Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Взгляд в прошлое -2. Дело синских девочек

Совсем недавно в якутском Интернете прошла публикация «Взгляд в прошлое» (Что не так с делом Сон?), посвященная факту гибели Анастасии Сон, тело которой, как было сказано, случайно обнаружено грибниками, в лесу невдалеке от Вилюйского тракта. По этому делу был осужден некто Ш., доказательства вины которого, как я считаю, вызывают достаточно обоснованные сомнения. Но об этом читатель может узнать сам, найдя соответствующую публикацию.

Разумеется, у этого дела есть свои особенности, отличия от иных резонансных дел. Однако, по-моему, есть и общие черты с одним, тоже резонансным делом. Я говорю о так называемом деле «синских девочек». Потому давайте рассмотрим тему, что есть общего у дела А.Сон с делом о таинственном исчезновении детей.

Но вначале кратко напомню суть дела, о котором пойдет речь.

Как видно из открытых источников, в частности из публикаций в сети Интернет («Синские дети. Триллер в якутской деревне», «TRUE CRIM: Синские девочки. Исчезновение Аяны Винокуровой и Алины Ивановой», «Синск/Якутия.Тайна пропавших девочек» и другие), случилось следующее.

24 июня 2013 г. (то есть чуть раньше, чем был обнаружен труп А.Сон) в селе Синск Хангаласского района Республики без вести пропали двое малолетних девочек – Иванова Алина и Винокурова Аяна, которым уже близкой осенью должно было исполниться по 4 годика. К поискам детей были привлечены многочисленные силы местных жителей, поисковиков МЧС, волонтеров, однако предпринятые усилия были напрасны. Проведенные следственно-оперативные действия по возбужденному уголовному делу также не дали результатов.

И ныне, по минованию нескольких лет, в течение которых фактически сменилось не только руководство правоохранительных органов Республики, но и многие специалисты по розыску, как говорится, отошли от дел, это, как часто определяется, таинственное исчезновение детей не дает покоя многим.

Так что же общего может быть между этими делами?

* * *

Как человек, не понаслышке знакомый с криминалистикой и имеющий практический опыт в расследовании уголовных дел, связанных с совершением особо тяжких преступлений, хочу поделиться своими мыслями и сомнениями по данному делу.

– Первое. Согласно общей теории криминалистики, подтвержденной практикой, около 70 % убийств с сокрытием трупа совершается близкими, родственниками или лицами, хорошо знавшими погибшего. Это делается фактически инстинктивно из скрытого желания избежать ранней огласки (нужно время для обдумывания дальнейших действий!) и отвести подозрение от себя.

Известно, что главным из подозреваемых по делу проходил дедушка одной из пропавших девочек – Гаврил Иванов. Как я помню, он в ту пору предстал перед оперативниками и следователем как человек совершенно безвольный, полностью зависимый от своей ныне покойной жены, которую он в любой ситуации называл только по имени-отчеству.

Быть может, потому он обоснованно был признан следствием «слабым звеном» в цепи лиц, причисляемых к возможным виновникам исчезновения детей.

Здесь небольшое отступление от конкретики.

С Ивановым опера работали достаточно плотно. Однако я не скажу, что к нему ими были применены, как принято говорить, недозволенные методы давления. Да, психологические приемы воздействия, наверняка, применялись. Но не физические, особенно те, на которые довольно прозрачно намекают, да что там – указывают (!), некоторые публикации, подкрепленные фотографией его лица с гематомой в области правого глаза. В причинении Иванову этой травмы опера или следователь далеко не причастны.

Это сделала, как сама об этом заявила, бабушка пропавшей Алины со стороны матери – Л.Семенова, которой, по её словам, надоело его «вранье». И тогда Ганя (так она привычно называет Иванова) начал каяться в том, что случайно задавил автомашиной обеих девочек, вывез трупики подальше и закопал.

– Что же касается бабушки Алины – «грозной» жены Гаврила Иванова, то в ряду подозреваемых (пусть даже соучастников) она не состояла. Впрочем, так же как их сын Е., в то время школьник, закончивший 8-й класс, которого «знатоки» (опера и следователь) фактически обошли вниманием, тогда как резоны его подозревать имелись.

И в этом состоит еще одно общее между делами. Как было указано в первой публикации «Взгляд в прошлое», оно в том, что мешает следствию более тесно работать с фигурантами. Это – негласная установка для Следственного комитета и полиции, состоящая о том, чтобы во избежание жалоб со стороны родственников тех не беспокоили. Ведь они примутся писать жалобы в генеральную прокуратуру, президенту и так далее. Зачем операм и следователю лишняя головная боль? Ведь всё еще свежа память о том, что в Татарстане целый отдел в свое время расформировали, когда родные потерпевших стали жаловаться на необоснованные обвинения со стороны следствия. И как «заноза» в известном месте напоминали об этом очень грозные приказы по ведомствам, защищающие права родных и близких потерпевших. Это привело к тому, что все обходят, как им кажется, ненужный риск при работе с подозреваемыми. Как говорится, умный в гору не пойдёт…

* * *

Но, как бы это ни было, по моему мнению, практически довольно весомые факторы раскрытия неочевидного преступления остались «за бортом» следствия. И вот почему.

– Как следует из анализа материалов дела, а также публикаций по этому происшествию, версия о несчастном случае, связанном с автомашиной, возникла не на пустом месте. Известно, что она проверялась, однако, как мне кажется, недостаточно углубленно и своевременно. Прошло много времени, чтобы следы, способные указать на направление следствия, возможно оставшиеся снаружи и внутри автомашины Иванова, сохранились;

– Что могло бы вызвать почти классическое (по известному фильму) восклицание: «Вопрос конечно интересный!» – вышеупомянутая версия была невольно (или невольно?) выдвинута самим подозреваемым Ивановым. Ведь он в свое время заявил о том, что случайно задавил детей, игравших возле автомашины, вывез тела и спрятал. Но тут возникают вопросы: Как он, будучи опытным водителем, не убедился в безопасности маневра перед движением? Почему сразу же не заявил об этом несчастном случае (ну, пусть даже о неосторожном преступлении)?;

– Вышеуказанное может быть объяснено лишь тем, что этот несчастный случай произошел по вине другого человека, очень близкого Иванову и особенно его жене Ольге Павловне. Поскольку, как они довольно обоснованно предполагали, если этот факт станет известен следствию, то это, несомненно, сломает судьбу этого близкого им человека. Потому Ивановы предприняли всё от них зависящее, дабы любой ценой защитить указанного человека, в котором видели своё будущее. Особенно показательно поведение Ольги Павловны, проявивший воистину непреклонный характер;

– Эта версия имела право на существование и в период начала расследования и в его ходе. Только она носила (сейчас это можно признать) негласный характер. Опытные оперативные работники МВД Республики, близко занимавшиеся раскрытием рассматриваемого преступления, рассматривали её довольно пристально. Но…были помехи на пути к разработке и развертыванию этой версии. Основная из них состояла в вышеуказанной, неукоснительно соблюдаемой и чреватой нежелательными последствиями проблеме, связанной с родственниками потерпевшей стороны. Вторая – вытекала из, как ныне модно говорить – чисто человеческого фактора: опера решили, исходя из реальности, несколько повременить с тем, чтобы вплотную заняться этой версией;

– Повторюсь – эта версия (условно назову её «близкий человек») имела и имеет достаточно веские обоснования. И вот какие.

а) Близкий человек до исчезновения детей имел и пользовался возможностью управлять доступной ему автомашиной Гаврила Иванова, иногда катался, порой не один, по селу. И это видели односельчане.

б) Как установлено со слов этого лица, в тот злополучный день дети – Алина и Аяна играли во дворе Ивановых. Случилось так, что девочки не преминули повозиться с бельем, замоченным в оцинкованной ванне, и, конечно, забрызгали свои платьица. За что получили словесную выволочку от «близкого человека».

в) Далее можно предположить, что девочки, находясь около гаража, заметили человека, от которого вот совсем недавно получили нагоняй, и спрятались у колёс автомашины, стоявшей у ворот. А «близкий человек» сел за руль, намереваясь отъехать и задавил детей.

г) Как только Ивановы узнали о случившемся, первой их мыслью, что естественно, было – немедленно принять меры к спасению. Что они и попытались сделать, достаточно быстро проехав в сторону сельской больницы. В этот момент обоих видели соседи (время и место совпадают). Однако, убедившись в бесполезности своих действий, они приняли меры к сокрытию тел погибших детей.

д) Ну, а затем, как известно, Ольга Павловна приняла решительные меры для того, чтобы отвести от семьи любые подозрения. Что она блестяще и сделала.

* * *

Следующее. На более чем неадекватное поведение Ивановых, к сожалению, следствие не обратило тогда достойного внимания.

Первое. У рядом живущих соседей, бабушки и дедушки Винокуровой Аяны, уверенных в том, что внучка находится с подружкой во дворе Ивановых, возникло легкое недоумение, когда мимо них, бывших во дворе своего дома, на большой скорости промчалась автомашина, в кабине которой они заметили обоих супругов, которые даже не повернули головы в их сторону, как ранее они это делали, ну просто из вежливости.

Второе. В тот вечер Ивановы к ним не обращались насчет своей внучки. А это ведь естественно, когда родные ребенка, которого они не обнаруживают у себя дома, в его поисках обращаются к соседям. Это может указывать лишь на то, что те знали о местопребывании своей внучки.

Третье. Во многих публикациях в сети Интернет есть информация о необъяснимом поведении Гаврила Иванова, который огульно обвинял других людей, мягко говоря, в причастности к пропаже детей. Среди обвинённых упоминается и имя дедушки Аяны – Анатолия Прокопьева, с которым ранее у него были добрососедские отношения.

Здесь можно было бы говорить о том, что права якутская пословица «Сутуктээх суус айыылаах!» (примерно переводится: Утративший совершает (от горя) сотню грехов). Однако то, как это делал Гаврил Иванов, выходит за рамки подобного, и может говорить лишь о том, что он усиленно пытался отвести от своей семьи подозрение (Лучшая защита это нападение?).

Четвертое. В тех же заметках в Сети упоминается о том, что (со слов односельчан) Ивановы в общении меж собой в то время предпочитали обмениваться записками, которые после прочтения сжигали. Ну, прям – какие-то шпионские страсти!

– Как известно, в ходе следствия (кстати, под нажимом родни одной из пропавших девочек) Гаврил Иванов собственноручно написал заявление о т.н. «явке с повинной», которую подтвердил на допросе под видеозапись. И пообещал показать место сокрытия тел своих жертв. Потому он был вывезен на вертолете в Синск, откуда опергруппа должна была выехать на место, где он закопал трупы. Тем временем случилось так (и это подтверждено следствием), что подозреваемый резко поменял свое поведение. И это произошло после того, как к нему, временно запертому в одном из помещений здания Администрации села, попало грозное указание самого «авторитетного» для него лица – жены, предписывающее, грубо говоря, «заткнуться». Как этот грозный окрик достиг ушей Иванова, точно не установлено. Но сельчане исподволь говорят, что в те времена в администрации работала родственница Ольги Павловны…

– Наконец, пятое. Есть вполне универсальный путь избежать серьезного разговора на нежелательную тему. Субъект, с которым предстоит «разобраться», экстренно госпитализируется. Этот, особо популярный средь начальства способ, как известно сельчанам, частенько использовали и Ивановы. Тем самым, возникала, если говорить общедоступным языком, ситуации, когда «абонент недоступен!».

Такие вот, на мой взгляд, нестыковки, пробелы были допущены в ходе расследования уголовного дела по факту исчезновения «синских девочек».

С тех пор прошло без малого семь лет. Обстановка во многом изменилась и, как я считаю, пришло время возобновить приостановленное предварительное расследование и восполнить материалы дела, устранить допущенные пробелы. И наконец, раскрыть это резонансное, имеющее огромное общественное значение, преступление.

В заключение скажу: к этому делу относимы мои суждения, приведенные в публикации «Взгляд в прошлое» о деле по факту убийства Анастасии Сон (август 2013 г.), касающиеся варианта преступления как причинение смерти по неосторожности (ч.1 ст.109 УК РФ).

Максимальный срок наказания за подобное преступление установлен в пределах двух лет лишения свободы. Срок давности за такое преступление, относимое к преступлениям небольшой тяжести (ч.2 ст.15 УК РФ), равен двум годам (п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ).

И я думаю, что к рассмотренному факту преступления подходит указанная оценка действий виновного лица.

Тем самым, при вышеуказанном раскладе срок давности привлечения виновного лица к уголовной ответственности истек и потому оно должно быть освобождено от ответственности.

Л.Диодоров, март 2020 г.

Sakhaday.ru

Таинственные исчезновения людей, о судьбе которых до сих пор неизвестно

Передача «Пусть говорят» будет посвящена исчезновению девочек в Синске

Дело девочек, исчезнувших в Синске. Родственники не теряют надежды выяснить правду

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: