Skip to content

АНОНС

Открылся   YouTube канал Тубсааны 

Евразийская империя Чингисхана 2.0: Путь к объединению постсоветских народов. Письмо 2.

Нурлан Амрекулов, доктор философских наук (Республика Казахстан)..
3 января 2020 г.

Раскрывается ритмика развития Евразии через 800-летние циклы ее развития, раскрывается роль духовного ядра Евразии – кочевников в мировой истории, планетарно-биосферная (тэнгрианская) роль “Потрясателя” и “Владыки Вселенной” Чингисхана как пророка наступающей посткапиталистической эры Водолея, эры космического Разума и человеческого братства, очерчивается коренной вопрос нашей предкоммунистической эпохи как эпохи демонтажа Римской трансисторической рабовладельческой цивилизации Каина и перехода от конфронтационной “Матрицы” эры Рыб к партнерской семейной матрице, мирному гармоничному сосуществованию людей, зверей и растений как членов единой биосферной Семьи под началом Тэнгри-отца и матери-Земли.
От него и пошли позднее импульсы, породившие “великую распашку” (антропогенизацию покрытой лесами Европы) и дух самоуправляемых городских коммун, еще позднее, когда католические Папы образовали союз с “большими деньгами” (А.Онуприенко) итальянских торгово-финансовых городов-республик, позднее переросший в дух протестантизма (о чем позже).
Через 800 лет ядро человеческой клетки испустило, породило новую волну пассионариев, не желавших мириться с китайским господством. Так возник Тюркский каганат, который раздвинул границы кочевой империи до Каспия и Персии и соединил Запад и Восток (Китай). Если гунны имели достаточно брутальной энергии и смелости, чтобы разрушить непобедимый тясячелетний Рим, то здесь кочевники сыграли роль медиатора, строителя мостов между двумя цивилизациями, охранителями Великого Шелкового пути.
На осколках Западного каганата возник Хазарский каганат, Булгарское ханство и т.д. Они и стали основой образования новых восточно-европейских народов и государств (в том числе Руси: столица Киев был зимней резиденцией кочевников (подобно Туркестану, Бухаре или Самарканду) и не случайно возник на краю степи, а сам Киев ассоциируется с именем могущественного тюркского племени Кыя – Кыят, они же Команы, Куманы).
Через 800 лет – третий пассионарный взрыв, исторгнутый из сердца внутренней Азии, второй после Аттилы “бич божий” – Чингисхан (Ч). Его воины, наконец, овладели всей Великой степью, естественным жизненным пространством и “месторазвитием” скотоводов, раздвинув империю кочевников от берегов Тихого океана до Карпат. Это был зенит, звездный час и завершение естественной геополитической миссии кочевников, после которого начался их закат. Теперь кочевники выступили не просто “плутонической” силой, разрушающей старое и очищающей человечество от всего изжившего, подобно их тотему – волку. Они несли миру великую конструктивную планетарную идею, время осуществления которой только сейчас и наступает вместе с эрой Водолея, эпохой формирования космического (биосферно-экологического) миропорядка, возникающего вместе с информационной (когнитивной, цифровой и т.д.) цивилизацией Разума.
Увы, Ч до сих пор не понят оседлым миром во всем своем философско-метафизическом и историческом объеме. Его планетарно-космическая миссия никак не ухватывается плоско-линейным (технократическим) мышлением (мировоззрением) оседлого человечества. Ч был не только первым глобалистом Земли, основателем современного светского правового рационального миропорядка (это обстоятельно раскрыл и обосновал честный, неангажированный европоцентризмом американский историк Джэк Уэзерфорд в своей книге “Чингисхан и рождение современного мира”. Увы, несмотря на второе издание, она все еще не принята российским истеблишментом, остающемся до сих пор в русле навязанных немцами-гольштинцами отсталых ложных стереотипов о “диких кочевниках”, татаро-монгольском “Иге” и т.д. согласно принципу “разделяй и властвуй!”).
В “Сокровенном сказании” появление на авансцене мировой истории Ч трактуется не иначе, как космический акт, результат сговора Земли и Неба (“земля и Небо сговорились”). В мировой политике он тоже самое, что Гагарин, впервые узревший планету Земля извне, в ее единой целостности. Он первым из землян пытался создать единое и вечное мировое тэнгрианское планетарное постгосударство, чтобы подчинить и приучить землян Разуму, жизни согласно естественным природно-космическим законам (экономической и логистической целесообразности).
Ч прекрасно знал трагическую историю своих царственных предков – Кията и Нукуза, которые чудом спаслись от врагов, укрывшись в горной долине Эргенекон. И потому он не просто хотел навеки обезопасить кочевников, подчинив сотни оседлых племен и народов под властью кочевников-чингизидов. Его сверхИдеей было создать принципиально новое вечное мироустройство, не преходящий (антропоморфный) порядок оседлых людей – правящих ими сильных мира сего, а порядок, установленный свыше природным “отцом” кочевников Тэнгри-Ханом, вечным космическим Разумом. Его он и оформил в виде законов Яссы, которой подчинялся он сам, впервые из сонма императоров, царей и королей. Даже если они и прикрывались именем господа Бога, на самом деле религия была инструментом для укрепления власти их земного эго.
Ч был потомком ясновидящего шамана Дабу Мергена, а впоследствие сам стал первосвященником империи. В идейном плане, концептуальном моделировании истории в даосском стиле (когда правитель “правит не управляя”, вводя новые правила игры и позволяя массам организовываться согласно своим интересам), введение единообразного (фрактального) управления армией и т.д. Ч стоял на порядок выше Аттилы или Ашины. Он до сих пор не понятый тэнгрианский пророк, далекий предвестник сетевого “ордынского” миропорядка Тэнгри, который и составляет суть эры Водолея, с 2013 года наступающей все шире и глубже. Его по настоящему Глобальный (планетарно-космический) проект снимал земные, регионально-цивилизационные проекты Александра Македонского или Юлия Цезаря. Все они действовали в рамках парадигмы оседлого, толпо-элитарного мира. Ч же был представителем коммунитарно-родового и биосферно-космического мира Тэнгри. Он действовал не как частный индивидуум и даже не как вождь объединенного им охотничье-кочевого мира, алтайско-евразийских народов, которых он считал единым народом “войлочных стен”. Он не был агентом, следствием действия марксистского закона обязательного соответствия производственных отношений уровню развития производительных сил человечества, расчистить которому дорогу и заключается талант любого передового политика. Наоборот, по форме общения (логистике) он создал предпосылки капитализма (глобальный проторынок, правовой порядок, оценка людей по личным заслугам и талантам, независимо от их сословия, этноса или веры и т.д.) и даже посткапитализма, причем, не будучи Вайшья, представителем Морского торгово-рыночного архетипа, а в сверхконсервативном пространстве евразийской “Суши” (о чем речь ниже). Уничтожив мелкие государства и создав открытые пространства с льготным либеральным режимом для мировой торговли и общения, крепким международным законодательством, толерантным отношением к религиям и т.д. он далеко опередил человечество в сфере универсального общения, дипломатии, коммуникации (ямская система сообщений чуть медленнее нынешних почтовых авиационных связей), формирования глобального разделения труда, превращении его в биосферного субъекта, адекватного контрагента биосферы Земли – задача, к решению которой человечество только только подступает.
Начну с того, что гунны и тюрки создавали привычное для них кланово-родовое государство, где хан, опираясь на сородичей, захватывал всю государственную власть, так что подчиненные племена нередко носили имя правящего государствообразующего племени. Ч же пошел против этого тысячелетнего родоплеменного устройства общества кочевников. Он опирался не на сородичей (они как раз пытались его убить), а на группу независимых маргиналов-универсалов, которые жили между степью и лесом и не желали подчиняться никаким родовым старшинам. Эти вольные степные богатыри и стали ядром будущей космополитической империи, костяком не кровнородственной, а универсальной гражданской нации, “первичной консорцией, из которых вырастают суперэтносы. У Мухамеда в начале его деятельности было всего 43 последователя, а у Игнатия Лойолы – 6. При этом нельзя утверждать, что 29 богатырей были пассионарны. Субпассионарии тоже трудно уживаются в жестких системах родовых общин – куреней, но так как бежать из них рискованно, то они терпят унижения ради покоя. Когда же создавалась орда, пусть небольшая, они стали примыкать к ней, сознательно предавая родственников.”[2]
Ч собрал и повел за собой орду (орден) людей длинной воли потому, что сумел выразить их глубинные чаяния, два главных их интереса: в вечном Мире и Справедливости, адекватном вознаграждении “за заслуги, без учета родового старшинства, обычно сводившегося к непотизму (покровительству родственников за счет героев)”[3].
Еще больший разрыв с традиционным застойным миром величайший революционер Ч совершил в отношении оседлого мира. Суть в том, что Ч и его потомки ясно осознавали свое сакральное право на власть над всеми земными царями, королями и римским Папой. И ясно формулировали его на своих печатях, провозглашая: “Силою Неба повелеваем!” Ч имел мандат, задание от самого Неба – Творца и высшего регулятора земных процессов Тэнгри. Китайские императоры (как и в Европе, Персии или Индии – сплошь потомки кочевников-Кшатриев) также считали себя сынами Неба, но как оседлые уже люди, они никак не покушались на основы Предыстории, толпо-элитарный миропорядок, который они в лучшем случае могли лишь облагородить и цивилизовать в соответствие с потребностями своего времени.
Ч же не просто хотел насадить среди оседлых народов строй, угодный для их антагонистов-кочевников, имевших совершенно иную, нематериалистическую систему мотивации и духовных ценностей. Он понимал не долговечность любого строя, основанного на насилии. После покорения земель, более менее пригодных для скотоводства и составлявших геополитический центр (хартленд) основного Острова Земли (“Суши”), его сверх-целью стала задача обеспечить кочевникам и всем покоренным землянам гарантии вечного Мира. А вечный Мир и всеобщая гармония возможны были лишь после установления на Земле некоего справедливого естественного вечного (“окончательного”) Закона, одинакового для всех оседлых и кочевых народов.
До Ч человечество знало один закон: воля меньшинства (“элиты”), возведенная в государственный закон. Такой узкий сословно-классовый закон не мог обеспечить вечного мира и гармонии. Наоборот, сама оседлая господская цивилизация, нацеленная на перманентную войну, преобразование и подчинение природы и ближних прихотям господ, отдельного индивидуума была источником произвола, насилия, несправедливостей и войн. Кочевник же Ч жил согласно матрице адаптации к законам и силам природы, гармонии с природой и ближним. Поэтому вождь пассионарных “людей длинной воли” и замахнулся на немыслимое для оседлых царей и народов: объявил войну Предыстории, всему миру “Знати”, до сих пор правящей миром. В отличие от гуннов и тюрков, не покушавшихся на основы оседлой цивилизации, он хотел переформатировать не только кочевой, но и весь оседлый мир, составлявший абсолютное большинство человечества. Он пошел дальше Спартака и, задолго до Маркса и Ленина провозгласил программу демонтажа элитарно-классового строя. Оказавшись юношей в колодке раба, в суровой борьбе за физическое выживание, этот благородный принц годами вынашивал мечту о равном для всех, свободном строе. Он ясно видел изнанку, скрытую сущность вещей. И подчинял земные порядки не интересам политически сильным мира сего, коим он бросил перчатку, а интересам тружеников – скромному большинства человечества. Именно эти производители своим ежедневным трудом решали главную – экономическую – задачу человечества, создавали материальные блага, избавляли человечество от бедности и горестей. освобождали его от оков природной нужды. Поэтому он и его потомки всячески снижали бремя налогов (до 10%, а сбор с торговли был опущен до символических 5%).
Ч ненавидел привилегии и паразитизм, высокомерие и двуличность феодалов и падишахов. Он сметал их локальные ханства и княжества, мешавшие общению и развитию народов. Он уничтожал строй паразитирующего меньшинства, консервирующего прогресс и развитие производительных сил, сознательно стирал локальные идентичности, которые разъединяли и противопоставляли людей по второстепенным основаниям в угоду паразитирующему сословию господ.
Рыцарь обиженных и угнетенных, Ч был сознательным орудием мирового прогресса. Он атомизировал старые связи и уравнивал всех людей в рамках Орды, где каждый получал простор для развития. Здесь уже не имели значения твое сословие, этничность или вера. Только личная доблесть и талант учитывались и брались в расчет.
Для того, чтобы разрушить старый мир, вырваться из зоны действия естественных (биологических) законов и идентичностей, воодушевить людей на подвиги, он провел две важные реформы. По-первых, он потребовал, чтобы в базовую единицу его армии – “десятку”, обязательно входили люди разных родов, племен и конфессий. Так, одним приказом, Ч задвинул далеко на задворки старые родовые идентичности, державшие людей в тисках круговой поруки и выдвинул в центр нового мира, возвысил мужское воинское Братство. Так родилась новая сетевая гражданская нация, обьединенная не кровными узами или властью местного хана, а некоей возвышенной идеей служения высшему началу, утверждения на Земле вечного мирного справедливого порядка, царства отца Тэнгри.
Вторая реформа заключалась в требовании “каждому – по личным заслугам”: отныне трофеи распределились не по родовому старшинству или званию, а согласно древним принципам охотников: добивший последним медведя и забирал его шкуру. Так Ч сделал единственным критерием оценки людей их личные качества. Ч похлеще мирового рынка атомизировал народ, подчинил универсальным законам. Только если в условиях капиталистического рынка побеждает эффективнейший в экономике (отношении к природе), произведший максимум благ за минимум времен, то теперь в открытой конкуренции поднимался наверх лучший в служении людям (отношении людей друг другу). Так Ч отдалил народы от старого средневекового мира, сделал каждого самоценной личностью (индивидуальностью) и подчинил естественному космическому закону Кармы – закону Справедливости: “что отдал миру – то и получи обратно!”, “что посеял – то и пожнешь!” Только теперь у честного труженика появлялся стимул много и честно трудиться, а у рядового ордынца – смело рисковать собой в бою. Каждый, кто мог обеспечить благополучие десяти семьям, мог стать “сотником”. Очевидно, что оценка эффективности Ч на порядок интегральнее и содержательнее, ибо люди избирают наверх лучших во всех отношениях, учитывают не только их экономическую эффективность, но и моральные качества. Лишь подчиняя всю государственную и экономическую форму общения интересам большинства, Ч обеспечивал рост благосостояния и симпатий покоренных Ч народов, увеличивал богатство и мощь мировой империи чингизидов. “Стань тем, кем должен быть!” – таков был воодушевляющий девиз ордынцев Ч, побуждавший всех примкнувших к орде стать лучшей, героической версией себя.Вся молодежь ринулась в Орду, ибо лишь в Орде каждый мог стать тем, кем хотел и мечтал быть – стать маршалом, как Субудэй, или императором Китая, как пастух Мухали.
Этот универсальный (космополитический) строй, слишком узко обозначаемый как меритократия (“правление лучших” людей) возник на руинах сословного толпо-элитарного мира, мира паразитической Знати с ее неравенством, несправедливостью и унижением и закрепощением человеческой личности. Теперь, впервые в истории оседлого мира общее стало важнее частного, а служение общему благу – важнее богатства или власти.
Ч – непонятый одиночка-пророк – стремился не только подчинить жизнь интересам большинства, историческому прогрессу. Он на порядок поднял планку требований, смотря на вещи с точки зрения Вечности: все народы земли должны были подчиниться вечному и справедливому оптимизатору (гармонизатору) земных процессов – Тэнгри. Логика мышления Ч была гениально проста: вся природа подчиняется естественной необходимости, управляется ее творцом Тэнгри. И все клетки человеческого организма подчиняются высшему единому началу – управляющему ими “я”. Для биологических клеток наше “я” (дух) и есть Бог, Разум. Точно также и весь мир, все растения, звери и люди суть клетки единого вселенского суперорганизма, управляются бессознательным разумом, т.е. Тэнгри-ханом. Значит, на планете вечный мир наступит лишь тогда, когда повсюду восторжествует его естественный “окончательный закон”. Но тогда люди должны перестать служить своим местным господам или земным материальным фетишам (деньгам, власти и т.д.) и, подобно клеткам нашего организма, должны вверить свою волю Творцу Тэнгри-хану.
Суть в том, что Ч выразил в завершенной политической форме философию и систему ценностей кочевников-тэнгрианцев. Кочевник шел за скотом, обслуживал его интересы, скот же сообразовывался и подчинялся законам экосистемы Степи, она – космической биосфере планеты, а биосфера – законам Вселенной, Тэнгри-хану. И наоборот, Тэнгри раскалывался на части, жертвовал собой и порождал наличный мир планеты Земля. Она, в свою очередь, также жертвовала собой и порождала, питала собой мир растений. Растения также всецело служили высшему началу – животному миру, поглощая выделяемый им углерод и порождая для него кислород. Точно также животные служили человеку как высшему началу. Ну, а кочевнику как родовому Человеку по преимуществу, не оставалось ничего другого, как служить Тэнгри, тотально сливаться с ним как родным Отцом и матерью Землей. Именно кочевник-Авель охранял “великий сон матери Земли”, защищал кормивших его братьев меньших, и, силой покорив оседлый люд, ограничивал поведение Каина – недалекого и ненасытного “человека живота”. Вот почему Авель был угоден Богу, благосклонно принявшим его дары. Ибо он вел себя как разумная космическая сила, считался с интересами всех: пастух не мог произвольно есть своих овец (он должен был обеспечить хотя бы простое воспроизводство стада), не мог облениться и оставаться на одном пастбище более двух недель (тогда потравленное пастбище умирало, а за ним стадо и сам пастух). Авель был носителем и охранителем всеобщих интересов биосферно-космической суперсистемы, был противовесом алчному экспансионисту-технократу Каину, уже опустошившему северную Африку. Авель был приставлен самим Небом блюсти на земле его закон, закон равновесия и космической гармонии всех членов его Семьи – всех растений, зверей и людей.
Кочевники не знали библейского понятия греха и вины, не знали понятия “раб божий” и вытекавшего из них комплекса неполноценности. Они никогда не отделяли себя от вечного Синего Неба над головой и матерью Землей (Жер-Су-Ана) под ногами. Малая семья трансформировалась в большую семью, Род, а Род – в конфедерацию Родов и племен – государство. А на вершине этого семейного миропорядка возвышался Отец всех людей, зверей и растений Тэнгри Хан. Ч хотел этот семейный миропорядок кочевников довести до планетарных масштабов, превратить нижний мир в продолжение верхнего мира Тэнгри, превратить планету в Тэнгриленд.
На этапе эры Водолея социальная форма движения, Разум как искусственный интеллект (ИИ) встанет на “ноги” и на новом (идеальном) уровне повторит, воспроизведет эволюцию живой (биологической) формы развития материи.Точно также, как человеческий зародыш в чреве матери повторяет эволюцию всего живого. Как раз тэнгрианским пророком наступающей эры Водолея и был Ч. Раз на управляющем землей Небе царствует лишь один Тэнгри-Хан, так и внизу должен царствовать один единственный его наместник, орудие его воли – Ч. Лишь тогда будет вечный единообразный порядок (Закон) и счастье. Поэтому, согласно своему сакральному мандату, Ч уничтожал все противящиеся тэнгрианской воле государства кочевых и оседлых народов и хотел превратить Землю в Тэнгриленд, единое планетарное пост-государство, подчиненное законам бога кочевников Тэнгри.
Тэнгри не был богом оседлых людей-технократов, живущих в городах и преследующих узкую корыстную цель личного обогащения или всевластия. Этот неантропоморфный бог высоко парил над людьми, он был равноудален от них, от зверей и растений. Как одинаково любящий их всех отец, Тэнгри был точкой компромисса и равновесия между ними, охранителем биосферы как завершенной планетарно-космической супер-системы. Поэтому кочевники и их вождь Ч в той мере имели мандат на правление землянами, в коей несли миссию охранять и поддерживать биосферное равновесие, ограничивать алчное поведение “человека живота” Каина. Ибо лишенный космического Разума и, несмотря на принятие христианской или исламской религии, он тайно или явно поклонялся Тельцу, что стало очевидным после гибели его противовеса – кочевника Авеля. На его алтарь каиново племя только в 20 веке положило сотню миллионов жизней невинных людей.
По сути дела, империя Ч была проекцией открытого миграциям людей и зверей пастбища. В условиях оседлой цивилизации оно было переформатировано в единую торгово-экономическую зону свободного обмена и мирного общения народов, взаимного обогащения и сближения их языков и культур. Только обеспечив большинству – всем законопослушным подданным его империи вечный Мир и Достаток (благоденствие) Ч мог завоевать их симпатии. И лишь так Ч мог обезопасить малочисленную расу благородных кочевников – вечных изгоев и врагов боявшегося, презиравшего и ненавидевшего их оседлого мира.
Для этого Ч и стирал локальные, разъединявшие кочевников кровнородственные идентичности, уничтожал толпо-элитарные государства-темницы, армии чиновников-мздоимцев, шайки разбойников на торговых путях и т.д. и подчинял землян Разуму, Тэнгри-Хану, его вселенскому закону Кармы-Справедливости. Лишь он уравновешивал всех со всеми и был космически справедлив, воздавая каждому по его личной мере (карме), на больших исторических отрезках судьбы людей и народов уравнивая всех как представителей единого биосферного вида. Для кочевника Ч, мыслившего в рамках биосферной семейно-родственной матрицы, все звери, растения и люди (независимо от их расы, этноса или веры) имели совершенно одинаковые права на необходимую долю благ, ибо все они были далекими родственниками и равным образом участвовали в поддержании биосферного равновесия – конечной самоцели для нашей биосферы как саморегулируемой суперсистемы.
Если точка сборки оседлого мира заземлялась и локализовалась в интересах правящей элиты, то точка сборки тэнгрианского биосферного государства Ч высоко парила над оседлым и даже кочевым (кровнородственным) племенным миром. Глобалист Ч мыслил масштабами Тэнгри, он думал на “языке” растений и зверей, учитывал их интересы. В этом плане он был демократом биосферно-космического масштаба. Он решал вставшую во весь рост эпохальную задачу 21 века – прекращения войн и обеспечения условий для вечного Мира и сбалансированного (“устойчивого”) развития Земли. А для этого нужно было навеки демонтировать матрицу недалекого “человека живота” Каина, прекратить его войну с природой и ближними, подчинить этого не знающего меры алчного “господина природы и людей” воле (закону) Тэнгри. Лишь тогда Каин уравнивался бы со всеми единицами биосферы как конечной, регулирующей и определяющей все земные процессы инстанции, жил бы в синхронии и синергетике с ней. Лишь тогда обеспечивалась вечная гармония и мир – когда каждый обладает необходимой долей благ, может честно трудиться и соответственно (пропорционально) своему труду и талантам наслаждаться плодами своего труда. Разве не это задача нашей переломной, предкоммунистической эпохи?
Тэнгрианский принцип свободы, поведенческий код номадов “живи сам и жить давай другим!”, “не переступай круг чужой воли!”, или казачий принцип “вольному воля” Ч пытался транслировать на все оседлое человечество, до сих пор живущее по законам меньшинства (толпо-элитаризма). Конечной целью завоеваний кочевника Ч, идеалом (ориентиром) для него была большая дружная Семья, и не только людей, но и всех зверей и растений, под опекой единого отца Тэнгри и его дочери и жены Умай (Гея).
Однако, тюрко-монгольские кочевники составляли ничтожное меньшинство среди массы покоренных оседлых народов (на 1 кочевника приходилось более 400 ханьцев). И потому, приспосабливаясь к законам жизни оседлого большинства, они никак не могли увековечить свое господство. Оседая и адаптируясь к их толпо-элитарным порядкам, их нравам, ценностям и религиям, беря в жены дочерей оседлой элиты, тюрко-монголы ничего не могли поделать со своей империей. При всем своем либеральном характере, она все же оставалась предысторическим Государством, так что со временем они сами становилась частью оседлого мира. Ибо базисный характер экономической сферы жизнедеятельности никто не отменял.
Джек Уэзерфорд характерирует империю кочевников как мировую торговую (сухопутную) корпорацию, бенефициарами (акционерами) которой были все рядовые монголы. Иными словами, сфера производства жила по старым, толпо-элитарным законам, так что завоевателям-кочевникам подчинялась лишь сфера перераспределения товаров и доходов. Так они незаметно, поколение за поколением перерождались и изменяли своему тэнгрианскому коммунитарному мировоззрению и системе рыцарских духовных ценностей “один за всех и все за одного!”. Они пропитывались духом материализма, логики господ, принимали ислам (орда Бату, Чагатая) или ламаизм (китайская орда Хубилая), чтобы управлять оседлым обществом. Эти религии и жрецы, помогая им править эксплуатируемыми низами, раскалывали единую тэнгрианскую империю на цивилизационно чуждые части и, в конце концов, разваливали ее.
Но самое главное – роковой дефицит пастбищ приводил к внутренним междусобицам среди растущего кочевого населения, неизбежно затрагивавших верхушку завоевателей, оседавших в городах. Да и новые поколения чингизидов требовали свою долю земель. Разразившаяся же чума 15 века окончательно подорвала коммуникации между частями гигантской империи. Доходы от мировой торговли иссякли, так что местным ханам не на что было содержать армию. В итоге власть пространства и дисгармоничная, толпо-элитарная матрица отношений, разные религии и этнокультуры развалили империю Ч на множество частей.
С 2006 года начался четвертый цикл евразийской и мировой истории. Перед ним стоит более универсальная задача, чем даже перед СССР, оппонировавшем западному капитализму, но разделявшим с ним единый (индустриальный) технологический базис (см. выдающуюся для всего 20 века и русской философской мысли работу “Колокола истории” А.И.Фурсова – пожалуй, это единственное цивилизационно-историческое исследование капитализма и СССР как его социального противовеса, увы, так и не сумевшего перейти в 60-70-х годах в посткапитализм). Накопленная критическая масса противоречий, вызванная экспоненциальным технологическим прогрессом человечества, никак не разрешима в рамках прежней, толпо-элитарной парадигмы отношений. Исчерпал себе не только капитализм, стремительно редуцирующийся к до капитализму, Римской рабовладельческой суперформации. Исчерпала себя, зашла в полный экологический и социально-исторический тупик вся оседло-технократическая цивилизация Каина-эгоиста. Производительные силы человечества и научно-технологический прогресс достигли информационной (идеальной или когнитивной) фазы обобществления, стадии коммунистического (роботизированного) производства, когда 95% человечества снова, как в скотоводческом обществе, освободится от материального нетворческого труда. Но, увы, мировая система, ее фиатные деньги и крупная сверхконтрированная собственность по прежнему контролируется мировыми хозяевами денег, по сути – олигархами-рабовладельцами, “кучкующихся” под крышей никем не избираемой британской монархии – морской наследницы Римской империи.
Вот коренное противоречие нашей эпохи. Нужен постепенный демонтаж всей толпо-элитарной суперформации, трансисторической цивилизации Оседло-технократического мира. Ведь его конечной сутью остается эгоизм, преобразование природы в интересах отдельного индивидуума. Все созданные в ходе предыстории оседлые общности (сословия, классы, народности и нации) суть коллективные идентичности-настройки, имеющие ядром древний архетип Каина – господина и технократа, стремящегося возвыситься над всей природой и ближним. Орудия его воли ныне достигли глобальных, промышленных масштабов, высасывая все соки из матери-Земли, уничтожая ее биоразнообразие и саму человеческую популяцию. А вся его социальная история предстает безжалостной кровавой людоедской борьбой государственных коллективов этих эгоистов за место под солнцем.
Теперь, чтобы восстановить биосферное равновесие Земли, нужно вырваться из оседло-технократической Матрицы, уравнять всех людей со зверями и растениями, перейти к природосообразным технологиям и природосберегающим (экологическим) отношениям. От Каиновой саморазрушительной матрицы, войны всех со всеми нужно вернуться к партнерству и синергетике всех биосферных видов, равноудаленному, справедливому Отцу всего сущего Тэнгри. И с его позиций, из центра космического Разума – осуществить планетарный эгалитарный синтез отношений. Толпо-элитаризм – убийца природы и человечества – хоронит себя сам, полностью исчерпав свой позитивный потенциал. Восходит заря тэнгрианской, биосферно-космической Матрицы, системы отношений, творимых самими людьми в их интересах, эры гармонии людей с природой и друг с другом.

[1] Кочевники по самому способу своего самодостаточного автоматизированного хозяйства были свободными людьми, универсалами. Этот унаследованный от независимых охотников-индивидуалистов вольный бунтарский дух и хранили веками рыцарские братства, воспевавшие утраченные времена человеческого равенства и солидарности. Уже Страбон сообщал о вольных рыцарях – выходцах из кочевых фракийцев, “безбрачных дивных доителях кобылиц”, глубоко почитаемых в свое народе. “Такие степные рыцарские братства являлись обьединениями достаточно неординарных людей, происходивших исключительно из среды кочевой знати. Каждый из входивших в них рыцарей-серов был одновременно отважным и умелым воином, поэтом, музыкантом и композитором, певцом и ярким оратором, хранителем обычаев и древних военных традиций предков, защитником простых людей.” (Байжумин Ж.Г., Закирьянов К.К. Тюрки и Великая Степь. Алматы, 2019, с.177).
[2] Лев Гумилев. Древняя Русь и Великая степь. М.: АЙРИС-прессс, 2019, с. 386.
[3] Там же, с. 389.

Источник: сайт газеты «Завтра».

Оставить комментарий

Войти с помощью: