Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Молодая семья уехала из мегаполиса и открыла кузницу.

Глеб Тюрин.
2.09.2019 г.
Пять лет назад Сергей и Юля Гаргалык решились с маленькой дочкой на переезд из Перми в посёлок Юго-Камский. И ни разу не пожалели об этом, хотя без трудностей не обошлось. Заброшенный дом обустроили, кузницу сладили и придумали Фестиваль отцов.
О том, почему семья Гаргалык решила уехать из мегаполиса, как обустраивались на новом месте, сколько за свою жизнь сковал ножей Сергей и зачем им с Юлей Фестиваль отцов, – читайте в материале «АиФ-Прикамье».
Свободолюбивые.
Свои первые клинки Сергей Гаргалык сделал, когда ему было 12 лет. Под руководством прадеда Тимофея Петровича.
«Ему тогда уже перевалило за восемьдесят. Но это был старый могучий казак с будённовскими усами. И с суровым характером: у него не забалуешь. В один прекрасный день прадед мне показал, как правильно делать ножи. Тем самым заложил во мне уверенность, что своими руками можно изготовить любое изделие. Чуть позже я увлёкся исторической реконструкцией. Понадобились сабли, шашки, другое оружие. Но зачем покупать, если можно самому сделать? Так я и стал кузнецом. Начал ездить по кузнечным и историческим фестивалям, постепенно оттачивал своё мастерство», – вспоминает Сергей.
Сегодня к его дому в Юго-Камском тропа не зарастает. Вот и в день приезда у ворот стоял ослепительный чёрный красавец-байк. Его хозяин Алексей примчался с ветерком из Перми за заказом – не столь большим, но весьма практичным ножичком, который так нужен в хозяйстве байкера. До него здесь уже побывал охотник из Березников: ему понадобился простой, но надёжный клинок – для разделки туш. Уже во время нашей беседы в дверь к Гаргалыкам постучал молодой пермяк: приехал, чтобы обговорить детали будущего заказа – казацкой шашки!
Из-за кузнечного увлечения Сергея они с женой Юлей и решились пять лет назад переехать из Перми в деревню. Дочке Оленьке тогда только перемахнул годик, и молодые родители окончательно поняли, что им стало тесно в квартире на Вышке-2.
«Мы с Юлькой свободолюбивые люди. И в четырёх стенах нам уже не хватало простора. Я тогда работал электриком на железобетонном заводе, где мне разрешили заниматься и ковкой. Была кочегарка, наковальня. Можно сказать, что там и началось становление кузницы «Медвежья сталь». Хотя ножи и другие предметы я начал ковать ещё у себя на родине – в Анапе. Уже 15 лет этим более-менее профессионально занимаюсь. Но всё равно на заводе кузнечное дело развивалось больше как хобби. А хотелось уже полностью работать на себя. Вот и предложил жене махнуть в деревню, чтобы сосредоточиться на своём деле», – вспоминает Сергей.
Юля его только поддержала. Они всегда, признаётся, с мужем мыслят в унисон и в одном направлении.
«Сначала думали переехать в одно из экопоселений. Они тогда как раз бум переживали: очень многие стремились жить в экопоселении. Посмотрели несколько таких мест, но отказались. Потому что нужно было строить дом с нуля. Нам это было не потянуть. А ещё нам нужно было обязательно рядом отделение «Почты России»: у Серёжи много заказов на ножи поступало со всей страны. И тут я вспомнила, что мой папа родом из Юго-Камского: в детстве всё лето проводила в посёлке. Почти сразу нашли объявление, что здесь продаётся дом. Приехали, посмотрели и вскоре купили», – рассказывает Юля.
Домик в деревне обошёлся им в полмиллиона рублей. Молодой семье пришлось взять кредит, чтобы его купить. Весной 2015 г. они начали обживаться на новом месте.
Ужасный бомжатник.
Дом, вспоминает Сергей, представлял собой ужаснейший бомжатник.
«У меня порой руки опускались. Только мусора и разного хлама вывезли отсюда восемь грузовиков», – признаётся Сергей.
А Юле запомнились нескончаемые слои обоев, газет на стенах и картона.
«Пока чистили стены, вдоволь начитались газет шестидесятых годов прошлого века», – улыбается она.
Продуваемый всеми ветрами туалет на улице. За водой нужно бежать до колодца. Первые месяцы, пока не построили баньку, бельё для годовалой дочки Юля стирала в тазике.
«Но трудности не пугали. Воспринимала это как поход, полевую жизнь. Зато такое счастье было, когда баня появилась, когда сделали водопровод. И маленькой Оле здесь сразу понравилось: столько свободы вокруг! Гуляй, где хочешь, исследуй мир. Во двор не боишься выпускать: машины у нас тут почти не ездят», – говорит Юля.
Сейчас их семейное гнездо не узнать. Под обоями и газетами обнаружился добротный сруб из лиственницы: отшлифовали и отлакировали – красота! Прибрав дом и обустроив баньку, занялись расширением жилплощади. Тем более что нужна была мастерская и детская: у Оли в деревне появился брат Ярослав.
Ах, да! И, конечно же, кузница-добытчица – её Сергей сладил первым делом после переезда.
Медвежья сталь.
Пока идём в святая святых мастера в кузницу, спрашиваю у него: «Почему остались жить с Юлей в Пермском крае, а не уехали к тебе на родину – в Анапу? Море под боком, климат прекрасный!»
«Когда приехал жить в Пермь, на родину Юли, мне понравились люди, ваша ментальность. На Кубани она другая. Там тоже есть добрые, отзывчивые люди, но исторически торговые отношения превалируют. Всё продаётся, всё покупается. В том числе и дружба. Одним словом – знаменитая южная ментальность: бизнес, ничего личного. Там моё ремесло никому не было интересно. А на Урале ещё много мужчин, которые сохранили мужскую жилку. Тех, кому нужен добротный нож, который прослужит долго. Среди моих заказчиков – много охотников, сотрудников спецслужб, военных», – объясняет Сергей.
Чувствуется, что в «Медвежьей стали» (именно так назвал свою кузницу мастер) всё сделано с особой трепетной любовью к своему ремеслу. Большую часть оборудования Сергей смастерил сам. Отдельная гордость – мощный и оборотистый горн, который совсем не выжигает углерод. Для оружейника это очень важно.
Хотя прадед и зажёг в Серёже искру любви к кузнечному делу, до всего ему пришлось доходить самому.
«Ковка клинков и других предметов – это же целое искусство. Нужно быть металлургом, знать металловедение и способы закалки, разбираться в видах стали», – поясняет Сергей.
Как-то подсчитал, за свою жизнь он сковал более семи тысяч ножей. И каждый клинок – индивидуальный, ни разу не повторился. А ещё Сергей даёт пожизненную гарантию на свои изделия: те же ножи, уверяет, прослужат хозяину долго.
«В каждый нож вкладываю душу. Сам процесс длительный: если сильно напрячься и постараться, то за день смогу сковать максимум два клинка», – говорит Сергей.
В отличие от многих других мастеров он спокойно пускает людей в свою кузницу и делится секретами – проводит мастер-классы по ковке ножей.
«Обычно провожу для одного человека. Как уже сказал, это работа на весь день. Когда люди приезжают на мастер-класс, они думают примерно так: дам заготовку, они её расплющат, заточат – и клинок готов. Я же показываю весь цикл изготовления ножа – от ковки до насадки ножа на рукоятку, – рассказывает кузнец. – Некоторые потом признаются: «Вы открыли для меня новую Вселенную».

Источник: АИФ, клуб «Развитие территорий», социальная сеть «Фейсбук».

Оставить комментарий

Войти с помощью: