Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

The New York Times: Российская земля вечной мерзлоты и мамонтов тает

Глобальное потепление сокращает площадь земли, подверженной вечной мерзлоте, по всей Сибири, нарушая каждодневную жизнь в одном из самых холодных населенных мест на Земле.

Пейзаж деревни Усун-Кюель в Якутии обезображен термокарстами, буграми, вызванными перепадами температуры под землей

Работник лаборатории открыл морозильную камеру и достал предмет размером с футбольный мяч в разорванном пластиковом пакете, снял покрытую грязью оболочку и положил его на деревянный стол. Это была замороженная голова волка.

Животное с обнаженными зубами и пятнистым мехом, казалось, было готово напасть. Но оно сохранено в своем виде приблизительно в течение 32 000 лет в вечной мерзлоте, 65 футов под землей в Якутии в северо-восточной Сибири.

Поскольку в Арктике, включая большую часть Сибири, потепление происходит, как минимум, в два раза быстрее, чем в остальной части мира, вечная мерзлота — вечно-замороженная земля — тает. Такие необычные вещи, как голова волка, встречаются чаще на этой земле, которая уже известна тем, что выдает замороженных шерстистых мамонтов в целом виде.

Оттаивание вечной мерзлоты наряду с другими изменениями, вызванными глобальным потеплением, меняют образ этого невероятно отдаленного региона, иногда называемого Царством Зимы. Это одно из самых холодных населенных мест на Земле, и оно огромное; Якутия, если бы стала независимой, была бы восьмой по величине из самых больших стран мира.

Исчезновение вечной мерзлоты деформирует сам ландшафт, разрушая дома и постройки. Миграционное поведение животных, на которых охотились веками, меняется, а сильные наводнения сеют хаос почти каждую весну.

Вода, размывающая и без того труднопроходимые земляные дороги и обнажающая трупы из их могил, угрожает целым деревням состоянием вечной затопленности.
Волны сокращают линию оттаивающего Арктического побережья.

Вода затопила кладбище в Среднеколымске, вскрыв могилы

Василий П. Оконешников, 54 года, глава села Налимск, проверяет столб для привязи лошадей. Из-за частых наводнений столбы больше не стоят прямо, но некоторые из них, считающиеся священными, нельзя поправлять

Коренные жители напуганы как никогда. Жители постоянно борются с непредсказуемой природой, которая оставляет их в состоянии смятения, беспомощности, подавленности, раздражения и без жилья.

«Все меняется, люди стараются понять, как адаптироваться», — говорит 63-летний фермер из Налимска Афанасий Кудрин. В этой деревне за Полярным кругом живет 525 человек. «Нам нужно, чтобы морозы вернулись, но становится все теплее и теплее».

Изменение климата — глобальное явление, но изменения особенно видны в России, где вечная мерзлота покрывает две трети страны с глубиной, достигающей почти мили.

«Люди не понимают масштабы этого изменения, и наше правительство даже не думает об этом», — говорит заместитель директора Института вечной мерзлоты, исследовательского учреждения в Якутске, Александр Федоров.

Фермер Налимска Афанасий Кудрин показывает погреб вечной мерзлоты, где со стен сейчас капает вода

32 000-летняя голова волка, которая была заморожена в вечной мерзлоте на глубине 65 футов под землей

В Якутии, которая составляет почти 20% России, расстояния огромные, а транспорт находится в состоянии беспорядка. Население — меньше миллиона. Коренные жители шутят, что на каждого жителя полагается одно озеро. 33 улуса в Якутии, каждый размером в полную страну. В дальнем углу северо-востока — Среднеколымский улус, который находится полностью за Полярным кругом, чуть меньше по размеру, чем Греция. Всего 8 000 жителей живут в 10 наслегах, из них — 3 500 в улусном центре.

Этот район был синонимом отдаленности веками. Императрица Елизавета отправляла в ссылку первых выдающихся политических заключенных в Среднеколымск в 1744 году. Тогда уходил целый год, чтобы доехать из Санкт-Петербурга сюда. Якутию пересекают всего две магистрали, одна из которых была построена в основном заключенными ГУЛАГа во времена коммунизма, и большая часть ее до сих пор не асфальтирована.

В Среднеколымске лето обычно длилось с 1 июня по 1 сентября, но сейчас оно длится на 2 недели дольше как весной, так и осенью.  На улице зимой можно заметить, что температура обычно в январе -50, а не -75, как бывало. Жители считают, что -50 — это «не холодно».

Гренландия, Канада и т.д.

По региональной диаграмме средняя годовая температура в Якутске за последние десятилетия поднялась более, чем на 4 градуса — от 14 до 18,5, говорит господин Федоров, ученый из Института вечной мерзлоты.

Более теплые зимы и более длинные летние сезоны постепенно оттаивают мерзлую землю, которая покрывает 90% Якутии. Верхний слой, который оттаивает в летний период и замерзает зимой, может достигать глубину в 10 футов, тогда как раньше он был максимум 3 фута.

Разрушающиеся утесы на берегах рек обнажают другие места, как например, место, где была найдена голова волка, которая очень долго была глубоко захоронена.

Памятник советской эпохи политическим заключенным, отправленным в ссылку в Среднеколымск при царском режиме

По всей Якутии фермеры заменили десятки тысяч коров якутскими лошадьми, которые едят меньше сена, но производят меньше молока. Рынок на их мясо ограничен

Оттаивающая вечная мерзлота и увеличивающиеся осадки сделали землю более влажной. Снег и дождь создают зловещий круг, образующий защитный слой, который ускоряет оттаивание подземной почвы.

Вода, накапливающаяся под плавучими льдинами, сейчас вызывает разрушающие наводнения фактически каждый май.

В Среднеколымске в прошлом году наводнение размыло взлетную полосу аэропорта. Часто ломающиеся советские турбовинтовые самолеты — это единственные жизненно-важные коммуникации с миром, но аэропорт вынужден был закрыться на неделю.

Налимск, 11 миль от Среднеколымска, затопляло пять лет подряд. Комары кишат полчищами в разрастающихся болотах как пилоты-камикадзе. «Бесплатное иглоукалывание», — шутит глава поселка Василий Оконешников.

«Упитанные черные утки турпаны обычно прилетали регулярно в первые недели июня. В этом году мигрирующие птицы прилетели 1 мая. Обычно турпанов было гораздо меньше, и вдруг тут еще и гуси, что-то невиданное», — говорит он.

Рыбаки, буксирующие лодку из реки Колымы в северо-восточной Якутии, около 9 часов вечера, когда солнце никогда не садится

Апполинарий Попов, 55 лет, построил себе маленькую рыбацкую хижину в Вяткино, к северу от Среднеколымска, на утесе с видом на реку Колыму, так как наводнения снесли многие похожие строения, стоящие ближе к воде

Повсюду изменились миграционные маршруты диких оленей, а леса стали населять незнакомые насекомые и растения. Охотники Налимска когда-то хранили свою рыбу и дичь в пещере глубиной 22 фута, вырытой в вечной мерзлоте, что-то типа естественного морозильника. Теперь с их тающих стен капает вода, и мясо портится.

Дальше к северу жители отказываются покидать свои затопленные прибрежные деревни, боясь потерять доступ к белой рыбе, их основной еде.

Деревня Березовка затапливается фактически каждую весну уже десять лет, 300 жителей деревни вынуждены были перемещаться на лодках, чтобы заниматься своими делами. Они наконец-то приняли пятилетний проект по переселению деревни на 900 ярдов выше.

В этом районе Березовка является единственным местом, где концентрируются эвены, одно из исчезающих коренных племен.

Эвены, это обычно оленеводы, осели только в 1954 году под нажимом правительства. Они говорят на другом языке, разные кланы сохраняют песни предков.

«В какой-то момент нам стали говорить, чтобы мы покинули деревню, но люди не хотят уезжать», —говорит Октябрина Новосельцева, председатель Ассоциации коренных народов Севера в Среднеколымском улусе. «Они же потеряют все, вся культура исчезнет»

Выставка Музея археологии и этнографии в Якутске показывает древнюю жизнь коренных народов в Якутии. Разные маленькие коренные племена, которые пасли оленей веками, находятся под угрозой глобального потепления, оттаивающего вечную мерзлоту

Правительство в отдаленной Москве — это абстрактная идея. Аляска ближе. Жители деревень по всей Якутии оплакивают свое состояние, рассчитывая только на свои ресурсы и средства, чтобы адаптироваться к изменениям климата. Даже у государственных учреждений, таких как Институт вечной мерзлоты, нет средств для сложных полевых работ, необходимых для оценки полного размера потерь вечной мерзлоты. Не могут они и измерить и другие осадки, как например, сколько метана в микробах размножается в только что оттаявшей почве из-за глобального потепления.

«Мы в реальности не мониторим ситуацию, поэтому нам приходится только видеть последствия», — говорит глава Среднеколымского улуса Евгений Слепцов, пока мы плыли в рыбацкой лодке по реке Колыме в 10 часов вечера в приглушенном свете бесконечного арктического дня.

Правительство также не способно что-то сделать и по другим проблемам окружающей среды, включая лесные пожары, уничтожающие миллионы акр отдаленных лесов по всей Якутии и остальной части Сибири. Добираться до них слишком затратно.

Северная часть Среднеколымска регулярно затопляется весной

63-летний фермер Иван Трофимов в своем старом доме в центральной деревне Усун-Кюель. Дом осел из-за оттаивания вечной мерзлоты

В 1901 году были обнаружены первые шерстистые мамонты в вечной мерзлоте, появившиеся на берегу реки возле Среднеколымска, это событие увековечено на щите при въезде в город в виде изображенного стилизованного красного мамонта.

Но тающая вечная мерзлота вскрывает все больше таких огромных мохнатых животных, которые бродили по северной Сибири с более умеренным климатом 10 000 лет назад. И так как становится невозможным надеяться на доходы от сельского хозяйства и охоты, все больше местных жителей отправляются на их поиски.

Выкапывание мамонта запрещено, поэтому искатели делают это секретно, но один бивень мамонта, если продать его в Китай, может стоить 16 000 долларов — достаточно, чтобы прожить на них один год.

Охотники за бивнями раскопали плейстоценовую голову волка, которая хранится в отделе изучений мамонта в Академии наук в Якутске.

Потеря вечной мерзлоты также отрицательно воздействует на столицу Якутск. Оседающая земля повредила 1 000 зданий, говорит мэр города Сардана Авксентьева, а дороги и тротуары требуют постоянного ремонта.

По мере оттаивания вечной мерзлоты в Якутске, некоторые почвы впадают, трансформируя участок земли в заграждающий пласт из бугров и воронок, который называется термокарст. Он может углубиться дальше и стать болотом или озером. Сверху термокарст выглядит как гигантские прыщи (наросты), поражающие землю, что делает невозможным косить траву или пасти животных на полях, которые раньше были плоскими.

В Среднеколымске после случая, когда местный ветеран войны на Восточной Украине впал в бешенство и застрелил полицейского, а затем себя, полиция сохранила его труп в естественном морозильнике, под землей в вечной мерзлоте

Скелет мамонта в фойе Музея археологии и этнографии, сотрудничающего с Музеем мамонта в Якутске

Термокарсты осаждают и Чурапчинский район, 120 миль к востоку от Якутска. 33 семьи когда-то жили в северной части Усун-Кюель, деревне из 750 человек. После того, как их хотоны и заборы начали постоянно разрушаться, 10 семей переехали. Эти останки их прежней жизни напоминают военное осаждение. Чтобы найти плоскую, сухую землю для выращивания сена, фермеры работают все отдаленнее и отдаленнее.

По всей Якутии фермеры заменили десятки тысяч коров якутскими лошадьми. Лошади поедают меньше сена, но производят меньше молока, и рынок их мяса очень ограничен. Они также погибают в стадах, когда их копыта не могут проникнуть к корму через толстый снег и лед.

62-летний Николай Макаров строит новый дом. Он устал поднимать свой старый дом после того, как он оседал четыре раза, что даже двери не могли открываться. Вода также проникала под полом, половицы прогнивали и замерзали зимой, охлаждая весь дом внутри.

Когда-то деревенская дорога была прямой, бревенчатые дома и хотоны были выстроены в ряд по всей ее длине. Сейчас грязная дорога вся в колдобинах, петляющая среди бугров, совсем не похожа на дорогу. Покинутые дома, скосившиеся под разными углами. «Здесь как после войны», — говорит Макаров, чей новый дом возвышается на сваях, вложенных 16 метров в глубину, где все еще есть вечная мерзлота. «Скоро совсем не останется плоской земли в этой деревне. Мне осталось только 30-40 лет жить, надеюсь, мой дом продержится за это время».

В Якутске более 1 000 зданий разрушено вследствие оттаивания вечной мерзлоты под фундаментами зданий из-за глобального потепления. Это здание стоит на сваях, которые должны предотвратить оттаивание вечной мерзлоты от его тепла

Фото: Эмили Даки

Перевод на русский язык: по заказу News.Ykt.Ru

Оставить комментарий

Войти с помощью: