Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Алексей Елисеевич Кулаковский —первый якутский экономист.

От редакции: мы продолжаем серию публикаций об известном общественном деятеле, писателе, футурологе А.Е.Кулаковском (1877-1926 гг.). Статья И.Е.Томского посвящена анализу экономических представлений А.Е.Кулаковского.

 

Иннокентий Егорович Томский, доктор экономических наук.

30.08.2020 г.

 

11 декабря 1997 г. республиканская межвузовская научная конференция, проведенная по инициативе автора этих строк, обсудила тему «А.Е.Кулаковский как экономист». Участники конференции единодушно признали первого якутского поэта и ученого деятелем, обладавшим незаурядным экономическим мышлением.

В 1912 г. состоялся съезд инородцев (по выражению А.Е.Кулаковского, «иначе — рожденных людей») Якутской области в связи с празднованием 300-летия династии Романовых. На съезд были приглашены известные местные интеллигенты, в их числе А.Е.Кулаковский. Он намеревался выступить с речью, посвященной проблемам выживания и развития якутского этноса.

Произведение А.Е.Кулаковского «Якутской интеллигенции» написано в мае 1912 г. в Качикатцах и фактически является «текстом несостоявшегося выступления» автора на юбилейном съезде инородцев Якутской области1.

Письмо начинается взволнованным вступлением автора по поводу угрозы вымирания якутов как этноса. «…Я глубоко убежден в критичности положения якутов в данное время», — заявляет он2. Автор письма исходил из своего убеждения, что «дикий народ, приходя в соприкосновение с более культурным, вымирает в течении более или менее продолжительного времени». Неизбежность такого исхода он мотивировал тем, что «культурный человек, вооруженный знаниями, почерпнутыми из наук, легче извлекает все полезное из окружающей природы, тогда как дикарь этого не в состоянии делать: он может пользоваться готовыми, видимыми благами природы, которые с размножением людей иссякают, и дикарь погибает; короче говоря, последний не может выдержать «борьбы за существование». В силу этой аксиомы мы, якуты, должны вымирать и вымираем…»

В связи с этим задачу поистине судьбоносного значения, стоящую перед якутским народом, Кулаковский видел в подъеме уровня своего культурного (в широком смысле этого слова) развития.

В первом десятилетии ХХ века общественность области будоражили слухи о проекте переселения в Якутию больших масс людей из центральных областей России.

На фоне столыпинской политики переселения крестьян в районы Сибири слухи о предстоящем заселении Якутской области миллионными массами русских крестьян казались правдоподобными.

Особая тревога А.Е. Кулаковского была вызвана выводами специальной комиссии во главе с вице-инспектором корпуса лесничих И.О. Маркграфом по изучению земельных ресурсов Якутии. В 1908 г. комиссия Маркграфа представила проект переселения двух миллионов крестьян Центральной России в Якутию3.

«Ныне, — писал Кулаковский, — громаднейшие губернии Западной Сибири все переполнены: Енисейская, Иркутская губернии, Забайкальская область, пресловутый Амур, словом, все возможные места заполнены переселенцами, шедшими со времен постройки Вел. Сиб. ж.д. ежегодно сотнями тысяч (за последнее время в год выходило по 800000 — 900000 человек)…

Правительство … радостно ухватилось за доклад Маркграфа, и теперь идут спешные приготовления о заселении Якутской области. Правительство, заселяя Сибирь, и в частности, нашу область, мнит убить с одного выстрела сразу трех зайцев: 1) избавиться от того избытка населения, которого ему девать некуда (что весьма важно при том жгучем, обостренном положении земельного вопроса, какое там ныне господствует); 2) заселяет и культивирует дикий пустынный край с целью извлечения пользы для государства эксплуатацией его природных богатств и 3) колонизировать свои окраины в видах охраны их от алчных и страшных соседей, — вроде Америки, Японии, Китая».

Кулаковский ясно представлял, что предстоящая (ожидаемая) мировая война — это угроза для физическкого существования отдельных народов. Обращаясь к якутской интеллигенции, он писал: «Неужели мы, вольные и здоровые, будем ждать житейскую бурю спокойно для того лишь, чтобы быть стертыми с лица земли первым ее порывом!

Нет и нет!!! Слишком горько, слишком обидно отказаться от права жить в эпоху человеческого существования, когда человек вступает полновластным хозяином природы и когда он начинает жить осмысленной, духовной и полной наслаждениями жизнью под сенью лучезарной поэзии, прекрасной эстетики и под защитой всесильной науки и логики!…»

С болью в сердце 35-летний Кулаковский констатировал, что в тот момент, когда процент грамотности населения у «благоустроенных государств» достиг 90—95, в России он едва достигает 8—9, а у якутов «грамотных гораздо меньше слепых и кривых».

На фоне обозрения современной ему ситуации в мире Кулаковский рассматривал вопрос о спасении населения Якутской области от угрозы вымирания.В связи с этим он ставил и рассматривал различные варианты спасения коренного населения области. Он писал:

«Передаться Америке, Японии. Китаю? Нет, — эти № № не проходят: те нас быстро задавят в борьбе за существование, и белоглазый, большеносый нуча (русский. — И.Т.), не говоря уже о даровании православной веры, гораздо ближе нам, милее и родственнее их … Я говорю, конечно, о главной массе нучей, не принимая в расчет ничтожные исключения».

Кулаковский не возражал против переселения определенного количества (конечно, не двух миллионов) крестьян Центральной России в Якутию.По мнению Кулаковского, в будущем события могли развернуться по следующему сценарию: «Все земли (покосы, пашни, выгоны, усадьбы, леса и водные пространства) будут делиться между русскими и якутами по одинаковой пропорции и так, чтобы всего на душу досталось по 15 десятин.

… Якут заявит начальству, что ему невозможно существовать отведенным количеством земли. Начальство ответит: «земли у нас нет; живите, как живут переселенцы… Но переселенцы нам не чета: они умеют обращаться с землей и извлекать пользу даже из плохой земли».

Исходя из изложенного варианта развития исторических событий, Кулаковский нашел, по его мнению, эффективный путь спасения от опасности исчезновения якутов как этноса: «Единственным рациональным средством является наша культивация и слияние с русскими,— благо, что помесь с последними дает хорошие плоды.Культивация была бы необходима и помимо указанных грозных признаков».

Ориентация на Россию и достижение якутами уровня развития этносов с передовой культурой — таковы главные заветы А.Е. Кулаковского своему родному якутскому народу.

В термин «культивация» Кулаковский вкладывал широкое значение: приобщение к культуре, развитие духовной сферы, массовое использование передового опыта и новейших знаний в материальном производстве, переход к рынку, внедрение частного предпринимательства и умение жить и работать в условиях конкурентной борьбы. По существу, в письме к якутской интеллигенции А.Е. Кулаковский предначертал довольно широкую программу последовательного внедрения в экономику Якутии товарно-денежных и буржуазных отношений.

Вторая часть письма Кулаковского представляет собой развернутую программу реализации задачи культивации якутского народа. Он начал с главного для населения — с землепользования. Предлагал разрушить традиционные общие изгороди, из-за которых сокращалась площадь пастбищ.Предлагал огораживать лишь покосы, в том числе «хорошие кусочки покосов» под телятники, расчистку соответствующих лесных участков для расширения покосов и пашен,насаждать в озерах камыш, строить системы плотин и шлюзов по речкам для накопления и сохранения воды после весенних разливов.

Рекомендовалось всемерно улучшать культуру и технологию земледелия, в частности, совершенствовать сельскохозяйственные орудия, улучшать обработку почвы, внедрять органическое (навозное) удобрение, практиковать севооборот, расширять посевы зерновых (в том числе озимых), внедрять картофелеводство и овощеводство.

В области рыболовства предлагались: искусственное разведение рыбы в не промерзающих озерах; запрещение лова во время метания икры; воздержание от зимнего лова саками (куйуур), если это способствует промерзанию озер; запрещение улова неводами в озерах со слишком мелкой рыбой.

В области животноводства Кулаковский предлагал: укрывать скот от жалящих и кусающих насекомых и холодных ветров; устраивать скотопомещения просторные, сухие, с вытяжением сырого воздуха, подстилками из соломы, блеклой травы, камыша; организовать общественные скотоводческие фермы, которые бы занимались улучшением породы крупного рогатого скота. При этом Алексей Елисеевич специально предупредил: выбор подходящих к местным условиям Якутии пород скота должен быть осторожным.

К слову, ставя задачу улучшения питания скота, Кулаковский заметил: «Соление протухлого, гнилого сена убивает личинок насекомых и паразитов и делает его годным к употреблению в пищу. Так, в пресловутый «уу сут дьыл», когда пропало в Якутском округе множество скота от сгнившего сена, вилюйцы избавили свой скот приправой пищи солью: слабый раствор соли они лили через сито прямо на заваленное в «кыбыы» сено».

Предлагалось строительство «сараев», в том числе больших, для накопления запаса кормов, сохранения их питательных качеств.

Кулаковский утверждал, что якутская лошадь приспособилась к условиям Севера, является лучшей и незаменимой в данном регионе. Поэтому он был против завоза лошадей «южных» пород, «хотя они рослы, резвы, сильны и красивы»; призывал к возрождению заготовки кумыса в качестве повседневно-употребляемого напитка. В Письме рекомендовалось разведение свиней, баранов и кур. Автор Письма высоко ценил деятельность государственных служащих — ветеринаров, роль практической ветеринарии.

В обращении Кулаковского к якутской интеллигенции поставлены и ныне актуальные вопросы развития местной промышленности: производства обуви, выделки сафьяна. гончарного дела, производства деревянных, кожаных изделий, развитие красильного ремесла, выплавки железа, железопрокатного и кузнечного дела. Как видим, Кулаковского волновал вопрос формирования и развития перерабатывающей промышленности в Якутии.

В Письме Кулаковским сказано: «Об открытии кредита бедному люду, об уничтожении классной системы землепользования и о борьбе с кулачеством принимать меры, по-моему, не следует». На первый взгляд такие подходы великого Кулаковского кажутся, по меньшей мере, весьма странными. Кстати, это предвидел сам Кулаковский. Поэтому свою позицию в этих вопросах он разъяснил: «По-моему мнению, могущеми казаться Вам весьма странными, — это такие явления в жизни якутов, с которыми в данное время (подчеркнуто нами. — И.Т.) бороться нет ни расчету, ни возможности”.

В конкретно — исторических условиях того времени, если «открыть кредит для бедного класса якутов», то они, по мнению Кулаковского, из-за своей неопытности могли «залезть без рассуждения в неоплатные долги». Действительно, тогдашние якутские трудящиеся массы не умели рационально пользоваться деньгами, не понимали значения соблюдения финансово-кредитной дисциплины, не ценили значения самой культуры, не обладали опытом жизни в условиях рынка и конкурентной борьбы.

В 70-х годах 18 в. земля якутских волостей была распределена по соболиным и лисьим окладам ясака, были составлены так называемые «зеленые» ведомости. Это было документированное распределение не урожая трав, а самой земли. Оно, в основном, закрепило стихийно возникшие участки за их фактическими собственниками (номинальным собственником земель считалось государство), связывало землевладение с обязанностью платить ясак в царскую казну. Размеры двух окладов (соболиного и лисьего), по которым распределялась земля, были не одинаковы. В наслегах проводились коренные (повсеместные) земельные переделы — так называемые «буор тюгэтиктэр». Но «тойоны фактически сохраняли за собой всю свою землю».

В 30—40-х годах 19 в. возникла «классная система» распределения земли, о которой в своем труде «Якутской интеллигенции» писал А.Е. Кулаковский. При этой системе в наслегах проводились коренные переделы земли по классам (категориям), на которые делились плательщики не только ясака, но и других податей4.

По классной системе землепользования тойоны получали преимущества при переделах земли. В 1825 г. Иркутское губернское правление утвердило свод правил для применения «Устава об управлении инородцев» (1822 г.) к инородцам Якутской области, согласно которым наделы якутов делились на пять классов. В первый класс попадали богатые, платившие соболиный оклад, во второй — зажиточные, в третий — бедняки, «мастера и промышленники», в четвертый — «служащие в работниках» и в пятый — «дряхлые, калеки и нищие». Первый и второй классы должны были нести все повинности — доставлять подводы для проезда начальников, медицинских и ветеринарных работников, содержать кумаланов (обедневших членов рода) и поселенцев, а также платить ясак; третий класс выполнял все повинности, но не платил ясака; четвертый нёс лишь повинности за наличных членов; пятый не нёс повинностей. Однако наслега могли иметь различное количество классов (три и более).Обычно тойоны-баи и тойоны-кулаки, не довольствуясь своими, присваивали чужие наделы (якобы за долги, выполнение повинностей, воспитание малолетних и т. д.)5.

В 1912 г. Кулаковский вынужденно призывал не трогать классную систему распределения земли: в то время в Якутии не хватало объективных и субъективных предпосылок (условий) для успешной борьбы за немедленное уничтожение такого зла, как «классная система землепользования».

По данным А.Е. Кулаковского, участие якутов Олекминского и Вилюйского округов и двух Кангаласских улусов Якутского округа в работах на Ленских приисках было массовым. Здесь якуты продавали сельхозпродукты и доставленные сюда дрова.

Доставляя в Якутск скот для продажи, улусные богачи зарабатывали на них 10% прибыли, в свою очередь, городские торговцы скотом — 5%, отправители на прииски — 15%, всего к первоначальной стоимости наслежного скота набавлялось 40%.

В обращении к якутской интеллигенции Кулаковский советовал войти в прямые переговоры с приисковыми компаниями для поставки туда мяса и других продуктов скотоводства. Свое предложение он мотивировал: «Тогда останутся у якутов суммы, зарабатываемые всеми посредниками-передатчиками». Кулаковский хотел и организованного набора рабочих из улусов для работы на золотых приисках. Он доказывал материальную выгодность для улусников их участия в наемных работах на золотых приисках. В Письме он привел пример: «Каждую зиму кангаласец — чернорабочий, непьющий и неиграющий, зарабатывал, сверх одеяния, содержания и прогонов, 60—80 р.; при этом сенокосная страда целиком остаётся в распоряжении рабочего, которую он проводит на родине».

А.Е. Кулаковский горячо ратовал за экономическое воспитание своих соплеменников в духе предпринимательства. Он призывал их изжить излишнюю боязнь от условий труда и жизни на золотых приисках и смело принять решение участвовать в работах на отхожих промыслах. В таком контексте он проронил: «Бунты русских рабочих сего года прямого отношения к нашему делу иметь не могут». Кулаковский не приветствовал и, как великий гуманист-просветитель, не мог приветствовать расстрел рабочих на Лене в 1912 году. Экономическая борьба рабочего класса России должна ли была стать препятствием для привлечения к труду в промышленности новых работников из среды национальных меньшинств страны? Конечно, нет.

Мысли А.Е. Кулаковского о необходимости поощрения предпринимательства, коммерческого ведения дел, распространения рыночных отношений имеют важное значение и в сегодняшней Якутии.

Кулаковский хотел склонить тойонов к предпринимательству, участию в экономической конкурентной борьбе, то есть призывал их встать в ряды передовых людей своего времени. Кто такие предприниматели в условиях рыночной экономики? Что такое предпринимательство? Предпринимательство означает поиск новых направлений рационализации и выгодного вложения ресурсов, осуществление новых комбинаций в производстве, движение к новым рынкам, создание новых продуктов, обоснованный риск. Вне предпринимательской философии трудно представить «конструирование» будущего принципиально нового результата и ведущие к нему пути. Человек с предпринимательским стилем поведения выступает за повышение достигнутого уровня, предвосхищает возможности и опасности, генерирует различные варианты решения, выбирает лучшую из имеющихся альтернатив.

Для начала предпринимательского дела требуется первоначальный капитал. Ко времени написания «Якутской интеллигенции» в якутском обществе кто мог быстрее накопить такой капитал? Разве не тойоны? Страстный пропагандист рыночной экономики Кулаковский написал: «… Наших «тойонов» надо оставить в покое”. Каких тойонов имел в виду Кулаковский? Тойонов — баев или тойонов — будущих предпринимателей? Нам представляется, что автор Письма не случайно брал слово «тойоны» в кавычки. Возможно, этим Алексей Елисеевич намекнул на происходивший процесс обуржуазивания части тойонов. Кулаковский понимал социальную несправедливость эксплуатации человека человеком. Ему принадлежат слова: «… Я не хочу сказать, что эксплуатация бедных богатыми, особенно развитое в восточных улусах, не имеет дурных сторон”. Кулаковскому была видна и обратная сторона медали: «эксплуатируя бедняков, богачи копили капитал страны внутри её и тем преграждали ток его в другие центры, а это в общем смысле благосостояния всей Якутской народности — дело важное».

Имея в виду стратегическую задачу культивации (в широком значении этого слова) якутов, Кулаковский сделал глубокосодержательный и приемлемый для сегодняшних читателей вывод: «В данное время (подчеркнуто нами. — И.Т.) надежда только на тойонов и интеллигенцию: первые — все патриоты, потому могут оказать большие услуги советами, добрыми примерами и материальной поддержкой; роль вторых — быть инициаторами, агитаторами и руководителями…». Как отметил Г.П. Башарин, «Алексей Елисеевич считал необходимым использовать средства, предприимчивость и влияние тойонов, владельцев производственных предприятий и купцов в борьбе за развитие материальной и духовной культуры Якутии. Нужна была финансовая помощь богачей»6.

Кулаковским высказаны мысли по созданию первых в Якутии отраслей непроизводственной сферы. Грандиозная задача культивации народа саха была поставлена в то время, когда приходилось мечтать иметь «хоть по одной школе в каждом улусе с программой, соответствующей действительным потребностям… жизни». По мнению Кулаковского, общеобразовательные школы должны были «ввести якутскую письменность»; давать сельскохозяйственные знания; были “очень желательны ремесленные школы» для развития ремесла и кустарного производства.

Кулаковский высказался за быстрейшее открытие общественных библиотек, снабжение их периодическими изданиями и специальной литературой. Он был убежден в том, что распространение грамотности среди якутов, следовательно, и их просвещение требуют «создания якутской литературы». Здесь, на наш взгляд, Кулаковский имел в виду необходимость создания не только художественной, но и учебной, и научной литературы. По мнению Кулаковского, это перспективное дело могло начаться с переводов с русского языка на якутский. Эта мысль понятна: ведь без этого было бы невозможно преподавание для якутских детей на родном языке.

Культивация народа предполагала и борьбу с пьянством и другими пороками. Кулаковский призывал: «Нужно принять меры борьбы с пьянством, картежной игрой и курением табаку, так как сам некультурный народ, как бывает всегда, не может бороться своими силами с этими видами «культурной услады» и даже вовсе не понимает их вреда».

Предложенная вниманию якутской интеллигенции развернутая Программа культивации народа подкреплена экономическим обоснованием. В этом заключается одна из отличительных черт и одна из сильных сторон документа. Экономическими расчетами (какие расходы требуются, какой результат они могут дать) автор доказывал не только возможность реализации мер своей Программы. Экономические выкладки Кулаковского имеют самостоятельное значение: для сегодняшнего читателя они несут большую научно-познавательную нагрузку.

В Письме не ставилась задача осуществления даже буржуазно-демократической революции. Меры по культивации якутов предполагалось реализовать в условиях сохранения существовавшего тогда государственного строя. Исходя из этого, А.Е. Кулаковский предложил решение почти всех проблем культивации путем самофинансирования. «Этот вопрос крайне трудный, но не невозможный», — писал он. Первоначальными источниками финансирования намечались: получение банковского кредита под залог, благотворительные средства различных обществ России и Якутии, займы физических лиц, деньги общественной лотереи, взносы членов культурных обществ, акцизы за водку, штрафы, частные пожертвования.

Произведение А.Е. Кулаковского «Якутской интеллигенции» — выдающийся памятник экономической мысли якутов. Оно воспринимается нами как своего рода манифест убежденных рыночников, а его автор — как пламенный агитатор перехода к рыночной экономике.

Вокруг письма «Якутской интеллигенции» и его автора происходили ожесточенные споры. Порой дело доходило до нигилистического отрицания выдающейся работы первого якутского экономиста А.Е. Кулаковского. Это началось уже в 1928 г., когда молодой литератор С.Р. Кулачиков-Эллэй выступил с обвинением Кулаковского в мальтузианстве7.

В 1953 г. Н.Канаев, Г.Ефремов и Г.Тихонов заявили, что «основные произведения Кулаковского, такие, как «Сон шамана», письмо «Якутской интеллигенции», поэма «Дары Лены», проникнуты … мальтузианскими идеями». Эти авторы писали, что «Кулаковский… не критикует империалистические войны,… а, наоборот, оправдывает эти войны, выдавая их за «естественное» и неизбежное явление»8.

Между тем у Кулаковского объяснение причин бед и несчастий в обществе вовсе не связано с мальтузианством, под которым подразумеваются реакционная теория и практика, оправдывающие подготовку и ведение войн для уменьшения численности населения, чтобы добиться равновесия между численностью людей и количеством средств их существования.

В творчестве Кулаковского мы не находим мест, сочиненных для оправдания войн и других народных бедствий, в которые ввергает человечество капитализм.

26 июня 1951г. на заседании комиссии Якутского обкома ВКП(б) по книге «Три якутских реалиста-просветителя» Г.П. Башарин заявил, что содержащаяся в произведении «Якутской интеллигенции» мысль о «перенаселении» земли должна быть отброшена, что идея о «перенаселении» земли является «основным недостатком поэмы и «Письма».

Действительно, причиной войн, революций, массового переселения людей А.Е. Кулаковский считал перенаселенность стран. В частности, в поэме «Сновидение шамана» революцию он объяснял:

Не может Мать-Земля
Неисчислимых накормить,
Многим подводит животы,
Множатся лихие умы:
«Свергнем старые порядки,
Светлое, новое себе
Создадим», — говорят.9

Перенаселенность — оборотная сторона глобальной проблемы нехватки ресурсов. Она особенно характерна для государств с традиционной экономикой (их свыше 100 стран), где существует устойчивое превышение темпов роста населения над темпами увеличения объемов промышленного и сельскохозяйственного производства. Экономические ресурсы ограниченны по отношению к численности населения, потребности которого возрастают количественно и качественно.

История человечества являлась историей борьбы за экономию производственных ресурсов.Многие западные авторы признают предметом экономической науки использование людьми ограниченных (по отношению к населению) ресурсов. Так, Кемпбелл Р. Макконелл и Стенли Л. Брю считают, что экономика «исследует проблемы эффективного использования ограниченных производственных ресурсов или управления ими с целью достижения максимального удовлетворения материальных потребностей человека». Примерно так дано определение предмета экономической теории у Альфреда Маршалла, Джона Мейнарда Кейнса, Джоаны Робинсон, Пола Самуэльсона, а также у некоторых отечественных авторов — В.З. Баликоева, В.Д. Камаева, Г. П. Журавлевой, В.И. Видяпина.

Борьба за ресурсы, за их перераспределение (по Кулаковскому, перенаселенность — имеется в виду относительная) явилась основной причиной всех войн и революций. Захват территорий означал захват ресурсов. Победы революций означали перераспределение ресурсов.

Сегодня наблюдается резкое размежевание стран по количеству потребляемого сырья. Если в США в 1991 г. на душу населения приходилось 2614 кг. нефти, то в Индии — 62 кг., в Эфиопии — 14 кг., в Заире — 10 кг. Почти такова же ситуация и со многими другими видами сырья. Если бы развивающиеся страны попытались приблизиться к уровню США, то добычу разных видов сырья пришлось бы увеличить в 75 — 250 раз. А это означало бы, что в ближайшие два десятилетия почти исчерпались соответствующие природные ресурсы Земли10.

В ближайшее время население мира может составить около 7 млрд. человек, т.е. оно может стать в 2 раза больше, чем в 1930 г.

Проблемы народонаселения — это проблемы социальной безопасности мирового сообщества. Выход из надвигающегося глобального кризиса Запад ищет отчасти за счет национальной безопасности России. Ей Запад навязывает курс экспортно-сырьевого развития. Став премьер-министром Великобритании, Джон Мейджор открыто заявил, что современная Россия должна стать кладовой для нужд промышленного Запада. По его мнению, для выполнения такой миссии России достаточно иметь 40—50 млн. человек11.

За первые 5 лет реформирования России (1992—1996) потери населения страны из-за превышения смертности над рождаемостью составили 3433 тыс. человек12. При такой ситуации, естественно, возрос потенциал социального протеста. В условиях, когда «так дальше жить нельзя» призывы к толерантности, социальному партнерству, консенсусу и компромиссам могут быть не услышаны. А это, как отмечал А.Е. Кулаковский, не лучший путь развития общества.

Постановка глобальной проблемы перенаселенности в поэме «Сновидение шамана» и в письме «Якутской интеллигенции» — не недостаток, ошибка и вина А.Е.Кулаковского, а его заслуга, проявление масштабности его мышления.

Примечания

  1. Башарин Г.П. Исторические судьбы Письма Кулаковского // Кулаковский А.Е. Якутской интеллигенции. Якутск: кн. изд-во, 1992. С. 6.
  2. Здесь и далее тексты ссылок на письмо А.Е.Кулаковского «Якутской интеллигенции» заимствованы из: Кулаковский А.Е. Якутской интеллигенции. Якутск: Кн. изд-во, 1992. — 80 с. Текст документа «Якутской интеллигенции» подготовил к печати коллектив сотрудников бывшего партийного архива Якутского рескома КП РСФСР под руководством В.Н.Гуляева.
  3. Там же. С. 12.
  4. Башарин Г.П. Социально-экономические отношения в Якутии второй половины 19 — начала 20 века. Якутск: Кн. изд-во, 1974. С. 92—93.
  5. Гоголев 3.В. Якутия на рубеже 19—20 вв. Новосибирск: Наука. 1970. С. 90—93.
  6. Башарин Г.П. Исторические судьбы Письма Кулаковского // Кулаковский А.Якутской интеллигенции. С. 24.
  7. Кулачиков С. Два якутских поэта// Автономная Якутия. 1928. 9 декабря.
  8. Канаев Н., Ефремов Г., Тихонов Г. Против извращений истории якутской литературы. Якутск: Якуткнигоиздат, 1953. С. 36.
  9. Кулаковский А.Е. Сон шамана. Перевод, комментарии и исследование Е.С. Сидорова. Якутск: Нац. кн. изд-во «Бичик», 1994. С. 75.
  10. Осипов Г.В. Россия: Национальная идея. Социальные интересы и приоритеты. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997. С. 18.
  11. Моисеев Н. Выбор пути — главная из проблем. // Инженерная газета. 1997. Сентябрь. № 56. С. 1.
  12. Осипов Г.В. Россия: Национальная идея. Социальные интересы и приоритеты. С. 22.

 

Источник: журнал «Илин», 1998, № 2.

Оставить комментарий

Войти с помощью: