Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Репетиция кризиса. Что и почему происходит на мировых рынках?

Владимир Овчинский, Александр Нагорный (Москва).
5.03.2020 г.
С 12 по 28 февраля включительно, то есть в течение фактически двух с половиной недель, на американских фондовых рынках происходило непрерывное падение. Индекс Доу—Джонса (DJ-30) за это время потерял 16,3% (с 29551 до 25409), S&P500 — 12,6% (c 3379 до 2954). С некоторым отставанием (лагом) по времени отреагировали сырьевые рынки и фондовые рынки Европы и Азии. Так, цена нефти сорта Brent упала ниже 50 долл. за баррель, потеряв чуть ли не четверть своей стоимости в начале 2020 года, зато золото выросло более чем до 1600 долл. за унцию. Причиной всех этих изменений везде и всюду называется эпидемия коронавируса COVID-19.
За последние полтора месяца глобальные масс-медиа у нас на глазах легко и, можно сказать, изящно — практически на ровном месте создали психопатическое восприятие грядущего апокалипсиса. Появившийся в Китае новый штамм коронавируса за полтора месяца стал важнейшим фактором политической и финансово-экономической жизни всего мира. Хотя практически везде статистика демонстрирует ничтожные проценты заболеваемости и смертности по сравнению даже с обычным гриппом. Тем не менее, идёт повсеместная остановка производств, органы власти рекомендуют населению не появляться на улицах городов, не предпринимать поездок и как можно меньше общаться с окружающим миром.
Массированные мобилизационные меры, на которые способен сегодня только коммунистический Китай, широко транслируются на весь мир и убеждают, что ситуация чрезвычайно серьёзна и угрожающа — иначе зачем тратить столько сил и денег? Аналогичные меры пытаются повторять в странах Юго-Восточной Азии и в Японии. А Южная Корея прочно заняла второе после Китая место в распространённости этого загадочного вируса.
Паника, возникшая в Китае в середине января после выявления летального коронавируса, постепенно охватила практически все континенты, прежде всего — Азию и Европу. В США при этом ситуация подавалась таким образом, что всё это происходит не просто “где-то далеко за границей”, а чуть ли не на какой-то другой, “китайской” планете, но самих Соединённых Штатов каким-то чудом не касается и не коснётся. Хотя раскручивание пропагандистской кампании вокруг COVID-19 было бы невозможным без прямого участия американских масс-медиа. И, вероятнее всего, участие тех или иных групп американского истеблишмента в нынешнем “коронавирусном кризисе” этим информационно-пропагандистским обеспечением не ограничивается.
Тем не менее, факты остаются фактами. “Супервирус” тому причиной или нет, но налицо реальное падение производства и сокращение потребления, уменьшение мобильности населения и другие системные трансформации, аналогичные тем, которые прогнозировались в связи с “безвирусными” процессами распада “однополярного мира” и “глобального рынка” на “рынки больших регионов многополярного мира”.
Поэтому, как говорится, “если бы COVID-19 не было, его бы стоило выдумать”. Нынешняя “коронавирусная эпидемия” по факту направлена на решение тех же самых цивилизационных задач, которые в противном случае решались бы мировым кризисом, мировой войной или каким-либо природным катаклизмом. Не факт, что именно она станет могильным камнем для “либерал-глобализма”, но она, во всяком случае, обозначает место, уже выбранное для его захоронения “по-тихому”.
При этом в “рукотворности” нового вируса сомнений становится всё меньше и меньше, исследования РНК-генома COVID-19 указывают на то, что он является результатом направленной генной инженерии, а не естественных, как правило, точечных мутаций. Хотя многие вирусологи и эпидемиологи продолжают утверждать обратное: что данный штамм возник стихийно и спонтанно, поэтому эпидемическая волна достигнет своего мирового пика примерно к апрелю-маю текущего года, после чего сойдёт на нет, как это уже неоднократно наблюдалось с другими штаммами коронавирусов, включая атипичную пневмонию SARS в 2003 году.
В данной связи, возможно, действительно стоит обратить внимание на тот факт, что ещё в 1981 году в Нью-Йорке вышла книга писателя-фантаста Дина Кунца под названием “Глаза тьмы”, где были описаны отнесённые к некоему неопределённому, но не слишком далёкому будущему события, связанные со сверхопасным вирусом “Ухань400”, «по названию города, рядом с которым находится секретная лаборатория, где создали этот вирус». Тут же вспоминается замечательный американский фильм 1975 года “Три дня Кондора”, главные события которого разворачивались в некоей нью-йоркской фирме, сотрудники которой заняты чтением прессы и детективов, из которых выбирают “рабочие” сюжеты передают их в ЦРУ для возможного использования. Кстати, режиссёром “Трёх дней Кондора” — экранизации романа Джеймса Грэйди, вышедшего в 1974 году, был Сидни Поллак, впоследствии — продюсер конспирологической ленты “С широко закрытыми глазами”, последнего фильма автора “Космической одиссеи 2001 года” Стэнли Кубрика.
Вопрос о том, могла ли книга про “Ухань400” стать своего рода сценарием для действий каких-либо спецслужб, включая американские, остаётся открытым. Ведь и 11 сентября 2001 года предварялось фильмом, в котором по небоскрёбам наносили удары захваченные террористами самолёты.
Отсюда возникает простой и очевидный вопрос — кому это было выгодно, и кто от этого проигрывает в первую очередь?
Пока есть несколько почти равновероятных и потому равноправных гипотез, которые объясняют суть происходящих событий, но в целом их можно свести к двум общим схемам.
“Схема номер один” заключается в том, что главным пострадавшим в итоге оказывается Китай, а главным бенефициаром — глобальное финансовое лобби со своим американским филиалом в лице “глубинного государства” (Deep State).
В пользу этой схемы говорит, прежде всего, тот факт, что масштабная реакция властей КНР, с широким объёмом мобилизационных мер, не только серьёзно ударила по промышленности и финансово-экономической системе КНР, сократив, согласно прогнозным оценкам, темп роста китайской экономики в 2020 году на 1.5-2% ВВП, что равносильно потере 3-4 трлн. долл., но и вызвала по всему миру, особенно — в соседних с “красным драконом” странах, волну массовой антикитайской истерии, вплоть до нападений на китайцев в Японии и Южной Корее, закрытие границ для граждан КНР (здесь отметилась и Россия), усиление антикитайских настроений во всём мире.
При этом сами антиэпидемические меры, предпринятые китайским руководством, включая “закрытие” многомиллионных городов и ограничение прав граждан КНР, никакого возмущения не вызывали, воспринимаясь как жёсткая жизненная необходимость.
Кроме того, возникшие в связи с “фактором COVID-19” глобальные трудности экономического и финансового порядка поставили под сомнение прекрасные шансы Дональда Трампа на переизбрание президентом США в ноябре текущего года. Случайное совпадение или нет, но этот фактор стал активно разыгрываться сразу после провала процесса импичмента 45-го президента США, когда инициаторов данного процесса заставили 16 января 2020 года передать дело из Палаты представителей в Сенат, где республиканское большинство ни при каких условиях не пошло бы на партийное самоубийство, поддержав обвинения конгрессменов-демократов в адрес Трампа.
Когда в середине февраля началось “медвежье ралли” на фондовых биржах США, вопрос о том приведёт ли падение котировок к полномасштабному кризису или же его удастся сдержать, стал камнем преткновения для действующей администрации США. В самом деле, при сохранении и усилении экономического спада шансы Трампа, чьи экономические успехи служили главной основой его популярности в американском обществе, на второй президентский срок становились сомнительными. Между тем, для политических элит “глубинного государства” США, связанных, прежде всего, с Демократической партией и “прогрессистами” в Республиканской партии, подобное развитие событий после провала импичмента выглядит единственной возможностью не допустить переизбрания Трампа и дальнейшей политики в стиле MAGA (“Make America Great Again!”), лишающей представителей Deep State огромных кормушек госбюджета, доступ к которым 45-й президент США ограничил для них уже в первый срок своего правления.
Это очень мощные силы, имеющие огромную заинтересованность в подобном развитии событий в год президентских выборов.
К этому стоит добавить, что ещё в 1985 году один из ведущих университетов США, Университет Дьюка, предложил Уханьскому университету КНР осуществлять совместно долгосрочную программу вирусологических исследований, причём это было сделано якобы на деньги, пожертвованные Джорджем Соросом и Биллом Гейтсом. Оба этих мультимиллиардера известны как сторонники ограничения роста населения Земли и противники Трампа.
“Схема номер два” отчасти изложенная в первой части настоящей работы, гораздо более сложна и основывается, прежде всего, на том, что поведение китайского руководства в сложившейся ситуации выглядит просто алогичным и самоубийственным: как с экономической, так и с политической точек зрения. Если в ходе эпидемии SARS 2003 года официальный Пекин предпринимал обычные противоэпидемические меры, без привлечения военных и без широкой огласки в СМИ, то сейчас его поведение было прямо противоположным и больше напоминало отработку действий в действительно чрезвычайной ситуации, да ещё с оглаской на весь мир. Возможно, это было “демонстрацией силы” и проведением “красной линии” для Гонконга, где продолжается брожение прозападной, пробританской и проамериканской оппозиции, или даже для желающих повторить “гонконгский опыт” в городах Южного Китая. Возможно, сверхалармистский и сверхпубличный подход властей КНР к всплеску коронавирусной инфекции был продиктован некоей закрытой информацией о её особенностях и реальных угрозах для населения страны.
Но, так или иначе, “жертвенное” и “самоубийственное” поведение официального Пекина с не меньшей вероятностью может быть результатом договоренностей в рамках заключённого перемирия в торговой войне с США.
В течение, по крайней мере, последних 20 лет разные эксперты обращают своё внимание на непрерывно растущий астрономический долг США, который покрывается за счёт долларовой эмиссии со стороны Федеральной резервной системы США, вложений иностранных вкладчиков и ряда других манипуляций, которые и позволяют поддерживать на протяжении столь длительного времени “сверхъестественную” устойчивость американской экономики. Все прогнозы относительно краха “империи доллара”, несмотря на кризисы 1997-1998, 2001 и 2008-2009 гг. — неизменно оставались “пустыми” и переносились на более поздние сроки. Суммарный госдолг США сейчас приближается к уровню в 23,4 трлн. долл., в т.ч. внешний долг — 6,1 трлн. долл., а с учётом корпоративного долга и долга домохозяйств — к 75,9 трлн. долл. При этом общие активы США оцениваются в 146 трлн. долл., а валютные и кредитные деривативы — в 670 трлн. долл. Тем не менее, эта “империя” держалась и держится. Но ничего вечного в мире не бывает. Даже наша Вселенная, однажды возникнув, однажды может исчезнуть: “схлопнуться” или “испариться”. Накопившиеся в современной цивилизации системные противоречия, так или иначе, необходимо решать и снимать.
Тем более, что ускоряющиеся темпы роста Китая, в три раза превышающие аналогичные темпы США, в условиях нынешней “глобальной экономики” вели к усилению угрозы цивилизационного коллапса, — угрозе, которая неизбежно должна была реализоваться на определённом участке глобального развития. И возможно к этому участку человечество приблизилось уже настолько, что единственной возможностью хотя бы частично пройти мимо неё было переформатирование мира из “глобального единства” в новую “многополярность”, — трансформирование, условия которого США продиктовали КНР как раз устами Трампа.
Повторимся, что мы уже сейчас видим закрытие или сокращение целого спектра глобальной индустрий типа туризма и сопутствующих этому производств, свёртывание авиационной и автомобильной отраслей и, как следствие, падение уровня цен на сырьё, прежде всего — на энергоносители. Уменьшение госбюджетных ассигнований и военных статей. Перспективы общего спада в среднем по миру могут оцениваться на уровне 25-30%, для отдельных стран превышая 50% и достигая даже 65-70%, а для других, соответственно, оказываясь ниже среднего или даже приводя к незначительному росту экономики. Вследствие распада ныне работающего глобального рынка должны возникнуть макрорегиональные объединения, выстроенные по принципу географической близости. Среди них макрорегион США—Канада—Мексика получит предпочтительное положение по сравнению с регионом Юго-Восточной Азии, где будет разгораться конкуренция между КНР и Японией — разумеется, с каким-то участием России.
Таким образом, вместо угасания американской гегемонии создаются условия для её восстановления на новой основе, включающей как технологические инновации, так и опору практически на весь североамериканский континент.
Поэтому нынешний “коронавирусный кризис” можно рассматривать как своего рода генеральную репетицию с моделированием кризиса настоящего.
Причём одна схема ничуть не исключает другую, а какая из них, в конечном счёте, возобладает, — покажет только дальнейшее развитие событий.

Источник: сайт газеты «Завтра».

Оставить комментарий

Войти с помощью: