Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Культегин и проблемы мировоззрения тюрков, или Размышления в новогоднюю ночь.

Сабыр КАИРХАНОВ, редактор «Ак Жайыка».
31.12.2018 г.

ПРОТИВ МОНОТЕИЗМА
Странное дело – большинство историков-любителей, философствующих искателей древних основ тюркской религии и тюркской государственной идеологии дружно приписывают тенгрианству строгий монотеизм. Более того, они называют мировоззрение Тенгри первой в истории человечества монотеистической религией. Причем не утруждают себя поиском хоть каких-то доказательств, не приводят ссылок на какие-либо документы. Большей частью эти исследователи тенгрианства неосознанно разделяют предрассудки европейской культуры XVIII- XXвеков, считающей монотеизм высшим достижением человеческой духовности.
На самом деле первый же “абзац” надписи на могиле Культегина свидетельствует об обратном:
Öze Kök : Teŋіri : asïra : yaγïz : Jer : qïlïntaquda : ekin ara : kisi : oγulï : qïlïnmïs : kisi : oγulïnta : öze : ečüm apam : Bumïn qaγan133 : Estemi qaγan : olurmïš : olurupan : Türük : budunïγ : Elin : törüsün : tuta : bermis : iti : bermis :
Перевод:
“Когда наверху голубое Тенгри, а внизу бурая Земля возникли, сотворен был меж ними сын человеческий. Предки мои Бумын каган, Истеми каган правили родом человеческим. Они правили народом законами Тюркскими, они продвигали их”.
Реальность, мир, состоящий из Неба и Земли, возникли (qïlïntaquda значит «когда сделались»), а не были созданы, сотворены кем-либо. Здесь нет идеи креационизма, т.е. нет самой сокровенной сути монотеизма, ибо если мир не сотворен, то нет места творцу.
КУЛЬТЕГИН (КЮЛЬ-ТЕГИН) Кюль-тегин жил в конце VII – первой половине VIII в.в. Сын Кутлуга, принявшего титул Эльтериша-кагана, он участвовал в процессе воссоздания Восточно-Тюркского каганата в борьбе с Китаем. Кюль-тегин известен благодаря текстам, сохранившимся в Большой и Малой надписях на каменных стелах, известных в историографии под названием памятников орхоно-енисейской письменности.
ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ БИБЛИИ
Приведем еще раз первые строки памятника Культегину:
Öze Kök : Teŋіri : asïra : yaγïz : Jer : qïlïntaquda : ekin ara : kisi : oγulï : qïlïnmïs :
kisi : oγulïnta : öze : ečüm apam : Bumïn qaγan133 : Estemi qaγan : olurmïš :
Перевод:
“Когда наверху голубое Тенгри, а внизу бурая Земля возникли, сотворен был меж ними сын человеческий. Предки мои Бумын каган, Истеми каган правили родом человеческим”.
В этом отрывке автор творения человека не назван. “Сын человеческий (kisi : oγulï) сотворен был (qïlïnmïs)”. И все.
Однако из этого отрывка неясно, в каком числе – единственном или множественном – употребляется в оригинале словосочетание kisi : oγulï. В данном абзаце переводчик употребляет русские слова сначала в единственном числе (“сотворен был сын человеческий”), затем, в следующем предложении – во множественном числе (“правили родом человеческим”, т.е. по смыслу “сынами человеческими”).
В современных тюркских языках (в т.ч. в казахском) kisi : oγulï употребляется в двух значениях – как “сын человеческий” и как “сыны человеческие”. Тогда возможен и такой перевод: “…сотворены были меж ними сыны человеческие. Предки мои Бумын каган, Истеми каган правили сынами человеческими”.
Что это, собственно, меняет?
В варианте перевода как “сын человеческий” у европейски (и исламски) образованного читателя возникают ассоциации с божественным актом творения Адама “по образу и подобию божьему” и авраамической генеалогией. Более того, именно эти ассоциации и повлияли на перевод академика Радлова, на его выбор формы единственного числа (“сын человеческий”). Никаких иных, научно корректных оснований у него не было.
Здесь мы хотели показать, как культурные стереотипы своего времени влияют на качество перевода, как незаметно они отменяют научную добросовестность. Дальше – больше.
Тюркологи перевели два ключевых слова первого “абзаца” Культегина – “qïlïntaquda” и “qïlïnmïs” – как, соответственно, “когда возникли” (Тенгри и Земля) и “сотворен” (сын человеческий). Вполне возможно, что и здесь академик Радлов (и последующие тюркологи) невольно последовали своему монотеистическому инстинкту. Задайтесь вопросом: каким образом однокоренные слова (здесь общая основа слов – qïlïn-, т.е. делаться, а общий корень qïl-, т.е. делать) в одном языке приобрели противоположные значения? Здравый смысл подсказывает, что два однокоренных слова в этом предложении имеют общую этимологию (qïlïn-, делаться, т.е. речь идет о возникновении, появлении) и различаются суффиксами (-taquda, -mïs), которые не меняют значения этих слов и служат лишь для синтаксических связей слов в предложении. Но здесь опять же последнее слово за лингвистами.
Тем не менее наш вариант перевода устраняет все кажущиеся нестыковки. Итак, он выглядит следующим образом:
“Когда наверху голубое Тенгри, а внизу бурая Земля возникли, возникли меж ними и сыны человеческие. Предки мои Бумын каган, Истеми каган правили сынами человеческими”.
Таким образом, никто ничего и никого не сотворил, и Тенгри (Небо), и Земля, и сыны человеческие возникли сами по себе. Механизм возникновения Тенгри, Земли и человека древних тюрков не интересовал, поскольку они были органической частью этого живого целого и чувствовали, каким чудесным и простым образом возникает и исчезает все живое. Тем самым тюрки уравняли Небо, Землю и человека (как рода), придав им способность самозарождения.
ПРОТИВ КОНЦА СВЕТА
Правда, в тексте Культегина как будто бы говорится о неких катаклизмах, которым могут быть подвержены Тенгри (Небо) и Земля:
üze Teŋіri : basmasar : asra Jer : tilinmeser : Türük : budun : Еliniŋ : törüsün : kim : artatï
Перевод:
“Если Небо не падает сверху, если Земля под ногами не разрывается, кто же будет укреплять и усилит Тюркское государство и власть?”.
В предыдущих строках памятника подробно описано состояние упадка в Тюркском государстве, к которому привело забвение закона предков. А в процитированном предложении автор задает риторический вопрос, который можно было бы изложить в современных понятиях примерно так: “Мир не провалился в тартарары, Тенгри как всегда над головой, Земля стоит на своем месте, т.е. все в природе остается в норме. Тогда незачем унывать! Так кто же из людей возродит государство?”
Таким образом, упоминание о падении Неба и разрыве Земли есть лишь поэтическая фигура, усиливающая пафос автора, не более. Это отнюдь не описание конца света.
Тем не менее эта фраза из памятника Культегину как будто бы допускает (в представлениях тюрков того времени) возможность крушения Неба и Земли. А это открывает простор для домыслов о развитой эсхатологии у тюрков, об идеях однократного и окончательного конца света в древнетюркской мифологии. Но так ли это?
ЧТО РАЗЛИЧАЕТ КАЗАХСКИЙ СЛУХ?
Очень важная оговорка, касающаяся документа в целом. Мы всюду цитируем классический перевод Культегина, выполненный академиком Радловым в 1893 году. Однако, возможны другие варианты перевода. Например, цитируемую здесь фразу “üze Teŋіri : basmasar : asra Jer : tilinmeser : Türük : budun : Еliniŋ : törüsün : kim : artatï” можно перевести иначе, чем это предложил Радлов.
На казахский слух (признаюсь, что перевожу по наитию, а не по науке), она звучит так: “Сверху (никогда) не задавит (нас) Тенгри, внизу Земля (никогда) не рассечется. Кто увеличит власть в стране тюркского народа?” В этом варианте автор текста утверждает незыблемость Тенгри и Земли. При этом сохраняется прежний смысл риторического вопроса: “Природа не грозит нам разрушением, так что пора уже возродиться государству тюркскому!”
Таким образом, предлагаемый нами перевод исключает идею “конца света” по-тенгриански. Но здесь свое окончательное слово должны сказать лингвисты-тюркологи.
СОЗДАННЫЙ… РАДЛОВЫМ
Но что означают слова “Предки мои – Бумын каган, Истеми каган – правили родом человеческим” (в нашем переводе – “сынами человеческими”)? Следует ли из этих слов, что каганы возникли каким-то иным образом, нежели остальные “сыны человеческие”, и что это обстоятельство дает им право править людьми? В первом абзаце Культегина ничто не указывает на эти особые обстоятельства, а просто констатируется факт: они правили сынами человеческими.
Однако далее в тексте (на третьей стороне камня) каган как будто называет себя “созданным Тенгри”:
Teŋіriteg : Тeŋiride : bolmuš : Türük : Bilge : qaγan :
Перевод:
“Я Тенгриподобный и созданный Тенгри Тюркский Бильге Каган”.
Мощные, совершенно однозначные и привычные для западного ума слова! Наконец-то все стало понятным, логичным: пусть мир возник сам, пусть чернь, толпа тоже появились как-то сами по себе, “от сырости”, зато каганы, высшая каста (эй, а не из арийцев ли она?), созданы богом Тенгри. Значит, через них Высшая сила, Тенгри творят историю людей. Это, конечно, не монотеизм Библии и Корана. Это что-то недоразвито-половинчатое, но древние тюрки шли верным путем к авраамическим высотам, судя по громоподобной фразе Бильге кагана.
Но верен ли перевод Радлова? “Teŋіriteg”, очевидно, переведен точно: “тенгриподобный”. Но что означают слова “Тeŋiride : bolmuš”? Тюркологи согласны с переводом, звучащим как “созданный Тенгри”. Языковое чутье современного тюрка (в данном случае казаха) подсказывает, что более точен перевод “пребывающий в Тенгри”. Здесь нет ни намека на креационизм, сотворение человека. Речь в тексте памятника Культегину идет о правильном состоянии и поведении правителя-кагана, который в идеале должен следовать ритму природы (Неба и Земли), чтобы Тенгри и Земля поддерживали такого правителя. Вот что означает “тенгриподобный” (действующий подобно Тенгри, согласно духу Тенгри) и “пребывающий в Тенгри” и соответственно обладающий частичкой силы Тенгри.
МАНДАТ НЕБА
Взаимоотношения Тенгри и народа тюркского, а также Тенгри и правителей тюркского народа описаны в памятнике Культегину достаточно полно.
Во-первых, Тенгри является божеством тюркского народа, а не, скажем, табгачского (китайского). Он так и зовется “Türük : Teŋrisi”, т.е. “Тенгри тюрков”. Это отнюдь не означало для тюрков того времени, что Небо населено множеством божеств-покровителей различных народов, а Тенгри – имя одного из них. Это не означало также, что за пределами известного тюркам мира где-то существуют иные Небеса и Земли, где иные божества покровительствуют иным неведомым народам.
Как и любое учение, объясняющее устройство мира, тенгрианство было мировоззрением универсалистским. Оно описывало всю наличную реальность как единственную. Носитель тюркского духа мог бы выразить свое понимание Тенгри примерно так: “Да, в этой реальности живет множество других народов, они часть ландшафта, но их отношения с реальностью, Небом, Землей это их проблемы. Мы, тюрки, имеем непосредственные, прямые отношения с Тенгри и Землей, мы осязаем их, и посредники нам не нужны. При этом мы не являемся избранным Тенгри народом, у нас нет договора с ним. Мы – Тенгри, Земля-Вода и сыны человеческие – составляем один организм”.
И в самом деле, в соответствии с доисторической традицией монголоидных народов Азии, тюрки понимали мир как целостность и единство трех составляющих – Неба, Земли и человека. Тенгри и Земля-Вода представляли собой живую реальность, изобильную, рождающую, кормящую, принимающую обратно отмершую плоть.
Народ тюркский, следующий ритмам Земли и Неба и тюркским законам, благоденствовал и прибавлял в численности. Нарушение ритмов и законов приводило к упадку в стране и даже к природным бедствиям:
Toquz Oγuz : budun : kentü : budunïm : erti : Teŋіri : jer : bolγaqïn : üčün : yaγï boltï : bir yïlqa : beš yolï : süŋüšdümüz
Перевод:
“Люди Тогыз (Девяти) Огуз были моими собственными людьми. Так как Тенгри и земля пришли в беспорядок, они восстали против нас. За год мы сражались пять раз”.
Далее:
“Türük : budun : ölürüjen : urïγsaratïyan : ter ermis : yuqadu : barïr : ermis : öze : Türük : Teŋrisi : Türük : Ïduq Jeri subï : anča temis : Türük : budun : yoq : bolmazun : tejin : budun bolčun tejin : аqanïm : Elteris qaγanïγ : ögüm : Elbilge qatunïγ : Teŋіri : töpesinte : tutup :
jügürü : kötürmüs erinč : aqanïm : qaγan : jeti jegirmi : erin : tašqïmïs : tašïra :
Перевод:
“Тюркский народ стал вырождаться. Тогда Тенгри Тюрков, Тюрков священная Земля и вода сказали: “дабы не исчез Тюркский народ, дабы вновь стал страной”. Они оказали почет моему отцу, Ильтерис кагану и моей матери («мачехе») Ильбильге катун, превозносили их. Мой отец, каган, собрал семнадцать доблестных героев”.
Существует громадная тема сходства мировоззрения и государственной идеологии у тюрков и китайцев. То, что на поверхности: триада Небо –Человек – Земля, фонетическое и смысловое сходство тюркского слова Тенгри и китайского Тянь, идея мандата Неба у китайцев и тюрок (мандат Неба и Земли) и т.д.
Скорее всего, эти сходства генетические. Но, возможно, развитая китайская философия и идеология оказали влияние на тюркскую цивилизацию в эпоху раннего средневековья. Кстати, этот вопрос имеет не только научную значимость. Осмысление подобий и различий в тюркской и китайской культурах помогло бы тюркам предугадать развитие взаимоотношений с законодателем мод 22 века – Китаем.
ТЕНГРИ И СМЕРТЬ
Прочти внимательно, тюркоязычный читатель, эти скорбные слова:
inim : Kültegin : kergek : boltï : özüm : saqïntïm : körür : közüm : körmez teg : bilür : biligim : bilmez teg : boltï : özüm saqïntïm : Őd Teŋri : yasar : kisi oγlu : qop : ölgeli : törürmiš :
Какие понятные казаху (турку, киргизу, узбеку, башкиру и т.д.) и трогательные чувства! Перевод: “Мой младший брат Культегин скончался. Я оплакивал его, тоскуя без него. Зрячие очи мои словно стали слепыми. Вещий разум мой словно отупел. Я оплакивал его, тоскуя без него. Тенгри создал смерть. Люди все созданы, чтобы умереть”.
Предлагаем другой вариант перевода последнего предложения этого отрывка: “kisi oγlu : qop : ölgeli : törürmiš”. Он звучит так: “сыны человеческие все стоим перед смертью”.
Что изменилось? А просто мы убрали откровенный домысел переводчика. Нет в тексте слов о том, что “люди созданы, чтобы умереть”. Это выдумка. Звучит красиво, многозначительно – а главное, понятно европейскому читателю.
На самом деле в оригинале сказано, что “Тенгри создал смерть. Сыны человеческие все стоим перед смертью”. Звучит просто и убедительно как смерть. Никто никому не приписывает злого умысла: создать людей, чтобы затем умертвить их, наказать или одарить (подобный умысел присущ лишь Творцу из Библии и Корана). Рождение и смерть естественны в природе. Тюрки излишней подозрительностью не страдали.
ХАН-ТЕНГРИ – пирамидальный пик на Тянь-Шане на хребте Тенгри-Таг на границе Казахстана и Киргизии. Высота – 7 010 метров (с ледником), без учёта ледяной толщи — 6 995 м. Его название в переводе с тюркского означает «Повелитель неба»
ГДЕ ВЫ, АРУАХИ?
Есть в тексте Культегина слова о смерти, требующие размышлений над их значением. Если слово “ölti” (“умер”) имеет одно определенное значение, то, например, фраза “inim : Kültegin : kergek : boltï” (“мой младший брат Культегин скончался”) требует некоторого осмысления. “Kergek : boltï” (“скончался”) – устойчивое выражение, встречающееся в тексте несколько раз и означающее, несомненно, смерть кого-либо. Происхождение и точный смысл слова “kergek” не совем ясны. Можно предложить фантастическую версию: корень -ker в этом слове означает “назад”. В этом случае “kergek” можно перевести как “вернувшийся”. Имеется в виду, очевидно, что умерший вернулся в мир иной, в мир мертвых. Корень -keri означает также “запад”. Тогда словосочетание можно перевести как “ушел на запад” (в страну мертвых?).
Чаще всего в тексте при упоминании факта смерти кого-либо применяется слово “učdï” (“улетел”).
Kültegin : qoň : jïlqa : jeti : jegirmeke : učdï
Перевод:
“Культегин скончался (букв.: ‘улетел к Тенгри’) в семнадцатый день Года Овцы”.
Пояснение переводчика, данное в скобках (“улетел к Тенгри”), совершенно некорректно. Умерший просто улетает, а куда – здесь не уточняется.
И лишь однажды в памятнике Культегину появляется совершенно загадочная фраза:
uča bardïγïz : Teŋiri : tirigedkeči :
Перевод:
“Вы скончались (lit.: ‘улетели’), пока Тенгри не даст вам жизнь снова”.
Перевод вроде бы вполне корректный. На казахский слух фраза звучит примерно так: “Вы прилетели. Пока Тенгри не оживит вас”. По смыслу то же самое.
Очевидно, что это предложение требует тщательнейшего лингвистического анализа. Слишком многое стоит на кону. Если приведенный перевод точен, то открываются широкие перспективы для реконструкции взглядов древних тюрков на жизнь после смерти. Ключевое слово здесь ” tirigedkeči”. Корень -tiri означает “живой”. Кстати, на казахском русское словосочетание “пока не оживит” звучит так: “тiрiлткенше” (давайте на латинице: “tiriltkenče”). Какое-то отдаленное сходство в звучании и последовательности суффиксов древнетюркского и казахского слов, несомненно, наблюдается. Можно предложить другую, не менее убедительную разбивку слова: “tirig edkeči”, т.е. “пока не сделает живым”. Но слово, конечно, за лингвистами.
Если в тексте действительно речь идет об оживлении умерших самим Тенгри, то открываются не только научные перспективы, но и простор для спекуляций и поисков параллелей между тенгрианством, индийской идеей переселения душ, древнеегипетским культом мертвых, авраамической эсхатологией, эзотерикой и прочими «эгрегорами». Однако практическую пользу может принести, на наш взгляд, сопоставление идеи, упакованной в таинственную фразу “uča bardïγïz : Teŋiri : tirigedkeči”, с представлением шаманизма о мире мертвых и живых, об аруахах (здесь имеется множество серьезных работ). Возможно, еще более интересные результаты даст прочтение древних документов, имеющих отношение к тюркской истории и пылящихся в музеях и архивах Китая.

Источник: блог «Тюркский мир». Социальная сеть «Фейсбук».

Оставить комментарий

Войти с помощью: