Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Готовится сплошная инвентаризация всех земель.

Алексей Никишин (Москва).
14.10.2019 г.

Что дал закон о снижении НДС на плодово-ягодную продукцию, почему закон о торговле не защищает крестьян от перекупщиков, почему в России заброшено 40 миллионов гектаров пашни? Об этом и других проблемах села рассказал председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин.
– Как следует из выступления главы Минсельхоза Дмитрия Патрушева на «правительственном часе» в Госдуме, который прошел в конце сентября, аграрники сумеют перевыполнить ряд показателей этого года по урожаю. Означает ли это устойчивый рост отечественного агросектора?
– В этом году получим 120 миллионов тонн зернобобовых и кукурузы. Это неплохой результат. Собранный урожай пшеницы позволит не только закрыть потребности страны в зерне, но и выполнить план года по экспорту. К нашим достижениям также следует отнести обеспечение внутренних потребностей населения по мясу птицы и свинине.
Все это позволяет сказать, что в развитии агрокомплекса есть положительная динамика. То есть мы уже не скатимся к той позорной ситуации, когда в начале 90-х Америка кормила нас «ножками Буша» — генно-модифицированной продукцией, воздействие которой на организм человека до конца не исследовано. Сегодня у России есть стратегия продовольственной безопасности, и она успешно выполняется.
Вместе с тем успехи АПК достигаются огромным трудом сельского труженика, и впереди еще непочатый край работы. Надо констатировать, что последствия разорения базовых отраслей АПК до сих пор не преодолены.
Мы пока еще отстаем по производству отечественного красного мяса – говядины. Сегодня производим ее в три раза меньше, чем в советские годы. С конца 90-х было вырезано 37 миллионов голов крупного рогатого скота, которого сейчас практически не осталось. Такая же картина и с дойным стадом. Оставшиеся три миллиона голов дают ежегодные надои 18 миллионов тонн. Очень скромные цифры относительно численности нашего населения. В советские годы цельного молока потребляли по 380 литров на человека в год, сегодня этот показатель упал до ста литров.
Такие же скромные успехи в обеспечении населения плодами и ягодами. Их производим около трех миллионов в год, а для полного импортозамещения требуется 14 миллионов.
В целом же картина такова: экспорт из страны продовольственных товаров ожидается в районе 25 миллиардов долларов (в основном за счет пшеницы и масложировой продукции), а закупить за рубежом продовольствия необходимо на 29 миллиардов долларов. Как видите, отрицательное сальдо пока не преодолено. Если же к этому добавить и такие системные проблемы отрасли, как низкая обеспеченность техникой, невысокая доходность сельхозпроизводства, кадровая не¬обеспеченность, то создавшаяся картина будет далека от того, что мы называем устойчивым ростом. Чтобы достигнуть устойчивого роста в АПК, предстоит еще очень большая работа.
– Достаточны ли сегодня меры государственной поддержки, которую получают аграрии?
– В этом году бюджетная поддержка сельского хозяйства составит свыше 303 миллиардов рублей, что почти на 62 миллиарда рублей больше планового объема финансирования в 2018 году. То есть поддержка увеличилась на 30 процентов.
Все это можно было бы назвать неким прорывом в финансировании, но при этом мы никак не выйдем за рамки полутора процентов в год. Именно столько приходится на сельское хозяйство из расходной части бюджета. Для сравнения: в СССР ежегодное финансирование агрокомплекса составляло 25 процентов расходов бюджета. Так что есть куда стремиться, и мы в комитете будем продолжать нашу борьбу за увеличение финансирования аграриев.
В первую очередь за сохранение господдержки на литр молока и гектар пашни. Эти средства нужны аграриям как воздух, поскольку это быстрые деньги, которые позволяют вкладываться в посевную, в строительство молочных ферм и так далее.
Есть и еще одна проблема. Мало выделить деньги в бюджете, необходимо еще добиться, чтобы они вовремя дошли до крестьянина. Весной принята очень важная для всех крестьян программа — о комплексном развитии сельских территорий. Раньше на эти цели (а это газификация, строительство дорог на селе, учреждений медобслуживания, образования, сельских домов культуры — словом, всего того, что делает жизнь на селе комфорт¬нее) из бюджета еле-еле выкраивали по 18 миллиардов ежегодно, сейчас в программе записано 2,3 триллиона рублей на пять лет. Это значительно больше, и кажется, сейчас село вздохнет и начнет развиваться.
Но когда заходит речь о выделении денег, мы наталкиваемся, как на стену, на сопротивление Минфина, которому, оказывается, принятая программа не указ. Чем заканчивается такая политика, мы знаем. Вот пример. В следующем году завершается программа развития сельского хозяйства и продовольственных рынков, рассчитанная до 2020 года. От изначальных объемов финансирования крестьяне недосчитались 380 миллиардов рублей. В 2019 году этот разрыв удалось сократить до 200 миллиардов. То есть эти деньги были обещаны аграриям, многие хозяйства исходя из этого строили свои планы развития, но в итоге хозяйства их так и не получили.
– Как, по вашему мнению, следует повышать доходность сельского хозяйства?
– Доходность сельхозтруда в нашей стране в три раза ниже, чем в других отраслях промышленности. Цифры говорят сами за себя. Этой весной мы приняли закон о снижении НДС на плодово-ягодную продукцию с 20 до 10 процентов. Это дало садоводам и овощеводам средства на развитие. Но это мера точечная.
Если же говорить о масштабном решении проблемы, то нужно вводить в сельхозоборот заброшенные земли, развивать выпуск агропродукции высокого передела и изменить политику торговых сетей. Начну с последнего.
Несмотря на все принимаемые поправки в закон о торговле, торговые сети продолжают выкручивать крестьянину руки. Борьба с перекупщиками провалилась. Вот последние сведения из моей поездки в Рязанскую область. Мясо у фермеров скупают по 150 рублей за килограмм, в Москве продают за 600-700 рублей. Картофель скупается по три рубля за килограмм. В целом же в цене продукта, который попадает в торговые сети, труд аграриев составляет 5-7 процентов (во всем мире – не менее 50 процентов!). Надо прекратить бессовестное ограбление крестьянина!
Никто сегодня не помогает крестьянину продавать продукцию. Нет заготконтор, потребсоюзов. Существующий сегодня Центросоюз вообще занят странной и несвойственной ему деятельностью — торгует зерном, хотя испокон веку его продукцией был картофель, овощи, ягоды, грибы – то есть все то, что производит фермер.
Важным способом повышения доходности является техническая оснащенность. Это проблемное место для аграриев. Отечественный показатель технической оснащенности — три трактора и два комбайна на тысячу гектаров пашни (в Германии в 10 раз больше!). Поэтому удивляться не приходится, что при неблагоприятной погоде уборка затягивается и урожай мы теряем.
– Земельный вопрос – одна из проблем, которая волнует сельчан сегодня. Как его решать?
– Сегодня в России заброшено 40 миллионов гектаров пашни, что сопоставимо с объемом целинных земель, которые поднимали в послевоенные годы. В некоторых исконно аграрных территориях земельный ресурс используется всего на 17 и даже на 5 процентов. Если в 1990 году посевных площадей было 117,5 миллиона гектаров, то сегодня мы вокруг 80 топчемся.
Чтобы переломить ситуацию, должна быть государственная программа ввода заброшенных сельхозземель. Ведь сегодня мы даже на государственном уровне не обладаем всей полнотой информации о земельных ресурсах, не говоря уже о достоверности имеющихся данных. Такие институты, как инвентаризация земель и землеустройство, практически полностью похоронены. Между тем это основа основ: как можно говорить о выстраивании грамотного, эффективного управления земельными ресурсами, если нет даже элементарного представления, чем на самом деле нужно управлять?! Сложившаяся ситуация усугубляется неопределенностью границ земельных участков, что порождает нелегитимность сделок, криминализацию земельного рынка, высокий уровень коррумпированности в сфере земельных отношений.
Нам предстоит обеспечить проведение масштабной сплошной инвентаризации земель, сформировать актуальную, достоверную базу данных о количестве и состоянии земельных ресурсов. Без этого решить задачи по развитию АПК, по наращиванию экспорта сельскохозяйственной продукции, по импортозамещению, по комплексному развитию сельских территорий не получится. Это аксиома.
Вопрос о необходимости земельной программы обсуждался Геннадием Зюгановым с Президентом Российской Федерации. Президент тоже озаботился поставленным вопросом и дал соответствующие поручения Правительству Российской Федерации проработать этот вопрос с последующим докладом. Думается, что началом работы над такой масштабной программой могут стать парламентские слушания, которые запланированы в Госдуме в ноябре.
Решение проблемы неиспользуемых сельхозземель тесно связано с нашими стратегическими задачами в сельском хозяйстве — выход на полное импортозамещение по основным продуктам питания и увеличение экспорта до 45 миллиардов долларов к 2024 году. Чтобы обеспечить себя говядиной, предстоит удвоить поголовье стада. Потребуется 60 миллионов тонн кормов. Вот эти восстановленные земли и могли бы быть использованы для их выращивания…
За последние годы в агросекторе усилиями крестьянина сделано очень много. У нас появились свои передовики, снимающие урожаи по 120 центнеров с гектара (например, кукурузы), мы становимся все более конкурентоспособными на мировом рынке. Да, проблем пока немало. И работа впереди предстоит большая.

Источник: Парламентская газета.

Оставить комментарий

Войти с помощью: