

«Исходя из возможных преимуществ для страны и необходимости ликвидировать недостатки для живущих там людей, мы занимаемся этой территорией отдельно», — говорит вице-премьер

Он подчеркивает, что руководство страны начало решение этих проблем с экономики, и уверен, что это было правильным выбором. «Вы же понимаете: деньги сначала нужно заработать, а уж только потом можно тратить», — резюмирует Трутнев.

 

Источник: Лента. Ру.

Один комментарий к статье: “«Вечная мерзлота — это наша фишка». На развитие Дальнего Востока тратят миллиарды. Почему это так важно для России?

  1. Администратор

    В реальности до сих ни одна из федеральных программ по развитию Дальнего Востока не сработала. Наиболее наглядный пример это продолжающийся отток населения из ДВФО. Создаются только условия для работы крупных федеральных компаний, добывающих и экспортирующих в страны АТР энергоресурсы. Но, эти компанию осваивают природные месторождения только вахтовым методом. Когда закончатся запасы они уйдут и оставят за собой заброшенные вахтовые посёлки, уничтоженную экосистему, лунные ландшафты.

Оставить комментарий

Войти с помощью: