Skip to content

АНОНС !!!

«Антон Германович, почему роста экономики нет?».

Александр Андреев.
13.09.2019 г.
Как Алексей Кудрин оценил эффект нацпроектов всего лишь в 0,1–0,6% ВВП, разозлив Антона Силуанова
«Благодаря бюджетному правилу у нас большой профицит. Не буду называть объем, потому что сразу у многих возникает желание его раздербанить», — объявил вчера на московском финансовом форуме неожиданный гость — премьер Дмитрий Медведев. Он анонсировал закон о защите инвестиций, а глава ВТБ Андрей Костин лоббировал минимум необлагаемого дохода физлиц и снижение соцнагрузки МСП, вызвав ехидную ремарку о политизме от Сергея Собянина. За происходящим следил корреспондент «БИЗНЕС Online».
Пленарная дискуссия московского финансового форума началась с сюрприза — неожиданно на сцену быстрым шагом вышел ранее не заявленный премьер-министр РФ Дмитрий Медведев
МЕДВЕДЕВ АНОНСИРОВАЛ ЗАКОН О ЗАЩИТЕ ИНВЕСТИЦИЙ
Пленарная дискуссия московского финансового форума началась с сюрприза — неожиданно на сцену, где свои места уже заняли министр финансов РФ Антон Силуанов, министр экономического развития РФ Максим Орешкин, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, предправления банка ВТБ Андрей Костин и мэр Москвы Сергей Собянин, быстрым шагом вышел ранее не заявленный премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Обходя ниши в полу, в которые были встроены мониторы, он пошутил: «Осторожнее надо, упасть можно — кто-то на сцене ямы вырыл». Модератор — тележурналист Сергей Брилев — не растерялся и ответил, что дискуссия как раз и посвящена ямам, в которые может попасть экономика России.
Программную речь Медведев начал с констатации «медицинского факта», что ситуация в экономики страны не самая простая — торговые войны, протекционизм и санкции. «Но интерес к инвестициям в Россию сохраняется, — заверил премьер. — Потому что за последние годы мы серьезно укрепили стабильность нашей финансовой системы. Благодаря бюджетному правилу у нас большой профицит. Не буду называть объем, потому что сразу у многих возникает желание его раздербанить, а так нельзя. Это наша подушка безопасности».
По словам Медведева, реализация нацпроектов предусматривает иной тип управления: по срокам, по персональной ответственности и по оценке конкретных результатов. Такая система принятия решений, отметил он, более гибкая и позволяет быстрее реагировать на ситуацию. «Поэтому мы решили распространить эти принципы на всю систему управления для повышения эффективности всех госинвестиций. Но без сквозной цифровизации, включающей стратегическое и финансовое планирование, этого сделать не удастся», — подчеркнул Медведев. Он также напомнил о начале реформы контрольных и надзорных функций государства, которая предусматривает полный пересмотр всей системы поднадзорных актов и пропускание их через «регуляторную гильотину».
По словам Медведева, правительство завершает работу над законопроектом «О защите и поощрении капитальных вложений». «В этом законе предлагаются довольно важные решения»
Впрочем, об этом собравшиеся в зале и так знали, но далее Медведев сообщил новость, которая тянет если не на сенсацию, то на серьезные изменения, которые касаются как минимум крупного бизнеса. По словам Медведева, правительство завершает работу над законопроектом «О защите и поощрении капитальных вложений». «В этом законе предлагаются довольно важные решения. Первое — определение гарантий стабильности условий ведения бизнеса. Мы гарантируем, что принятие любых законов, которые влекут для бизнеса дополнительные издержки, запреты или усиление ответственности, будет осуществляться только по прошествии определенного периода, который позволит бизнесу адаптироваться к новым условиям», — сообщил премьер.
Во-вторых, по его словам, правительство гарантирует особые условия для тех, кто запустит к определенному сроку крупные инвестиционные проекты: «Если инвестор заключит с государством специальное инвестиционное соглашение, то при выполнении своих обязательств он получит гарантии неизменности условий ведения бизнеса на тот период, который в этом соглашении будет определен». Правда, есть маленькое уточнение. Государство все-таки оставляет за собой право пересматривать или отменять нормативные акты, на основании которых было подписано то или иное инвестиционное соглашение. «Но все равно в этом случае интересы инвестора защищены лучше. Потому что такое соглашение носит гражданско-правовой характер и подлежит защите в суде», — рассказал Медведев. При этом он не уточнил, готов ли выплачивать инвесторам упущенную в результате принятых правительством решений выгоду.
По словам премьера, этот законопроект в ближайшее время будет окончательно согласован в правительстве и внесен на рассмотрение осенней сессии Госдумы. «По оптимистическим подсчетам (а они у нас всегда оптимистические), этот законопроект позволит саккумулировать, в том числе в рамках нацпроектов, инвестиции более чем на 20 триллионов рублей», — уверен Медведев.
Антон Силуанов: «Деньги у предприятий есть — на депозитах в банках находится 28 триллионов рублей. Но почему они не идут в экономику?»
ДЕНЬГИ ЕСТЬ, А В ЭКОНОМИКУ НЕ ИДУТ
Выступив, Медведев покинул форум. Слово взял Брилев, который напомнил, что год назад на форуме уже обсуждалось, как упрочить стабильность и перевести ее в рост.
«За это время много положительного произошло, рейтинги повышаются, курс рубля стабильный. Однако роста так и не произошло. Антон Германович, почему роста экономики нет?» — обратился Брилев к министру финансов Силуанову.
«Есть стабильные условия для бизнеса, устойчива налоговая система, есть макроэкономическая стабильность, которой раньше не было. Деньги у предприятий есть — на депозитах в банках находится 28 триллионов рублей. Но почему они не идут в экономику?» — вопросом на вопрос ответил Силуанов. По его словам, задача правительства — понять, что бизнесу мешает, что ему необходимо для того, чтобы поверить в новые инвестиции, что вложения в российскую экономику принесут результат. «Бизнесу нужно, чтобы вложенные деньги приносили доход. И где это делать — в России или в другой стране или просто положить деньги на депозит в банке?» — сказал министр, добавив, что правительство делает все, что нужно, чтобы предприниматели начали инвестировать в Россию, указав на законопроект, о котором сообщил Медведев.
«Это даст гарантию тем инвестициям, которые мы ждем. Сейчас у нас вложения составляют 20–21 процент от ВВП. Этого мало. Наша задача — увеличить их как минимум до 25 и более процентов. Потому что все те страны, которые добились прорыва, имели уровень инвестиций к ВВП за 25–30 и более процентов», — подчеркнул Силуанов.
По его словам, главная национальная цель, которая стоит перед правительством, — войти в пятерку ведущих по экономике стран. «Здесь несколько факторов. Во-первых, концентрация ресурсов со стороны государства — и финансовых, и управленческих. Во-вторых, создание условий, благоприятных для бизнеса, принятие соответствующих законодательных решений. В-третьих, участие всех властных структур — и федеральных, и региональных, и муниципальных — в том, чтобы в реальности сделать комфортные условия для бизнеса».
«Нам говорят: у вас же нет роста за первое полугодие? Да, его нет. Но за последний месяц темпы роста составили 1,7 процента ВВП. Поэтому мы уверены, что наш план сработает, что он даст увеличение динамики роста экономики», — пообещал Силуанов.
Эльвира Набиуллина: «Многие предприятия перестают называть высокую стоимость кредита как один из главных факторов, которые тормозят развитие бизнеса»
«ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ВСЕГДА ХОТЯТ, ЧТОБЫ БЫЛИ НИЗКИ НАЛОГИ И КРЕДИТЫ ПО НУЛЕВОЙ СТАВКЕ»
К дискуссии подключилась Набиуллина, у которой Брилев спросил, насколько соответствует денежно-кредитная политика ЦБ притоку инвестиций в экономику России.
По ее словам, устойчиво низкая инфляция способствует инвестициям, но сама по себе стабильность не создает вложения. «Нам часто задают вопрос: не стоит ли агрессивнее снижать ставки, чтобы подтолкнуть экономический рост и инвестиции? Важно провести анализ, а почему экономика не растет более высокими темпами? В чем причина? Этому препятствуют структурные факторы или же цикличные?» — ответила Набиуллина.
Она пояснила, что действия Центрального банка могут подстегнуть экономический рост, не жертвуя стабильностью, только когда происходит цикличное замедление экономики. «У нас же низкие темпы роста вызваны структурными факторами, а здесь кредитно-денежная политика практически бессильна. Мы не должны повторять ошибки тех стран, которые пренебрегали структурным характером замедления экономики, пытались с помощью печатного станка разогреть экономику. В итоге был ее краткосрочный всплеск, потом она проседала, и возникали проблемы, связанные с повышенной инфляцией и нестабильностью», — рассказала глава ЦБ.
Набиуллина опровергла бытующее мнение, что ужесточение кредитной политики тормозит развитие экономики: «Мы видим, что доступность кредитов в 2015–2016 годах сильно упала, но сейчас она восстановилась до уровня 2010–2013 годов. Многие предприятия перестают называть высокую стоимость кредита как один из главных факторов, которые тормозят развитие бизнеса. Сейчас этот момент на 4–5-м месте по важности. Понятно, что предприниматели всегда хотят, чтобы были низки налоги и кредиты по нулевой ставке».
Министр финансов предложил Набиуллиной смягчить оценку рисков по кредитам, которые выдаются на развитие экономики. Тогда, по его мнению, банки смогут выдавать больше займов. «Это и будут со стороны ЦБ нужные меры структурной поддержки экономики», — подчеркнул он.
В ответ Набиллина сначала напомнила, что практика бездумной раздачи кредитов спровоцировала мировой финансовый кризис 2008 года. «Я не думаю, что это надо повторять в нашей стране», — сказала она. Но затем неожиданно заявила, что готова совершенствовать правила оценки рисков и предоставить крупным банкам право переходить к собственным моделям оценки риска. «Они лучше знают и понимают тех, кого кредитуют», — сказала она. В этот момент где-то грустно улыбнулся экс-глава ТФБ Роберт Мусин, отвлекшись от изучения своего уголовного дела.
Андрей Костин: «Мы предлагаем ввести необлагаемый минимум доходов физлиц, что позволит решить проблему людей с самыми низкими доходами, освободить их от налогов
ВТБ ПРЕДЛАГАЕТ ВВЕСТИ НЕОБЛАГАЕМЫЙ МИНИМУМ ДОХОДОВ ФИЗЛИЦ
Удивительной оказалась речь Костина, который выступил в неожиданной для банкира роли защитника угнетенных.
Обращаясь к Набиуллиной, он призвал активнее проводить процесс дедолларизации, чтобы страна меньше в расчетах зависела от доллара. «Это тоже элемент экономической стабильности и защиты от внешних рисков», — подчеркнул он. При этом Костин назвал лукавством предложение председателя ЦБ РФ позволить крупным банкам самим оценивать свои кредитные риски. «Все равно над ними стоит главный регулятор — Банк России, который всегда может сказать: „Нет-нет, ты здесь риски неправильно посчитал. Давай-ка мы сейчас тебе все нормативы поменяем“», — сказал глава ВТБ, подчеркнув, что банкам, наоборот, нужны четко установленные ориентиры.
Затем Костин отметил, что при таком профиците бюджета России можно перейти к аккуратному смягчению налоговой политики. «Мы предлагаем ввести необлагаемый минимум доходов физлиц, что позволит решить проблему людей с самыми низкими доходами, освободить их от налогов. Или еще одна болезненная, важная для малого бизнеса тема социальных взносов. Я думаю что эти предложения вряд ли вызовут нестабильность экономики», — сказал он.
Костин также «в качестве информации для размышления» напомнил, что за последние два года такие страны, как Казахстан, Азербайджан, Грузия, широко применили меры государственной поддержки для погашения наиболее проблемной задолженности, особенно микрокредитов населения. Такая поддержка помогла избавиться от финансовой кабалы от 5 до 16% населения стран и серьезно расчистила банковский сектор.
Собянин назвал Костина «зрелым политиком», намекая на не свойственный банкирам популизм
Силуанову такие инициативы Костина совсем не понравились. Он предупредил, что накопленная Россией кубышка может быстро сдуться в случае сильных волнений на мировом рынке, например при обвале цены на энергоносители. «А это может случиться. И потом что, нам нужно будет отыгрывать назад, налоги повышать? Давайте проживем хоть сколько-то в нормальной устойчивой ситуации. Мы ее только что создали», — призвал министр финансов.
В свою очередь, Собянин назвал Костина «зрелым политиком», намекая на не свойственный банкирам популизм.
— Я же не до выборов это предложил, а после, — попытался оправдаться Костин.
— Могли бы предложить и НДС снизить, — не унимался Собянин. — Понятно, что руководители регионов — люди бессловесные, они вам ничего не возразят. А регионы — это такие же партнеры, как бизнес, они занимаются огромной хозяйственной работой.
Затем Собянин занялся своим собственным популизмом, подробно изложив, как хорошо живется в Москве предпринимателям и за счет чего удалось увеличить на 20% приток инвестиций.
Алексей Кудрин: «В этом году планируются 1,3 процента, но по итогам года он вряд ли превысит 1 процент. По нашим прогнозам, в 2020 году ВВП России увеличится не более чем на 1–1,3 процента»
«ВОТ И АЛЕКСЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ ГОВОРИТ, ЧТО ВСЕ ПЛОХО. ЭТО ДЛЯ ЧЕГО? ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ РЕАКЦИЮ ЗАЛА?»
Успокоившаяся было дискуссия взорвалась бурным спором между Кудриным и Силуановым.
Сначала Кудрин задался вопросом: позволяет ли проводимая сейчас правительством РФ политика реализовать амбициозные цели, заложенные в нацпроектах, позволит ли осуществить экономический прорыв?
«Сразу могу сказать, что это планы эволюционного развития, но не прорывного, это точно», — ответил на свой вопрос Кудрин. По его словам, реализация нацпроектов добавит ВВП России от 0,1 до 0,6%. «Если не будет роста 3 процента, исполнимы ли показатели, заложенные в национальных проектах? Скорее всего, нет. Не растут реальные доходы населения теми темпами, которые нужно, не формируются прибыли компаний, не увеличиваются доходы бюджетов для исполнения всех этих задач», — отметил Кудрин. По его словам, сегодня экономическая политика России недостаточно проработана для достижения сформулированных национальных целей.
Кудрин отметил, что на нацпроект по здравоохранению предлагается дополнительно выделить лишь 6% от суммы, которая будет потрачена на здравоохранение в течение следующих 6 лет. «То есть, добавив 6 процентов, мы хотим поднять уровень здравоохранения на новую планку. Не получится. Для того, чтобы сегодня справиться с теми задачами — снижение смертности и повышение продолжительности жизни, — нам нужно поднять расходы на здравоохранение примерно на 1 процент ВВП в год, что примерно соответствует расходам развитых стран», — отметил Кудрин, добавив, что такая же ситуация в системе образования.
Затем глава Счетной палаты начал атаку непосредственно на министров экономики и финансов. Он заявил, что в 2019 году снизились доходы населения и возросла бедность. При этом сократилось число малых предприятий и индивидуальных предпринимателей. «В прошлом году планировались темпы роста 2,3 процента ВВП. В этом году предполагаются 1,3 процента, но по итогам года он вряд ли превысит 1 процент. По нашим прогнозам, в 2020 году ВВП России увеличится не более чем на 1–1,3 процента», — вылил ушат холодной воды на участников дискуссии Кудрин.
По его словам, прорыв могут обеспечить только повышение качества государственного управления, увеличение доли частного сектора экономики, повышение самостоятельности регионов в расходовании средств, а также реформа судебной и правоохранительной системы. «Заложены ли все эти шаги в нацпроекты? Я скажу осторожно: там предусмотрен эволюционный прогресс, но не прорывной», — закончил свое выступление Кудрин.
Его речь была встречена залом пусть робкими, но аплодисментами — впервые с начала пленарной сессии.
Это сильно разозлило Силуанова. Он сказал, что «всем нравится, когда говорят, что все плохо». Брилев его поддержал, отметив, что «это старинная русская забава».
«Посмотрите темы СМИ: где-то кого-то убили, ДТП, авария — только это же показывают. Вот и Алексей Леонидович говорит, что все плохо. Это для чего? Чтобы получить реакцию зала? — сказал Антон Силуанов, глядя на Кудрина. — Вот вы говорите, что нужно увеличить расходы на здравоохранение и образование, приводите пример США и Германии. А почему не сравниваете с расходами Кореи и Сингапура, которые обеспечили экономический прорыв? За счет чего они обеспечивали прорыв? За счет того, что наращивали расходы в социалку? Или все-таки вкладывались в инфраструктурные проекты и занимались регуляторикой?»
По словам министра финансов, проблема не в количестве частного бизнеса, а в качестве управленцев — ведь и в Корее, и в Китае достаточно большой процент эффективного государственного сектора. «Какое имеет значение — государственный или частный актив, главное — как им управлять», — отметил министр финансов. Он также категорически не согласен с тезисом о том, что принижена роль регионов. «Да ничего подобного! По сути, мы никогда ранее так не работали с регионами, как это делается сейчас», — подчеркнул Силуанов, призвав в свидетели руководителей регионов. Завершил свою отповедь он словами, что «надо замечать хорошие вещи, которые делаются и которые дают результат».
— Но реальные доходы населения падают, — заметил Кудрин.
— Реальные доходы растут — ответил Силуанов и поправился. — Они будут расти во втором полугодии. Не так все плохо, как вы представляете. Есть прогресс, есть движение!

Источник: деловая электронная газета Татарстана «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/438626

Оставить комментарий

Войти с помощью: