Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Конец нефтедоллара.

МИХАИЛ ХАЗИН.
21.04.2020 г.

Падение американской нефти WTI до отрицательных значений требует отдельных комментариев. Попытаюсь их дать.
Прежде всего, цена эта — не на нефть, а на фьючерсы. И означают они только одно: сегодняшний объём добычи таков, что нефть девать некуда. Из-за эпидемии спрос резко упал, а добыча — нет. При этом сокращать добычу сложно и страшно, под неё уже давно взяты кредиты, которые необходимо отдавать. Особенно у сланцевиков, которые должны непрерывно бурить новые скважины для поддержания общего объема, поскольку именно от него зависит их капитализация (и кредитоспособность, в частности). А для бурения как раз нужны кредиты.
В результате, нынешние отрицательные цены — это просто стоимость за те ёмкости, в которые должны сливать нефть те, кто её просто добывает. А вот для вертикально интегрированных компаний такой проблемы нет вообще: они её поставляют на свои же заводы, которые производят бензин, масла и пластмассу. И да, они могут немножко пострадать от сегодняшней бури на бирже, но всё равно, технологический комплекс никуда не денется. Так что пострадают, в основном, те, кто хотел сорвать куш на хайпе.
В реальности, цена на нефть Brent в Западной Европе сегодня выше, чем была пару недель назад в минимуме — порядка 25 долларов за баррель. То есть там никакой истерики нет. А потому, результатом сегодняшней вакханалии цен станет совершенно естественный процесс: добыча за пару месяцев существенно упадёт. В частности, полностью закроется вся сланцевая авантюра. И, к слову, Игорь Иванович Сечин, я не побоюсь этого слова, может бить в литавры и пить шампанское.
Нужно отметить только два принципиальных момента. Первый — созданный транснациональными банками механизм ценообразования на нефть настолько оторвался от реальной отрасли и реального спроса на нефтепродукты, что за счёт чисто внутренних (то есть финансовых) механизмов вошёл в коллапс. И главными пострадавшими будут даже не мелкие нефтяные и перерабатывающие компании, а банки. Поскольку их магия сильно поблекла, если уже столь важный рынок, как нефтяной, они не могут держать в стабильном состоянии.
Как говорят опытные люди, «доллар в мире нужен для того, чтобы Саудовская Аравия могла продавать нефть Китаю». Или, для простоты, миром правит нефтедоллар. Так вот, этот мир, как и нефтедоллар — закончился. А если он закончился, если капитализация нефтяных компаний возвращается к нормальным цифрам, связанным с прибылью, добычей и запасами (грубо говоря, как Роснефть, а не как Шеврон), то проиграют не нефтяные компании, а банки. Которые и были главными бенефициарами процесса повышения капитализации.
А выиграют потребители и Роснефть, конечно, которая никогда не была «своей» для фининтерна, а потому сильно проигрывала основным западным аналогам в капитализации. Ай да Игорь Иванович, как он и в этот раз всё устроил! Прямо демоническая фигура нашего времени! Интересно, он это всё уже знал, когда объяснял, что ОПЕК+ нам не нужен?
А вторая вещь ничуть не менее важная, чем первая. Нынешняя ситуация показывает, что не может уже быть единого ценообразования в Западной Европе и в США. То есть цены начнут определяться на рынках региональных. В том числе, имеется в виду рынок, который контролирует Китай. И понятно почему: думаю, что Китай готов за вполне приемлемую доплату со стороны США принимать у себя лишнюю нефть. Исключительно ради заботы об экологии, конечно, Грета Тунберг ему в помощь. Не совсем правда ясно, согласятся ли США. И если не согласятся — то придётся ограничивать своё влияние на этот рынок. Со всеми вытекающими.
Но это значит, что нефтедоллару пришёл конец. А нет нефтедоллара — нет никакой необходимости в единой долларовой системе, на региональных рынках нефть начнёт стоить по разному. То есть — тот механизм, который возник в 1944 году в Западном мире на Бреттон-Вудской конференции и который распространился на весь мир в 1991 году, больше не работает. Да, новый, скорее всего, появится чуть попозже. Собственно, потому я и начал года полтора тому назад говорить не только о «новой Ялте», но и о «новом Бреттон-Вудсе». Но теперь уже точно понятно, что появится.
Так что сама по себе отрицательная цена на нефтяной фьючерс в США ничего не значит. Но она является ярким признаком того, что те процессы разрушения мировой долларовой системы, о которых я писал многие годы, дошли до некоторого масштаба, при котором они стали видны всем.

Источник: https://khazin.ru/articles/6-jekonomika/78664-konets-neftedollara

Оставить комментарий

Войти с помощью: