Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

История провала: как успешный якутский бизнесмен оказался в многомиллионной долговой яме

Перспективный выпускник РФМШ, президент школы, спортсмен, которому пророчили незаурядное будущее, 42-летний Сергей Сивцев четыре года живет в бюрократическом аду и сейчас находится на грани банкротства.

Два года назад редакция News.Ykt.Ru поднимала проблему «Хатасского беспредела»: тысячи земельных участков по обе стороны Покровского тракта (10-16 км) оказались непригодны для строительства из-за охранной зоны. Причин оказалось несколько: магистральный газопровод, газораспределительная станция, объект ФСБ, свиноводческий комплекс, не говоря уже об ограничениях около водных объектов. Подробнее можно прочитать тут. Были вынесены судебные решения о сносе жилых домов, но благодаря вмешательству руководства Якутии их не тронули. Правда, люди не могут дальше строить что-либо, а также подводить инфраструктуру.

«В 30 лет решил основать свой бизнес»

Эта история коснулась не только простых людей, но и предпринимателя Сергея Сивцева. На сегодняшний день у него более 10 миллионов рублей долгов. Счета, спецтехника предприятия давно арестованы. С судебными приставами он видится чаще, чем со своими родителями. А на днях кооператив, который он возглавляет как председатель, отключают от электричества за долги. Без света остается около 40 семей. Люди написали на Сергея заявление, что выплаченные ими деньги он отправил на погашение долгов перед кредиторами.

— У меня всегда был технический склад ума, — рассказывает Сергей. — После окончания РФМШ, в которой я еще был президентом школы, поступил в МГТУ им. Баумана. В те годы это было нереально престижно. Впрочем, как и сейчас. Работал инженером на Вилюйской ГЭС, но в 30 лет решил основать свой бизнес. Подхлестнуло еще то, что я сам считал, что могу больше, чем просто сидеть на зарплате с 9 утра до 6 вечера.

Электричество — это то, на чем держится вся нынешняя цивилизация. И наша компания имеет прямое отношение к улучшению жизни жителей Якутска и всей республики. Мы за 10 лет побывали почти везде: построили подстанцию в Тикси, ремонтировали сети в Алданском районе и многое другое.

Свою фирму я зарегистрировал в 2006 году. Первый подряд мы получили через год, после оформления всех допусков и лицензий. Через два года на деньги от прибыли мы увеличили штат и закупили еще больше спецтехники. Начали участвовать в тендерах и выигрывать конкурсы на проведение работ в Якутске и улусах.

В 2010 году мы расширили перечень услуг, дополнительно занялись обслуживанием государственных учреждений.

«Начали работы. За свой счет»

— Я работал круглые сутки, иногда жена и дети не видели меня по несколько недель, — продолжает он. — Знакомые спрашивали, почему я не езжу на Лексусе и не живу в трехэтажном особняке на Сергеляхе, на что я отшучивался: время придет и все будет. Всю прибыль вкладывал в предприятие: увеличивал зарплаты сотрудникам, премиальные и прочее. Кадры — это самое ценное, что есть в компании. А теперь думаю: надо было имущество тоже покупать, теперь, в нынешней ситуации, мог хотя бы что-нибудь продать и закрыть местами долги.

Все шло отлично до 2015 года. Бизнес ширился, подобрался хороший коллектив. С женой задумались о расширении жилплощади. У нас двое детей.

За год до переломного момента я познакомился с руководством СНТ «Тускул-2». Это земельные участки по правой стороне на подъезде к селу Хатассы. Огромное ровное поле, размежеванное на тысячи участков. Мне предложили продолжить работы по электрификации участков, которые были приостановлены из-за недостатка финансирования. Первый этап предусматривал электрификацию 250 участков. Другие подрядчики должны были провести газ, строить дороги. В итоге город бы получил полностью благоустроенный микрорайон на тысячи участков. С точки зрения перспективы, это было рискованное, но в будущем прибыльное дело. Много времени мы потратили на проверку документов, проектирование, в том числе и охранную зону объекта ФСБ, про которую многие слышали, но никаких точных документальных данных не было. В итоге я решил рискнуть, и, получив все необходимые согласования, мы начали работы. За свой счет.

В общей сложности я вложил своих средств на сумму более 16 миллионов рублей. Точка отсчета провала — именно в них.

Когда мы уже закончили монтаж и ждали подключения, меня вызвали в ФСБ. Спросили: парень, а что ты делаешь в охранной зоне нашего объекта? Я говорю: у меня согласованы эти работы. Потом выяснилось, что там действительно от объекта ФСБ есть охранная зона радиусом 1 километр. Ни в каких регистрационных документах это не было отображено. Все здесь покупали земли, чтобы строиться. Людям выдавали документы на участки без обременений, переводили в ИЖС, на генплане города никаких охранных зон не было. А самое главное — согласование, которое мы получили в ФСБ, было только от подразделения, которое не имело права подписывать, или еще должны были другие согласовать. Нам запретили подключить сети и вообще что-либо делать там.

«Это было упущение архитектуры»

— В итоге ФСБ написала письмо окружной администрации о необходимости внесения в кадастровую карту охранной зоны объекта. Мэрия спешно начала исправлять свои ошибки: провели новые публичные слушания, поменяли зоны, и люди, у которых участки ранее были [под] ИЖС, потеряли возможность строиться, так как появилась охранная зона. На встрече с тогдашним главным архитектором города Ириной Алексеевой в 2016 году она сказала, что это было упущение архитектуры (главный архитектор Алексеев) и в отдел генплана «Якутпроект», который она лично возглавляла в период проектирования, не дали документы по охранной зоне, поэтому в генплан и не внесли охранную зону. И когда утверждали генплан с. Хатассы и новые участки переводили в ИЖС, охранная зона не была отображена, и в кадастровой палате тоже не знали об этом.

Охранная зона ФСБ почему-то не идеально круглая, как должно быть

То есть никто вроде бы и не виноват, все спихивают вину друг на друга.

Столбы возле объекта ФСБ до сих пор стоят. Я все же надеюсь, что этот вопрос можно как-то решить. Во многих регионах охранная зона таких объектов составляет 500 метров, а где-то обходятся одним лишь ограждением. А у нас в Якутии как будто раздолье террористов, целый километр. В эту зону попали сотни участков.

«Пошла черная полоса»

— Пошла черная полоса, но я тогда еще не осознавал всех ее последствий. Работы встали. Правление СНТ ничего не делало, а я же был только подрядчиком. Люди начали возмущаться, деньги за техприсоединение заплатили, а света нет. Часть членов — крупных землевладельцев (140 участков) вообще вышла из СОНТ, к тому времени территория вошла в границы с. Хатассы и им перевели под ИЖС. Они подключались к «Якутскэнерго» напрямую, и, как я понимаю сейчас, весь проект под названием СНТ «Тускул-2» уже тогда был похоронен.

Я сколько раз говорил руководству СНТ «Тускул-2»: давайте шевелитесь, решайте проблему с охранной зоной ФСБ, люди от вас уходят, у меня работы стоят, что мне делать с моими сотрудниками и поставщиками. Они сказали: хочешь, сам стань председателем и решай все эти вопросы. Я сейчас знаю, что мне тогда надо было отказаться, по крайней мере сумма долга была бы в два раза меньше. Но я согласился, так как в этот проект уже было вложено много, и был избран председателем правления СНТ весной 2016 года. Позже переименовались в ТСН. Этих парней в Якутске давно нет: один переехал на ПМЖ в Москву, второй — уехал в улус.

В 2017 году мы были вынуждены на 90% сократить штат работников, так как не могли получить дебиторскую задолженность от своих должников и платить зарплату и налоги. На данный момент она составляет более 25 млн рублей. Все катится как снежный ком — чем дальше, тем больше проблем.

Пока на меня у судебных приставов лежит сумма более 10 миллионов рублей, но это только из-за того, что не все подрядчики и поставщики еще подали в суд.

В прошлом году сам «Якутскэнерго» начал активно строить сети рядом с нашими и подключать людей за 550 рублей, тогда как целевой взнос за электрификацию в нашем товариществе начинается от 75 тысяч рублей. Перспектив оплаты задолженности перед подрядчиком у ТСН не осталось.

«„Якутскэнерго“ готово выкупить многомиллионные сети за тысячу рублей»

— Оптимальным выходом из ситуации был бы выкуп сетей ПАО «Якутскэнерго», так как сейчас они и так проводят работы по электрификации участков по заявкам. Тогда «Якутскэнерго» получило бы уже готовые сети, ТСН расплатилось бы с подрядчиком, люди бы перешли на индивидуальный учет. К сожалению, все предыдущие ответы от «Якутскэнерго» сводились к предложению отдать сети за условную стоимость — 1 тысячу руб. Если бы такого большого долга не было бы, так и сделали бы.

В мэрию тоже писали с просьбой хотя бы частичного возмещения затрат, связанных со строительством сетей, но ответ всегда: денег нет.

Понятно, что у каждого бизнеса есть свои риски, но в данном случае я считаю, что виновата несогласованность всех муниципальных и государственных структур: кто-то кому-то чего-то не передал, не сказал, не предупредил об охранной зоне. В итоге пострадали и люди, и предприниматели, а по факту никто не виноват. Ситуация и теперь критическая. Многие вложились, влезли в кредиты, а ничего на этих землях сделать не могут. Почему все молчат? После скандала двухлетней давности все бегали, что-то предпринимали, а теперь все затихло. Но это не означает, что проблема решена. Эти участки до сих пор спокойно перепродаются, причем в основном покупают из районов, которые не знают о существующих ограничениях либо не понимают всю серьезность ситуации.

Я поделился своей историей не для того, чтобы вызвать жалость или сочувствие, а чтобы подвигнуть властей к решительным действиям, ведь власть должна работать на людей, а не против них.

Оставить комментарий

Войти с помощью: