Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

«Когда мне грустно, я вспоминаю Якутию». Турок Хасан Хайырсевер — о том, как выучил якутский, и любви к Северу.

Марианна Тойтонова (Республика Саха, г. Якутск).
6.03.2020 г.

Редакция News.Ykt.Ru пообщалась с Хасаном Хайырсевером из Турции, свободно владеющим якутским. Изучать язык и культуру народа саха он начал около шести лет назад. В феврале он приезжал в Якутию, и это был его четвертый по счету визит в республику.
Хасану 29 лет. Он работает научным сотрудником на кафедре тюркских языков и литературы в университете Хаджеттепе в Анкаре. По его словам, если бы Якутия располагалась в Средней Азии, он бы не начал изучать язык. Его всегда тянули и привлекали северные страны и народы. Что понравилось, а что оттолкнуло его в Якутии, правда ли, что турки забыли свой язык и восстановили его благодаря словарю якутского языка Эдуарда Пекарского? На эти и другие вопросы Хасан ответил News.Ykt.Ru на якутском языке. Он признался, что якутский знает лучше русского языка.
— Якутский я начал изучать 5-6 лет назад, когда учился в университете, услышал о якутах во время лекции. Мне стало очень интересно, и я стал искать книги про якутов, но здесь их было мало. Нашел в библиотеке только три книги: якутский фольклор, переведенный на турецкий, переводчик Юрия Васильева — Дьаргыстай и грамматика турецкого ученого Фатиха Киришчиохлу. Однако они не помогли, и мне показалось, что якутский язык очень сложный. Потом спустя полтора года, когда я учился на четвертом курсе, нашел в интернете самоучитель якутского языка Луки Харитонова. Подумал и все-таки приступил к изучению. Занимался каждый день. Книга оказалась очень полезной и информативной. Через 3-4 месяца начал немного понимать простые слова: кэллим, бардым. Потом я познакомился в социальных сетях с якутами. Мы очень сдружились, они меня учили, подсказывали, поправляли. Позже я познакомился во «ВКонтакте» с художником Олегом Соловьевым, и он специально для меня создал группу в WhatsApp. Меня там всегда поддерживали, мы часто обменивались голосовыми сообщениями. Я слушал их сообщения до тех пор, пока не понимал. Если не понимал, спрашивал. Когда они мне объясняли, я снова заглядывал в словарь и слушал записи, чтобы лучше понять.
До того как приехать в Якутию, я уже знал язык. Да, наши языки похожи. Но сказать, что это было быстро и легко, не могу. Если есть желание, то простой разговорный язык можно выучить через месяца три. Однако если углубиться, начать изучать литературный язык, язык Олонхо, то это намного сложнее. Я до сих пор учусь.
Впервые в Якутию я приехал летом 2017 года. Это была трехмесячная стажировка в СВФУ. В то время я уже окончил университет, кафедру турецкого языка и литературы, и устроился работать в Хаджеттепе научным сотрудником. В Якутске я нашел Гаврила Григорьевича Торотоева и попросил отправить мне пригласительное письмо, что он и сделал.
Во второй раз приехал спустя год, тоже летом и на три месяца. Также приезжал в прошлом году, принимал участие в конференции ЮНЕСКО, прочитал доклад о состоянии якутского языка. Последний визит был совсем недавно. В феврале меня пригласили на конференцию друзья из Чурапчи. Все прошло очень хорошо. Нас буквально носили на руках. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность администрации Чурапчинского улуса.
Вспомните первые впечатления о Якутии.
— Мой приезд в Якутию — это целая история. Как говорил ранее, я общался с якутами только в соцсетях и мессенджерах. Живого общения с ними у меня не было. Моя первая беседа и встреча состоялись в аэропорту Москвы, когда летел в Якутск. В общем, я зашел в зал ожидания и вижу, что там нет ни одного якута. Подошел к дежурному и спросил, правильно ли я пришел. Он сказал, что зал изменился. Я нашел нужный зал и увидел, что там полно якутов. Сидим ждем. Я заговорил с сидящим рядом стариком: «Почему нас так долго не зовут в самолет?» Он даже не спросил, какой я национальности, и просто ответил: «Всегда же так!» Я тогда очень сильно обрадовался.
По приезде в аэропорт Якутска я очень волновался и, только увидев якутские надписи, понял, что ступил на якутскую землю. Меня встречал Олег Соловьев, он отвез меня в университет. Там я познакомился со студентами и преподавателями.
За все время пребывания в Якутии я посетил четыре улуса: Усть-Алданский, Хангаласский, Верхневилюйский и Чурапчинский. Был на Ленских и Синских столбах, мы ездили туда отдыхать и ночевали в палатках. Мне понравилось, что якуты очень гостеприимные. Они всегда стараются дать лучшую еду, ночлег, помогают в меру своих возможностей. От такого отношения всегда становилось тепло на душе.
А что не понравилось? Может, были какие-то неприятные ситуации?
— Однажды я гулял со своей подругой, и к нам подошли два пьяных парня. Хотели с ней познакомиться. Я такой: «Хайдах буолаҕыт?» («Что вы делаете?») Они: «Ты что, якут?» Я: «Нет, я из Турции». Они: «Аа! Ты из Чурапчи! Тогда иди». И ушли. Было смешно. Понятно, что плохие и хорошие люди есть в любой стране. Но с чем-то плохим и негативным я не встречался. Все прошло хорошо.
Не понравилось… не то чтобы не понравилось. Скорее было непривычно знакомиться с национальной едой: тоҥ быар (замороженная печень), тоҥ балык (замороженная рыба)… Все это было для меня непривычно. Но я пробовал, ел все, чтобы не обидеть людей. Сейчас уже привык. Не сразу, конечно, спустя где-то два года. Самое любимое блюдо — оладьи и күөрчэх (взбитые сливки). Скучаю по якутской рыбе, особенно по осетру и карасю, а еще по супу с потрохами.
Научились готовить какое-нибудь якутское блюдо?
— Я умею делать бырпах. Мне кажется, в Турции никто не умеет его делать (смеется).
Что еще нового вы для себя открыли?
— В Турции есть одно выражение: bir dil bir kişi, iki dil iki kişi (один язык — один человек, два языка — два человека). Чем больше языков человек знает, тем шире его кругозор, окружение, знания. Побывав в Якутии, я очень изменился, можно сказать, стал человеком мира. Сейчас мое понимание, восприятие мира совсем другое, отличается от моих земляков. Я иногда даже думаю как якуты. Например, когда я на природе, то выражаю ей уважение и придерживаюсь якутских традиций и обрядов. Сложно объяснить… Раньше я не был таким открытым. Саха — очень общительный, открытый народ. Они с удовольствием рассказывают о жизни, делятся воспоминаниями. Мне кажется, что я тоже стал таким. Как-то так.
Обычно про нас говорят, что мы, северяне, закрытый народ. Это не так?
— Мне совсем так не показалось. Сперва кажутся закрытыми, но стоит только поздороваться и начать беседу, становятся совсем другими. У меня друзей больше в Якутии, чем здесь.
Почему именно якутский?
— Мне кажется, это зависит от характера человека. Мне очень нравятся северные страны и народы. В студенчестве я дважды ездил по программе Work and Travel на Аляску, по программе Erasmus ездил в Финляндию. Также бывал в Эстонии, Швеции, Грузии и Азербайджане. Это тоже не самые южные страны. Наверно, поэтому меня заинтересовала Якутия. Если бы, например, якуты жили в Средней Азии, возможно, я не стал бы изучать язык. Якутская культура, конечно, совсем другая, особенная.
Кстати, зимнюю Якутию я увидел только в этом году. Всегда этого хотел, но не получалось из-за работы.
В этом году была очень теплая зима. Как вам?
— Да, так говорят. Конечно, мне не с чем сравнивать. Самая низкая температура, которую я застал, была минус 42 градуса в Чурапче. Мне показалось, что зима в Якутии совсем другая: нет ветра, сухой воздух. Конечно, холодно, но терпимо. Главное, тепло одеться. Оказывается, зимой намного лучше! Нет комаров, пыли! Очень понравилось.
Да, наши комары — это отдельная история…
— Да, они меня измучили! Я всегда шучу, что я для них как экзотика. Они меня любят, потому что в моей крови есть фрукты.
Как вы подготовились к зимней поездке?
— У меня есть одно пальто (Хасан показывает по видеосвязи серое пальто, которое висит в его кабинете). Я был в нем. Это пальто моего покойного отца, он купил его в Германии. На первый взгляд, он кажется не очень теплым, но это не так. Перед поездкой я утеплил его охотничьей курткой, которую купил здесь, в Анкаре, также купил подштанники. Обувь была, конечно, неподходящая. В Якутии мне одолжили унты. Без них я бы точно замерз.
Планируете еще приехать? Что хотели бы увидеть, посетить?
— Пока не знаю. Возможно, если получится, приеду на ысыах. Я был на двух ысыахах. В первый год на ысыахе Сунтарского улуса в Ус Хатыне, а в 2018 году — на Ысыахе Туймаады. Я считаю, что познакомиться с якутской культурой поближе можно только на ысыахе. Там есть все: Олонхо, танцы, игры боотуров, конные скачки, еда, одежда.
Я хочу на Север: Оймякон, Абыйский, Булунский улусы, Северный Ледовитый океан. Почему-то тянет туда. Хочу увидеть, какая там природа, как живут местные жители, оленеводы.
Как вы думаете, насколько хорошо мы знаем родной язык?
— Знание языка зависит от окружения. Если, например, взрослые равнодушны к родному языку, то и дети вырастут такими. Я заметил, что в деревне дети и молодежь знают и говорят на родном языке, а в городе дела обстоят иначе: владеют разговорным якутским или вовсе не говорят. Например, мало кто в городе знает, что слово «сосна» имеет несколько категорий и может переводиться на якутский как бэрдьигэс, а топор — не только как сүгэ, но и чохороон.
Состояние языка неплохое, но таких детей становится больше. Надо уделять этой проблеме большое внимание. Обычно в городе, если я обращаюсь к молодежи, сперва обязательно спрашиваю, говорят ли они на якутском, и только потом задаю интересующий вопрос.
Правильно ли считать, что турки переняли некоторые слова из словаря якутского языка Пекарского?
— Недавно мы сняли видео на эту тему и опубликовали на YouTube. Считать, что турки забыли свой язык и взяли слова у Пекарского, неверно. Словарь Эдуарда Пекарского очень сильно помог очистить наш язык и сыграл большую роль. Турки не теряли свой язык. Во времена Османской империи было два языка: литературный, язык образованных, и язык простого народа. Когда образовалась республика, пришли к выводу, что язык надо привести в порядок, очистить его. Делали они это не только с помощью словаря Пекарского, но и других тюркских словарей, также придумывали свои слова. Например, если во всех словарях есть одинаковое слово, то его считали древним тюркским словом и вводили в турецкий язык.
Сколько языков вы знаете?
— Английский, начал разговаривать и читать на русском, раньше не понимал, искусственный язык эсперанто, немецкий немного и все тюркские языки. Где-то 7-8 языков. Я по образованию филолог, окончил кафедру турецкого языка и литературы.
Откуда такая любовь к языкам? Расскажите немного о себе.
— Мне сейчас 29 лет. Я родился недалеко от Эгейского моря в городе Айдын. Мама — домохозяйка, отец работал портным, на пенсии разводил пчел. К сожалению, он погиб пять лет назад.
Мой родной город очень маленький с населением около 5000 человек. Мне всегда там было тесно. В детстве я очень любил читать, особенно про невероятные приключения. Всегда хотел увидеть мир, который описывается в книгах. Поэтому, окончив школу, поступил в колледж в 15 км от Айдына. Четыре года каждый день ездил туда-сюда. Тогда мне казалось, что я в большом городе, поскольку там уже было 100 000 человек. Когда я готовился к поступлению в университет, мои родители меня не понимали, не хотели отпускать, советовали выбрать университет в Айдыне. Я был против и говорил, что сам решаю свою судьбу. Спустя год подготовки я поступил в университет в Анкаре. Этот город тоже имеет большое значение в моей жизни. Это столица Турции, где проживают 5,5 млн человек. Поначалу было очень сложно одному, но я привык. Мне кажется, если человек хочет развиваться, то он должен пройти такие испытания, должен выйти из зоны комфорта.
Пока не женат. Кому понравится муж, который вечно на работе? А времени на работу и так не хватает. Поэтому я жду подходящего момента.
В университете я преподаю студентам якутский язык, рассказываю о веровании тюркских народов. Конечно, в первую очередь опираюсь на знания о якутском веровании. Эта тема моим студентам очень интересна. Я показываю им документальное кино. К примеру, как кормить огонь. Показываю свою махалку, хомус, объясняю, рассказываю. Желающие изучать якутский, конечно, есть. Их много, можно сказать.
Сейчас я пишу диссертацию на тему «Эвенкийские языки в якутском и долганском языках». Еще перевожу на турецкий язык словарь Пекарского и одну книгу. Пока не хочу раскрывать какую, должен закончить в этом году. В общем, работы и планов много. После диссертации хочу перевести Олонхо. Это моя мечта. Очень люблю этот эпос. Надеюсь и верю, что мои труды принесут свои плоды.
Вы тесно связаны с книгами, а как насчет якутской музыки?
— Молодежь, когда я с ними общаюсь, часто говорят мне, что я разговариваю как их деды. Например, слово «жарить» они переводят как жаарийдаан, а я — ыһаарылаан. Поэтому музыка, которую я слушаю, такая же. Мне нравятся народные песни, слушаю Эдьиий Марыыну, из современных: Лэгэнтэй, Петр Петров, Анатолий Бурнашев. Также очень люблю якутское кино. Позавчера смотрел «Бэйбэрикээн эмээхсин», посмотрел «Надо мною солнце не садится» и «Тойон кыыл». Самые любимые фильмы — «Тыал баарын тухары» и «Сааскы кэм», последний пересматривал три раза. Я считаю, что якутская литература очень сильная и богатая, есть писатели мирового уровня. Также хочу отметить артистов Саха театра, они тоже очень сильные и перспективные. Мне кажется, что у якутского кино большое будущее. Желаю им дальнейших успехов.
А за новостями следите?
— Не очень. Иногда слушаю радио, смотрю НВК «Саха». Недавно мои друзья отправили мне передачу про Кюннэй Кардашевскую. Я был очень удивлен и впечатлен. Читать про таких людей в книгах — это одно, совершенно другое дело — видеть наяву. Оказывается, таких людей можно встретить и в наше время. Честно говоря, я поверил маме Кюннэй. Она плачет, озвучивает все имена… Ей незачем врать. Думаю, что она сказала правду.
Сколько человек в Турции говорят на якутском, изучают его? Вы знакомы с Умидом Шахином?
— Да, знакомы, мы коллеги. Только он работает в университете Анкары, а я — в Хаджеттепе. То есть направление у нас одно, университеты разные. Изучением якутского языка здесь занимаются где-то пять человек, но некоторые из них не умеют разговаривать.
Я рад, что связал свою жизнь с якутским языком. Когда мне грустно, я всегда вспоминаю Якутию: смотрю фильмы, слушаю музыку, читаю книги. Для меня это страна счастья, как будто рай на земле. Здесь я всегда в работе, а там отдыхаю душой и телом. Мы всегда куда-то ездим, радуемся, смеемся. Однозначно я буду приезжать еще. И мысли нет менять направление своей работы.

Источник: News.Ykt.Ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: