Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

НИКОЛАЙ БАРАМЫГИН: «РАЗРЫВ МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОБЩЕСТВОМ ОГРОМНЫЙ».

Михаил Романов (Республика Саха, г. Якутск).
26.06.2020 г.

Общественник, блогер, моряк, банкир, востоковед, кулинар, огородник. Ему интересно всё, что происходит в республике. Он ежедневно информирует читателей и зрителей на всех известных платформах в интернете о том, что происходит вокруг. Человек, которому небезразлично. Сегодня гость «ЯВ» – член Общественной палаты Якутии Николай Барамыгин.
ВЬЕТНАМЦЫ ХОТЕЛИ ПОБИТЬ
– Как ты поступил в Дальневосточное высшее морское инженерное училище имени адмирала Невельского? Квота?
– Я в детстве, когда жил в селе Техтюр Орджоникидзевского района, мечтал посетить дальние страны. Зачитывался всякими книгами вроде «Водители фрегатов» Николая Чуковского. Окончив физмат класс покровской школы, меня пригласили сразу в ЯГУ и в Новосибирский госуниверситет. Но я написал в высшее морское училище во Владивосток. Мама воспитывала троих детей, я подумал, что будет лучше, если буду носить военную форму, жить в казарме и учиться за государственный счёт. Учась в школе последние три года, жил в интернате, поэтому житейский опыт был. Главное условие в училище было – годность службы на подводной лодке. Многие отсеивались в основном по здоровью. Поступил очень легко, хотя конкурс был большой. Учился тоже легко после физмат-класса. Плюс ко всему мне легко давались иностранные языки. Меня не хотели брать на судоводительский факультет, я был всего 1,55 ростом, и был единственным на курсе азиатом. Но взяли.
– Национализма не почувствовал?
– Конечно, нет! У нас был интернациональный курс из 350 человек – русские, украинцы, немцы, евреи. Но я был очень заметный! Из-за этого часто получал наряды.
– И когда осуществилась мечта о дальних странах?
– Нас сразу готовили в загранпоездки. И учились мы 5,5 лет, потому что необходимо было получить практику в качестве матроса. А диплом штурмана можно было выпуститься с практикой в 18 месяцев. В 1983 году я посетил Северную Корею и Вьетнам. После этого мне показалось, что СССР – это очень развитое государство, и мы живём очень неплохо!
– Почему?
В тропиках
– Корейцы строем ходили на работу и строем возвращались. У меня был шок, мы до этого не дошли. У каждого был на лацкане значок с изображением Ким Ир Сена. У нас КПСС не так афишировал разницу между социальными слоями. Конечно, аппаратчики жили лучше, чем простые люди, но такого разрыва не было. Помню, при их бедности и разрухе корейский тойон приехал на «мерседесе» в Интерклуб для иностранцев в отличном костюме и золотым значком, и все сотрудники вышли и поклонились ему в пояс. Это резануло глаз.
Во Вьетнаме поразило, что один банан стоил один донг, а зарплата была 140 донгов. Кило мяса – 300 донгов. И на месячную зарплату рабочий мог купить полкило мяса. Это была нищая страна. Поразило, что люди в лохмотьях хвастались, как убивали на войне американцев. Еще в первую поездку запомнилось, что меня хотели побить вьетнамцы, приняв за китайца. Человек 30 за мной гнались! Быстрые ноги спасли, сбежал. А однажды на пароход упало облако саранчи, покрыло палубу сантиметров на 40. Мы были в шоке, а вьетнамцы принялись радостно собирать насекомых в банки. Для жарки и поедания.
ПОЛИТИКА И ПОРНОГРАФИЯ
На практике
– Ты один из немногих в Якутии японистов. Как туда попал?
– В 1984 году мы отплыли от порта «Пластун», этот пункт создавался для поставки круглого леса в Японию. Поразила картина: высокая сопка была завалена гниющих лесом два метра высотой. Для меня, как для якута, это было неприятно. Через двое суток приплыли в Японию. Там газон, живая изгородь, деревья растут. Я спрашиваю у матросов: «Зачем мы в парк прибыли?». Отвечают: «Ты дурак? Это их лесопильный завод!». И этот контраст мне запомнился на всю жизнь. Второй эпизод тоже не забуду: у нас на судне, помимо секретных агентов, про которых ты никогда не скажешь, что это агент, были официальные помполиты – помощники капитана по политической части. Они подслушивали и подсматривали за нами, писали донесения по каждому рейсу на каждого человека. И помполит во время рейса провел собрание и сообщил: «Там есть такая штука, как порнография! Она морально разлагает советского человека!». А я понятия не имел, что такое порнография. И сразу решил: если так рассказывает, надо обязательно найти и посмотреть! В японском порту нам дали увольнение. Я первым делом сразу отправился в супермаркет в поисках порнографии. Нашел книжный отдел и слышу, кто-то за стеллажом хлюпает губами. Выглянул, а там сам помполит стоит и разглядывает порножурнал!
– И ты решил выучить японский?
– Когда учился в школе, я понимал, что Япония – это самая развитая страна Азии. Но когда там побывал, у меня начался конкретный интерес к этой стране. Я начал учить язык сам. Купил самоучитель, словари, разговорники. Сам. В 1986 году, когда закончил училище, через министерство морского флота меня распределили в Тикси. Там времени было навалом после вахты!
– А разве можно без наставника самому выучить такой сложный язык?
– Было бы желание. Но разговаривать на японском я стал позже. В 90-м году в Якутске была мода на комсомольские предприятия. В законодательстве было «окошко»: вроде бы кооператив, но НТТМ – научно-техническое творчество молодежи. Можно было делать хорошие деньги. Например, Михаил Ходорковский поднялся именно по такой схеме. При ЯГУ мы создали инженерный центр при поддержке комсомола. Меня избрали гендиректором Ассоциации «Саха-японского сотрудничества». В то время в Якутии было всего два япониста – Дмитрий Оконешников, окончивший восточный факультет Дальневосточного университета и Анатолий Яковлев, окончивший институт стран Азии и Африки МГУ. И я третий, самоучка.
И в 1991 году президент Михаил Николаев отправил большую группу якутян учиться в Академию внешней торговли. Там мне сказали, что мне нет смысла учить английский, потому что я его хорошо знаю. Сказали: выбирай язык. Выбрал японский. Мне преподавал два года профессор Лев Анатольевич Немзер. Он после войны в Токио в районе Синагава покупал для СССР земельные участки для строительства Торгпредства СССР. Я ему очень благодарен за то, что заговорил. Он меня поучал: «Снимай свой зажим-боязнь! Носители прекрасно знают свой язык, поэтому поймут тебя!». И я начал говорить по-японски всеми известными словами.
И когда в 1992 году я был на стажировке в Японии, начал разговаривать.
В 1993 году мы с моим другом Анатолием Яковлевым по заданию президента Николаева создали в Токио якутское торгпредство. И при школе делового японского при JETRO Японской организации внешней торговли написал тест. Каково же было мое удивление, когда узнал, что у меня уровень выпускника языкового вуза. Тогда же я узнал, что речь образованных японцев резко отличается от простонародной речи. Или что у токийцев совсем иное произношение. Там есть диалект нижнего города, и при беседе понятно, что этот человек простолюдин.
САХА И ЯПОНЦЫ «СЧИТЫВАЮТ» ДРУГ ДРУГА
– Как считаешь, есть ли сходство между народами саха и японцами?
– Я читал исследования генетиков: треть японского народа пришла на острова с севера. Это были всадники на конях. И генетически близки к этим протояпонцам, к народу Ямато – это основная этническая группа Японии – именно буряты, живущие на западе Байкала и саха, которые, как известно, тоже пришли на север с того края. То есть народ Ямато тоже прорвался с боями в Японию из Байкала. В 6-м веке нашей эры последняя японская территория на корейском полуострове была потеряна. До этого там на юге была область Нимана и японцы ее очень долго обороняли.
Их буддизм и конфуцианство не имеют ничего общего с нашей культурой, на которую все-таки наложилось православие. У них синтоизм, а мы называем себя родственниками Бога, Айи аймаха. То есть мы все родственники Богу, а у них родственниками Богу, или по-иному Солнцу, могут быть только члены императорской династии. Однако эмоционально мы очень похожи. Европейцы не смогут прочитать, что у нас в глазах. А мы друг друга отлично «считываем».
– У нас Китае учится множество якутян. А почему нет культурных, образовательных связей с Японией?
– У нас развитие в образовательной сфере идёт поступательно. В 1991 году мы помогли организовать преподавание японского языка в ЯГУ. Профессор Хидео Кацуки – первый японист, который приехал к нам преподавать язык. В 1992 году была открыта кафедра восточных языков, где в том числе изучают японский. Сейчас уже два раза в Якутске был проведен экзамен на знание японского языка – в прошлом и позапрошлом годах. И в прошлом году впервые был проведен набор в японский вуз за счет министерства образовании Японии. Но Китай и Японию сравнивать нельзя. Во-первых, цены в Китае на учёбу намного ниже, чем в Японии. Да и уровень жизни в целом. Во-вторых, у якутского малого бизнеса с китайцами все-таки больше проектов. Иными словами, в Якутске проще найти работу со знанием китайского, чем японского. И обратите внимание: на кафедре восточных языков СВФУ сейчас самый популярный язык вовсе не китайский, а корейский! Прямо бум! Корейцы вкладывают большие деньги в продвижение своей культуры за рубежом, финансируют определенные мероприятия, также их поп-музыка и драмы очень популярны, поэтому интерес огромный.
– Расскажи про японский дом на Дзержинского. Мало кто знает, что он полностью построен японцами по их же технологии…
– Дом приняла решение построить компания «Саха Даймонд корпорейшн». Строительство было начато в 2006-м году. Наши ресурсосодержащие организации города должны быть очень благодарны японцам!
– Почему?
– Они извлекли большие плюсы от строительства этого дома. Вокруг этого дома полностью заменено водоснабжение и канализация, уложили новые трубы за счет японцев. Они совершенно бесплатно построили трансформатор на полтора мегаватта. Плюс была подведена дополнительная линия электропередачи длиной 2 километра. Короче говоря, одна выгода мэрии!
Кстати, шикарному корейскому дому на улице Орджоникидзе мы тоже обязаны японцам! Когда в Якутск прилетал президент корейской компании LG, тогдашний президент Вячеслав Штыров показал японский дом. И тогда кореец сказал: «Как так? Японцы свой дом строят, а корейского дома нет!». Так и возник корейский дом с логотипом LG.
Но плановому вводу японского дома в эксплуатацию помешал кризис 2008-го года. Построили только в 2011-м году. Когда обсуждали строительство дома с мэром Ильей Михальчуком, он аргументировал тем, что в городе количество работников иностранных компаний растет, и предполагалось, что приедут специалисты крупных корпораций, сделать из этого дома гостевую гостиницу. Вроде бы не гостиничные номера, а целые комфортабельные квартиры.
– Там какая-то уникальная планировка структура дома, да?
– Там индивидуальная очистная станция на весь дом, люди сразу могут пить воду из под крана. Единая система кондиционирования была предусмотрена на стадии строительства. То есть встроенные кондиционеры стоят уже в каждых апартаментах. У нас стандарты квартир сильно отличаются от японских. В Японии туалет – это священно, самое стерильное место в квартире! Поэтому наличие гостевого туалета строго обязательно.
– А мне казалось, что японцы живут в очень тесных квартирах!
– Да, и даже в тесной будет два туалета и два душа. В основном в маленьких квартирах кухня и (по-нашему) зал совмещены, а в спальне своя туалетная комната. То есть я якутском японском дом в двух комнатной квартире два туалета, в трехкомнатной – три. Кроме того, во всех квартирах сразу предусмотрены помещения для хранения одежды – гардеробные. Конечно, нашим строителям экономически невыгодно возводить такие дома. Это премиум-класс. У нас седьмой год идёт обнищание населения, платежеспособность падает, поэтому, напротив, для нас строят очень маленькие квартиры с минимальными затратами.
– Кто там сейчас живёт?
– Никто. Головных иностранных компаний мы из-за кризиса так и не дождались, некому платить долгосрочную аренду, как задумывалось. У нас только российские компании-гиганты работают в Якутии, но они не держат здесь своих специалистов, все управляется из Москвы. Поэтому весь дом перепрофилировали под офисные помещения. После страшного пожара в торговом центре в Кемерово все здание окончательно оформили именно под офисные требования.
«У НАС НЕ ПОЛНЫЙ ОДОМРЯМ-С»
– Ты член Общественной палаты. Как считаешь, общественники играют какую-то роль? Я, например, полагаю, что это декоративный и, извини, бесполезный орган. Вы же ни на что не влияете! И созданы, чтобы продемонстрировать видимость диалога общества и власти…
– Отчасти согласен, кстати. Смотри, как формируется палата: из 66 членов 22 – представители российских общественных организаций. А их назначает глава республики. Еще 22 члена от общественных организаций республиканского уровня избираются тайным голосованием депутатами Ил Тумэн. Оставшиеся 22 члена – представители городских и улусных организаций, их отбирают те, кто назначен главой и избран парламентом. Такая система набора. В условиях развитой демократии чаяния народа должны выражать депутаты всех уровней, а не общественники. У нас прошла пробуксовка: разрыв между народом и властью – огромный! Думаю, и Путин это понял, и чтобы заполнить этот разрыв придумал структуру, которая могла бы выражать мнения народа. Так появилась Общественная палата. Активность людей надо было канализировать. И ОП зависит от её членов. Если мы будем полный «одобрям-с», то ничего не получится.
– Так «одобрямс» и происходит!
– Не всегда! У нас бывают дискуссии! У нас есть член палаты от Ленского района Александр Саморцев. Он стал во главе народного движения против строительства очистного сооружения на речке Мухтуйка, куда выше водозабора Ленска «Газпром» планировал сваливать сточные воды. Люди возмутились. Саморцев этот вопрос поднял до уровня правительства Якутии и «Газпром» отказался от своих планов, хотя выяснилось, что все согласования на уровне администрации района, от главы Ленска, у них были на руках. Это ли не общественный контроль? За мэрами, главами, улусными депутатами нужен контроль!
– Ну давай далеко ходить не будем: разлив ядовитых веществ в селе Аргахтах. Чой-то я не слышу воплей среднеколымской общественности!
– Меня в соцсетях ругают, что в ОП много бывших чиновников. Тех, кто работает с комсомольским задором. А у них есть огонь в глазах! Это состояние души. А молодежь в общественники не рвется! Все рвутся в чиновники. В Аргахтахе всё случилось из-за порочной системы недофинансирования. Всё то, что было построено на исходе советской власти, уже отслужило два срока. Ты слышал про проблему-2003?
– Нет.
– Если считать 1988 год последним годом, когда планово делались все ремонты и вообще все работы по регламентам, то вся советская инфраструктура выработала свой ресурс в 2003-м году! Даже атомные бомбы! И одна треть населения России в 2003-м году стала пенсионерами. Мы в Якутии этого не понимаем, потому что благодаря политике первого президента у нас с рождаемостью всё было в порядке. Поэтому у нас много молодёжи. А в центральной России на три крупных деревни с 10-тысячным населением была всего одна школа, в которой учились 10 детей. И когда от огромных цен на нефть в Россию поступили огромные деньги, они были заморожены. Их не пустили на обновление инфраструктуры. Вот ёмкости в Норильске, которые были построены в конце 80-х, тому подтверждение. В Аргахтахе емкости, я уверен, тоже старье. У нас никто не слушает специалистов!
Ученые института мерзлотоведения давно кричат, бьют в колокола о том, что цикл похолодания и потепления давно изменился! Все объекты, которые построены на вечной мерзлоте, под угрозой, особенно дамбы. Тоже советские стройки. Кто их слушает? Никто.
А что касается конкретно Аргахтаха, то резонанс еще будет. Всё-таки это очень отдаленная деревня, к тому же везде действует режим самоизоляции.
Да, ОП не очень эффективна. Много вопросов решить не удалось. Та же экологическая катастрофа на реке Вилюй отработана плохо. Хотя все суды выписаны, штраф АЛРОСА не выписан. Выиграли в Верховном суде 30 тысяч рублей…
– Всего?
– Сейчас вопрос штрафа на 4 миллиарда.
– Не 20 миллиардов, как декларировалось?
– Если река длиннее 600 км – это федеральная река. Это Вилюй. Если меньше, как Ирелях и Малая Буотобия, то региональная. По региональным выписан штраф в 4 миллиарда АЛРОСА. По Вилюю был выписан штраф 22 миллиарда, но Росприроднадзор в Москве решил, что этот штраф необоснован, якобы это форс-мажор. Они там переговорили и вопрос сняли. АЛРОСА даже 4 миллиарда оспаривает! Суды идут, мы ходим на судебные как группа поддержки и грозно молчим в углу. Ничего поделать не можем: идёт битва юристов.
– Ты не считаешь, что наше общество аморфно? Всем на всё наплевать. Лидеров мнений крайне мало.
– Я бы так не сказал. Учёные констатирует, что социально активным может быть крайне малый процент общества. Все не могут быть лидерами мнений. Иван Степанов, Сулустаана Мыраан, самый известный якут на планете – Александр Габышев. Люди есть. Но это вопрос поколений. Многие активисты родились в 50-х годах, когда после войны была большая рождаемость. В 60-е годы был спад. Нас меньше. После нас идут семидесятники, поколение Айсена Николаева, там вообще мало инициативных. Я удивляюсь, почему наш глава такой активный.
– Ты говоришь, что члены ОП должны быть беспартийными. Но вы же всё равно продвигаете политику!
– Чью?
– Руководящей и направляющей партии, правительства. Вон всех общественников страны напрягли заниматься голосованием к поправкам к Конституции.
– Я лично никакими поправками в Конституцию не занимаюсь, хотя в ОП создана по этому поводу рабочая группа.
– Давай так: есть ли в ОП оппозиционеры?
– Как кто?
– Как Сулустаана, например.
– Если её выдвинуло бы юридическое оформленное движение, она вполне могла бы пройти. Но она сейчас уже политик. У нас политических амбиций нет. А так у нас есть несогласные! Кто у нас самый громкий-то в третьем составе? (Долго думает, вспомнить не может).
МОНЕТИЗИРОВАТЬ СОЦСЕТИ ТРУДНО
– У тебя 2 тысячи с лишним подписчиков в ютубе, где ты выкладываешь самое разнообразное видео. Ты есть во всех абсолютно соцсетях. Зачем тебе это? Хочешь монетизировать?
– Это очень сложно – монетизировать. Меня молодые банкиры научили соцсетям, когда я работал в «Алмазэргиенбанке». Пишу в дневниках на якт, недавно открыл свой сайт nikbara.ru, фейсбуке, одноклассниках, в контакте, твиттере. У меня есть уникальная база, первый цифровой фотоаппарат появился у меня в 1999 году, в прошлом веке.
Благодаря самоизоляции оцифровал своё видео с 1994 года. Достаю свои старые записи, публикую, людям это нравится.
Открыл свой сайт, сын познакомил с ютубом. Контент совершенно разный на разных площадках.
Сейчас в силу возраста увлекся цветоводством, огородом. Советы о том, как я тренируюсь, как кошу траву и что делаю с черной смородиной, моим ровесникам нравятся, судя по тому, что у меня прирост аудитории в Ютуб ежемесячно – по 70 человек.
Две дочки выросли и живут отдельно. Мы с женой остались с сыном-школьником. Энергии у меня осталось много! Поэтому, как говорит моя жена, общественная работа мне необходима, иначе я просто не выдержу.

Источник: газета «Якутск вечерний».

Оставить комментарий

Войти с помощью: