Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Как в Якутии утилизируют медицинские отходы обсерваторов, инфекционных больниц?

Не так давно, когда мы писали о периодических отключениях электроэнергии в инфекционном отделении ЯГКБ, работники беспокоились и об утилизации опасных медицинских отходов.

«Халаты, перчатки, маски, простыни, тампоны, шприцы и другие медотходы, пропитанные вирусом, представляют собой опасность, могут стать источником распространения инфекции. Все это надо утилизировать специальным способом. Вирус covid-19 до конца еще не изучен — как мутирует, как долго может представлять опасность — специалисты только изучают. Понятно, что медотходы должны утилизироваться специальным способом. Вывозить их под видом обычных ТКО в общий городской полигон и незаконно, и крайне опасно. А те центрифуги, которые работают у нас, обрабатывают малую часть отходов, и то инфицированные отходы класса А там невозможно утилизировать».

Aartyk.ru и другие региональные издания года два назад писали об установке оборудования по переработке опасных отходов методом пиролиза на производственном комплексе в районе Даркылаха в Якутске. При переработке отходов методом пиролиза сырье разлагается на другие фракции: полукокс, пиролизную жидкость и пиролизный газ.
Один из самых больных вопросов города — переработка мусора и в частности утилизация опасных (медицинских) отходов. Казалось бы, с установкой нового оборудования по утилизации опасных отходов, в Якутске дело потихоньку сдвинулось с мертвой точки.
Предприниматель Евгений Петров, колоритный такой русский мужчина, родившийся и выросший на намских просторах, презентовал перед журналистами и чиновниками разных уровней свое новое оборудование по переработке опасных отходов.
По словам Петрова, перевозка, установка и монтаж оборудования обошлись ему в 6 млн рублей. Из них 5 млн рублей в виде заема на возвратной основе предоставил Фонд развития предпринимательства РС(Я). Евгений Николаевич рассказывал тогда, что новое оборудование утилизирует ртутьсодержащие лампы, отработанные аккумуляторы, масла, кислоты, медицинские отходы, резиновые изделия (шины, колеса), пластиковые отходы (бутылки, емкости), которые категорически запрещены к захоронению на полигонах (свалках). Также предприятие занималось сбором и переработкой вторичного сырья, сбором макулатуры, картонной продукции и некоторых видов пластика.

«Хотим сломать старую схему вывоза макулатуры вместе с ТБО на полигон. Все прекрасно знают, что 70% отходов на полигоне составляет бумага-картон и пэт-бутылки, из которых нужно и можно извлечь вторичную продукцию» — отмечал предприниматель.

На счет организации работы рассказывал, что в каждом предприятии, особенно в крупных, деятельность, которого каким-либо образом связано с воздействием на экологию есть эколог, отвечающий за охрану окружающей среды.
«Это связано с ужесточением экологического законодательства, в последние несколько лет привело к тому, что даже в небольшом предприятии, занимающимся производством, приходится вводить должность специалиста эколога. Предприятие предусматривает (закладывает) экономические ресурсы, на утилизацию опасных отходов. Вот в пределах этих сумм, предприятия заключают с нами договора. Сегодня у меня порядка 120 рабочих договоров, плюс 50 разовые. Много не беру, так как мощности не позволяют перерабатывать».

С момента презентации нового оборудования прошло два года. Мы были уверены, что Евгений Петров и ныне занимается утилизацией опасных отходов. И в связи с эпидемией коронавируса все отходы от обсерваторов, инфекционного отделения поступают именно к нему.

Как в Якутии утилизируют медицинские отходы обсерваторов, инфекционных больниц?
Предприниматель Евгений Николаевич Петров

 

Но оказалось, что мы заблуждались.

 

Евгений Петров:

 

— Мы, как более подготовленное, опытное предприятие с десятилетним стажем, предлагали региональному минздраву свои услуги по утилизации опасных отходов. У нас в наличии производственная база, специализированное пиролизное оборудование и печь-инсениратор, где обезвреживаются опасные медицинские, биологические, токсичные отходы. Даже урезали прейскурант услуг на 30 %, транспортные расходы вывоза опасных отходов в городской черте взяли на себя, вывозим сами на специализированных автомашинах. Беда-то общая, всех коснулась. Нас, конечно, выслушали, отказа конкретного не было, сказали, что будут обсуждать и думать… Вот ждем. Дальше дум дело не пошло.

 

-Так уже третий месяц как в республику вирус занесли.

 

— В настоящее время заключен единственный договор только с обсерватором на «Сосновом бору». Знаете, в чем у нас проблема? Нет объема! Оборудование все есть. Купленное в лизинг оборудование простаивает, а объема нет. А людям зарплату платить надо? Надо. Кредит отдавать надо? Надо. Своих пожилых рабочих отправил в самоизоляцию, зарплату наскребли хоть какую-то и выплачиваем.

 

— У нас в городе нет опасных медотходов во время пандемии?

 

— Да, мы готовы перерабатывать, утилизировать весь опасный медотход. Сколько мы говорили об этом с минздравом, минэкологии… Нет денег.

 

— Раз «нет денег» утилизировать опасные отходы, значит, они тогда все вывозят в городскую свалку под открытым небом?

 

— Да, вот не знаю. Все кругом говорят, что пандемия может продолжаться годами. Будут и новые вспышки эпидемии этой заразы или другой. А мы не готовы оказались. А когда все это повторится осенью, зимой, в следующем году, через два-три года? И сколько городов, сел захватит? Ведь никто же не думал, что коронавирус так разрастется в Якутии.

 

— Исходя из нынешней ситуации, наверное, кто-то все равно же должен сделать оргвыводы? Пандемия показала все наши огрехи — от неисправных кабелей, отсутствия защитных костюмов до организации элементарных правил безопасности самих врачей. Это касается и такого немаловажного вопроса, как утилизация отходов.

 

— У нас есть светлые головы, они есть, не сомневайтесь. Просто вся их идея годами блуждает по чиновничьим кабинетам, не находя выхода, из бумаги никак не претворится в жизнь. «Да, идея хорошая, отличная! Но…» и разводят руками.

 

Мы в этом году купили, привезли, установили инсениратор для утилизации отходов класса А, самые опасные отходы. Может утилизировать все. Стоит 3,3 млн рублей. Не громоздкая, экономичная, работает на топливе, которое получается в результате работы пиролизного оборудования. Жидкий продукт пиролиза — пиролизное масло, которое используется как топливо для системы термической утилизации отходов. Получается замкнутый цикл.

 

Почему бы в каждом райцентре не установить такое оборудование — инсениратор? Наше предприятие, берет на себя обучения кадров, ремонтные работы, новое предприятие в районе будет работать на основе нашей лицензии (получить лицензию тоже не просто, это надо пройти разрешительную систему, большой документооборот, заплатить большие деньги, и самое продолжительное время — получения этой самой лицензии). Поможем организовать заказ оборудования с учетом всех экологических, природных условий региона, опираясь на свой опыт прохождения всех этапов. Просто давайте цивилизованно организовать утилизацию особо опасных и опасных отходов. Давайте беречь нашу экологию.

 

Как в Якутии утилизируют медицинские отходы обсерваторов, инфекционных больниц?

 

Инсениратор

 

— Может, насчет топлива есть проблемы, слишком накладно?

 

— Если на северах солярка стоит 70 рублей за литр, а они [чиновники] именно так и посчитали, конечно, утилизация по стоимости будет «золотой». Надо сделать так, как я — топливо получить из переработанного пиролизного масла. Вот и все. Получаем безотходное производство. И людям, и природе польза.

 

— А сколько медотходов в год получается по городу Якутску?

 

— 800 тыс. тонн. Из них мы перерабатываем 300 тыс. тонн.

 

— Оставшиеся 500 тыс. тонн куда?

 

— А вот не знаю куда, но догадываюсь. Говорят, пиши Ил Дархану. А у Ил Дархана забот итак много. Этот вопрос могут решить и на уровне министров. Но если выхода не будет, придется обратиться. Я же не прошу просто так тупо денег — дайте, дайте… Я прошу дать работу — объем да «мягкий» кредит. Чтобы вокруг своего нового оборудования — инсениратора теплое помещение построить. Единственный минус этого оборудования — не работает при -20. А у нас зимы, сами знаете какие.

 

Как в Якутии утилизируют медицинские отходы обсерваторов, инфекционных больниц?

 

Три Камаза пластиковых бутылок уместились в один тюк

 

— Кроме опасных отходов, вы же еще прессуете картон, пластик?

 

— Да, сейчас из-за транспортных расходов стало совсем не выгодно этим заниматься. Мы же прессуем и отправляем в Пермь, Хабаровск. Я вот предлагал «Якутскэкосети» поставить на полигонах пресс-машины. Картон, пластик можно прессовать и складывать до лучших времен. Три Камаза пластиковых бутылок можно запросто в один тюк спрессовать. Много места не занимает. Но опять же возникает вопрос по сортировке. Местные пойдут ли? А гастарбайтеры сейчас за рубль не работают, они поболее местных запрашивают.

 

Как в Якутии утилизируют медицинские отходы обсерваторов, инфекционных больниц?

 

Доисторический» погрузчик

 

Вот такой у нас состоялся разговор с предпринимателем Евгением Петровым по переработке особо опасных отходов. Человек создал все для переработки: базу, технику, закупил оборудование, подготовил кадры, а работы не дают. И кто это все должен решить? Куда вывозят отходы из обсерваторов и инфекционных больниц?

 

***

 

Прокопий ФЕДОРОВ,

 

Aartyk.Ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: