Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Куда уходит Лена. Правда ли, что обмелела одна из крупнейших рек Сибири, и кто в этом виноват

После летних наводнений и пожаров осень в Сибири началась с рекордного за много лет обмеления реки Лены.

Журналисты и жители городов с сентября публикуют фотографии и видеозаписи с дронов, а в Якутске из-за обмеления и связанных с ним транспортных проблем объявили режим чрезвычайной ситуации (ЧС). Корабли и катера, которые ходят по Лене и были пришвартованы к пристаням, оказались на суше в окружении песчаных барханов. Глубина реки в районе Якутска уменьшилась до отметок ниже судоходных.

Из-за напугавших их резких перемен (люди лишились связи по воде с внешним миром) жители маленького якутского поселка Жиганск 27 сентября впервые приняли участие в климатическом протесте — в один день с жителями сотен городов мира и тридцати городов России. В этот день проходила очередная акция Fridays for Future — международного стихийного движения, выросшего из протеста шведской школьницы Греты Тунберг.

Акция протеста в Жиганске, посвященная проблемам изменения климата. Фото: Greanpeace

Самые очевидные последствия обмеления Лены — экономические: проблемы с транспортом не только осложнили жизнь якутян (моста через Лену в районе Якутска нет), но и затруднили поставку топлива в города республики и на промышленные предприятия. Кроме того, под угрозой оказалось водоснабжение городов и поселков, в том числе питьевой водой. Экологи напомнили, что снижение уровня воды скажется и на нересте рыбы весной, а глава Якутии заявил, что обмеление Лены происходит периодически и может затянуться на годы.

И транспорт, и еда

«У нас очень высокий берег. Раньше было выйдешь — а внизу широкая полноводная река. А сейчас я выхожу — и кажется, что Лена совсем маленькая стала. Даже страшно», — говорит Людмила Сивцева, директор Жиганского исторического музея.

В поселке Жиганск живет всего 3500 человек, но это одно из старейших поселений якутской земли. Освоение этих территорий началось в 1632 году с приходом землепроходца Петра Бекетова. До этого здесь жили кочевники, государственности на этих землях не было. Задачей Бекетова было закрепиться на берегах Лены, в которой уже тогда видели важную транспортную артерию. Ею же река остается до сих пор. «Мы называем Лену матушкой, — рассказывает Людмила. — Она мать всех народов Якутии».

В наши дни на берегах Лены и ее притоков живут семь народов: якуты, русские, эвены, эвенки, чукчи, долганы и юкагиры.

«Коренные народы одними из первых ощущают последствия изменения климата, потому что их культура и образ жизни тесно связаны с окружающей средой и природными ресурсами», — объясняет Елена Сакирко, координатор проектов по климату и энергетике Greenpeace. Ее слова подтверждает Людмила Сивцева: для жителей Жиганского района, имеющего статус эвенкийского национального, Лена — это и транспорт, и еда. То, что произошло с рекой, сильно сказалось на их повседневной жизни.

Катера у берега обмелевшей реки Лены 3 сентября 2019 года. Фото: ТАСС

«Теплоход до Якутска обычно около поселка останавливался, а теперь — в трех километрах от него. Без теплохода очень трудно. Поселок маленький, машин у людей мало, рейсового транспорта нет, таксистами работает только пара человек», — рассказывает Сивцева.

Другая проблема связана с тем, что в реке стало меньше рыбы. «Рыба к нам приходит с севера, и сейчас непонятно, то ли омуль к нам подошел, то ли нет», — говорит Людмила. По ее словам, стоимость рыбы в этом году повысилась по сравнению с предыдущими. Цены рыбаки устанавливают сами в зависимости от того, сколько потратили бензина, насколько далеко уплыли, чтобы порыбачить, объясняет Сивцева: «Килограмм омуля стоит сейчас в среднем 350 рублей, в прошлом году было дешевле. А оленина сейчас стоит 300 рублей за килограмм. Но ведь рыба должна быть дешевле».

Виноват ли человек

В чем причина такого поведения реки? Одни эксперты видят в обмелении продолжение глобального тренда — изменения климата. «Якутия — это один из наиболее чувствительных регионов, которые реагируют на подобные изменения. В свое время цикл маловодья прошел в соседнем Ангаро-Байкальском бассейновом округе, а сейчас там начался многоводный период. И для Ленского бассейна будет то же самое», — объясняет сибирский эколог, член Общественного совета при Федеральном агентстве водных ресурсов Александр Колотов.

Другие считают ключевым фактором не сложные глобальные процессы, а непосредственное влияние человека и его действий: «В последние 15-20 лет происходит активное осушение территории Верхней Лены: вырубка лесов, строительство промышленных предприятий, линий электропередач, освоение месторождений. Все это несет антропогенную нагрузку, исчезает растительность, которая в значительной степени задерживает влагу и плавно, постепенно отдает ее в окружающую среду, — рассказывает сотрудник Академии наук Якутии Валерий Прокопьев. — Почему Якутия должна бороться с последствиями того, что в Иркутской области вырубаются огромные территории, нарушается природный баланс, при этом не делается ничего, что снизило бы негативные воздействия?»

Суда у берега обмелевшей реки Лены 3 сентября 2019 года. Фото: ТАСС

О связи между обмелением рек, лесными пожарами и вырубками говорит и Михаил Крейндлин, эксперт Greenpeace по особо охраняемым природным территориям. Он не готов заключить, что они послужили причиной произошедшего с Леной, но эти явления могут оказывать влияние на реки, объясняет Крейндлин. Если случается пожар или проводят вырубку, то вода из почвы начинает быстрее испаряться, происходит смыв почвы в реки — потому что нет больше деревьев, которые ее удерживали.

«Для малых речек и ручьев это может обернуться тем, что они просто будут физически уничтожены, потому что будут засыпаны. Если такое происходит, то, соответственно, начинает мелеть крупная река, в которую эти мелкие реки и ручьи впадают», — говорит эксперт. Помимо этого пожары на больших площадях (летом 2019 года в Сибири горело несколько миллионов гектаров леса) меняют погоду в зоне своего действия: образуется блокирующий антициклон, который влияет на количество выпадающих осадков.

Обмелела или нет

Александр Завадский, ведущий научный сотрудник лаборатории эрозии почв и русловых процессов МГУ им. Ломоносова, считает, что понижение уровня воды в Лене связано с сочетанием сразу двух факторов, которые наложились друг на друга.

Во-первых, у реки меняется русло. Эти неблагоприятные для города переформирования начались не вчера — их отмечают на протяжении последних 20-25 лет. «Они связаны с формированием крупного песчаного побочня, который постоянно увеличивается в своих размерах и постепенно перекрывает свободный подход воды к водозаборным сооружениям города Якутска, в том числе к новому водозаборному ковшу, введенному в эксплуатацию в 2018 году», — объясняет Завадский.

Но раньше, говорит ученый, проблемы с забором воды из Лены начинались не летом, а зимой, после ледостава, и не были так заметны. «Обычно минимальные уровни отмечаются в зимний период. Но в 2019 году уровни воды упали до чрезвычайно низких в конце лета. Настолько низкими они не были уже лет 20. Но их нельзя отнести к аномально низким. Такие уровни воды фиксировались и ранее», — говорит Завадский.

Вид на обмелевшую реку Лену 3 сентября 2019 года. Фото: ТАСС

Сочетание этих двух негативных, но естественных факторов и привело к поразившей жителей картине и режиму ЧС в Якутске, заключает ученый. С антропогенным влиянием они не связаны, подчеркивает он, и обмелением случившееся назвать нельзя:

— То, что называют обмелением, является процессом естественного развития русла у города Якутска. Он проявляется в периодическом изменении положения зон эрозии и аккумуляции наносов. Сейчас аккумуляция преобладает вдоль левого берега, где расположен Якутск, а на противоположном берегу (вдоль острова Пономарев) идет интенсивное углубление русла и размыв берега. Почему-то забывают, что еще в начале 90-х годов XX века ситуация была обратной, и в районе городского водозабора Якутска шел интенсивный размыв. Там берег и дно интенсивно защищали от эрозии, так как размывались подводные дрены водозабора. Этот процесс цикличен, и через какое-то время зона эрозии снова сместится к городу Якутску, а на противоположном берегу будут аккумулироваться наносы. Когда именно это произойдет, я не берусь сказать. Кстати, ускорить этот процесс путем проведения комплекса гидротехнических мероприятий — один из путей решения вопроса с обеспечением устойчивой работы городского водозабора у Якутска.

Оставить комментарий

Войти с помощью: