Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Ексекюлях и проблемы природопользования.

 

От редакции: публикуемая ниже статья известного якутского учёного Д.Д.Саввинова о взглядах знаменитого мыслителя и общественного деятеля А.Е.Кулаковского на природопользование была опубликована в 2000 г.

 

Дмитрий Дмитриевич Саввинов, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (Республика Саха, г. Якутск).

26.08.2020 г.

 

Прощаясь с веком 20-м, понимаешь, как много мы потеряли в традициях, духовной культуре и преемственности общечеловеческих ценностей…

Одной из самых ярких личностей уходящего столетия был, безусловно, Алексей Елисеевич Кулаковский—Ексекюлях, творческое наследие которого расширяет горизонты ума и души. В его размышлениях и сегодня можно найти ответы на волнующие вопросы современности.

Взгляды Кулаковского

В наше время для всех народов судьбоносными стали проблемы рационального использования природных ресурсов — как возобновляемых, так и невозобновляемых. В начале же 20-го века, когда только зарождались зачатки мощного промышленного пресса на окружающую среду, лишь выдающимся личностям могла прийти в голову абсолютно «бредовая» идея о возможном истощении необъятных даров Природы. К плеяде таких «сумасшедших» относился и А.Е.Кулаковский. Очевидно, предвидя известную реакцию на свои «крамольные» мысли даже у людей, близко к нему стоящих по убеждениям, он начинает свое знаменитое Письмо следующим образом: «Вы, г.г., м.б., подумаете, что я одержим какой-нибудь манией или мнительностью…» (с. 33).

Именно А.Е.Кулаковский будущую судьбу северных этносов и, в частности, народа саха тесно увязывал, в первую очередь, с природными ресурсами, ныне именуемыми земельными, биологическими и гидрологическими. При этом придавал исключительное значение землям, которые по тогдашним общепринятым представлениям, да и по взглядам нынешних российских промышленных магнатов, считались и считаются непригодными для ведения культурного земледелия.

По сути, Кулаковским выдвинута идея системы природопользования, в которой можно выделить три крупных блока (землепользование, животноводство, рыболовство) с соответствующими подблоками. Рассмотрим его суждения по этим природооохранным блокам и подблокам.

Первый блок. Землепользование. Автор Письма спасение народа саха от тяжелой участи видел в рациональном использовании земельных ресурсов, его главного национального богатства: «…неумелое наше отношение к земле более виновато, чем недостаток земель: можно было припеваючи жить на владеемых землях» (с. 45).

Для исправления сложившегося положения он рекомендует сделать следующее:

Первый подблок. Использование сенокосов и пастбищ. В начале 20-го века (как и в далеком прошлом, как и в наши дни) основной базой развития животноводства являлись естественные сельскохозяйственные угодья. По исторической традиции каждое хозяйство свои покосные участки огораживало от летников-выгонов. При этом, с целью экономии объема заготовляемого материала для строительства изгороди, каждый стремился все покосные участки огораживать общей изгородью, внутри которой отдельные мелкие сенокосные угодия оставались неогороженными. «Такая система отгораживания страшно уменьшает площадь выгонов, так как вместе с покосами включается в общую изгородь масса промежуточных земель, покрытых очень хорошей травой…, но негодных в качестве покосов. Площадь запертых так земель часто в несколько раз больше собственно покосов» (с. 46). Поэтому Алексей Елисеевич предлагает вместо сооружения общей изгороди огораживать покосные участки отдельной системой изгородей и тем самым существенно увеличивать общую площадь выгонов.

Общее огораживание покосов, покрывая большие площади и уменьшая емкость пастбищ, приводит к излишнему их вытаптыванию. Это, по наблюдениям исследователя, приводит не только к уменьшению биологической продуктивности пастбищ, но и, в конечном итоге, к полной их деградации. Степень деградации таких выгонов зависит от их влагонасыщенности. Так, сильно увлажненные участки превращаются в мелко-кочковатые («ньалыар»), сухие — в совершенно голые почвы («добун-хонуу», «хара буор»), сухие торфянистые почвы — в пыль («кюргэл»).

Он обратил особое внимание на умелое использование закочкаренных лугов. Учитывая низкую производительность ручного труда, советовал, в первую очередь, расчистку луговых участков от мелких кочек, занимающих ограниченные площади. Для поддержки инициаторов проведения таких мелиораций предлагал разработать механизмы поощрения для хозяйств, занимающихся этими работами: «Напр., удлинить срок пользования расчищенной землей» (с. 47).

Интересна его идея об организации летнего нагула телят в межудойное время в специальных пастбищах («кусочки хороших покосов»), отличающихся высокой биопродуктивностью и качественным составом травостоя.

Для резкого увеличения площади сенокосных угодий Кулаковский предлагал массовый спуск озер где «только можно выпустить» (с. 47). С целью нивелирования часто повторяющейся засухи в условиях Центральной Якутии, рекомендовал, где это возможно, сооружение мелких плотин и всякого рода заграждений для удержания талых вод и накопления их в искусственных водохранилищах. Он писал, что имеется: «…настоятельная необходимость в устройстве системы плотин и шлюзов по таким рекам, как Танда, Баяча, Татта, Соло и их многочисленные притоки» (с. 48).

В засушливые годы, в период острейшего недостатка кормов для крупного рогатого скота, в качестве дополнительного корма местные жители часто используют камыш. Зная это, автор Письма настаивал «насадить камыш в озерах, ибо он хорошо прививается и неоценим в засухи» (с. 48).

Второй подблок. Использование пахотных земель. Несмотря на сравнительно длительную историю хлебопашества в Якутии (Башарин, 1956, Софронов, 1978), все же к началу 20-го века возделыванием зерновых культур занималась мизерная часть коренного населения. В такой ситуации А.Е.Кулаковский одним из первых на Севере поставил вопрос о судьбоносной роли хлебных культур в Якутии: «Когда будем жить бок-о-бок с переселенцами, то единственным и надежным источником существования (подчеркнуто нами. — С.Д.) для якутов трех округов будет хлеб и, вообще, земледелие, поэтому нужно сознательно и настойчиво стремиться к насаждению земледельческой культуры, а не быть подгоняемым только голодом, как наблюдалось до сих пор» (с. 49).

Особенно пагубным он считал бессменное возделывание зерновых на одних и тех же участках без внесения удобрений, что приводило к истощению почвенных питательных веществ. Поэтому пропагандировал в качестве органических удобрений массово использовать замороженный навоз крупного рогатого скота («балбахи») и перепревший навоз («этех»), накопившийся в местах компактного проживания местных жителей «целыми курганами».

Для облегчения внесения навоза советовал летние удойные места располагать среди пашен или в непосредственной близости от таковых, поскольку не должны были даром пропадать и жидкие выделения животных.

Наряду с удобрением старопахотных земель, Алексей Елисеевич упорно настаивал на существенном расширении пахотных земель за счет освоения целинных таежных массивов. Для уничтожения пней при раскорчевках предлагал сжигать их с помощью керосина («достаточно влить в громадный пень рюмку керосину, чтобы он сгорел со всеми кореньями»). Между тем, Кулаковский был противником применения палов для освоения лесных массивов под пашни: «лесными «палевыми» пожарами мы наносим себе и потомству громадный вред, сами не зная о том» (с. 50). Так уничтожается органогенный слой почвы, образовавшийся в течение длительного исторического времени. Если бы пришлось вычислить ущерб, наносимый природе лесными пожарами, то, по мнению автора, «получилась бы цифра, величину которой трудно было бы вообразить» (с. 49).

Как и в случае с луговой мелиорацией, выше нами упомянутой, Кулаковский просил для хозяйств, осваивающих целинные тяжелые участки для расширения пахотных земель, оказать государственную поддержку в виде удлинения срока использования окультуренной земли.

Он мечтал о северном земледелии, основанном на механизации всех полевых работ, освобождающей крестьянина от ежедневного тяжелого физического труда.

Одним из основных факторов увеличения валового сбора зерновых Алексей Елисеевич считал существенное расширение их ассортимента, особенно, за счет озимых хлебов, способных дать в суровых почвенно-климатических условиях Якутии стабильные высокие урожаи. Говорил он и о целесообразности возделывания бобовых культур для обогащения почв азотом, понимая, что одно удобрение не может предотвратить истощение земель.

Третий подблок. Картофелеводство и овощеводство. Наряду с зерновыми культурами, Алексей Елисеевич широко пропагандировал выращивание картофеля и овощей.

В силу его важнейшего продовольственного значения, он даже рекомендовал картофель «садить принудительным способом, как это делалось при введении хлебосеяния», в доступной форме рекламируя выгодность и хозяйственную целесообразность организации картофелеводства в Якутии. Алексей Елисеевич считал, что по сравнению с хлебными культурами выращивание картофеля отличается такими преимуществами: «1) … приготовление из него не требует траты времени и труда, то он очень полезен в страдное время (вынимай, пеки и ешь), тогда как для приготовления лепешки нужно и жать хлеб, и сушить, и молоть в ступе, и сеять, и молоть ручным жерновом, и печь, что требует массу времени и труда — у якута, который, как известно, не умеет запасаться хлебом на год, да еще на страдное время; 2) будучи корнеплодным растением, картофель не так боится ранних морозов, как злаки, потому он может служить «страховым» продуктом» (с. 51).

Наряду с картофелем на пришкольных участках советовал сажать и «другие овощи».

Второй блок. Животноводство. Кулаковский большое внимание в Письме уделяет перспективам развития традиционных отраслей сельского хозяйства.

Первый подблок. Крупный рогатый скот. Первейшей задачей животноводства Алексей Елисеевич считал улучшение породных качеств скота местной популяции, так как, по его наблюдениям, «якутский скот сильно измельчал и вырождается: он малорослый, хилый и малопродуктивный» (с. 52). Для этого он советовал скрещивать местную породу коров с привозными производителями, отличавшимися большой массой и способными дать потомство с высокой молочной продуктивностью. Он был убежден, что «корова этой породы (т.е. улучшенной. — С.Д.) дает в день ведро и более молока, а бык весит до 50 пудов!» (с. 52).

Его внимание привлекали зоотехнические мероприятия, улучшающие условия содержания скота и тем самым способствующие повышению молочно-мясной продуктивности. Так, чтобы дойные коровы меньше страдали от гнуса, летом рекомендовал массово сооружать на выгонных местах обширные «титики» — своеобразные теневые завесы. Такие же завесы советовал сооружать зимой для защиты от ветра: «в Якутии скот и зимой в определенное время суток содержали вне помещения, где, как правило, грубый корм подавался».

По представлениям автора, скотопомещения («хотоны») должны быть просторными, с хорошей циркуляцией в них воздуха. Для обеспечения сухости рекомендовал больше применять подстилки из соломы, камыша, «блеклой сентябрьской травы» и «хотула» (недоиспользованной скотом травы), используя их потом как удобрение на пашнях.

В виде дополнительного корма для улучшения пищеварения и обмена веществ он призывал массово использовать поваренную соль.

Второй подблок. Коневодство. А.Е.Кулаковкий усиленно ратовал за всемерную поддержку этой древней отрасли сельского хозяйства Севера. Был ярым противником разведения южных пород лошадей, абсолютно неприспособленных к северным условиям и поэтому неперспективных во всех отношениях для практического использования. Они «требуют хорошего ухода, сопряженного с большими расходами. Хотя они рослы, резвы, сильны и красивы, но слишком прихотливы и невыносливы» (с. 54—55). По этим причинам «…не найти породы лучше (якутской, замечание наше. — С.Д.) для нашего климата».

Учитывая природную выносливость местной породы лошадей, он рекомендует использовать их не только для хозяйственных нужд, но и для военно-прикладных целей. Кулаковский говорит о пользе кобыльего молока, в особенности для приготовления кумыса. По его мнению, полезнее больше употреблять кумыс, чем чай. Последний по тем временам был чрезвычайно трудно доставляем и, естественно, очень дорог. Поэтому простой люд употреблял главным образом чай очень низкого качества. Автор, например, отмечает, что «в японском чае содержится всего 25% чайного материала», остальная часть — всевозможные побочные примеси (вплоть до «столярного клея, бычьей крови и сажи…»).

Третий подблок. Свиноводство, птицеводство, разведение баранов. Принимая во внимание большую плодовитость свиней и сравнительно легкую доступность кормов из-за значительного объема выбрасываемых отбросов большими и мелкими хозяйствами, он считал перспективным развитие свиноводства. При этом он отмечает относительно низкую цену как свинины, так и поросят.

Интересны высказывания Кулаковского о целесообразности разведения баранов и развития птицеводства — тогда совершенно неизвестных отраслей сельского хозяйства в Якутии. Опять же автором отмечается экономическая выгода, а также кормовая неприхотливость этих животных.

Четвертый подблок. Ветеринария. Кулаковский одним из первых в Якутии поставил вопрос о необходимости организации государственной ветеринарной службы, выступив с ходатайством об учреждении в каждом улусе стационарных ветеринарных пунктов для успешной борьбы с особо опасными инфекционными болезнями типа сибирской язвы.

Пятый подблок. Переработка сельскохозяйственных продуктов. Говоря о пользе кобыльего молока, Кулаковский попутно рекомендовал на широкую ногу поставить переработку коровьего молока в масло, творог и пенку (ўрўмэ), последняя искусно и своеобразно приготовлялась издавна местным населением. Причем производство молочных продуктов советовал организовать не как частное дело, а на государственном уровне — как важнейший фактор поднятия экономического благосостояния народа саха.

Третий блок. Рыболовство. Написано в виде сжатых рекомендаций, поэтому мы здесь приводим их без каких-либо изменений, так, как они изложены в Письме:

«1. Все озера и пруды, не промерзшие зимой, следует «заселить» (если можно так выразиться) рыбой.

  1. Нужно запретить лов рыбы во время метания икры.
  2. Нужно запретить лов саками (куйуур): множество выдалбливаемых для куйуура прорубей служат причиной промерзания всего озера, следовательно, и рыбы.
  3. Улов рыбы неводами в озерах со слишком мелкой рыбой нужно производить, когда подрастет рыба» (с. 51—52).

Кулаковский сегодня

Предвидя большие трудности реализации в жизнь поставленных в Письме проблем, А.Е.Кулаковский своевременно подметил, что «разработка предлагаемых вопросов едва ли посильна единичным лицам — потому она всецело представляется соединенной силе интеллигенции, патриотов и народных масс» (с. 45).

Давайте рассмотрим, спустя почти целый век, как осуществились идеи и замыслы А.Е.Кулаковского в нашей реальности.

Известно, что в течение длительного исторического периода развития народ саха выработал черзвычайно гибкую систему рационального комплексного использования растительных, животных, почвенных и гидрологических ресурсов таежно-аласных геосистем, так называемого, сайылычного природопользования. Краткая суть ее заключается в следующем.

Главным в этой уникальной системе является принцип сбалансированного равномерного пространственного размещения основных потребителей (в экологическом смысле) и обеспечение ритма сезонной восстановительной способности основных компонентов экосистем на основе изъятия годичного прироста продуктивности (Саввинов, 1993).

Сайылычная система природопользования в сельском хозяйстве осуществляется сезонным перемещением основных потребителей (люди, сельскохозяйственные животные, орудия труда) от главной базы зимнего местожительства (октябрь — май), так называемого зимника, на кратковременное летнее пребывание (июнь — сентябрь) в летник. В соответствии с этим основные хозяйственные структуры (капитальные дома, помещения для скота и т.д.) размещались вблизи больших аласов, обеспечивающих заготовку основной массы грубых кормов для крупного рогатого скота и служащих для кратковременного позднеосеннего использования аласных лугов как пастбищ. Зимник должен быть также надежно обеспечен источниками питьевой воды и водопоем для крупного рогатого скота. Наличие последнего — обязательное условие для выбора месторасположения зимника, так как и в холодное время года скот загоняется для водопоя на открытые водоемы.

Весной, как только травяной покров позволял свободный нагул скота, центр хозяйственной тяжести перемещался на аласы мелких и средних размеров, обеспечивающие летний пастбищный сезон. Как правило, летние сельскохозяйственные угодья, куда переселялись люди и скот, располагались в 5-10-ти км от зимника.

За теплый сезон большие озера, служившие основным источником не только для питьевой воды, но и для водопоя крупного рогатого скота в течение всего зимнего периода, от накопившегося зимнего загрязнения освобождались путем естественного самоочищения. В летнее время для питьевых целей использовались главным образом молодые термокарстовые озера, расположенные среди лиственничных и сосново-лиственничных лесов межаласья, обладающие хорошим качеством питьевой воды. В случае отсутствия таковых водоисточниками служили замоховелые озера мелкодолинных ландшафтов или воды проточных ручьев и речек.

Водные и растительные ресурсы. У народа саха традиционно сложилось особо бережное отношение к воде и растительности как к основным истокам жизни. Поэтому и А.Е.Кулаковский обращает большое внимание на рациональное использование этих природных ресурсов.

В вопросах эксплуатации сенокосов и пастбищ А.Е.Кулаковский строго придерживался основ сайылычного природопользования, прежде всего, ставя вопрос о режиме их использования, что обычно достигалось огораживанием территорий. К такому традиционному мероприятию он подходил не огульно, а пересмотрев территориальную целесообразность обнесения изгородью. И пришел к совершенно правильному выводу о необходимости огораживания только сенокосных угодий, что требовало затраты большого физического труда и расхода значительного объема строительных материалов. Именно такой подход обеспечивал существенное расширение площади пастбищ и выгонов.

Следует заметить, что местные жители жерди заготовляли в местах очень плотного роста лиственничного молодняка. Поэтому прореживали леса, что создавало благоприятные гидротермические условия для нормального роста и развития деревьев. При заготовке материалов для столбов строго придерживались выборочного приема. Никогда не допускали сплошных рубок.

Наши древние предки интуитивно понимали гидрологическую роль лесов межаласья в функционировании аласных луговых экосистем. Поэтому строго запрещалась вырубка лесов, непосредственно примыкающих к аласам. Таким образом, создавалась своеобразная аласозащитная зеленая полоса.

В Якутии 30-х годов при массовой организации небольших колхозов были созданы реальные условия для осуществления идей Кулаковского. Тогда действительно каждые аласные сенокосные угодья, как правило, были огорожены от летних выгонов отдельными изгородями. А в 60-х годах в условиях излишнего укрупнения хозяйств, наоборот, была изжита практика любого типа огораживания и тем самым ликвидирована вся сайылычная система природопользования. Создавались большие населенные пункты вокруг необходимых водоисточников — аласных озер. Формировались по такому же принципу крупные фермы, что со временем привело к загрязнению водоисточников твердыми и жидкими отходами крупного рогатого скота.

Это вызывало уплотнение почв не только пастбищ, но и сенокосных угодий. Безусловно, массовое использование неприспособленных к северным условиям тяжелых сельскохозяйственных машин также содействовало интенсификации пагубных почвоуплотняющих процессов.

По современным представлениям, уровень механического повреждения верхнего органогенного горизонта почвы зависит от степени увлажненности и типовой принадлежности почвы, т.е. здесь так же прослеживается закономерность, интуитивно установленная А.Е.Кулаковским благодаря его природной наблюдательности и дару обобщения. Действительно, сухие остепненные почвы при сильном зоогенном прессе превращаются в бесструктурные очень уплотненные полупустынные земли мизерной биопродуктивности («добун — хону», «хара буор»), сухие торфянистые почвы и сапропели — в настоящие пыльные опилкообразные массы («кюргял», очень удачный термин), а сильно увлажненные болотные почвы — в мелкокочковатые образования («ньалыар»), также практически лишенные растительности.

Также не была понята, точнее, извращена интересная идея А.Е.Кулаковского об эффективности использования площади сенокосов за счет срезки кочек. Здесь речь шла о локальной мелиорации, точнее, о мелиорации в пределах только отдельного сенокосного участка с целью рационального использования большей части его территории.

В 60—70 годах в Якутии развернулись широкие сельскохозяйственные работы по расширению площадей сенокосных угодий за счет освоения закочкаренных заболоченных лугов мелкодолинных ландшафтов путем проведения зимней срезки кочек бульдозерами. По замыслу инициаторов этого массового мероприятия таким путем решались как бы две крупные задачи: во-первых, дополнительно к существующим появляются обширные площади для сенокосов, во-вторых, срезанные кочки создают дополнительный корм для рогатого скота, испытывающего постоянный дефицит в питательных элементах. Да, измельченная масса травянистых кочек, за исключением нижней части, стала существенной дополнительной добавкой в рационе питания крупного рогатого скота в зимний период. Но, с другой стороны, при зимней срезке кочек бульдозерами не достигалось эффекта коренной мелиорации заболоченных лугов, ради чего, собственно, проводились эти мероприятия. На первый взгляд, в экономическом отношении такой способ срезки кочек выгоден, так как он прост в исполнении и не требует больших материальных затрат. Однако мелиоративного эффекта он не дает, поскольку, во-первых, простая срезка кочек не улучшает гидротермический и пищевой режим почв; во-вторых, такие «улучшенные» участки во влажные годы из-за уменьшения общей величины суммарного водопотребления (расход воды идет только на физическое испарение) еще больше заболачиваются, а в засушливые годы, наоборот, излишне высыхают.

Негативное влияние зимней срезки кочек особенно ярко отразилось на характере общего увлажнения территории правобережной части Центральной Якутии, где закочкаренные мелкодолинные ландшафты выступают основными природными накопителями атмосферных осадков. И, естественно, их гидрологическая роль наиболее зримо проявляется в засушливые периоды изменения климата. В силу этого большая часть таких «мелиорированных» земель в период наступления последнего засушливого цикла (80-х годов) превратилась в разряд малопродуктивных сельскохозяйственных угодий.

В условиях семиаридного климата Центральной Якутии наиболее эффективной оказалась коренная обработка закочкаренных мелкодолинных лугов, при которой происходит оптимизация теплового и водного, воздушного и пищевого режимов корнеобитаемой толщи почвы, с резким увеличением биологической продуктивности мелиорированных земель (Саввинов, Кононов, 1981).

Несмотря на огромную территорию, в Якутии всегда испытывался определенный дефицит в кормовых угодьях. Казалось бы, в этой ситуации расширение площадей сенокосных земель могло происходить главным образом за счет спуска озер. По фиксированным историческим сведениям, первый опыт спуска большого водоема был совершен в 60-х годах XIX века в бассейне реки Вилюй на территории нынешнего Нюрбинского улуса. Благодаря спуску системы озер было сформировано огромное (в масштабах Севера) луговое пространство, где ныне размещается вся территория г. Нюрба и большая часть ее сельскохозяйственной пригородной зоны. Несмотря на положительный эффект Нюрбинского варианта спуска озер, все же это мероприятие не получило широкого распространения. Как и предполагал сам А.Е.Кулаковский, о спуске озер можно говорить лишь там, где «только можно выпустить» (с. 47). Сама жизнь показала, что, по крайней мере, в центральных земледельческих районах Якутии таких удобных территорий для спуска озер оказалось не столь и много.

В настоящее время, наоборот, насущней стала проблема обводнения аласных лугов. В связи с этим, как и в начале 20-го века, остается судьбоносным вопрос о рациональном использовании водных ресурсов мелких рек. К сожалению, местные гидрологические ресурсы не могут обеспечивать в достаточной мере даже потребности населения в питьевой воде.

Почвенные ресурсы. А.Е.Кулаковский все основные виды возобновляемых ресурсов рассматривал в их неразрывной связи, обратив особое внимание на рациональное использование почвенных ресурсов. Причем он стоял на позиции докучаевского почвоведения, по которой гумус есть специфическое природное образование, присущее только этому природному феномену — почве. Кулаковский впервые ввел в обиход якутской лексики термин «почва» в подлинно научном его понимании (у саха обычно слово «земля» означает как почву, так и вообще весь деятельный слой земли). Для него почва — главный объект возделывания сельскохозяйственных культур, урожайность которых он связывал с содержанием гумуса и питательных элементов в корнеобитаемой толще.

Обширные почвенные исследования, проведенные во второй половине ХХ века, подтвердили высказывания А.Е.Кулаковского о том, что при громадности территории Севера, в частности Якутии, площадь, пригодная для развития земледелия, чрезвычайно ограниченна. Это связано, с одной стороны, с холодностью климата, а с другой — со спецификой почвенного покрова и повсеместным распространением многолетнемерзлых пород.

Реальным оказалось развитие земледелия лишь в пределах средней тайги, т.е. на территории Центральной Якутии, в той ее незначительной части, где агроклиматические и почвенные условия позволяют возделывание сельскохозяйственных культур (Шашко, 1961; Зольников, 1954). Таковыми для развития очагового земледелия являются долины крупных рек и прилегающие к ним территории.

Причем, как и предполагал А.Е.Кулаковский, наиболее подходящими для возделывания зерновых культур оказались лесные почвы, обладающие относительно благоприятными агрохимическими свойствами. Как показали исследования В.Г.Зольникова (1954), так называемые «якутские дерново-палевые почвы», наиболее широко распространенные в среднетаежной зоне и не имеющие аналогов в северном полушарии, стали главными объектами для расширения площадей под зерновые культуры. При интенсивном возделывании сельскохозяйственных культур якутские дерново-палевые почвы (в настоящее время по новой классификации известны как мерзлотные таежные палевые почвы) нуждаются (как рекомендовал А.Е.Кулаковский) во внесении органических и минеральных удобрений.

Следует заметить, что в 40—50 годах ХХ века в Якутии была предпринята неудачная попытка возделывать зерновые культуры на аласах, распахивая для этих целей их сухую периферическую полосу. Это привело к поднятию легкорастворимых солей в корнеобитаемую толщу и к иссушению последней, поэтому они недолго служили в качестве пахотных земель. Ныне эти участки перешли в разряд пастбищных угодий.

Что касается других пахотных почв, то все они, независимо от их типовой принадлежности и характера использования, при интенсивном возделывании сельскохозяйственных культур нуждаются в сбалансированном внесении органических и минеральных удобрений. Это связано с тем, что в холодных почвах уровень поступления питательных элементов в корни возделываемых культур ниже, чем в теплых почвах умеренных широт. Поэтому даже при общем высоком валовом содержании химических элементов содержание их подвижных форм может быть заметно ограниченным. В силу сказанного даже при относительно высокой обеспеченности общим азотом, как правило, растения в первые фазы роста и развития нуждаются в азотной подкормке.

В мерзлотных областях чрезвычайно важна роль органических удобрений — как для повышения урожайности растений, так и для ускорения биохимических процессов в почве. В этом отношении рекомендации А.Е.Кулаковского о широком применении местных органических удобрений в виде свежего (замороженного в виде балбахов) и перепревшего (этеха) навоза актуальны и сегодня. Применение этого вида органических удобрений не только улучшает пищевой режим почвы, но и усиливает почвенную микробиологическую деятельность.

По исследованиям Н.И.Мусича (1954), внесение перепревшего навоза дало эффект на старопахотных участках с мерзлотными таежными палевыми и мерзлотными лугово-черноземными почвами. А ведь эти почвы считаются относительно богатыми гумусом и минеральными питательными элементами.

В настоящее время в связи с раздроблением крупных совхозов на мелкие частные хозяйства практически прекратилось внесение минеральных удобрений (из-за дороговизны). В этих условиях реальным остается лишь применение органических удобрений, навоза и в ограниченных масштабах — торфа, сапропеля, хотя ликвидировать существующий дисбаланс в пищевом режиме почвы это не может.

Биологические ресурсы. Табунное коневодство — древнейшее традиционное занятие народа саха. Недаром на гербе республики увековечена лошадь со всадником, напоминающая наскальные рисунки на Ленских Столбах.

До 50-х годов лошади были обычным явлением при проведении всех видов сельскохозяйственных работ, а также объектом гордости на конских скачках. Жеребятина и кобылье молоко во все времена чрезвычайно высоко ценились как своеобразный сельскохозяйственный продукт. Если кумыс издавна славится своими лечебными свойствами, то только в последние 2—3 десятилетия мы стали обращать внимание на целебные качества мяса якутской породы лошадей.

По состоянию на 1 января 1992 г. во всех категориях хозяйств республики было 210 тыс. лошадей, а на 1 января 1997 г. — 140 тыс. Такое сильное сокращение (за 5 лет — на 33,3%) связано с общей реорганизацией сельского хозяйства в годы перестройки. В настоящее время численность лошадей постепенно восстанавливается. Производство конского мяса по республике в 1995 г. составило 5585,6 т в живой массе (Система ведения.., 1999).

В свое время А.Е.Кулаковский ратовал за то, чтобы якутская лошадь как самостоятельная порода не только сохранилась, но и развивалась в дальнейшем. Ныне порода якутских лошадей состоит из пяти типов: коренного, укрупненного, мегежекского, янского и колымского. «Основной задачей племенной работы в коневодстве Республики Саха (Якутия) является совершенствование продуктивных и приспособительских качеств лошадей якутской породы. Основным методом разведения якутских лошадей признан и остается метод чистопородного разведения «в себе» (Система ведения.., 1999, с. 222).

Каковы пределы развития коневодства в Якутии?

Естественно, его перспективы связаны, в первую очередь, с возможностями кормовой базы и биоклиматическими факторами.

Как известно, лошади якутской породы основной рацион питания получают вместе с пастбищным кормом, пребывая круглогодично под открытым небом. Только получая достаточно высококалорийную пищу, лошади могут выдержать экстрахолодную зиму. По подсчетам специалистов, «суточное потребление корма на одну взрослую голову составляет 14 кг сухого вещества в летнее время и 12 кг — в зимнее. В течение года на взрослую лошадь в среднем необходимо 16—17 га пастбищ. На 100 кг живой массы лошади в сутки необходимо 2,8—3,3 сухого вещества корма с содержанием обменной энергии, равно 23,5 МДж» (Система ведения.., 1999, с. 228).

В зимний период для покоя, необходимого после изнурительной добычи тебеневочного корма, лошади выбирают опушки лесных полян или аласы, защищенные от ветра. В силу этого лошади якутской породы не могут выдержать открытые субарктические ландшафты. Определенные трудности выживания их также могут быть связаны с большой уплотненностью снежного покрова в тундре в марте— апреле и с массовым размножением кровососущих в летнее время. Подобных испытаний не выдерживают даже домашние олени и дикие крупные животные (сохатые, медведи).

Что касается таежной зоны, то на всем ее протяжении для успешного развития коневодства имеются благоприятные биоклиматические условия. По исследованиям А.Д.Егорова (1967), тебеневочная растительность северо-восточных районов Якутии характеризуется чрезвычайно высокими биохимическими качествами — как для крупного рогатого скота, так и для лошади. При этом площади пастбищ и сенокосов практически неограниченны. Следовательно, именно этот регион является перспективным для резкого увеличения численности табунного коневодства.

Животноводство, очевидно, менее древнее, чем коневодство, традиционное занятие саха. А.Е.Кулаковский единственным путем увеличения производства мясо-молочных продуктов считал коренное улучшение породности за счет использования быков-производителей со стороны. Необходимо подчеркнуть, что в этом вопросе за советский период достигнут резкий поворот в развитии животноводства. По всей республике ныне господствуют холмогорские и симментальские породы. «Малочисленная популяция аборигенного якутского скота в настоящее время сохранилась в Эвено-Бытантайском улусе…» (Система ведения.., 1999, с. 195).

Наиболее перспективным методом разведения холмогорского и симментальского скота специалисты-зоотехники считают внутрипородную селекцию на базе использования местных быков-производителей, создавая при этом высокопродуктивные стада, отвечающие зональному желательному типу скота. Жизнь внесла свои коррективы, и наши ученые в этой области продвинулись далеко вперед.

Свиноводство, птицеводство, разведение баранов. А.Е.Кулаковский хотел, чтобы эти нетрадиционные отрасли стали на Севере привычными.

Для свиней харатерно в зимний период стойловое содержание, а в летний — лагерно-пастбищное, кроме откормочного молодняка. Основной кормовой базой для свиноводства служат фуражные культуры — ячмень и овес. В летний период при свободном содержании главной частью рациона питания являются естественные зеленые корма. При интенсивном развитии полевого кормопроизводства свиноводство станет одним из перспективных отраслей животноводства. По подсчетам специалистов, к 2005 г. поголовье свиней составит 100 тыс. против 52 тыс. голов в 1996 г.

Птицеводство в производственных масштабах стало развиваться лишь с 80-х годов. По прогнозам, к 2005 г. куриное поголовье достигнет 1100 тыс. штук против 749 тыс. в 1996 г.

«Для ведения птицеводства в фермерских хозяйствах или на птицефабриках… нужны помещения и оборудование, предназначенные для содержания птиц. Они должны работать круглый год» (Система ведения…, 1999, с. 203). Такие жесткие требования в условиях дороговизны энергии на Севере существенно ограничивают массовое развитие птицеводства в республике. Несмотря на огромные материальные затраты, все же эту отрасль сельского хозяйства необходимо развивать в разумных пределах.

Если свиноводство и птицеводство получили развитие в республике на уровне крупных государственных предприятий, то разведение баранов проблематично и до настоящего времени, поскольку экономически невыгодно.

А вот разведение коз не требует особых материальных затрат. Главное — они абсолютно неприхотливы в кормлении, что чрезвычайно важно в условиях низкого разнообразия естественного корма в Якутии. При дефиците молочных продуктов на Севере козье молоко стало бы большим подспорьем в личном хозяйстве. Нам представляется, что разведение коз имеет перспективу в будущем, особенно, в связи с развитием частных хозяйств в пригородных зонах городов и крупных промышленных поселков.

Рыболовство — исконно традиционное занятие народа саха. Парадоксально, но факт, что якуты, несмотря на обилие рек (крупных, средних и малых), главным образом занимались добычей озерных рыб (карася, гольяна). Это связано с исторически сложившимся образом жизни. Издавна якутские хозяйства размещались в таежно-аласных ландшафтах и местным жителям выгоднее было добывать рыбу в рядом находящихся озерах. Тем более, что в летнее время не требовалось усложненных рыбных снастей. Нескольких самодельно сплетенных из прутьев вершей (туу) было достаточно для удовлетворения нужд семьи в рыбе.

Итак, сделав краткий обзор деятельности А.Е.Кулаковского, мы убеждаемся в его значительном вкладе в дело решения проблем северного природопользования, в том, насколько он современен и сегодня. Естественно, напрашивается вполне логичный вопрос, как бы завершающий все изложенное: «Что бы мы взяли из его наследия, как нечто непреходящее, в век 21-й?» Нам представляется, это — положение Алексея Елисеевича о том, что в условиях Севера только общими усилиями можно сохранить тонкое экологическое равновесие, существующее между Природой и Человеком.

Литература

  1. Башарин Г.П. История аграрных отношений в Якутии (60-е годы XVIII — середина XIX в.). — М.: Изд-во АН СССР, 1956. — 428 с.
  2. Зольников В.Г. Почвы восточной половины Центральной Якутии и их использование. //Материалы о природных условиях сельского хозяйства Центральной Якутии. — М.: Изд-во АН СССР, 1954. — С. 55—221.
  3. Кулаковский А.Е. Якутской интеллигенции. — Якутск: Кн. изд-во, 1992. — 78 с.
  4. Мусич Н.И. Удобрения и их применение в Якутии. — Якутск: Изд. ЯФ СО АН СССР, 1954. — 34 с.
  5. Саввинов Д.Д. Экологические реалии Севера //Экологические традиции аборигенов Севера в интересах выживания человечества. — Тезисы докладов международного семинара-симпозиума, 20—22 авг. 1993 г. — Якутск, 1993. — С. 9—19.
  6. Саввинов Д.Д., Кононов К.Е. Тепловой баланс луговой растительности и климат мерзлотных пойменных почв. — Новосибирск: Наука, 1981. — 176 с.
  7. Система ведения агропромышленного производства Республики Саха (Якутия) до 2005 г. — Новосибирск: Изд-во СО РАСХН, 1999. — 304 с.
  8. Софронов Ф.Г. Русские на Северо-Востоке Азии в XVII — середине XIX в. — М.: Наука, 1978. — 258 с.
  9. Шашко Д.И. Климатические условия земледелия Центральной Якутии. — М.: Изд-во АН СССР, 1961. — 264 с.

 

Источник: журнал «Илин», 2000 г., № 3.

Оставить комментарий

Войти с помощью: