Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора.

От редакции: мы продолжаем серию публикаций, посвящённых 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В публикуемой ниже статье рассказывается о роли британской элиты в истории германского нацизма и развязывании второй мировой войны.
14 января 2020 г.

Дорогой читатель, текст будет объемным но достаточно лаконичным, так что выделите пожалуйста примерно 40 минут своего драгоценного времени и посвятите их прочтению этой работы с чувством и расстановкой – уверен что вы не пожалеете. Из этой статьи вы узнаете о том, о чем сегодня не принято говорить на западе. А именно – кто был теоретическим основоположником фашизма, где он появился, как и почему заразил всю Европу, кто его взрастил, финансировал и кто еще кроме Гитлера незримо стоял у истоков катастрофы второй мировой войны. Для большинства читателей, многие изложенные в статье факты станут неожиданным сюрпризом. В самом конце я раскрою одну забавную интригу и поставлю вопрос который до сих пор не почему-то никогда не задавался… Итак, начнем с теории…
Как ни странно, но первым идеологом современного фашизма, принято считать английского философа и публициста Томаса Карлейла (Thomas Carlyle) создавшего в своих работах не только культ роли личности в истории, путем представления мировой хронологии как череду деяний героических, исключительных и “обожествленных” личностей, но и он же выдумал тот самый термин – “ниггер”. Здесь необходимо пояснить, что ко времени божественных откровении Карлейла, Великобритания владела половиной Африки, Индией, частью Азии и диктовала условия на просторах ближнего востока. Разумеется расцвет работорговли и откровенный грабеж колонии однажды должен был найти свое “научное объяснение” и сэр Томас Карлейль путем осмысления происходящего, вдруг додумался что существует избранная богом нация Англичан, которая не только может, но и должна порабощать, завоевывать и находить полезное эволюционное применение всяким другим, бестолковым племенам полулюдей по недоразумению населявшим эту планету. Вот для этого, и был выдуман такой известный в английском сленге термин “ниггер”, который включал в себя не только чернокожих, как считается сегодня, но и все другие народы колониальных территории, включая недолюдей “кельтов” к коим англичане того времени всерьез относили своих ближайших соседей – ирландцев и французов.
В своем эссе “вопросы по ниггерам” (“The Nigger Question”/ Miscellaneous Essays, Vol. IV (London, 1899); p. 375.), основоположник расовой теории Т. Карлейл пишет – “Ни права ниггеров, ни права человека не стоят того, чтобы о них дискутировать. Сила людей — вот о чем идет речь”.
Нелишне упомянуть, что речь идет о тех самых временах, когда только что закончился жуткий период “колонизации Ирландии” (Plantations of Ireland) в ходе которой помимо лютого рабства процветающего с XVI по XVII в. был организован искусственный “картофельный” голод (1845-1849) в ходе которого на изумрудном острове (так зовут Ирландию) вымерло до 1,5 млн человек, столько же, отправились искать счастья в Америку. Разумеется, нужен был какой-то глубоко научный повод для морально-нравственного обоснования прав на порабощение и истребление себе подобных.
И разумеется с таким ярким теоретическим началом, знаменитым ученым Британии тут же потребовалось как-то научно обосновать исключительность англичан и вскоре Хьюстон Стюарт Чемберлен (1855–1927) пишет свою знаменитую расовую доктрину. К слову тот факт, что значительно позже, в 1925 году, главный печатный орган нацистского движения Германии “Народный обозреватель” (Völkischer Beobachter) назвал труд Чемберлена “Основы девятнадцатого века” как “библию движения” (нацистов), лишь подтверждает что в основе нацистской идеологии Гитлера лежат именно английские авторы.
Также, в нашем теоретическом экскурсе надо было бы упомянуть еще одного видного английского ученого Френсиса Гальтона — двоюродного брата всем известного Чарльза Дарвина, который задолго до гитлеровцев обосновал социальный Дарвинизм и именно он положил замечательную традицию мерить черепа в попытках выяснить кто достоин права жить, а кто – нет. За основу своих глубоко научных выводов, он взял работу шведского анатома Андерса Адольфа Редциуса который в 1842 году разработал уже хорошо знакомый нам всем “черепной индекс”. Именно Гальтон, на основе своих антропологических измерении придумал такие популярные ныне термины как “арийская раса” и “евгеника”. Последнюю кстати, он предложил в качестве новой проторелигии национального самосознания. В самой Англии следуя этой новомодной научной доктрине, стали агрессивно порицать связи с не арийцами и разжигать воинствующий антисемитизм. Так или иначе, но к началу внезапно вспыхнувшей в Европе первой мировой войны, целая плеяда английских философов и ученых грезила идеей исключительности через расовую чистоту, диктат и порядок. Разумеется модное учение нашло своих последователей, в первую очередь среди буржуазного класса и местной знати заболевшей как им казалось глубоко научным объяснением своей исторической и эволюционной исключительности – семена фашизма попали на благодатную почву и он как всякая зараза, пустил там крепкие корни…
Долго ждать не пришлось, и первыми фашистами Европы с которых началась не теоретическая а увы реальная эпидемия человеконенавистничества, могут по праву считаться капитан Уильям Стенли Шоу и член парламента от консерваторов майор Эванс Гордон которые еще в 1901 году, организовали “Британскую братскую лигу”, активно проповедовавшую лозунг “Британия – для британцев!” (чуть позже, погромщики в Прибалтике будут кричать этот же лозунг), сея ненависть против трудовой иммиграции и как ни странно для тех лет – евреев. Почти два десятилетия спустя, антисемитские лозунги подхватят и другие организации, среди которых будет организация “Британцы” под руководством Генри Бемиша и “Имперская фашистская лига” доктора Арнольда Спенсера Лиза. Члены этих первых в своем роде организации, чуть позже войдут в организационное и идеологическое ядро фашистов организации Освальда Мосли, о которой я расскажу чуть подробнее.
Итак, прочный теоретический фундамент построен, в среде аристократии доктрина получила популярность и для радикализации народных масс, требовалось глобальное социально-экономическое потрясение и совершенно очевидно, что после жуткой Европейской бойни, последствия первой мировой войны с ее депрессией, разрухой, безработицей, калеками, уничтоженной промышленностью и сельским хозяйством создали запрос на доктрину некоего волшебного и моментального способа наведения порядка в послевоенном хаосе, посредством сплочения радикализированных народных масс вокруг сильного лидера, который как вы уже догадались – придет и волшебным образом порядок наведет. Разумеется, Англия тут же по старой доброй традиции принялась перехватывать влияние на континенте, изящно взращивая лояльных себе лидеров, ловко используя исторические обиды и собственно дальше наше повествование пойдет уже непосредственно о том, как взращенный английским истеблишментом фашистский монстр, перепрыгнув с острова в континентальную Европу – быстро вырос и сорвался с цепи.
Как вы наверное догадались, первым таким в “новой Европе” национальным лидером, стал диктатор Муссолини, который был завербован Британской разведкой в 1917 году и спонсировался Лондоном (как и другие подобные параллельные проекты). Согласно найденным недавно в личном архиве британского разведчика, члена парламента и представителя консервативной партии сэра Сэмюэля Хора (Samuel John Gurney Hoare), агент “Il Duche” в начале своей фашистской карьеры, получал от Лондона 100 фунтов еженедельно с целью распространения военной пропаганды. Именно тогда, острые статьи малоизвестного журналиста Бенито Муссолини в принадлежавшей ему газете “Il Popolo d’Italia” с помощью незримой поддержки “старших товарищей” из среды газетных баронов, стали пользоваться невероятной популярностью и уже к началу 1918 года, Бенито Муссолини четко обозначил цели – Италии нужен жесткий и энергичный лидер, после чего началось последовательное движение в этом направлении.
Сэмюэль Хор – во время первой мировой мировой войны официально исполнял должность английского военного агента при ставке Императора России а заодно, неофициально и должность главы Британской резидентуры в Петрограде. Ярый русофоб. Неплохо знал русский язык. Именно ему поручат столкнуть лбами Европу и Россию.
Аналогичная история вероятнее всего приключилась и с молодым австрийским художником Адольфом Гитлером. Версии в настоящее время обсуждается много, их я рассмотрю отдельно в другой статье, но то что его плотно “вели спецслужбы Англии” – факт, в этой связи, достаточно упомянуть что в январе 1942 года, в своих “монологах” (стр. 196) Гитлер совершенно определенно называет упомянутого уже куратора континентальных проектов Сэмюэля Хора – “своим человеком в Англии” и возлагает большие надежды на его приход к власти (?), рассчитывая в этом случае, чуть ли не на объединение великих империи. По всей видимости это признание, может свидетельствовать как минимум о хорошем и продолжительном личном контакте, а так же каких-то предварительных договоренностях между Гитлером и Хором позволившим ему строить такие грандиозные планы и при этом не делать из этого совершенно никакого секрета. Сразу оговорюсь, что как только фашистский проект приняли массы в Европе, Хора тут же назначили Британским послом в Мадриде при режиме фашистского диктатора Франко и фактический, вокруг Британского посольства тут же закипела бурная деятельность по тайным переговорам и организации заговоров (в т.ч. “июльского”, об этом я расскажу чуть дальше).
Позволю себе напомнить читателю, что Английский посол в Мадриде был лишь одним из нескольких организованных каналов для организации тайных встреч и переговоров между Берлином и Лондоном. Известные и другие каналы, в одних случаях посредником выступал Ватикан, в других это была жена бывшего польского атташе, полковника Шиманьского, работавшая на Лондон – мадам Холина Шиманьская (Halina Szymanska), через которую осуществлялся активный обмен информацией между ведомством Канариса и Британской разведкой. Этот факт я упомянул для понимания того, что тесные связи Берлина и Лондона установились задолго до трагических событий всемирной катастрофы, а уже после того как был взят Рейхстаг, по этим же каналам ряд высокопоставленных нацистов получили новые документы и сумели избежать наказания.
Итак, заведомо зная чем вся эта история закончится весной 1945 года, мы с вами пройдем краткий исторический экскурс, с целью охватить то, о чем очень не принято ныне говорить, но знать это – обязательно нужно.
Германия, 17 марта 1918 года, слесарь железнодорожного депо Антон Дрекслер, объявляет о создании Комитета независимых рабочих и декларирует что, дескать во всех бедах Германии виноваты – “евреи и иноземцы” (заметьте, что большевики еще в качестве главной угрозы не назывались). В январе 1919 года, в пивной Штарнекерброй, путем слияния с Политическим рабочим союзом Карла Харрера, будет организована Немецкая рабочая партия (Deutsche Arbeiterpartei)- предшественница национал-социалистической немецкой рабочей партии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei -NSDAP). На это же заседание, в качестве тайного осведомителя Рейхсвера будет внедрен 29-летний агент Адольф Гитлер. И именно там, он произнесет свою первую зажигательную речь, после чего быстро пойдет по партийной карьерной лестнице. В 1920 году, партия Гитлера (исходя из ограничении установленных Версальским договором по которому общая численность армии не должна была превышать 100 тыс. человек), из ветеранов первой мировой войны начнет формирование “охранных отрядов”, которые не являлись регулярной армией и не попадали под договорные ограничения, командование этими подразделениями возглавит телохранитель Гитлера Эмиль Морис. В этом же году, мир впервые увидит свастику в качестве официальной эмблемы нацистской партии. Почему несмотря на строгие ограничения Версальских соглашении, Германия как-то умудрилась в кратчайшие сроки подготовится к следующей бойне, вы узнаете совсем скоро – пару минут терпения.
В это же самое время, но в солнечной Италии (в марте 1919 года), из социалистической партии Италии со скандалом исключают радикально настроенного Бенито Муссолини. Тот тут же создает организацию “союз борьбы” (Fasci italiani di combattimento), которая уже в 1921 году, преобразуется в Национальную фашистскую партию (Partito Nazionale Fascista). Примерно в это же время теоретики научного коммунизма будут акцентировать свои труды на так непонятной нам сегодня – классовой борьбе, которую развернут простые работяги, выживающие тяжелым трудом на фабриках и заводах. Разумеется, они были бесконечно далеки от расовых теории исключительного превосходства одних людей над другими, и когда экономический кризис стал невыносим, началась чреда стачек и бунтов.
Весна 1919 года в этом плане, выдалась жаркой и 5 апреля 1919 года восстали рабочие Мюнхена, провозгласившие образование Баварской Советской республики, которая просуществовала почти месяц, пока бунт не был жестоко подавлен правительственными войсками. Спустя неделю, 15 апреля в Ирландии провозгласили Советскую республику – где “совет Лимерика” (Sóivéid Luimnigh), восстал против Британского милитаризма. В Ирландии этот проект избежал крови и продержался вплоть до провозглашения независимой Ирландии, т.е. до 12 января 1922 года, после чего в условиях новообретенной независимости потерял актуальность. В это же время (начало 1919), по всей Англии разворачивается начатая социалистами общенациональная забастовка в рамках движения – “руки прочь от России!”, которая фактически сорвала морские военные поставки Англии и как следствие -продолжение интервенции Англичан в северную Россию и лишила снабжения армии белогвардейских наемников, сражавшихся под началом Англичан, Французов и Американцев.
Здесь самое время сделать важное замечание для читателя, необходимое для лучшего понимания всей цепи событий о которых я буду рассказывать дальше. Итак, начиная с 1917 года, рабочие западной Европы, далекие от идей расового и классового превосходства, с большой надеждой поглядывали на восток, где в это время стремительно и не смотря не на что, развивался уникальный цивилизационный эксперимент Советской России. Рабочие запада начали активно объединяться в профсоюзы и всем казалось что на руинах первой мировой войны, можно для всего человечества разом создать что-то принципиально новое. Все грезили новым миром, где будет править социальная справедливость. В конце концов, стачки в Британии в среде мануфактур, докеров, шахтеров, железнодорожников и сталелитейщиков достигли такого размаха, что как уже писал выше в 1922 году удалось сорвать планы военной интервенции в Россию, практический блокировав военные поставки на оккупированный интервентами север России. В общенациональной стачке тогда приняли участие до 3 миллионов человек! Такая сила стала настоящим шоком для правящих кругов и аристократам совсем не нравилась перспектива повторить печальную судьбу аристократии Советской России. Разумеется и крупным промышленникам совсем не нравилось такое непредсказуемое для бизнеса положение дел и потому когда горстка фашистских популистов выступая на столах и табуретках в пивных, перехватив повестку стартовали с социалистическими лозунгами о равенстве, порядке и социальной защите, крупный капитал тут же вмешался и использовал ситуацию для раскола общества и ослабления позиции социалистов и коммунистов, тем самым по недомыслию или с умыслом, выкормив деньгами фашистского монстра. Чуть позже, когда фашистская зараза словно чума заразит Европу и Азию, как вы уже догадались – от имени некой “цивилизованной Европы” будут названы конкретные враги “всего прогрессивного человечества” мешающие ему нормально жить, коими предсказуемо сделают коммунистов и евреев, направив против них всю ненависть одураченных масс.
Итак, к концу 1919 года, предпринимаются целенаправленные усилия чтобы по всей Европе начала расползаться гниль антисемитизма и человеконенвисчества. Особый размах это “модное движение” достигло в только что образованных по историческому недоразумению странах Прибалтики где планировалось пресечь распространение социализма. Декларированная в качестве символа партии и нации Германии эмблема свастики, снабженная идеологией английских теоретиков Шоу и Гордона – тут же нашла своих горячих последователей в восточной Европе граничащей с Советской Россией. К примеру в Латвии, не известную тут ранее свастику нацистов тут же присвоили в качестве эмблемы местным ВВС, а так называемая армия Латвии принялась устраивать масштабные еврейские погромы во Фридрихштадте (ныне Яунелгава), Корсовке (Карсава) и других городах, где за целых 19 лет до “хрустальной ночи” пролилась первая еврейская кровь. К началу 1920 года, появился и заимствованный у Английских фашистов печально знаменитый но увы.. и сегодня популярный нацистский лозунг “Латвия для латышей!”, а 1 июня 1920 года, в Риге вспыхнули погромы с участием (так называемой) армии и полиции которые в последующую неделю, распространились по регионам. Разумеется, в официальном пояснении тогдашний глава МВД Латвии Арвид Бергс, (уже традиционно) объявил в этом происками России (все как и сегодня, ничего не меняется..). Сегодня, избежавшие денацификации потомки мародеров и убийц предпочитают об этом не вспоминать, кичась какими-то “героическими корнями” и выдуманной в собственное оправдание “национальной” историографией.
Об этом я как-то обязательно расскажу отдельно, но это важно для понимания настроении царящих в те года в “цивилизованных странах” просвещенной Европы – а по факту, фашистская зараза у которой тогда еще не было собственного названия и структурированной идеологии, прикрытая “патриотизмом” и “национализмом” быстро распространилась подобно эпидемии и небольшие группы радикалов робко сбившихся в стаи, начинают понемногу пожирать умы простого люда, который купился на заведомо невыполнимые популистские обещания. Нарастающие акции устрашения, пока еще робко пресекаются правоохранителями зараженных фашизмом государств и как я уже упоминал в пояснении выше, настает пора влезть в это дело крупным капиталистам. Летом того же года (1919), Гитлер попадает под влияние человека, которого он позже назовет своим наставником, им стал инженер Готфрид Федер, он же завяжет молодого радикала на финансовые круги и именно он выдвигает концепцию борьбы с социализмом и “еврейским капиталом”. К концу 1921 года в партии Муссолини состоят уже около 250 тысяч человек, которые начали тактику захватов целых городов, именно так были захвачены города Феррара, Равенна и Тревизо. Всего через три года, на парламентских выборах фашисты возьмут 60% мест и теперь уже, их ничем не остановить…
В 1922 году, к очень модному движению присоединяются и живущая в Германии родня королевского дома Англии, в частности – внук Английской королевы Виктории – Принц Чарльз Эдуард (герцог Саксен-Кобург-Готский), который не только щедро финансировал но и укрывал разыскиваемых полицией нацистских боевиков в своих частных владениях. Он же в последствии станет главным посредником между Гитлером и королевским домом Англии, изящно организуя в среде ближайших родственников (короля, королевы-матери Марии и др.), весьма пикантные переговоры. Даже когда через много лет, формально герцога объявили врагом и отняли его английское имущество, ничто не мешало ему посещать туманный Альбион и останавливаться у своей сестры Алисы, графини Атлонской (Princess Alice, Countess of Athlone), в ее имениях встречаясь для переговоров с представителями промышленников, правящего класса и королевского дома.
В 1935 он вступит в нацистскую партию и получит в СА звание группенфюрера, будет курировать промышленность и состоять в наблюдательном совете “Дойче Банк”, который будет брать у Лондона крупные займы. Считается что именно его влияние приблизило к Гитлеру будущего короля Великобритании – Эдуарда VIII, ставшего ему настоящим другом.
В это же время (1922) и в Италию с периферии, устремляется организованная вереница стажеров на которых возлагалась роль популяризаторов фашизма в своих странах. Особой группой учеников славилась восточная Европа. Был среди них и Латвийский профессор Озолиньш, который после возвращения со стажировки, разумеется не без посторонней помощи тут же развернул в Латвии целую сеть профашистских организации – “патриотическая лига”, “стражи отечества”, “Латвийские соколы”, “стажи Латвии” и даже профильная уголовная фашистская организация “Акропольцы”. Молодые лимитрофы в поисках новой идеологии с легкостью заразились фашистской заразой вознесенной в ранг “национальной идеи”. Как писал Озолиньш в своей программной статье: “Для оздоровления Латвийской государственности нужен активный фашизм”. В разгар экономического кризиса в Прибалтике (1929-1932), эти же “внегосударственные силы” будут устрашать тонущих в нищите рабочих и в конце концов, весной 1934 г. примут участие в организованных государственных переворотах и приведут к власти в Латвии (15 мая) и Эстонии (12 марта) фашистские режимы К. Ульманиса и К.Пятса. Чуть ранее в 1926 году, аналогичным образом с использованием профашистской организации “союза Литовских националистов” вооруженный переворот произойдет в Литве, где под предводительством диктатора А.Сметоны сразу после захвата власти, будут расстреляны члены компартии Литвы. А все начиналось с избиения демонстрантов, погромов в рабочих кружках, редакциях газет и в некоторых случаях показательные убийства лидеров общественного мнения. Тоже самое, творилось и в фашистской Италии где в июне 1923 года фашистскими активистами в целях устрашения масс был похищен и убит депутат социалистов – Джакомо Маттеотти. Его обезглавленное тело со следами пыток, найдут в августе 1923.
Акции устрашения населения в Италии, вскоре перейдут в решительные штурмы городов толпами прогрессивно настроенных фашистов и 27 октября 1922 года, Муссолини с группой единомышленников и горячим желанием очистить Италию от коммунистов и масонов предпринимает поход на Рим. Через год, его немецкий последователь Адольф Алойзыч Гитлер – захочет провернуть аналогичный пиар-ход и предпримет попытку захватить власть в Баварии и оттуда подобно Муссолини – с песнями, плясками и хоругвями двинуть толпой на Берлин. Попытка эта конечно провалится и в последствии получит название “пивной путч”.
Разумеется, не лишним будет напомнить читателю, что как раз перед своей попыткой пивной революции а начале 1923 года, Гитлер имеет контакты с “особыми” представителями Лондона, после чего внезапно меняет внешнеполитическую концепцию, согласно которой он учитывая стабилизацию власти в стране Советов, вдруг внезапно начинает грезить Германо-Английским военным союзом в походе против России. Вот что он тут же изложил по этому поводу в “Майн Кампф” (книгу писал в тюрьме, после пивного путча): “Мы хотим приостановить вечное движение Германии на юг и запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке”.
Чуть позже, эта англофильская концепция найдет свое широкое отражение и подцепленный на крючок Гитлер будет мечтать об этой великой дружбе с Англичанами до самого конца войны. По крайней мере можно с уверенностью утверждать, что секретные военно-политические контакты и явное подстрекательство “сходить на Москву” со стороны Англии имели место быть. Об этом темпераментный Гитлер нечаянно проболтался, в своей речи 11 декабря 1941 года: “Когда мне стало известно о возможности возникновения угрозы на востоке Рейха в 1940 году через (секретные) сводки от Британской палаты общин(!!) и путем наблюдений за перемещениями советских войск на нашей границе, я сразу же отдал приказ о формировании новых танковых, моторизованных и пехотных дивизий …”.
Справедливости ради, надо сказать что аналогичными фальшивыми “данными разведки” Англия снабжала и Францию, ловко накручивая премьер-министра Франции Эдуарда Деладье к вторжению на Советский Кавказ. Дошло до того, что 19 января 1940 года тот поручил заместителю председателя Высшего военного совета Франции генералу Морису Гюставу Гамелену и главнокомандующему французским флотом адмиралу Франсуа Дарлану разработать план испепеляющего удара по Советскому Кавказу с французских аэродромов в Сирии. Были даже произведены разведывательные вылеты и составлен план ударов. Как всегда, Англия дала французам самые железные гарантии полного содействия и совместную операцию по уничтожению Бакинских нефтепромыслов было решено назвать – операция “Копье” (Operation Pike). Однако в последний момент, 23 апреля 1940 года, Чемберлен предчувствуя возможные последствия а возможно следуя плану, неожиданно выскочил из этой затеи надеясь что французы завершат начатое на свою голову, однако те оказались не такими наивно решительными и операция была сорвана.
Тем не менее с уверенностью можно сказать что план разжечь чужими руками войну с СССР Англия сформировала уже к концу 1937 года, что можно почерпнуть из некоторых трофейных документов совещания в Оберзальцберге, между Гитлером, министром иностранных дел Германии фон-Нейратом и лидером палаты лордов, лордом Галифаксом, который представлял на совещании английского премьер-министра Чемберлена. Пикантность этого совещания заключалась в том, что в это же самое время, Чемберлен отчаянно пытался скинуть с должности своего министра иностранных дел Великобритании Энтони Идена за его категорический отказ вести сговор с европейскими диктаторами. По этой причине на секретное совещание по вопросам внешней политики и присоединения к “оси Рим-Берлин” к Гитлеру отправился заклятый враг Идена – лорд Галифакс. Там он будет старательно лить елей на уши Адольфа Алойзыча, разжигая его аппетиты обещаниями вечной дружбы и всесторонней помощи. Вскоре после этого сговора, последует и захват Австрии, раздел Чехословакии, Румынии и даже захват союзнической Польши все это произойдет под полное молчание Лондона, который давал этим странам самые-присамые надежные гарантии, преследуя всего одну цель – развернуть Гитлера на Москву. Но все это, будет уже чуть позже и мы возвращаемся немного назад, к истокам непонятной современникам популярности фашистского движения…
Теперь, пожалуй настала пора рассказать о том, как все начинадлось в самой Англии… В 1923 году, внучка фельдмаршала сэра Линтона Симмонса и дочь майора Линтон-Ормана, ничего не соображающая в политике мисс Рота Линтон-Орман (Miss Rotha Linton Orman), прочла в газете страшную новость! Лейбористы Британии, склонные классовому сочувствию к работягам, отправляют в Гамбург делегацию на конференцию Социалистов. Сама новость о том, что рабочие фабрик и заводов мечтают диктовать свои права так возмутила защитницу традиционных устоев, что она дала в газету объявление о том, что дескать ищет единомышленников для создания акционерного общества “Британские фашисты” (British Fascists Ltd). Вскоре, в почтовый ящик мисс Линтон-Орман посыпались письма с просьбами о вступлении и первыми взносами. В последующие два года, будут приняты несколько программных декларации в которых общество людей со светлыми лицами, брали на себя нелегкую задачу с помощью патриотизма что есть силы бороться с коммунизмом. Вскоре, по мере расширения круга участников, декларации и требования становились все агрессивнее. В частности, общество активно требовало закрытия воскресных коммунистических школ, запрета рабочих кружков, стачек, отмены пособии по безработице и главное – права вооруженного сопротивления “антиконституционным действиям” со стороны рабочего класса. Как бы наивно это не выглядело, но неожиданно блестящий выход не разбирающийся в политике дамочки, связан с тем, что это была явно не ее идея. Достаточно сказать что председателем общества до 1942 года, тут же (с 7 мая 1924) стал лорд Гарваг (Lord Garvagh), а секретарем сменившим его на этой должности – глава ветеранских организации, бригадный генерал Блэкни (Brigadier R.B.D. Blakeney), правление возглавил депутат парламента полковник сэр Чарльз Бэрн и сэр Артур Гардинг. Разумеется, такой звездный состав заведомо гарантировал успех этого странного мероприятия. К концу 1924 года организация насчитывала уже более 100 тысяч человек, из которых были сформированы локальные ячейки чернорубашечников по 5-7 человек, задача которых сводилась к противодействию “революционным элементам”, наблюдением и шпионажем в своем районе проживания. К счастью, почти сразу организацию стали разрывать внутренние противоречия и пробыв на пике всего два года, с 1926 года интерес масс к этой организации стал неуклонно падать, тем более что на местный фашистский небосвод, выкатилась следующая звезда, им стал ветеринар Арнольд Спенсер Лиз который в 1928 году, будучи выбранным в городской совет основал “Имперскую фашистскую лигу” которую в свою очередь, всего через год существования, затмила звезда Освальда Мосли – о нем я начну рассказ с событий 1932 года, ну а пока вернемся обратно в 1924 год когда мисс Линтон-Орман только начала создавать свою боевую организацию.
В 1924 году, впечатленный Гитлер после неудавшегося “пивного путча”, сидя в тюрьме города Лендсберг, начитывает Эмилю Морису – первый том своей работы “Моя борьба” (Mein Kampf) которая называлась “Расплата” (Eine Abrechnung). Вот тут становится очевидно, что реальный холокост уже не за горами. Из этой доктрины выяснится что огромное влияние на разжигание антисемитских настроений Гитлера, сыграли его Австрийские соотечественники – мэр Вены Карл Люэгер (кстати, был позорно изгнан за это жителями из города), лютый антисемит, создатель “Пангерманской ассоциации” Георг фон Шенерер и как бы удивительно это не звучало – Рихард Вагнер, которого мы все знаем как гениального композитора но в большинстве своем, почти ничего не знаем о его “литературных” антисемитских работах которыми и пропитался Гитлер. Так или иначе, но произошло это в любом случае до 1913 года, когда Адольф Алойзыч покинул Вену в поисках высшего смысла.
К 1925 году, вслед за европейской аристократией в дело финансирования фашистского движения включился крупный капитал. Так в своей горячей речи, руководитель химической корпорации “И.Г. Фарбениндустри” Карл Дуйсбург призвал немцев быть едиными, объединяясь вокруг сильного лидера. В кассу нацистов посыпались первые крупные спонсорские поступления, которые сделали сталелитейный магнат Фриц Тиссен и угольный барон Эмиль Кирдорф. Годом позже, будет подписан ряд соглашении по которым скажем “И.Г. Фарбениндустри” в качестве филиала Британской “Империал Кемикл Индастрис» контролирует производство и сбыт пороха и взрывчатки, думаю не надо объяснять что тут же должны были “сами собой” образоваться условия, по которым спрос на этот вид продукции будет запредельным, а потому требовалось расползание заразы и вскоре всю периферию Европы охватила череда государственных переворотов.
В мае 1926 в Польше происходит государственный переворот в результате которого к власти приходит диктатура маршала Ю.Пилсудского. Министром иностранных дел, стал бывший посол Польши в Риме Август Залесский которого в Лондоне считали “своим человеком” приближенным и к разведке и к британским промышленникам. Да, да.. вы не ошиблись, именно А.Залесский чуть позже в Лондоне будет не покладая рук работать на интересы Великобритании, от балды провозгласит себя президентом Польши в изгнании и в период 1947-1972 будет всерьез себя считать таковым. Но это будет чуть позже, а пока будучи главой МИДа, он ловко расставит сети для доверчивых лопухов в Варшаве.
Внезапно, после переворота новоиспеченный правитель великой Польши, ставит вопрос о возврате своих территории и восстановления польского государства в границах 1772 года, претензии в первую очередь направлены в сторону Литвы и Латвии. Как известно, именно Пилсудский выдвинул авантюристическую концепцию “межморья”, т.е. Польши от моря до моря и тут же, в соседних странах Прибалтики Латвии и Литве – как по мановению волшебной палочки, происходят попытки государственных переворотов (там тоже торчали английские уши). В Литве – удачно, в Латвии путч сорвался. Вслед за этим, предпринимаются активные попытки сорвать Советско-Латвийский торговый договор, который по целому ряду причин был не угоден Лондону. Сам того не подозревая, диктатор Пилсудский оказывается в центре заговора и наивно полагая что он теперь реальная сила восточной Европы, делает многозначительные заявления о новой национальной политике и о том, что Польша должна сохранять строгий нейтралитет между Германией и Россией, при этом укреплять союзнические отношения с Румынией и Францией как гарантами мира в Европе. Правда, нейтралитет понимался весьма своеобразно и уже в 1928 году, как раз когда маршал Фердинанд Фош развернет антисоветскую кампанию, в Латвию наведался французский генерал Шарпи, который провел переговоры с местным военным ведомством и инспекцию того сброда что называлось армией. В это же время, Польской стороной было положено начало плану “Прометей”, направленному на раскол территории СССР по национальным псевдогосударствам. В Варшаве, Париже и Лондоне начинается формирование “правительств в изгнании” народов Кавказа и юга России собранных из уголовников и кого попало. Чуть позже, после смерти Пилсудского вся наработанная и прикормленная поляками агентура будет передана Абверу для дальнейшей разработки и верой и правдой послужит Геббельсу.
В воздухе пахло грядущей провокацией. Здесь я не буду истязать читателя всеми хитросплетениями дипломатической возни, чем все кончится для Польши и Прибалтики – мы и так все знаем (я об этом напишу отдельно). Лишь акцентирую, к 1934 году (см. далее пакт Гитлера-Пилсудского) от заявлении Ю. Пилсудского о нейтралитете не останется и следа, Польша возьмет самоубийственный курс на дружбу с нацистами.
В 1930 году начался партийный бум и в партию Гитлера стали поголовно вступать и мелкие промышленники. В примеру, широко известный модельер Хуго Босс сделал головокружительную карьеру, создав знаменитую черную форму СС и в последующие несколько лет, доходы его предприятия за счет государственного заказа и использования труда узников концлагерей – возросли в более чем 100 раз. Тут же, подтянулись и сомневающийся владельцы крупного капитала. Автопромышленник и личный друг Гитлера Генри Форд не только в свой 75-летний юбилей отхватил “из рук фюрера” (формально на торжественном обеде ее передал консул Германии, приехав к Форду в Детройт) высочайшую награду Рейха “большой крест Немецкого орла”, но и вообразив себя великим писателем и философом занялся лютым антисемитским графоманством, распространяя свои труды через предприятия в Европе. В тоже время, в 1940 году по просьбе Геринга, Форд в Пуасси построил завод по производству авиадвигателей, при этом Форд категорически отказался снабжать авиадвигателями ВВС дружественной Англии. Портрет Форда висел в рабочем кабинете Гитлера до самой весны 1945 года. Деньжата на подкормку нацистов, вскоре пошли и от таких уважаемых людей как Эмиль Кирдорф, Фриц Тиссен, Ялмар Шахт, Густав Крупп, Фридрих Флик, Альберт Фоглер, Вальтер Функ и других. Фактический все промышленные магнаты вдруг решили дружно скинуться на “хороший проект” и дела у Адольфа Алойзыча как-то сразу пошли в гору. В период 1924-1930 года в разбитую войной Германию хлынули более 15 млрд. марок долгосрочных вложении и более 6 млрд. краткосрочных – по тем временам, это астрономические суммы.
В 1932 году, аппетиты набравшего финансовых вливании нацистского зверя распространились и на соседние государства – германские нацисты предприняли первые попытки расширить границы жизненного пространства “великой Германии”, организовав в Австрии серию восстаний и путчей, которые за последующие два года перешли в акции открытого саботажа, террора и убийств. Все это закончилось убийством канцлера Австрии Энгельберта Дольфуса. Как считается, именно после этого произошло некоторое отдаление Муссолини (он был против попыток объединения Германии и Австрии) от Гитлера и вот тут – явно проявилось доктринальное разделение фашизма и нацизма.
Сегодня, можно часто заметить ловкие попытки размазать понятия, дескать – а вот тут вы неправильно, одно другим назвали. На самом деле и фашизм и нацизм две стороны одной и той-же медали и в принципе, самым простым решением, было бы ответить что дескать : – в сортах фашистского дерьма вы не разбираетесь… однако разница проста – нацизм принято относить только к Германии, поскольку в его основе лежало расовое (национальное) превосходство немцев над другими недольюдьми, а вот фашизм образца Муссолини, Пиночета или “чёрных полковников” (т.е. на тех территориях, где по историческим причинам единородной нации нет) – несет идею открытой террористической диктатуры направленной на некую национальную доктрину выстроенную вокруг непререкаемого лидера. Вот и все…
К этому времени, фашистская идеология заразила всю верхушку Британского истеблишмента и напрямую коснулась семьи Черчилля по линии его жены Клементины. В частности лихо дебютировали дочери его близкого родственника лорда Редесдейла. Под влиянием старшей дочери лорда, Юнити Митфорд которая вскоре стала не только близкой подругой Гитлера но и по некоторым данным – его любовницей, младшая сестра Диана Митфорд бросила мужа и гордо ушла к восходящей звезде национального самосознания и руководителю партии “Британского союза фашистов” – Освальду Мосли. Однако в последствии поездки в Мюнхен к своему близкому другу Гитлеру, для Юнити закончились плохо. В день когда Англия объявила войну Германии, 3 сентября 1939 года Юнити пошла в английский сад Мюнхена и выстрелила себе в голову из подаренного фюрером наградного пистолета. Осталась жива и по крайней мере до ноября 1939 года была под присмотром лучших врачей Германии и самого фюрера, который оплачивал все счета за лечение и часто приезжал к подруге.
Во время последнего визита к ней Гитлера 8 ноября 1939 года, Юнити изъявила желание чтобы ее отправили на родину, после чего вернулась в Англию и только благодаря близкой родственной принадлежности к тогдашнему премьер-министру избежала ареста и наказания. Причиной попытки самоубийства Юнити могла стать не “начало войны”, а другая весьма пикантная причина поскольку вскоре после приезда в 1940 году у нее родился сын, об отцовстве которого до сих пор ходит немало вполне оправданных кривотолков. Юнити умрет в 1948 году от менингита, вызванного отеком мозга вокруг не удаленной из головы пули.
Что касается деятельности упомянутого уже “английского Гитлера” – Освальда Мосли и его восхождения, то здесь без странных метаморфоз так же не обошлось. Человек который еще в августе 1927 года, стоя на ступеньках городской ратуши Эстона декларировал опасность фашизма в Европе, вдруг… диаметрально меняет убеждения и стремительно набирает популярность. В этот период 1932-1933 года ему удалось предпринять серию паломнических поездок в Рим, в гости к великому вождю Италии.
Поездки широко освещались британской прессой как невероятное политическое достижение лидера общества лучших граждан туманного Альбиона и сегодня не является секретом, что за формирование положительного общественного мнения отвечал медиамагнат лорд Ротермир (Lord Rothermere), а первые серьезные денежные вливания в проект Мосли сделал нефтемагнат Детертинг и владелец химического концерна Монд (да, да! тот же, что уговорил Гитлера на монополию производства пороха и взрывчатки). Политические контакты с идеологическими коллегами в Европе, обеспечивал тот же лорд Ротермир финансировавший Гитлера аж с самого 1923 года и такие серьезные представители двора как лорд Леймнингтон, лорд Астор и принц Уэльский – будущий король Англии Эдуард VIII. Правда забегая вперед, не лишним будет упомянуть что по мере возрастания влияния Гитлера, у Мосли вскоре появится новый влиятельный друг и вместо Рима, он будет с таким же фанатизмом мотаться уже в Берлин, состоя в трогательной переписке с философствующим идеологом расизма и ярым нацистом Юлиусом Штрейхером. Однако по официальной версии установлению прочных связей с Берлином, поспособствует его правая рука по партии “Б.С.Ф.” – немецкий агент Уильям Брук Джойс, который позже бежит в Германию, где получит прозвище “лорд гав-гав” и будет чуть ли не единственным козлом отпущения в этой неприглядной истории, но… об этом персонаже и хитрых особенностях этой “версии” чуть позже.
В сентябре 1932 года вдоволь нагулявшись по Европам и впечатлившись политическими успехами Гитлера и Муссолини, Мосли делает гениальный ход – в печать выходит его книга “Великая Англия”, ставшая библией местных фашистов. Не трудно догадаться, что и название книги и ее содержание являются своеобразным плагиатом с гитлеровской “Майн Кампф” (Моя борьба), после чего созданная единомышленниками “новая партия” исторический преобразуется в “Б.С.Ф.” – “Британский союз фашистов” и вот тут, начинается история о которой ныне не любят говорить..
1933 год стал во всех отношениях переломным. В Лондоне сформирована парламентская “группа имперской политики” в которую вошли правые консервативные депутаты под руководством личного представителя короля, лорда Берти-оф-Тейна. В этот необычный клуб по интересам (а по факту государственный комитет) вошли лорд Глазго, лорд Филимор, лорд Менсфилд и другие очень уважаемые при дворе люди которые выступали лоббистами военно-политического объединения усилии Германии и Великобритании. Примечательно, что идеологом а также редактором “клубного” бюллетеня стал Кеннет де Куррен (Kenneth de Curren) – еще один высокопоставленный агент британской разведки, который все это время курировал Гитлера, Муссолини, Пьера Лаваля и другие рвущийся к власти фашистские группировки в Европе. Формирование этого комитета, стало поворотным моментом, поскольку теперь в Германии и Италии появилась не только четкая цель для реализации имперских амбиции, но и возможность для давления на давнего геополитического врага – Францию.
Механизм закрутился и промышленники с крупным капиталом, вдруг обратив внимание на новую силу, не только щедро финансируют борьбу против социалистов “жидов и коммунистов” но и беспардонно лезут в политику чтобы привести Гитлера к власти – 30 января крупнейшие монополисты Гугенберт, Шахт, Шредер и другие, прижимают президента Гинденбурга и пост рейхсканцлера получает Адольф Алойзыч Гитлер. Уже через три недели когда страсти улеглись, 20 февраля торжественно собирается совет старожил на котором Гитлер торжественно дал обет бороться с коммунизмом. Как я уже говорил, речь вдруг зашла о запрете рабочих движении, которые стачками очень мешали эксплуатации работяг и притоку капиталов. Осталось только для народа придумать какой-то возмутительный повод для репресии и вот, уже через неделю 28 февраля психически нездоровый голландский коммунист-отщепенец Маринус ван дер Люббе вдруг как ни кстати замахивается на святое и поджигает Рейхстаг. В поджоге обвинили левых и начинается волна террора против коммунистов и социал-демократов. В это же время, начинаются активные попытки втянуть СССР в войну с Японией и Китаем.
Уже в марте 1933 финансово-промышленные круги задействуют нужных людей и под патронажем США, при содействии фашиста Муссолини возникает навязчивая идея подписать совместный пакт “согласия и сотрудничества” между Англией, Францией, Германией и Италией в историческом объединении Европы против СССР. Хочу обратить ваше внимание, что целью этого соглашения был фактический пересмотр Версальских соглашении налагающих ограничения на Германию и соответственно отмену некоторых их них, фактический Англия и США спустила с поводка набирающего силу фашистского монстра. Пакт был торжественно заключен 8 июня и можно сказать, что первый звоночек грядущей мировой войны прозвенел. Промышленники получили возможность считая денежки готовить Европу к большой войне.
Тут же с 1933 года в Чехословакии где проживало 3,5 млн немцев как-то внезапно усилились сепаратистские настроения. Начали звучать требования отторжения Судетской области, которые как мы уже знаем 30 сентября 1938 года в результате “Мюнхенского сговора” приведут к печальным для Чехословакии итогам. 5 июля 1933 года в Риме – Великобритания, Франция, фашистская Италия и нацистская Германия подписали “Пакт согласия и сотрудничества”. Если руководителей Веймарской республики Лондон и Париж держали на “коротком поводке”, то гитлеровскую Германию они сразу же ввели в круг великих держав, с которой стали разговаривать как с равной и Гитлер тут же понял что его уже ничего не сдерживает.
Попутно начинаются переговоры и с великим “правителем Польши” – Юзиком Пилсудским. В торжественной обстановке, 26 января 1934 года был заключен так называемый пакт Гитлера- Пилсудского или правильнее его назвать “секретный протокол к Германо-Польской декларации о ненападении”. Неизвестно как бы развернулись события, но через полгода Ю. Пилсудский скоропостижно скончался. Его похороны состоялись 15 мая 1935 года и проводить большого друга Германии, в Варшаву съехалась вся нацистская верхушка.
А тем временем в Англии, лидера местных фашистов от избытка внимания и финансирования стало лихо заносить. К началу 1934 года, по всей Англии насчитывалось более 400 боевых филиалов “Б.С.Ф.” в каждом из которых состояло не менее 50 человек (т.е. численность была не менее 25 тысяч активных чернорубашечников). К сожалению точное количество рядовых участников установить не удалось, поскольку отчеты соответствующих органов до сих пор засекречены, но можно с уверенностью сказать что на тот момент это была единственная политическая сила, которая благодаря участию “газетного барона” прирастала членами как снежный ком, и разумеется, памятуя тактику запугивания компании Муссолини-Гитлера середины 30-х годов, агрессивное меньшинство тут же попыталось надавить на пассивное (как казалось) большинство. Для создания иллюзии всеобъемлющего движения, “Б.С.Ф.” арендовало самые большие залы во всех крупных городах Англии, где кочующая толпа чернорубашечников немного разбавленная местным контингентом проводила грандиозные митинги. В какой-то момент Мосли совсем снесло крышу и случилось вот что…
Предварительно распространив 20 тысяч пригласительных билетов в среде сомневающихся и оппонентов, Мосли пригласил людские массы на митинг “Б.С.Ф.” в самый большой Лондонский зал “Олимпия”. И вот 7 июня 1934 года состоялось то, что позже получило название “побоище в Олимпии”. Смысл этой акции сводился не к дебатам с лидером “Б.С.Ф.”, а к банальной акции показательного устрашения. Суть была такова – Мосли вышел на сцену и негромким голосом стал провоцировать зал, как только раздавалась реплика с места, он останавливал выступление, все прожекторы направлялись на возмутителя спокойствия в зале. После чего к нему устремлялась ответственная за этот сектор зала бригада боевиков-распорядителей в черных рубашках, выволакивала человека и начинала избивать еще в зале на виду у всех под светом софитов, после чего скидывала с лестницы или балкона. В ход шли резиновые шланги, палки и кастеты, полиция – не вмешивалась. В 7:30 вечера побоище прекратилось и чтобы довершить начатое, оставшийся 15 тысяч участков выпускались из зала через единственную дверь – шокированные происходящим участники должны была пройти между двух цепей чернорубашечников не поднимая глаз.
Кстати, вам это ничего не напоминает? Все эти публичные люстрации, зеленка, моча, мусорники – все это унижение зажатого зверьем, беспомощного человека должно было быть обязательно снято на камеру и тут же выложено в сеть на всеобщее обозрение. Да.. вы правильно догадались, методички те же самые… По их задумке, у вас должна пропасть воля к сопротивлению. Пропала ли она у простых Лондонских работяг? – вы узнаете чуть далее…
На следующий день, общественность взорвалась волной возмущения, требуя найти и наказать фашиствующих бандитов. Министр внутренних дел прибыл в больницу западного Лондона, куда свозили изувеченных и выступил с несуразным докладом перед прессой. Однако, высокопоставленные заступники из консервативной партии попросту не дали правосудию случится. Фашистов “нашли” и оштрафовали на незначительную сумму, в ряде случаев временно ограничив их подпиской о невыезде, а вот антифашистов пытавшихся спасать избитых людей и вступивших в схватку – приговорили к реальным тюремным срокам. Я уже упоминал, что пожалуй главной целью взращивания фашистов – являлась попытка создать противовес и силу устрашения очень крепкому рабочему движению, требующему социальной справедливости. Причем когда в ответ на бойню в Олимпии в городах стали вспыхивать манифестации к их разгону вместо полиции, совершенно официально привлекались чернорубашечники. Фашистская креатура членов королевского двора в полной мере пользовалась полной безнаказанностью и поле битвы развернулось в каждом городе с развитой промышленностью на ближайшие несколько лет. Полиция негласно поощряла митинги “Б.С.Ф.”, зато очень жестоко разгоняла “красных” антифашистов. Такое положение сохранялось по крайней мере до 1937 года (об этом, чуть далее), но в Берлине опасность распоясавшихся радикалов очень хорошо заметили и оценили.
События в Лондоне показали опасность неуправляемой нацистской шпаны жаждущей крови и 22 июня Гитлер принимает решение о демонстративной чистке рядов. Ночь на 30 июня 1934 года получила название “ночь длинных ножей” (Nacht der langen Messer), в ходе ее реализации штурмовики СА во главе с давним соратником Гитлера – Эрнстом Рёмом были обвинены в организации путча и физический ликвидированы. Справедливости ради, следовало бы добавить что операция “колибри” по ликвидации боевиков СА, была начата еще в апреле но форсирована как считается именно после событий в Лондоне, вызвавших у мировой общественности волну всеобщей ненависти к движению фашистов и нацистов.
Настала пора эскалации закулисной игры и на сцену выходит уже знакомый нам герой, дипломат, разведчик и для Гитлера “свой человек в Лондоне” – 18 июня 1935 года министрами иностранных дел Великобритании и Германии Самюэлем Хором и Иоахимом фон Риббентропом путем обмена нотами было заключено соглашение которое вопреки Версальским ограничениям, предоставило Германии возможность создать военно-морской флот, равный по общему водоизмещению 35% от военно-морских сил Соединенного Королевства и стран Британского Содружества а также право приступить к реализации масштабной программы строительства подводных лодок, что вообще являлось явной ревизией Версальского договора.
Теперь, что бы начать строить флот и лить пушки Гитлеру нужны были деньги… много денег! С этой целью промышленниками и политиками самого высокого ранга, было создано “не политическое” общество “англо-немецкой дружбы”. Чтобы представить себе объемы планируемой финансовой помощи, достаточно упомянуть этот закрытый клуб вошли действующий министр авиации маркиз Лондондерри, крупный промышленник и председатель треста “Юнилевер” – д`Арси Купер, председатель ассоциации английских торговых палат – Кларк, председатель имперского треста химической промышленности – лорд Макгоуэн, директор Шотландского банка и бывший министр консервативной партии – лорд Лотиан, а также директор английского банка – лорд Стэмп и другие исторический не бедные люди которые дружно порешили подкинуть Адольфу деньжат.
Еще через год осенью 1936 года (вслед за фашистскими военными переворотами в Прибалтике и польше) в Испании разразился фашистский путч и в помощь мятежному генералу Мола наступающему на Мадрид, дружественные фашистские режимы Италии и Германии отправляют значительную военно-техническую помощь. В это же время, Англия и Франция формируют “комитет невмешательства” и из Лондона наблюдают как фашистская зараза уничтожает демократическое правительство в Испании. Не трудно догадаться что помощь законному правительству Испании оказал только СССР, хотя правды ради нужно сказать что в составе интернациональных бригад сражались выходцы из 54 стран.
Я это не случайно упомянул, Британские добровольцы сражались не только на стороне демократического правительства и тут я должен ввести еще одного важного в этой истории персонажа. В Испанию помпезно прибыл высокопоставленный гость, основатель боевой профашистской организации “Корпуса свободных Британцев”, сын госсекретаря Индии Леопольда Стеннета Эмери – Джон Эмери. После начала войны, вдоволь послонявшись по Франции он с подачи своего приятеля по клубу “антибольшевиков” капитана Вернера Плака в октябре 1942 года прибудет в Берлин где после аудиенции с фюрером, возглавит “Британский антибольшевистский легион” а позже станет главой позорного “Британского корпуса СС” (British Free Corps). Однако вскоре командование отметило, что он оказался совершенно бестолковым командиром и в декабре 1943 года его сняли с должности, заменив гауптштурмфюрером СС Хансом Вернером Ропке. Смеха ради, надо отметить что корпус этот насчитывал всего 39 человек и носил исключительно пропагандистское назначение. Самого Эмери после отставки отправили в ведомство Геббельса, к “лорду гав-гав” где он продолжил заниматься радиопропагандой, на хорошем английском языке вещая на Британию. Позже его отправят в северную Италию, где его сцапают партизаны и после войны выдадут англичанам, он будет повешен за измену 28 ноября 1945 года, но об этой развязке позже…
Теперь, Гитлер полностью уверенный в безнаказанности собственных действии, оттяпает отнятую у Германии по результатам Рейнскую промышленную область, а Британия с Францией на фоне робкого молчания одобряют его действия – мы с вами уже понимаем почему именно. По крайней мере, сразу после операции из Лондона к нему прибыл герцог Карл Сакс-Кобургский (Carl Eduard, Herzog von Sachsen-Coburg) лично удостоверив Гитлера что его преданный друг, английский король Эдуард VIII всецело одобряет его действия и желает вступить с ним в переговоры необходимость которых видимо была так важна, что король был готов внести “конституционные ограничения” на категорический возражающих против этого министров и правительство. Собственно к концу 1936 года, нацистские симпатии Эдуарда VIII заставили мобилизоваться оппозиционные политические силы Англии, которые в конце-концов 11 декабря 1936 года, смели его с Английского престола.
После отречения от трона Эдуард VIII в течений трех предшествующих войне лет, несколько раз посетит своего доброго друга Гитлера в Германии, а уже после войны, появится ряд свидетельств и показании о том, что Эдуард VIII во время войны активно сотрудничал с немецкой военной разведкой, выдавая позиции союзных войск и другую стратегическую информацию. Не менее интересной показалась и информация из трофейных документов, свидетельствующих о том, что главным условием к заключению тайного сепаратного мира между Англией и Германией, являлся обязательный возврат на престол Эдуарда VIII, хотя можно с уверенностью утверждать, что персона Эдуарда VIII была наивной пешкой в сложной игре разведслужб, политиков и промышленников ищущих возможности ловкими манипуляциями отвернуть военную угрозу от Англии, на “красный восток” а заодно неплохо на этом подзаработать.
А тем временем, чутка присмиревшие английские фашисты решили сменить тактику уличных беспорядков и предприняли попытку к парламентским выборам ноября-декабря 1936 года выдвинуть 100 депутатов “Б.С.Ф.” практический во всех округах англии где они были сильны. Учитывая их высокопоставленных покровителей и серьезную финансовую поддержку их мог ожидать относительный успех, и только благодаря “великой битве на Кейбл-стрит”, парламент англии – чуть не стал полностью фашистским, а ведь все к этому шло, даже если не принимать во внимание того, что часть его на тот момент уже состояла в различных фашистских клубах.
А сорвалось все вот как… Решив для начала захватить места в совете Лондонского графства, активисты “Б.С.Ф.” развернули бурную антисемитскую компанию, однако проводить свою агитацию в рабочих кварталах побоялись и в результате работяги опять проголосовали за лейбористов. Выборы в совет были проиграны и перед парламентскими выборами, надо было срочно как-то вернуть себе образ “сильных и решительных” для чего фашиствующая компания Мосли придумала очередную акцию устрашения “евреев и коммунистов” которую задумали провести в Ист-Энде (район Лондона где традиционно проживает много евреев). Подготовка к акции сопровождалась открытым террором боевиков которые в ходе своих рейдов – безжалостно избивали и калечили еврейское население района (тоже происходило в Степни и Бетнелл-Грин). И вот, финальную акцию устрашения назначили на 4 октября, приурочив ее к великой годовщине основания “Б.С.Н.”. Семь тысяч вооруженных чернорубашечников торжественно собрались для акции, но… запланированные еврейские погромы не состоялись!
На помощь жителям района пришли рабочие доков и фабрик, ирландские группировки, социалисты, коммунисты и сами жители еврейского района которые живой стеной закрыли кварталы от Лимен-стрит до Олдгейта. Попытка фашистских боевиков прорвать ряды (не без помощи со стороны полиции), закончилась штурмом и масштабными уличными боями с баррикадами, кострами и всеми присущими городским столкновениям “прелестями”.
Фашистский триумфальный марш был позорно сорван, работяги фашистам всыпали по самое небалуйся, а политическая карьера Освальда Мосли на этом фактический закончилсь. Закончилась она и у бывшего короля Англии, которого ввиду вполне обоснованных подозрении, от греха подальше сошлют за океан прямо из солнечного Мадрида…
9 июля 1940 г. начальник 5-го отдела ГУГБ НКВД Павел Фитин направил в ставку совершенно секретную записку №К5/8175: “Бывший английский король Эдуард вместе с женой Симсон в данное время находится в Мадриде, откуда поддерживает связь с Гитлером. Эдуард ведет с Гитлером переговоры по вопросу формирования нового английского правительства, заключения мира с Германией при условии военного союза против СССР”.
Сменивший Эдуарда VIII на королевском троне, его родной брат Георг VI (правил 1936-1952), как ни странно, также оказался в плену влияния сочувствующих Германии господ во главе с министром иностранных дел лордом Галифаксом, которого он даже всерьез планировал назначить премьер-министром. Так или иначе, вокруг Галифакса вращалась все сливки английских и немецких фашистов и тот чувствовал себя настолько уверенно, что мог не скрываясь делать и говорить все что ему вздумается. К примеру в своем заявлении от 19 ноября 1937 года, глава МИДа открыто поблагодарил фюрера за то, что тот оказал невероятную услугу своей борьбой с коммунизмом и что тот не дал распространится идеям большевиков на запад. Вскоре этот же правительственный кабинет будет горячо приветствовать оккупацию и расчленение Чехословакии и всяческий оправдывать права на “расширение жизненного пространства” немецкой нации. Мы то с вами уже знаем, что приветствовалось всякое “расширение” но… исключительно в восточном направлении.
2 сентября 1938 года, Невилл Чемберлен в своей речи заявит следующее: “Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира… и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности… Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России..”.
Все усилия цивилизованного мира были направлены на попытку спровоцировать заварушку и повод нашелся – 16 сентября 1938 года разгорается первый Судетский кризис. В Чехословацких Судетах, проживающие там 3,5 млн этнических немцев требуют немедленного присоединения к третьему рейху. Чехословакия вводит в район войска и срывает местный путч, ситуация накаляется. Для примирения правительства Чехословакии и Судетско-немецкой партии, в качестве “независимого эксперта” прибывает президент тайного совета Великобритании – лорд Уолтер Ренсимен. Учитывая что вы уже прочли выше, не тяжело догадаться, что произошло дальше. Следуя политике умиротворения Гитлера, миссия Ренсимена однозначно подыгрывает нацистам и категорически требует дать Судетским немцам автономию фактически провоцируя острый конфликт, который позже будет формальным предлогом для “Мюнхенского соглашения” (Мюнхенского сговора) и последующего раздела Чехословакии. Накануне этого позорного события, 10 сентября 1938 года в резиденции Гитлера в Берхтесгадене появился высокопоставленный гость – Невилл Чемберлен который прилетел в Германию и в обстановке секретности на пару с Гитлером предрешил судьбу Чехословакии. Не буду мучать читателя, благо материалов по Мюнхенскому соглашению много и эту тему можно запросто изучить самостоятельно. Франция и Англия, принесли Чехословакию в жертву, теперь уже война в Европе – была неизбежна.
Ну а тем временем, английская аристократия не может простить себе недавний позорный провал движения “Б.С.Ф.” и кулуарные обсуждения причин такого фиаско, довольно быстро обозначили проблему – слишком большое количество неуправляемых масс с улицы, а потому было решено оживить местное фашистское движение исключительно силами аристократов самого высокого пошиба. Так появился “правый клуб” (в ряде источников его называют “реакционный клуб”) который возглавил лютый русофоб и антисемит – капитан Арчибальд Мол Рэмзи. Рэмзи хоть и входил в аристократические круги но был всего лишь ширмой. В этой связи достаточно упомянуть что фактическим председателем заседании клуба, был герцог Веллингтонский (5th Duke of Wellington), герцог Вестминстерский (Duke of Westminster), лорд Семпилл (Lord Sempill), граф Гэллоуэй (Earl of Galloway) и несколько сотен других, очень уважаемых при дворе людей. О том, чем в итоге занимались эти господа с прекрасными белыми лицами в своем “клубе” – я вам расскажу чуть позже, но то ведь аристократия, а что же происходило “на земле”?
Народные массы увы, следуя стадному инстинкту предсказуемо радикализировались и ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, получила название “хрустальной ночи” (Kristallnacht). Еврейские погромы организовано охватили Германию, Австрию и уже упомянутую выше Судетскую область Чехословакии. Формальным поводом к погромам, послужила выходка польского еврея Гершеля Гриншпана, смертельно ранившего выстрелом из пистолета, секретаря немецкого посольства в Париже Эрнста фон Рата. Он скончался через два дня, как раз в очередную годовщину “пивного путча” и Йозеф Геббельс, по такому случаю выступил с пламенной речью, призвав патриотов “выступить против мирового еврейства”. Штурмовики из предварительно сформированных “отрядов нападения” (Sturmabteilungen) воодушевленные речью Геббельса – всю ночь отчаянно громили еврейские магазины, предприятия, синагоги, активисты грабили жилища и… увы, отважились перейти черту. В эту страшную ночь, зверь фашизма поглотил около сотни человеческих жизней (как минимум 91 еврей погиб). Около 30 тысяч евреев было арестовано и отправлено в концентрационные лагеря. Через 3 месяца, многие из них были освобождены из лагерей при непременном условии что они покинут Германию, но тут… опять случилось то, о чем теперь очень не любят говорить…
Весна 1939… 30 марта Чемберлен дает Польше гарантии полной защиты и содействия на случай нападения со стороны Германии, все торжественно жмут друг-другу руки и улыбаются. На следующий день, 31 марта, из Лондона показательно депортируют семью Чехословацких евреев, которых как вы уже догадались отправили самолетом именно в Варшаву. В общей сложности в Британской визе было отказано 500 тысячам евреев-беженцев которые любый ценой цеплялись за возможность выжить. Собранная по инициативе Рузвельта в июне 1938 года, Эвианская конференция, должна была решить вопросы “по (еврейским) беженцам” и “решила” их весьма своеобразно. Представители 32 стран с многовековыми демократическими традициями просто дружно решили под разными предлогами не принимать у себя евреев-беженцев, при этом отлично понимая какая судьба им уготовлена. Несчастных предали совершенно все “цивилизованные страны”, все… кроме дикой Доминиканской республики, давшей согласие приютить и дать земельный надел всем кто сможет до нее добраться. Те, кто не прошел в установленную ничтожную квоту беженцев – был обречен погибнуть в газовых камерах. Увы вину за геноцид, удобно свалили лишь на Гитлера…
Потоки предчувствующих смерть людей ринулись в морские порты где пытались покинуть тлеющую Европу. И вот тут, я вынужден вам упомянуть что в Палестину они выехать не смогли – английский флот блокировал для них эту возможность. Причем когда Черчиллю, (формально) возглавлявшему армию и флот в 1940 году кто-то донес об этом – он был в ярости. Однако ему пояснили, что просто “не хотели ставить его в известность”, остается только гадать от кого именно исходил приказ, раз никто не был наказан (подразумевается тогдашний глава МИДа, ярый антисемит и противник создания еврейского государства – Эрнст Бевин). Не менее трагические драмы разгорались и на других кораблях с преданными всеми людьми народа Израилевого. В мае 1939 пароход “Сент-Луис” до отказа наполненный евреями-беженцами отошел из Гамбурга на Кубу, где люди планировали дождаться решения визового вопроса и эмигрировать в США. Там местный глава миграционной службы Мануэль Бенитес, обобрал их всех до нитки продав им фальшивые разрешения на постоянное проживание, после чего в лучших традициях демократии и свободы – пароход развернули обратно в Европу. Почти все кто не смог сойти на берег в Англии – погибли в концлагерях. В ноябре 1940 произошел инцидент с океанским лайнером “Патриа” который забрав еврейских беженцев из порта в Румынии достиг Палестины, но как я уже упоминал выше был блокирован ВМС Великобритании и поставлен на рейд в Хайфу. 25 ноября 1940 года, на лайнере произошла диверсия, организованный (как считается сионистами “хагана”) взрыв (или торпеда) пробил дно лайнера и в течении 15 минут лайнер затонул со всеми оказавшимися в трюмах людьми. В феврале 1942 из Болгарии в Палестину отправился корабль “Струма” который по невыясненным до сих пор причинам взорвался и затонул в черном море (формально подозревают торпедирование подлодкой Щ-213 но это лишь версия). Подобных драматических и “неудобных” эпизодов можно насчитать много. Достаточно упомянуть и тот факт, что полиция таких цивилизованных стран как Франция, Словакия, Венгрия, Голландия, Бельгия самостоятельно осуществляла аресты еврейского населения по месту жительства или работы и доставляла их прямо в лагеря смерти. Вот такая вот, тогда была – “цивилизованная” Европа и увы, имейте ввиду что с тех пор мало что изменилось..
В апреле 1940 года, случился переломный момент. Агентами МИ-5 была арестована проживающая в Лондоне Анна Волкова (Anna de Wolkoff), дочь русского контр-адмирала Н.А. Волкова (да, да.. того самого негодяя что некрасиво поступил с легендарным крейсером “Варяг”, и сдал англии остатки русского флота см. во тут). Взяли ее при попытке передать через помощника военного атташе посольства Италии, секретное письмо в Берлин, которое было адресовано бежавшему в германию фашистскому активисту (и агенту немецкой разведки) Уильяму Джойсу и которое также содержало похищенную через шифровальщика американского посольства секретную переписку Черчилля и Рузвельта, адресованную Абверу. Самым невероятным явилось то, что Волкова являлась секретарем уже упомянутого выше “правого клуба” капитана Рэмзи, куда входила вся радикальная аристократия, промышленники и даже члены королевского двора. Не смотря на попытки помешать следствию, 23 мая 1940 года, грянули внезапные масштабные аресты членов “правого клуба”. В штабе фашистов-аристократов была найдена “красная книга” действительных членов объединения, которая насчитывала 375 высокопоставленных фамилии, по убеждению работавших на нацистскую Германию. К слову, материалы расследования этого дела как и сама “красная книга” строго засекречена (существуют только частичные выписки и официальные заявления) и скорее всего архивные дела мы не увидим никогда, уж слишком высокопоставленные фамилии там засветились. Через пол года, “следствие выйдет” и на уже знакомого нам Освальда Мосли, который также будет арестован и заключен в тюрьму. Полагаю, вы уже почуяли очередную интригу? – не торопитесь с предположениями, вы сильно удивитесь тем более что политика англии, в это время была мягко говоря очень далека от попыток победить фашизм как явление и искоренить лютый антисемитизм.
В 1942 году, когда вовсю дымили печи Освенцима, превращая людей в пепел, бывший министр по делам колонии а на тот момент, министр по делам Ближнего востока – Барон Мойн (Уолтер Гиннес) выступит в палате лордов с зажигательной речью о том, что дескать “современные” евреи к библейским никакого отношения не имеют, а значит рассчитывать на спасение и понимание – не могут. Разумеется, с таким отношением было трудно рассчитывать на какие-то существенные изменения политики в отношении евреев. Уже после войны, в 1947 году достигший Палестины корабль с беженцами “Эксодус” был поврежден тараном Британских ВМС и захвачен. В ходе штурма, два человека были убиты, 217 получили ранения. Пароход развернули и пригнали в Германию, где буквально только что выживших в нацистских лагерях еврейских беженцев насильно выгнали с корабля и разместили по британским концлагерям в окрестностях Любека. Также система концлагерей для евреев пытавшихся проникнуть в Палестину, была организована англичанами на Кипре и Мальте. Ах да.. совсем забыл – Барон Мойн, за свои проделки будет убит в Египте 6 ноября 1944 года, активистом сионистской организации “ЛЕХИ” Элияху Хакимом. Ну а у нас с вами, на дворе снова конец лета 1939 и мы теперь уже зная как все будет протекать и чем закончится- продолжаем вникать в хитроcплетения событий предшествующих мировой бойне…
Итак, мы здорово отвлеклись и я позволю себе напомнить – весной 1939 года, Англия торжественно дает гарантии защиты Польше, а уже в июне в Лондон прибывает уполномоченный Гитлера – Гельмут Вольтат с задачей начать секретные переговоры “о разграничении сфер влияния между Германией и Англией”. С английской стороны переговоры ведут министр по делам заморской торговли Роберт Хадсон и личный советник Чемберлена – Гарольд Вильсон. Позднее, переговоры продолжит посол Германии в Лондоне – Герберт фон Дирксен. Самое пикантное обстоятельство заключается в том, что Англия тут же предает Польшу, уверяя нацистское руководство что решение обострившегося Данцигского вопроса (а польша принципиально лезла на рожон, будучи уверена что за ней стоит Англия, впрочем как делает это и сегодня…), предпочитает отдать на усмотрение Германии и в любом случае не будет вмешиваться в его решение. Это означало только одно – польша была обречена.
Игра подходила к развязке и в Лондоне отлично знали о точной дате нападения на Польшу, которой Англичане как я уже упоминал дали самые железные гарантии защиты и поскольку Англия на самом деле не собиралась и не могла защищать Польшу, то из политического и дипломатического капкана надо было как-то срочно выкручиваться. Прямо накануне нападения, 28 августа 1939 года английский посол в Германии Невиль Гендерсон сделал Берлину эксклюзивное предложение – о союзе! Если бы Берлин принял это предложение (пятью днями ранее, Риббентроп в Москве подписывал знаменитый пакт – об этом далее), то бездействие в результате нападения на Польшу объяснялось бы непредсказуемостью действии Гитлера и Лондон красиво вышел бы из ситуации как бы не желая портить отношения с только что обретенным союзником, однако будучи отлично информированным о делах при дворе и желая изящно поставить Лондон на место – Гитлер предложение отклонил. А представляете в каком невыгодном положении была бы Англия сегодня, если бы – одобрил?
1 сентября как мы все знаем, Гитлер сожрал Польшу. Правительство сбежало в Румынию а почти миллионная грозная армия Поляков – не оказав серьезного сопротивления, разбежалась по просторам того что осталось от исторической Польши. В результате, попытка Англии вовремя выскочить из игры провалилась и ничего не оставалось как – 3 сентября объявить Германии войну, которая получила название – “странная война”. Странной она была потому, что никто толком не воевал, создавая лишь ее видимость и мы с вами теперь уже точно знаем – почему именно…
Поскольку мы с вами, дошли до оккупации Польши, было бы не лишним коснуться и так называемого “пакта Молотова-Риббентропа”. Специальной литературы на этот счет написано много, любой желающий сможет изучить все в деталях но я попробую очень коротко объяснить не слишком сложную задумку, тем более что в контексте всего что вы уже прочли выше, понять ее будет совершенно несложно. Итак, цивилизованным миротворцам необходимо было создать для Гитлера условия, при которых он будет полностью уверен в том, что в случае его похода на Москву, Лондон и Париж будут пребывать в полном нейтралитете. Первоначально, приближая Гитлера к границам СССР планировалось создать ему своеобразный “географический коридор” и не только скормить Польшу но и следующие за ней страны Прибалтики. Для этого, была задумана хитрая дипломатическая волокита с Москвой о некоем “франко-британо-советском договоре” в случае агрессии (там был еще целый ряд стран). При этом, договор предлагалось сформулировать так, что Советский союз заведомо ставился в неравное положение – он был обязан помогать всем, ему никто и ничем не обязан. Фактический Берлину открытым текстом сообщалось, что если Гитлер вздумает занять Прибалтику, то на западе никто не обидится, мало того, по этому договору СССР автоматический входит в войну. Готовилась очень хитроумная как казалось в Лондоне ловушка. Еще весной того же года, 11 мая на переговорах в Москве, польский посол Вацлав Гржибовский, при поддержке англии и франции – категорически отвергает возможность заключения пакта о взаимопомощи с СССР, и с одной стороны считалось что это должно было спровоцировать “нападение на Польшу” (годом ранее польша отказалась пропустить Советскую армию для помощи Чехословакии) со стороны СССР, а с другой получилось так что когда Гитлер сожрал Польшу, то СССР не связанный с ней никакими договорами просто дождался прекращения существования польского государства и 17 сентября, ничего не нарушая спокойно занял свои территории по так называемой линии Керзона, закрепленной Версальской конференцией союзников. Как говорится, не копай яму – сам в нее упадешь. Самое забавное в этой истории и то, что парламентеры во главе с Вильямом Стренгом присланные Лондоном в Москву для подписания договора, даже не имели никаких на то полномочии, на что указали Советские представители. Иными словами, этот договор в случае подписания, не стоил бы даже бумаги на которой был написан.
В это же самое время пока Франция и Англия тянула волынку в бесчисленных согласованиях текста “дружественного” договора в Берлин направляется уже упомянутый ранее министр по делам заморской торговли Англии – Роберт Хадсон который за спиной Москвы и Парижа провел переговоры с экономическим советником Гитлера Гельмутом Вольтатом о крупном денежном займе для Германии, так необходимым для реализации восточной авантюры, так же было решено великодушно “простить” долг аннексированной Австрии который англии обязался выплатить Берлин (но затем отказался это сделать). Как покажут дальнейшие события в Москве очень хорошо знали о планах Лондона и потому Москва ненавязчиво потребовала внести в готовящийся совместный договор важный пункт о гарантиях Прибалтийским государствам, за которые в случае агрессии должны были заступится дружественные им Англия и Франция (это была бы гарантия прекратить заигрывания с Гитлером). Само собой разумеется планируя скормить Прибалтику Гитлеру следующей, такие гарантии дать они категорически не могли и переговоры на этом застопорились. Последовавшее за этим, неожиданное для Франции и Англии заключение советско-германского пакта о ненападении (которое кстати произошло по инициативе Риббентропа на основе пересмотра договора “о нейтралитете” 1926 года с учетом “взаимных интересов”) нанесло непоправимый удар по планам развязать войну, дав Советскому союзу два года времени на военную подготовку и несколько сот километров предполья для обороны границ.
Ну а дальше вы уже знаете, 23 августа Риббентроп и Молотов подписывают акт о ненападении, спустя неделю Гитлер спокойно сжирает Польшу под провал попытки Англии заключить с Гитлером союз. После того как Польша прекращает свое существование и ее правительство бежит, Прибалтийские государства тут же заключают в Москве договора о взаимопомощи, на основании которых СССР ничего не нарушая выходит к линии (английского лорда) Керзона на польской границе и на основании совместного договора размещает свои контингенты в Прибалтике. Попавшая в дипломатическую ловушку Англия, вынуждена объявить войну Германии. Гениальный ход Сталина! Лучшего способа выйти из казалось бы неразрешимой ситуации с максимальными преференциями и придумать нельзя было!
Ну а теперь снова о грустном, чуть выше я упоминал что случилось с евреями, но не менее тяжело, обстояли дела и другими классовыми врагами фашистов – коммунистами. В сентябре 1939 года, после того как Англия, Франция и США позволили Гитлеру занять Польшу, предвкушая дальнейшее развитие событий по вторжению Гитлера на восток, в Европе наравне с “еврейским вопросом”, как-то вдруг внезапно обострился и “коммунистический”. Как только Польша прекратила сопротивление, 26 сентября правительство Деладье во Франции издало декрет о запрете коммунистической партии. Началась череда арестов затронувших даже членов парламента. В это же время, специальные эмиссары Чемберлена активно наведывались в Рим, рассчитывая использовать влияние Муссолини, что бы надоумить Гитлера не останавливать Польскую компанию и устремиться дальше – на Москву.
Дабы побудить Гитлера клюнуть на уловку, требовалось не откладывая, срочно инициировать еще один или два пограничных конфликта в котором будет задействован геополитический союзник Германии. И как вы наверное уже догадались, 26 ноября 1939 года в Карелии, пушки с Финской стороны обстреляли поселок Майнила на Советской территории. Началась Советско-Финская война, которая надо признаться не смотря на богатую материально-техническую помощь союзников Финляндии агитирующих все прогрессивное человечество дружно пойти в “крестовый поход против коммунизма” закончилась в пользу СССР и стоила финам 11% своей территории, совершенно добровольно переданной по перемирию в пользу СССР, однако это тема отдельного разговора. Лишь упомяну, что обещанную Маннергейму 150-тысячную англо-французскую десантную группировку которую “обязательно должны были” высадить в Нарвике и Тронхейме так задерживали, что в конце концов – не прислали (хитро придумано? – ну а вы как думали!).
Кстати, задумка с финской авантюрой начала готовится по крайней мере за три месяца до пограничной провокации. Еще 19 марта 1940 года в палате общин была одобрена поставка Финляндии двух сотен орудии, 101-го самолета и боеприпасов. Франция снабдила Маннергейма 175 самолетами и поставили свыше 500 орудии с внушительным арсеналом стрелкового оружия. Тогда же Маннергейму пообещали собрать и выслать франко-британский экспедиционный корпус, тот самый – которого он так и не дождался начав заваруху.
Маннергейм догадался что его использовали и обманули, отправившись в Москву подписывать перемирие. Гитлера втянуть в военную авантюру с северной войной тогда – не удалось, но военная мощь СССР была значительно ослаблена финской компанией. Лишь по счастливой случайности, сорвался Английский план “наступления с юга” через Турцию и уничтожения Бакинских месторождении с аэродромов в Сирии и Ираке. В общем, если бы планы Чемберлена были реализованы, бог знает чем бы все это закончилось. Так или иначе, Гитлер раскусил планы англичан решив преподать им небольшой урок и 7 марта 1940 года, отдал приказ о молниеносном захвате Норвегии и Дании. Дания капитулировала всего за час, Норвегия – за двое суток, при этом Норвежцы обвинили Лондон в том, что их предали (т.е. и этим уже дали пустые обещания). Порт Нарвика немцы брали прямо под носом у Британского флота, что привело в ярость Лондон, но… ценного немецкого товарища трогать было нельзя, по крайней мере до того, как он не пошел с войной на восток, а для этого по всем фронтам кропотливо создавались все необходимые условия.
Ситуация негласного потворства планам нацистской Германии, сохранялась по крайней мере до мая 1940 года, когда усилиями внутренней элиты (10 мая 1940) премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль, который умело использовал парламентский кризис 7-8 мая 1940, где за поражение в Норвегии в пух и прах разнесли действующее правительство.
Тут существуют разные оценки причин и следствии, но очевидно что политика Чемберлена была хороша, пока в кассу английских промышленников капали денежки и в череде мнимых политических побед, создавалось впечатление контроля над ситуацией. Однако фашистский зверь сорвался с крючка и теперь уже никто не знал что делать. В качестве премьер-министра требовался человек который не только попробует сыграть с дьяволом, но и возьмет на себя ответственность за последствия этой игры. На политическом горизонте Великобритании, такой человек был только один – Уинстон Черчилль. Тем не менее, бывший премьер все же сохранял желание подруливать ситуацией в свою пользу, используя свою личную клиентуру.
В связи с отставкой правительства Чемберлена, влияние лорда Галифакса конечно несколько ослабилось, но раскол влиятельных кругов Англии достиг такого накала, что в июне 1940 года лорд Галифакс и его заместитель полковник Р. Э. Батлер при посредничестве Шведских дипломатов, самодеятельно обратились к Гитлеру с ходатайством об условиях мира с Германией и только предупреждение Черчилля о том, что в случае продолжения “параллельных” контактов с Берлином, все фигуранты будут арестованы и осуждены за государственную измену, переговоры на полуофициальном уровне -прекратились, но понятное дело не угасли…
Через месяц, в августе 1940 года, по инициативе герцога Бедфордского и ряда английских политиков в Женеве была организована секретная встреча с представителем Рудольфа Гесса – Хаусхофером. Лондон уверял Гитлера, что мирный договор возможен, но.. на условиях обязательного расторжения Берлином пакта “Молотова-Риббентропа” от 23 августа 1939 года (помните как с договором по Польше не красиво получилось?). Гитлера всеми силами толкали на восток, но тот решил не торопится и потомить англичан, отложив мирные переговоры до завершения Балканской компании.
В это же самое время, Черчилль предпринимает попытки не только прижать друзей Гитлера в среде королевского дома, но и угомонить местную фашиствующую шпану и аристократов открыто сотрудничающих с нацистами. Почти через год, после начала “странной войны” Англии с Германией, в мае-июне 1940 года полиция и спецслужбы как я уже упоминал выше, начинают массовые аресты активистов фашистской партии “Б.С.Н.” а чуть позже, вырисовывается “непопулярная” при дворе стратегия нового премьер-министра – 14 июля, Черчилль делает заявление что “война будет продолжена до тех пор, пока нацистский режим не будет искоренен либо нами, либо самим немецким народом”. И теперь, за дело беруться уже другие силы, которые при таком раскладе рисковали не получить финансовой прибыли от войны.
26 ноября 1940 года, уже упомянутая группа высокопоставленных банкиров и промышленников, образует “международную экспертную группу” под названием “П.Е.П.” (“политическое и экономическое планирование”) и издает меморандум о необходимости ввода оккупационных войск в Германию для предотвращения распространения коммунистической идеологии. За кулисами происходят деловые и политические визиты которые сопровождают заявления о разделе промышленных районов Германии и необходимости ввести американские войска на Балканы (третий меморандум от 30 апреля 1941). Прошу заметить, уже более года идет “странная война”, буквально только что, десять дней назад 14 ноября немецкая авиация дотла сожгла английский город Ковентри, 19 ноября подвергся массированной бомбардировке Лестер – а тут, некая группа владельцев крупного капитала, беззаботно планирует раздел послевоенного пирога не делая из этого большого секрета.
Я не случайно упомянул группу “П.Е.П.” поскольку тут, вас ожидает очередной сюрприз о котором не любят говорить. В январе 1942 года, ведущий экономический эксперт этой группы и по совместительству помощник главреда “Таймс” – профессор Эдуард Халлет Карр (Edward Hallett Carr) публикует свою книгу “Условия мира” в которой он приводит забавную концепцию – западную Германию должна оккупировать Великобритания с целью “восстановления и поддержания порядка” с поддержкой “любой разумной, пусть и деспотичной администрации”, но… с категорическим условием что производством и финансами будут распоряжаться региональные промышленные группировки под контролем транснациональных контролирующих структур и единого европейского планирующего органа, расположенного в Великобритании. Вы уже догадались? Не буду томить читателя, но идеологом современного Евросоюза в самый разгар мировой войны можно считать именно Э. Карра. Все что в “евросоюзной” Европе произойдет после войны, фактический точно повторяет план изложенный в его книге. Сам Э.Карр проживет долгую жизнь, будет незримо стоять у истоков союза “угля и стали” (начало евросоюза в 1951 году) и скончается осенью 1982 года. Вот такие вот планы видели в Лондоне, ожидая неплохо нагреть руки на очередном кризисе, но мы как всегда немного опередили события.

Теперь и вы можете понять, почему эти две карты так похожи – один и тот же автор..
Итак, Лондон и Берлин втихаря готовят торжественный акт примирения с элементами театральной постановки, герцог Бедфордский организует в Женеве встречу британских политиков с представителем Р. Гесса – Хаусхофером (главной задачей представителей Лондона, была попытка в обход Черчилля устроить красивое примирение с немцами и вернуть себе влияние). Через полгода, в феврале 1941 года, к теме германо-английских переговоров вернулись снова, поручив разработку концепции мирного соглашения советнику имперского министерства хозяйства Яквицу, руководителю зарубежных организации НСДАП Болле и самому генералу Карлу Хаусхоферу, который настаивал чтобы переговоры с Лондоном велись исключительно через Гамильтонов (герцога Гамильтона или генерала Яна Гамильтона). Параллельно Гитлеру был представлен специальный доклад Хаусхофера под названием “Английские связи и возможности их использования” в котором он представил список особо доверенных лиц при дворе. Первыми числились уже упомянутый герцог Гамильтон и (бывший) парламентский секретарь Невилла Чемберлена и на тот момент заместитель главы МИДа Великобритании – лорд Дангласс (сэр Алек Дуглас-Хьюм). Этот заговорщик не только после войны избежит каких-либо последствии, но и в 1963 году королевой Елизаветой II будет назначен 66-м премьер-министром Великобритании. Также в списке доверенных числились задействованные через ячейку герцога Гамильтона, помощник министра авиации Гарольд Бульфур, помощник министра просвещения Кеннет М. Линдсей и другие. В свою очередь группа Гамильтона состояла в тесной связи с семьей Асторов, лордом Дерби, бывшим министром по делам колонии Оливером Хью Стэнли (барон Стэнли из Элдерли) и другими высокопоставленными персонами, присутствие которых в этом деле – частично объясняет ту завесу тайны, что вскоре надежно скроет все следы их проделок.
И вот, когда все было готово и согласовано с фюрером и принимающей стороной в Англии – 10 мая 1941 года, была предпринята театрализованная попытка установить контакт Берлина с друзьями в Английском истеблишменте. Один из ближайших соратников Гитлера и ученик уже упомянутого генерала Хаусхофера, Рудольф Гесс в роли “народного парламентера” совершил самостоятельный перелет в англию, где высадился на парашюте рядом с родовым имением герцога Гамильтона. Сразу после приземления, “посланник арийского мира” согласно сценарию пьесы предпринял попытку возобновить переговоры, предлагая безграничную дружбу Гитлера братскому народу англии и совместный поход на большевистскую Россию. Однако, план сорвался..
Несмотря на заступничество высокопоставленной принимающей стороны по приказу Черчилля он был немедленно арестован и в 1946 году предан суду как нацистский преступник. Получил пожизненное и как считается после 46 лет заключения, в 1987 году (17 августа), как раз когда ему пришло в голову издать дневники, он взял и… повесился на электрическом проводе в тюрьме Шпандау, прямо под носом у смены английских охранников которые разумеется “ничего не видели”. Документы и протоколы допросов касательно визита Гесса в Англию, по уже понятной причине (пере)засекречены до середины этого столетия и скорее всего опубликованы никогда не будут, а результаты расследования инцидента с самоубийством опубликованные в 2013 году указывают на очевидную фальсификацию следствия. Свою тайну увы.. Гесс унес с собой…
Осенью того же 1941 года, когда Берлин был воодушевлен своими первыми успехами в ходе победного наступления на востоке, несмотря на сохраняющийся состояние войны, (13 сентября) в Лиссабоне состоялась встреча между представителем Германского МИДа Густава фон Кевера и сына английского “газетного короля” лорда Бивербрука Эйткена в ходе которой снова обсуждалась возможность прекращения дружеского военного междусобойчика между Гитлером и Лондоном. Напомню, что точно в это же время, Лондон отправил секретную делегацию в Москву, с целью проработки военно-экономического союза против Германии.
Да.. такова традиционная политика Лондона- не ложить все яйца в одну корзину, ловко пользуясь тактическими выгодами от пустых обещании и союзов. К слову и причины необоснованного затягивания сроков открытия второго фронта, диктовались лишь выжиданием переломного момента в войне и как только случился Сталинград, в Лондоне и Вашингтоне стало понятно кто ослаб в смертельной схватке и против кого теперь настало самое выгодное время дружить что бы добить и поделить трофейный пирожок.
Летом 1943 года, западные державы предприняли очередную попытку сыграть по крупному, организовав на вилле в Испанском городе Сантандер встречу представителей разведки. От Германии прибыл глава Абвера адмирал В.Канарис, от Англии – глава УСО Стюарт Мензис и от США – глава УСС Уильям Донован. В ходе переговоров, Канарис заверил заморских товарищей что в состоянии отстранить от власти Гитлера, заключить мир с западными державами и продолжить войну с Россией до победного конца. Как мы все уже знаем все попытки Канариса устроить “тайные” покушения на Гитлера устроенные не без помощи Англичан оказались не удачными и в конце концов в ходе “заговора 20 июля” знаменитая операция “Валькирия” с треском провалилась, почти все заговорщики включая Канариса были арестованы и казнены. Попытка перехватить инициативу с устранением Гитлера но с сохранением войны с Россией до победного конца – окончательно провалилась и компашке “доброжелателей” пришлось в сентябре того же года отправляться на Ялтинскую конференцию и договариваться с дядюшкой Джо (так они звали Сталина) о переделе послевоенной Европы.
На этом, в принципе можно было бы и закончить. Как протекала вторая мировая война предмет отдельного труда, однако… было бы несправедливо лишить вас обещанной интриги…
Летом 1945 года, когда стало ясно что нацизм будут судить, срочно потребовалось скрыть следы преступного сотрудничества Гитлера с промышленниками, аристократией и членами королевского двора. Для этого король Георг VI поручил Оуэну Моршеду (архивариус и хранитель королевской библиотеки) и Энтони Бланту (разведка и деликатные операции королевского дома) отправится в немецкий замок Хесс и организовать спецоперацию по захвату личной переписки членов британского королевского дома с немецкими принцами и руководством Третьего рейха. К ужасу Лондона, в 1964 году выяснилось, что руководитель секретной операции – Энтони Блант с 1937 года, являлся одним из Советских агентов “Кембриджской пятерки” и можно с уверенностью утверждать, что в Москве имеют представление о подробном содержании бумаг из эвакуированного королевского архива. То что Москва до сих пор не опубликовала их – несомненно делает ей честь.
Чуть ранее в апреле 1945 года, Британская разведка перехватила телеграмму, отправленную из ставки Гитлера: “Фюрер считает, что герцог Карл-Эдуард Кобургский ни при каких обстоятельствах не должен попасть в руки врага”. Слишком много знавшего принца ликвидировать не успели, за свою деятельность он избежит какого либо наказания или даже порицания и спокойно умрет своей смертью в 1954 году.
Уже упомянутый “английский гитлер” – Освальд Мосли был арестован и помещен в тюрьму Брикстон, чуть позже к нему присоединилась жена Диана Мосли (в девичестве Митфорд, дочь лорда Редесдейла), где они “отбывают срок” за государственную измену – проживая совместно (классная тюрьма, правда?). Казалось бы, все факты государственной измены на лицо но как вы уже догадались, в ноябре 1943 г. Мосли отпускают из тюрьмы по состоянию здоровья, после чего он открывает “издательство Мосли” и спокойно продолжает издавать фашистский бюллетень. К этому моменту уже давно на свободе и все другие “изменники” – участники “Правого клуба”. Никто из перечисленных в материале, высокопоставленных участников активного взаимодействия с нацистами – никакого наказания или порицания не понесли.
Разумеется, для общественности требовалось кого-то публично очень строго наказать и козлами отпущения стали мелкие “стрелочники” из числа уличной фашистской шпаны. Виновными в измене назначили бывшего командующего потешным Британским легионом СС – Джона Эмери, а также бежавшего в Германию в августе 1939-го идеолога “Б.С.Ф.” и члена “Правого клуба” – Уильяма Джойса. Оба работали на Геббельса, выступали по радио на английском языке и были отлично знакомы Британскому обывателю. Обоих торжественно повесили в 1945 году. Больше никто наказан не был.
Для остальных же фигурантов, с окончанием войны ничего не изменилось. Мосли примкнул к движению реваншистов, рвался в политику и отказывался признавать итоги Нюрнбергского трибунала. В 1947 году, Мосли даже умудрился издать книгу “Мой ответ!” (вторая уже его калька с гитлеровской – “Моя Борьба”). Никак не угомонили и воинствующих антисемитов, которые уже в 1946 году перевели дыхание, снова набрались сил и умудрились организовать масштабные погромы в еврейском районе Ист-Энд. В 1947 году, по Лондону, Бирмингему, Манчестеру и Ливерпулю так же прокатилась волна еврейских погромов. Взамен прикрытых фашистских клубов для аристократов, открылись новые. Герцог Бедфордский, организовал – “Британскую народную партию”, герцогиня Аттольская – “новую Имперскую фашистскую лигу”. Уже знакомый нам доктор Лиз сделал ребрендинг и ввел нового лидера движения, учителя из Ковентри – Колина Джордана (Colin Jordan) который после войны возглавит движение фашистов Британии. Ставку на него, сделают многие бывалые наци. Кстати, бывший глава канувшей в лету “Имперской фашистской лиги” доктор Арнольд Лиз после войны будет активно помогать нацистам избежать правосудия, будет арестован за организацию помощи членам СС и осужден в Англии на целых 6 месяцев тюрьмы. В 1951 году, он завещает Джордану свой роскошный дом в Лондоне, в надежде на продолжение борьбы с “жидами и коммунистами”. Все осталось как было и как вы наверное уже догадались – это не конец фашистских приключении на туманном Альбионе. О том как эта гидра ожила в наши дни, и кто из прошлого стоит за этим, я расскажу в одной из следующих работ…

Vlad Gusca
Всегда ваш, антифашист из Англии.
Убедительная просьба, делитесь статьей – чем больше людей будут знать, тем лучше будет усвоен исторический урок, да и мой труд будет вознагражден. Ну и подписывайтесь конечно-же.. Скоро обязательно будет еще что-то интересненькое….

Источник: блог «Лаборатория Нектона». Сайт «Яндекс. Дзэн».

Оставить комментарий

Войти с помощью: