Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Дружба в кисло-сладком соусе. Чем Китай может угрожать России

В свете недавней широко отмеченной 92-й годовщины Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и возросшей вероятности военной развязки конфликтной ситуации в Гонконге возникает вопрос о возможных угрозах со стороны Китая для России. В ближайшей перспективе они видятся минимальными — и отнюдь не военными. Но это вовсе не означает, что никаких иных угроз со стороны могучего соседа для России нет

6 АВГУСТ 2019 16:02

Растущее напряжение между Пекином и Вашингтоном из-за Гонконга в связке с другими раздражителями (идущая де-факто торговая война, Южно-Китайское море, Тайвань и т. д.) может перерасти в локальный военный конфликт с труднопредсказуемыми последствиями для стабильности и мира в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В том числе для России.

Нас это не беспокоит?

Демонстративное «вставание с колен» Китая все более тревожит Соединенные Штаты и их союзников в Азии (Япония, Южная Корея, Австралия, Тайвань, Филиппины). А вот Кремль, похоже, это вовсе не беспокоит, и доказательством того является растущий технологический уровень поставляемого Китаю российского оружия.

Тем временем Китай последовательно догоняет Россию и Соединенные Штаты по боевой оснащенности армии и флота. Дело дошло до того, что новейший российский истребитель Су-57 китайские военные эксперты сегодня считают не соответствующим стандартам машин пятого поколения, заявляя, что он уступает как американскому F-22, так и китайскому истребителю J-20.

Боевой китайский флот в обозримом будущем по целому ряду количественных и, вполне вероятно, качественных характеристик может сравняться с ВМФ Соединенных Штатов и России. По прогнозам тайваньского издания Prospect & Exploration, к середине 2040-х Китай будет обладать 10 авианосцами, 30 стратегическими подводными лодками с баллистическими ракетами, 30 крупными десантными кораблями, 30 интегрированными судами снабжения, 30 атомными подводными лодками, 120 ракетными эсминцами и фрегатами, а также 60 легкими фрегатами.

По другим данным, уже на начало 2019 года у Китая было от 465 боевых кораблей, по сравнению с 289 единицами у США и 270 у России (из которых активно используется лишь половина). За последние 10 лет китайские верфи построили более 100 военных кораблей, что примерно в полтора раза больше, чем российские предприятия. При этом практически весь китайский ВМФ концентрируется в прилегающих к азиатскому материку акваториях Тихого океана, где сосредоточены как основные экономическое интересы Китая, так и военно-политические угрозы для него.

Является ли дальнейшее усиление Китая, в том числе в военном отношении, угрозой для России?

Что будет, если через 20–30 лет дружба обернется — не дай бог, конечно! — недоверием и враждой, как это уже бывало в прошлом веке?

Кремль, а вслед за ним чиновники и государственные СМИ на этот вопрос однозначно отвечают «нет». Основания для оптимизма они видят в выведенных «на самый высокий уровень» двусторонних отношениях, которые «основываются на прочной общественной базе», «опираются на прочное политическое доверие и стратегическую руководящую роль глав двух государств», «традиции дружбы между народами России и Китая, передаваемой из поколения в поколение».

Но если через 20–30 лет дружба обернется — не дай бог, конечно! — недоверием и враждой, как это уже бывало в прошлом веке? Спросить, очевидно, будет не с кого, даже если к тому времени кто-то из определяющих ныне политику России еще будет пребывать в Кремле, правительстве, МИДе или Госдуме. Ведь все решения, скажут они, принимались в рамках вертикали власти и, по сути, одним лицом.

Пока наверху вот уже почти три десятилетия поднимаются громкие тосты за дружбу, наши политологи, журналисты и экономисты выдают на-гора массу сценариев и докладов о набирающем силы Китае как «главной угрозе» (прежде всего экономической) России, о китайских мечтах «вернуть» Дальний Восток, о «чреватых экологической катастрофой» планах протянуть в Китай с Байкала и бассейна реки Обь огромные водоводы, о том, что «Китай нападет на Россию с вероятностью 95–99 процентов» и т. д.

С другой стороны, «прокитайские» эксперты давно предлагали превратить нашу страну в «стратегический тыл» Китая, что, по их мнению, застрахует Россию от «подрывных действий» Запада, «оранжевых» революций и т. д. На разного рода уровнях звучат призывы к Москве и Пекину перейти от стратегического партнерства — официально декларируемого сегодня формата двусторонних отношений — к  военно-политическому союзу. Впрочем, официально настрой двигаться в этом направлении обе стороны пока отрицают.

Поворот

Сегодня очевидно одно: Россия Владимира Путина политически однозначно совершила «поворот на Восток». Невзирая на то что дети нашей элиты учатся на Западе, недвижимость и счета у многих тоже там, отдыхают власти предержащие опять-таки преимущественно на западных курортах, да и виды на жительство у многих наших «патриотов» открыты отнюдь не в Китае или Иране.

Правда, в обеих столицах есть и влиятельные прозападные группировки, причем неизвестно, в Москве или Пекине «западники» более влиятельны. Иногда даже возникает ощущение, что сторонников выстраивания более тесных, нежели с Россией, отношений с Соединенными Штатами и Евросоюзом в Китае становится не меньше, а все больше.

В Китае примерно такой же расклад, как у нас: его экономика более чем на 90 процентов завязана на Америке, Евросоюзе и их союзниках в Азии

Есть ли в этом дихотомия? Несомненно! Тем более что в Китае примерно такой же расклад, как у нас: его экономика более чем на 90 процентов завязана на Америке, Евросоюзе и их союзниках в Азии, Запад является главным источником технологий и качественных инвестиций для китайской экономики. Наконец, в США и Европе живут, учатся и работают миллионы отпрысков китайской элиты, поэтому ракеты туда Пекин никогда не направит.

Вот почему в китайском истеблишменте всегда будет огромный запрос на замирение и поиск компромисса с Западом. А значит, ни о каком «едином фронте» противостояния Западу с Китаем вести речь не приходится.

Со всеми вытекающими…

Пока российские обожатели Китая ведут разговоры о гипотетическом союзе с Пекином против Запада, китайские «патриоты» продолжают муссировать тему территориальных претензий.

Неделю назад популярный китайский портал sohu.com опубликовал весьма провокационный опус «Остров Сахалин — бывший остров Куедао нашей страны». В нем утверждается, что Сахалин когда-то принадлежал Китаю и что «россияне захватили эту землю и убивали людей», и это у китайских «патриотов» вызывает не просто сожаление, но «глубокую ненависть». Рассказывается в статье и о том, что на острове жили японцы и коренные жители, но после «захвата» в XIX веке Сахалина Россией японцев депортировали в Японию, а коренных жителей подвергли «безжалостному притеснению и почти полностью истребили». Тех же, кто выжил, «подвергали дискриминации по национальному признаку».

Подобных публикаций в китайском интернете можно найти предостаточно. Например, на baidu.com (китайский Google) Южные Курилы обозначены как территория, «оккупированная Россией».

Китайские СМИ, освещая российско-японский территориальный спор, постоянно называют Южные Курилы «северными островами». Очевидно, с тем расчетом, что в случае гипотетических российских территориальных уступок Японии Китай был бы готов заявить о своих претензиях на Сахалин и другие «территории, отторгнутые по неравноправным договорам Россией». Отметим, что площадь «отторгнутых территорий» в китайских школьных учебниках оценивается в полтора миллиона кв. км!

За 70 лет население Китая выросло с 500 миллионов до 1,3 млрд человек. Между тем ресурсная база, пашни, водо- и экосистемы страны истощены или подорваны

С момента провозглашения 70 лет назад Китайской Народной Республики ее население выросло с 500 миллионов до 1,3 млрд человек. Между тем ресурсная база, пашни, водо- и экосистемы страны истощены или подорваны. Китай слишком велик, чтобы его проблемы не проецировались на весь остальной мир и прежде всего на Россию. Особенно тревожно, когда события развиваются на фоне массированного — начиная со школьной скамьи — привития китайцам мысли о «захваченных северным соседом» территориях, где есть в достатке и вода, и лес, и земля, когда в китайских соцсетях пишут, что на душу российского населения этого природного добра приходится в десятки раз больше, чем на среднестатистического китайца.

Заметим, что китайские власти не делают ничего, чтобы погасить эту «патриотическую» волну, хотя возможностей у них предостаточно.

Готова ли Россия к тому, чтобы противостоять исходящим от Китая угрозам? Возможно, в чисто военном плане пока да, хотя некоторый положительный баланс в нашу пользу может сойти на нет уже в ближайшие два-три десятилетия. А вот сопротивляться китайской «мирной» экономической и демографической экспансии мы уже не можем. И в силу коррумпированности всех ветвей власти, и в силу того, что политически мы уже почти стали «младшим братом» Китая. Со всеми вытекающими, в их азиатском варианте, последствиями.

Авторы: Владимир Арсеньев, Юрий Максимовский

Оставить комментарий

Войти с помощью: