Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Оргпреступность в Якутии: от конокрадов до АУЕ. Помешала революция

Sakhaday продолжает серию публикаций Георгия СПИРИДОНОВА, посвященную организованной преступности в Якутии.

Гоп-стоп на Большой

Большой наплыв ссыльных и бродяг в Якутске отмечался в 1885 году, когда в округе случилась сильная засуха, число заработков в улусах сократилось. Число преступлений настолько увеличилось, что городская Дума по настоянию гласного Владимира Гольмана просила губернатора позволить выселить «праздношатающихся».

Интересно, что Гольман, выражая интересы купечества, объяснил необходимость выселения «проникновением в Якутск евреев, поднявших цены на продукты и скупавших краденое». Вполне возможно, что влиятельные купцы использовали лозунги по борьбе с преступностью, чтобы вытеснить еврейских торговцев. При этом заметим, что в других регионах под благовидными предлогами устраивались погромы.

С 1870 по 1886 гг. население Якутска выросло с 5838 до 7486 человек. Хотя фактическое количество его обитателей было больше и это несмотря на то, что город развивался лишь в торговом направлении. Крупных промышленных предприятий, требовавших десятки, а то и сотни работников практически не было, поэтому трудоустроиться «лишним» людям было трудно.

Примерную картину криминальной обстановки представляет найденная в архивах сводка за август 1890 года. Заметим, что в ней перечислены лишь серьезные преступления, не упомянуты кражи и хулиганства: «12 августа загорелись щепки у амбара прокурора Кокшарского, подозрение на поджог, виновный не найден; ссыльно-поселенец Кульев ранил ножом городового Тюшева; 14 августа – загорелась крыша дома казачьего сотника Олесова (подозрение на поджог, ушерб 8 рублей, виновный не найден); неизвестными избит до потери памяти купец Соловьев; 17 августа 5 грабителей напали на лавку купца Попова, но были разогнаны выстрелами из револьвера одного из приказчиков; 20 августа на Большой улице неизвестный среди бела дня ограбил девицу Харитонову; 28 августа ссыльный Васильев убил на Зеленом лугу ссыльного же Русанова и впоследствии был схвачен».

Сегодня такими происшествиями никого не удивишь, но для семитысячного города все же многовато, если учесть к тому же, что каждый месяц в городе непременно происходило хотя бы одно убийство.

Помешала революция

К концу 19 века в Якутске стали появляться крупные торговые дома, ставшие завозить множество российских и импортных товаров фабричного производства. Для их реализации стали устраивать сезонные ярмарки-распродажи, привлекавшие многих покупателей из улусов. А им надо было где-то жить. В результате стали появляться доходные дома, хозяева которых пускали ссыльных не только на ночлег, но и для встреч в дневное время за отдельную небольшую плату.

Рыночная ниша в виде открытия больших гостиниц, что облегчило бы контроль за прибывающими в город, популярностью не пользовалась. Почему богатые купцы пренебрегали этим бизнесом остается загадкой. Существующее подобие гостиниц в Кружало и Гостином дворе было «ведомственным» купеческим, давая ночлег только торговцам.

Разумеется, не все доходные дома в центре, поближе к пристани, были по карману арестантам. Поэтому для них и «праздношатающихся» ссыльных в то время появились настоящие хрущобы в районе «кирпичных сараев» (приблизительно на месте трех девятиэтажек на берегу сайсарского озера) и за Талым озером, где сейчас расположен Дворец Детства. В этих районах отлеживался криминальный элемент, ибо изобиловал всевозможными притонами, где можно было затаиться на время.

У Якутска был шанс хоть немного изменить тягостное положение ссыльных, создав рабочие места, на которых были бы заняты «праздношатающиеся». С марта 1914 по 1916 годы велись переговоры о закупке в Петрограде современного оборудования для лесопильного, деревообрабатывающего заводов и мукомольной мельницы при Якутской электрической станции. Для строительства этих предприятий и для последующей работы требовалось до пятисот человек. Работа нашлась бы всем, даже за счет принудительного труда. Но до конца дело довести не удалось из-за революции 1917 года.

«Ссученный» «блатному» не товарищ

Февральская и последующая Октябрьская революции 1917 года стали мощными катализаторами в развитии уголовных тенденций Якутска. Ничего удивительного в этом нет, в эпоху любых смут и потрясений на поверхность всплывает столько мути, что автоматически возникает ситуация наибольшего благоприятствования для преступной среды. Правда, затем в условиях жесткого тоталитарного режима, в небольшом по численности населения Якутске уголовникам приходилось несладко.

Новый всплеск преступности по республике в целом некоторые историки связывают со знаменитой амнистией 1953 года. В то время многие блатные, выйдя из лагерей, которых в Якутии было предостаточно, «осели» здесь же и занялись привычным для них ремеслом.

Здесь уместно вспомнить эпизод того времени. Ветеран войны и органов госбезопасности Егор Петрович Тимофеев приводил такие факты. В то время мимо Олекминска шел пароход с амнистированными заключенными. Около 300 человек разоружили охрану и вооружившись большим количеством автоматов, винтовок, ушли в лес.

А произошло вот что: будучи в местах лишения свободы, заключенные разделились на два враждующих лагеря: «блатных» и «сук» – заключенных, сотрудничавших с администрацией лагерей. Амнистированных поэтому везли раздельно. ЧП произошло, когда буксир ушел за продуктами в Олекминск. В это время «блатные» обезоружили охрану, убили одного из сотрудников и начали поливать автоматной очередью вторую группу заключенных. В результате погибло 11 амнистированных. Жертв было бы больше, но нашелся смельчак, который разрубил топором канат, соединяющий баржи. Одну из них течением отнесло вниз.

Взвинченные, разъяренные кровопролитием и задержкой парохода, уголовники грозили учинить бунт. Естественно, они торопились домой. Обстановка накалилась. Тем временем для проверки обстоятельств происшествия и предотвращения возможного бунта из Якутска с ротой солдат прибыл заместитель министра МГБ ЯАССР Иван Ахчагныров. Сразу же по прилету он приехал на площадь в центре Олекминска, где собрались амнистированные. Толпа готова была разорвать его на куски. Но чекист, не мешкая, один направился в самую гущу зеков.

Ивану Федотовичу удалось провести разумную, тактично построенную беседу, тем самым расположив к себе «бунтовщиков». Толпа успокоилась. Немного позже баржи с амнистированными отправились по назначению. Непредсказуемое развитие событий было предотвращено…

Георгий СПИРИДОНОВ

Продолжение следует

Фото: Этапные баржи в начале XX века

Sakhaday.ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: