Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

«Разделение на улусы – это симптом роста народа»

Однажды после гастролей в Москву и Петербург наш народный любимец Якутии, артист Театра эстрады Алексей Григорьев-Эрчим журналисту Sakhaday пожаловался на «алаасное мышление» якутов, что «они не умеют мыслить масштабно, дальше своего алааса не видят, завистливы и любят принизить других».

«Мне обидно за наш менталитет, – вздыхал тогда Эрчим. – Наверное, такова человеческая натура. Может, это наблюдается у всех народов. Просто якутов мало, и у нас алаасная, улуусная система мышления. У нас гордости нет, а были бы мы гордыми, как другие народы, жили бы прекрасно. Мы не умеем радоваться успехам друг друга. Надеюсь, через сто лет наш народ поменяется», – признался певец. К такому безрадостному выводу Эрчим пришел из-за негативных комментариев якутян о гастрольных концертах наших эстрадных артистов по двум столицам России.

А ведь и вправду у нас такое наблюдается, о чем рассказал Эрчим. Можно ли избавиться от этого мышления, в чем его причина, журналист Sakhaday поинтересовался у наших экспертов.

«Тупые деребасы»

По словам Еремея Габышева, ученого-историка, антрополога, выражение «алаасное мышление» появилось в 1987 году.

«Его придумал кто-то из круга первого секретаря якутского обкома партии Прокопьева. Под этим понятием подразумевалось, что якуты тупые деребасы. После того, как студенты в 1987 году прошли по улице до площади Ленина, потому что хотели решить проблему межнациональной розни на корню, поднялся шум на весь СССР. Прокопьев испугался, что его снимут, вот и начал бочку катить на якутские улусы. Началась политика советского интернационализма. На вопросы о том, что в промышленность и рабочий класс тоже надо направить якутов, сказали, что у якутов «алаасный» менталитет и там они не смогут работать», – сообщил историк.

Провинциальный синдром

В свою очередь, профессор СВФУ, доктор философских наук Виктор Михайлов объясняет, что в более широком контексте мышление, которое характеризуется как «алаасное», близко к провинциальному синдрому, к которому склонны не только якуты.

«В этом плане не только саха, но и все россияне подвержены такому мышлению. Провинциальный синдром помимо узости кругозора, ограниченности взглядов, консервативного мышления, выражает ощущение фатальной отсталости и бесперспективности. Все это так или иначе порождает навязчивое желание уехать из тех мест, где они проживают», – сообщил профессор.

По его словам, жить в провинции и быть провинциалом – разные вещи.

«Провинциал непременно ищет смыслы не там, где проживает, а в притягивающей его чувства и мысли «центровой» жизни. Для якутского провинциала, к примеру, таким «центром» представляется Москва, Санкт-Петербург, для московского – европейские или американские просторы, в которых он жаждет обосноваться», – рассказал ученый.

По его мнению, «алаасное мышление», о котором сетует Эрчим, другое.

«Скорее всего имеется в виду низкая мобильность, слабая креативность, крайняя консервативность. Алаас – замкнутое пространство, формирующее естественную ограниченность. Ныне выражение «алаасное мышление» не более, как метафора. Тем не менее оно чревато двумя одинаково негативными последствиями: для активных – провинциальным синдромом, а для пассивных – прозябанием, депрессией, апатией», – утверждает профессор.

Другое дело, продолжает Виктор Михайлов, если под «алаасным мышлением» иметь в виду ориентацию на реализацию народной мудрости, выраженную в поговорке: «Где родился, там и пригодился». Такое мышление порождает высокое патриотическое чувство, считает он.

Как рассказал профессор, менталитет народа является очень сложным социально-психологическим явлением, и его структура противоречива и потому очень трудно разложить «по полочкам». В нем много «наслоений» и врожденного, и приобретенного.

«Однозначно определить этническое слагаемое практически невозможно. Однако поделюсь наблюдениями, какие свойства и качества в современных условиях наиболее востребованы. Это – мобильность, обучаемость, креативность, коммуникабельность, отзывчивость. Последнее включает в себя множество нравственных качеств: совестливость, порядочность, патриотизм, гражданственность. Как педагог с большим стажем хочу, чтобы в менталитет якутов присутствовали эти свойства и качества», – поделился Виктор Данилович.

Это понятие международное

Оказывается, «алаасное» явление имеет не только узко-якутский, но даже международный масштаб. Об этом в свою очередь рассказал Анатолий Алексеев, профессор, академик, доктор исторических наук.

«Как-то по телевизору смотрел передачу про монголов-кочевников, а у кочевников психология индивидуалиста – они заботятся о том, чтобы много скота было у него и его семьи, остальные его не интересуют. Хотя на соседей он тоже обращал внимание, но только не с точки зрения зависти, а чтобы и у них шел приплод, но в то же время, чтобы они друг у друга не отнимали пастбища. Так что это явление оказывается не узко-якутское, а очень даже интернациональное, международное и широко распространенное, и природа его зиждется в кочевничестве, скотоводстве. У нас оно приобрело «алаасное» значение, поскольку территориально-ландшафтно у нас все было связано с алаасом: алаас – как удобное место для разведения скота, и, следовательно, там же делалось поселение людей», – объясняет профессор.

По его словам, это понятие возникло в Якутии в 40-50-ых годах. «Явление, которое у нас любят называть алаасное, еще в советские времена появилось, где-то в недрах партийных кругов. Алаасный патриотизм, алаасный национализм… Как нечто узколобное, ущемленное. Но на самом деле люди, если даже вот так и мыслили, в этом совершенно не виноваты. Виновата жизнь, развитие», – считает Алексеев.

С одной стороны, алаасное явление – это анахронизм, с другой стороны, оно возникло из-за отсутствия урбанизации, крупных мегаполисов, продолжает профессор.

«Не то, что такие, как Нью-Йорк или Москва. Если бы в XIX веке были поселения хотя бы с 10-15 тысячами жителей, то менталитет и психология людей были бы совершенно другими, даже такого термина, возможно, и не существовало бы. А у нас городов не было, поселений больших тоже. Они образовались тогда, когда все-таки появились колхозы советской власти, причем, отчет идет не с 1917 года, а позже – с середины 20-ых. К концу 20-ых урбанизация по-настоящему начинается сперва в виде маленьких деревушек, а потом деревни стали разрастаться и появляться районные центры. Конечно же, статус городов имели и Жиганск, и Среднеколымск, и Вилюйск, и прочее, но посмотрите, Жиганск, Среднеколымск, Вилюйск – до сих пор очень маленькие поселения», – рассказывает академик.

Менталитет якутов возрос

По мнению Анатолия Алексеева, сейчас якуты больше не мыслят алаасно – период прошел, и в целом менталитет народа саха очень сильно изменился, возрос.

«Не уходя в глубь истории, просто как очевидец, хотел бы сказать, что, когда Михаил Ефимович Николаев стал первым президентом республики, за этот период произошла очень большая перемена в людях, народе. Изменение шло очень тихо, медленно, и тут появился катализатор, который ускорил это процесс. Якутия, как самостоятельный регион, начала больше и больше двигаться, и это тоже продвигало и прогрессировало самосознание народа, но потом наступили 2000-ые, и наш Ил Тумэн в течение нескольких лет привел все свои законы в соответствии с российскими, то есть началась вертикаль власти и прочее, и суверенитет совершенно понизился. Хотя после Михаила Николаева регресса в развитии народа не было, что очень хорошо иллюстрирует демография, которая, начиная с 90-ых годов, остается положительной», – считает профессор.

По его мнению, если еще один такой толчок, то народ полностью сложился бы. «Не было бы тогда улусного и другого делений, а просто – мы якуты», – предполагает профессор. На вопрос, станет ли таким катализатором наш Ил Дархан Айсен Николаев, профессор ответил: «Айсен Николаев только начал свою деятельность и прогнозировать невозможно, потому что это зависит от многих факторов, тем более в условиях вертикали власти».

«Мы, нюрбаканы»

Профессор Алексеев деление на улусы связывает с проблемой роста, становления нации, народа, этноса.

«Этнос, когда развивается, чувствует себя единым целым. Якутский народ, в первом рождении которого участвовал целый калейдоскоп, мозаика этносов, пока еще находится в развитии. Он не стал совершенно окончившим свое становление этноса. Все народы беспрерывно развиваются. Возьмем самый крупный народ в Европе, как русские. Даже он продолжает развиваться. Даже он не сложился окончательно, а промежуток становления якутского народа всего 900-1000 лет, а это очень маленький период», – считает академик.

Деления на улусы, по его мнению, это этап консолидации, и самые его истоки кроются в том, что в сложении народа саха участвовало очень много составляющих.

«Ведь территория Якутии на протяжении многих веков была настолько большой, а население было настолько маленьким. Из века в век было очень мало людей, и те композиты, которые вошли в состав народа саха, все время пытались сохранить свой суверенитет. Они все время говорили, например, «мы, нюрбаканы», «мы, хангаласцы», «мы, мегинцы», «мы должны всегда всех побеждать, обеспечить себя скотом» и так далее. Это постепенно переросло в улус, и это закономерный процесс, и не надо из-за этого впадать в какую-то горесть. Это симптом роста. Этот этап нужно очень быстро миновать без негативных последствий. Чем быстрее он будет преодолен, тем будет лучше для народа, чтобы он принимал себя как единое целое», – утверждает профессор.

По его предположению, через век-другой народ саха совершенно преобразится, и якуты станут воспринимать друг друга как родных, подобно другим сложившимся народам, например, узбекам.

«Мои коллеги-узбеки однажды признались мне, что по внешним признакам делятся только малочисленные народы, и что мы еще не сложились, как народ, и явно малочисленны. Они мне поведали, что народы наоборот должны притягивать к себе и делать из них своих, как сделали это они, узбеки», – вспоминает Анатолий Николаевич.

Немаловажным фактором в становлении народа и изменении его менталитета, по его мнению, служит религия.

«Когда идет консолидация народа, то происходят острые разговоры насчет веры, идеологии, к какой вере примкнуть. Я слышал выступление ученого из Бурятии, которая в докладе сообщила, что у них многие не говорят на бурятском языке, но, тем не менее, самоидентификация бурят, как носителей бурятской нации, не изменилась, потому что буддизм объединяет. По ее словам, язык в сравнении с религией находится на вторых-третьих ролях. Религия больше сплачивает, чем язык», – рассказал профессор.

«Свой-чужой», «тупой, но свой»

Принижение успехов других, о котором говорил артист Эрчим, по словам профессора Виктора Михайлова, есть следствие противопоставления улусов.

«Улуус – административно-территориальная единица. Он сформировался как отражение родоплеменного расселения народа саха. Первоначально улуус выражал родовую общность – «мы такой-то род». В социально-психологическом плане чувство «мы» непременно предполагает реальное или мнимое «они», часто порождая междоусобицы разного характера. Восхваление «своего» и принижение успехов «чужого» – следствие этого противопоставления. В последующем улус обретает «надплеменной» смысл, но постепенно в его недрах вызрело такое явление, как «клановость»», – объясняет философ.

По его словам, в современных условиях разделение людей по принципу «свой-чужой» и по его крайнему выражению «тупой», но «свой» становится тормозящим фактором.

«Ныне требуется ориентация на компетенцию, а не на земляческие иные другие показатели. Плодотворен подход Дэн Цяо Пина: «Не важно, какого цвета кошка, лишь бы мышей ловила». Объявление текущего года «Годом консолидации» в республике, инициированное Ил Дарханом Айсеном Сергеевичем Николаевым, преследует эту цель», – говорит Виктор Данилович.

Это космос!

Государственный советник Якутии, режиссер Андрей Борисов не видит в алаасном мышлении ничего негативного и даже связывает его с космосом.

«Алаасное мировоззрение – это космогония, которая не до конца изучена. Думаю, надо разобраться в великой простоте алааса, поскольку его ландшафт и пространство очень космогоничны и связаны с космосом, космическим мышлением. С одной стороны, алаас – это малая родина, наша локальная история. С другой стороны, алаас дает очень много размышлений о космогонизме якутского эпоса Олонхо. Думаю, якутский эпос Олонхо возник и оформился в результате алаасной культуры», – таково мнение Андрея Саввича.

По его словам, менталитет Саха, как река Лена-Илиэнэ. «То мельчает, то расширяется, то накрывается льдом… Но всегда течет с юга на север в море студеное», – поделился режиссер.

Ксения Авера

Источник фото

Sakhaday.ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: