Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

К чему приводит социальное неравенство…

 

31 августа 2020 г.

По последним данным Внешэкономбанка и Высшей школы экономики 3% богатых россиян имеют в собственности 89% финансовых активов России. Остальные 97% – это уровень от относительно среднего до самого низшего. Причем до сих пор неизвестно, сколько же россиян живет на минимальную зарплату. Сколько действительно живет за чертой бедности. Способы подсчета постоянно меняются (недаром Росстат переподчинен Минэкономразвития – отделу социальной казуистики), но не меняется самое главное – любимый конек – расчет уровня жизни по средней зарплате, по которому и делаются выводы об общем уровне благосостояния граждан по регионам. А из этого совершенно невозможно понять, как же живут граждане РФ на самом деле. И москвичи, сами получающие более 100 тыс. и постоянно видящие своих “одногруппников”, загружающих у магазинов в багажник машины тонны продуктов, никак не поймут что же такого плохого происходит в стране. Ну да, политика, выборы, свобода-несвобода, а еще то что?

Тем не менее, все звонкие проекты, на которые так щедра новая история Российской Федерации, провалены, начиная с удвоения ВВП к 2010 году.

А имущественное расслоение не только отрицательно влияет на развитие, но и на такую тщательно оберегаемую “стабильность”. Это ведь как лодка, груз которой неправильно распределен.

Специалисты Парижской школы экономики подсчитали, что 10% самых богатых получают 45% доходов страны. Такое же соотношения было в России аж в 1905 году!

В самой же Франции не так давно только жесткие требования и упорство бастующих железнодорожников и солидарных с ними работников предотвратили намеченное повышение пенсионного возраста для самих железнодорожников и работников некоторых других отраслей. Если прогрессивный налог во Франции – один из самых высоких в Европе, то зачем потребовалось повышать пенсионный возраст? В Бельгии хотели повысить пенсионный возраст вообще до 75 лет, но отступили опять же перед протестами. Я конечно могу представить, что врач или учитель, и то не всякий, может дотащиться до 75 лет, но как может до таких лет работать рабочий, служащий, продавец?

И недаром волнуется генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш – есть от чего волноваться.

В лекции, посвященной памяти Нельсона Манделы, он сказал:

Неравенство – характерная черта нашего времени. Более 70% населения мира живет в условиях растущего неравенства в доходах и богатстве. Двадцати шести самым богатым людям в мире принадлежит столько же благ, сколько половине населения планеты.

Ведь все современные проблемы происходят от неравенства в доходах, это проблема всего мира, а не только России. Это и голод. Самый настоящий голод и болезни. Это коррупция и преступность, особенно уличная. Это ущебность социальной политики, обманчивость ее рекламного лоска. Пандемия обострила и без того тяжелые противоречия между богатыми и бедными, обозначила недоступность для огромного числа людей доступ к нормальному питанию и здравоохранению. В США, где вроде бы высокий уровень медицины, сама система медицинского обеспечения показала свою неспособность противостоять новым серьезным вызовам.

Вот что пишет Роланд Пфефферкорн, профессор Страсбургского университета в работе “Социологический дискурс: Неравенство и социальный класс во Франции“, где отстаивает перед оппонентами из оптимистичных либералов существование социальных классов и конфликта между ними:

За последние три десятилетия социальное неравенство во Франции выросло, как и во многих других странах. Как это ни парадоксально, но в тот же период доминирующий дискурс, это касается и французского общества, как в области социальных наук, так и в политике, имел тенденцию скрывать растущую социальную поляризацию и замалчивать любые ссылки на класс. <…> Растущее социальное неравенство распространялось во французском обществе, несмотря на риторику, которая упорно отрицала реальность класса в пределах французского общества.

<…> Эта поляризация, конечно, не уникальна для Франции, ее в той или иной степени можно найти в большинстве капиталистических стран Западной Европы.

Он пишет о том, что различия в социальном происхождении лидеров партий, которые называют себя левыми, и рядовыми гражданами приводит к сокращению в итоге расходов государства на здравоохранение и образование, сокращаются зарплаты.

И о том, как растущий разрыв в заработной плате и поляризация французского общества порождает сегментацию этого общества, образование иерархий и ведет в итоге к конфликту, который никуда не девается, а может только тихо дымить какое-то время, чтобы в определенный момент вспыхнуть вновь.

Исследование социального неравенства показывает не только существование различных групп, но также, что более важно, оно явно демонстрирует, что разные группы имеют неравный доступ к разного рода ресурсам. Понятие «ресурсы» здесь должно быть понимаемо в самом широком смысле и включает как различия в материальных ресурсах (например, доход, собственность, условия жизни и ожидаемая продолжительность жизни и т. д.) и в социальных и политических ресурсах.

Таким образом, очевидно, что то, что у нас есть во Франции, представляет собой в высшей степени иерархию. И любая область социальной активности отмечена глубоким неравенством (где-то еще не затвердевшим, где-то уже прочно застывшем) между разными социальными категориями. Это неравенство порождает система взаимного самоусиления, которая, следовательно, приводит к накоплению преимуществ или недостатков <…> Высшим следствием этого процесса является то, что верх и низ социальной иерархии сильно поляризован. Эта ситуация обычно передается от одного поколения к другому.

Тот факт, что мы все имеем равный доступ к самым высокооплачиваемым и престижным должностям, несомненно, чистый миф: социальная мобильность не так широко распространена, как это часто утверждается, и в основном ограничивается “короткими траекториями” в восходящем или нисходящем направлении или в простых боковых движениях <…>. Дело здесь не столько в том, что неравенство социальных категорий продолжает существовать и присутствует повсеместно (а именно, охватывает все уровни социальной практики), а скорее, что это неравенство носит системный характер и порождает такие явления, как многократное накопление преимуществ для одних категорий социума и недостатков для других…

Это утверждает представитель страны, которая по российским меркам вроде бы вполне себе благополучная и “развитая”, страна кстати пресловутого “золотого миллиарда”, если кто забыл. Или мы уже это забыли? Что же говорить об африканских странах, странах Азии, где производство, приносящее западным владельцам предприятий миллиардные прибыли, дает своим работникам копеечный заработок?

Неравенство порождает конфликт.

Этот конфликт в результате поляризации общества, всячески замалчивается как во Франции, где тщательно муссируется тема социальных лифтов и демократических свобод, как в США, где всем ярким конфликтам придается форма расовых противоречий и обыкновенного бандитизма, так и в России, где все недовольство – это происки кукловодов из-за океана или своих “активистов”. Но конфликт от этого никуда не девается, вернее не меняется его основание.

Пока этот конфликт статичен, он выражается во всякого рода протестах. Но когда градус противостояния между бедными и богатыми начинает расти – тогда общество начинает накаляться – и вот мы видим вот что:

Да, множество людей, особенно принадлежащих к правящему классу считает такое положение нормальным. И вот незабвенный Дмитрий Анатольевич спокойно констатировал, тем обессмертив свое имя, что бедные и богатые будут всегда. Но если кому-то кажется, что в лесу, где уже тлеет сухая листва, она все так же и будет тлеть всегда и никогда не вспыхнет, то такой человек глубоко заблуждается…

 

Источник: сайт «Яндекс. Дзэн», блог Gründer.

Один комментарий к статье: “К чему приводит социальное неравенство…

  1. Эту глобальную проблему надо решить на основе научных исследований, на основе Разума, иначе Человечество погибнет.

Оставить комментарий

Войти с помощью: