Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Очерки теории Степного государства: Часть 9 и 10. Космополитизм или национализм?

От редакции: мы начинаем серию публикаций отрывков из труда “Очерки теории Степного государства” нашего казахского коллеги, известного философа и общественного деятеля Н.Амрекулова. Размышления Н.Амрекулова приобретают особую актуальность в связи с предстоящими 9 июня 2019 г. досрочными выборами Президента Казахстана, попытками организации новой “оранжевой” революции и отстранения от власти Н.А.Назарбаева.

Н.Амрекулов (Республика Казахстан).
8.05.2019 г.

Отречься от своего Шежире («память», «родословие») – это ли не апофеоз манкуртизма? Не это ли мечта всех либералов-космополитов, которые навязывают свое безродное безнациональное мышление как самое передовое?
И которые до этого уничтожили «права человека» десятков миллионов коренных индейцев, лишили их земли и государства. Ныне часть индейских племен восстала и, борясь за независимость, вышла из состава США.
Эта заманчивая идеология забывает: любая личность формируется в местном ландшафте, как часть этноса, носитель его обычаев, ценностей и традиций. Космополитизм на деле обслуживает интересы закулисных глобализаторов-колонизаторов, утверждающих свое тайное господство через либерализацию национальных государств, долларизацию местных экономик, девальвацию традиционных ценностей и обычаев, насаждение серой масс-культуры потребителей.
Между тем, самый продвинутый в мире этнос – японцы, свято хранят свои древние обычаи, языческие верования и даже костюмы. Никогда еще они не поступались своими национальными ценностями, святынями и традициями, и все заемное (даже капитализм как формацию) они перерабатывали соответственно своей культуре и нуждам своего национального развития. Так родилась оригинальная модель национал-капитализма, идеология и политика большой семьи как некоей замкнутой японской нации-корпорации.
Тут все недостатки рынка (конкуренция, отсутствие долгосрочного стратегического планирования, алчность банкиров и продажность чиновников и т.д.) были сняты и компенсированы их благородной самурайской этикой и культурой воинов. Потому и нет у них раболепия перед начальством, любой рабочий ощущает себя равноправным партнером хозяина в общем деле укрепления фирмы, корпорации и всего государства. Он по-самурайски предан шефу как старшему и патрону, работая не за страх, а на совесть. А шеф, в свою очередь, чувствует отеческую ответственность за него и благополучие его семьи. Разница между самыми богатыми и самыми бедными у них не превышает шести раз. Такова «мягкая сила» культуры, облагораживающая противоречия рынка.
В условиях разрастающегося глобального кризиса, неуправляемого роста цен и неизбежной дестабилизации ситуации в стране развернувшаяся борьба за трон оживит межжузовскую конкуренцию и станет реальной угрозой целостности государства (см. антиакаевское демократическое движение, которое раскололось на группу южан и северян). Дело может дойти до пальбы, явной войны кланов.
Так всплывает как №1 проблема казахской демократии, проблема ответственности казахского общества, игнорируемого и подменяемого государством. Приватизировавшая государство кучка олигархов не дает казахам-патриотам и всем достойным гражданам шанса пройти во власть через открытые и справедливые выборы. Оно не дает им (как и индейцам-автохтонам) шанса построить государство в своих национальных интересах. Силовой же путь «уличной демократии» для нас малоприемлем из-за полиэтничной среды и опасного грозного окружения. Распад унитарного государства в любом случае резко ослабит его, сделает легкой добычей соседних держав. Баланс сил вряд ли будет в пользу казахов, учитывая мощное влияние США, РФ и Китая, видящих в нас бесхозную кладовую ресурсов.
Казахов могут спасти только казахи.
Никакая демократизация в масштабе всего полиэтнического общества не сдвинется с места, пока не демократизируется базовое казахское общество. Не став едиными внутри себя, не покончив с рознью и трайбализмом, негласным неравенством родов и жузов, как можем мы стать цивилизованным современным народом, нести другим равноправие, справедливость и свободу? Не объединившись сами, как можем мы, казахи, объединить всех казахстанцев?
Древняя жузовская структура казахского общества стала источником раскола и конкуренции казахов. Эти атомы должны быть высвобождены и легализованы, обрести простор для развития и естественного отмирания. Очевидно, что от дофеодального кланового общества, местечковой психологии трайбализма нельзя разом перескочить в эпоху рыночного индустриализма. Нужен посредствующий (переходный) этап в долгом процессе эволюции казахского общества.
Для того, чтобы встал на ноги и расцвел казахский народ, сначала нужно очистить и изменить к лучшему свою большую семью и, затем, ближайший род. А это трудно и утопично – взять ответственность на себя и восстановить солидарность и взаимовыручку, честь и достоинство своего рода, затем – всего племени и т.д.
Ведь раньше род и собственность на землю (ареал кочевья) совпадали. С приходом социализма и особенно капитализма они разошлись. Прежние локальные родовые связи и ценности испарились, общество распалось на атомы-семьи. Теперь структурирующим общество началом стал не Род, а капитал (деньги). Поэтому попытки возродить или облагородить клановые структуры и ценности кажутся утопией. Легче плыть по течению, катиться к пещерному капитализму и индивидуализму. Однако этой раздробленности ставит предел сосед – ханьский Колосс, который придет и отберет землю у такого слабого и разрозненного народа.
Итак, прежде чем демократизировать все полиэтничное общество и государство, сначала должен демократизироваться сам государствообразующий этнос. Сами казахи должны демократизироваться казахский социум, изменить свои внутренние взаимоотношения, достичь равноправия и равного представительства всех племен, создать атмосферу доверия и партнерства, гласности и демократии в решении казахских дел.
Если мы хотим состояться как личность и достойный народ, важно понять: нельзя изменить мир, не начав менять самого себя. Прежде чем требовать гармонии и справедливости в многонациональном сообществе, сначала надо создать их в своей семье, затем Клане (большой семье) и т.д. Это – большая длительная работа, успех которой в масштабе страны немыслим без поддержки Государства. И самое главное – без совместной собственности на землю, ее богатства. А это уже вопрос революции, возврата собственности народу.
Чтобы овладеть государством и трансформировать его в интересах развития автохтонного народа, надо сначала овладеть и научиться управлять дикой стихией меджузовской и межплеменной конкуренции. Для этого нужно установить для всех одинаковые правила игры, дать этим родоплеменным атомам пространство для самовыражения. Тогда сама среда, единый для всех закон цивилизует и демократизирует базовое казахское общество. Тогда и станет возможной демократизация большого полиэтничного общества.
Итак, демократизация всего государства невозможна без трансформации этих атомов (первокирпичиков). Они – ядро старой проказахской государственности, которое де-факто, бессознательно (стихийно) управляет развитием казахов. Клановая структура общества казахов – препона на пути их развития и прогресса.
И в то же время, если изменить к ним подход (парадигму) – они рычаг замены старой Системы на новую. Ведь клин вышибают только клином. Без внутренней трансформации первокирпичиков все останется верхушечным процессом, меняющим лишь фасад здания.
Лишь осветив прожектором гласности спрятанные в шкафу скелеты трайбализма и можно изменить и возвысить нынешнее сборище конкурирующих и опасающихся друг друга кланов до уровня единой дружной нации, гражданского сообщества личностей. Лишь после этого можно переходить к демократизации такой сложнейшей полиэтничной системы, как казахстанское государство.
Не очистив и не исцелив (оздоровив) казахское клановое конкурентное сообщество, не переписав заново программу его развития, боясь обсуждать тему жузовщины и трайбализма, мы рискуем скоро потерять само государство, когда борьба за власть и наследство НАН расколет казахов на жузы, племена и кланы.
Итак, чтобы перейти к казахскому правлению на казахской земле необходимо осуществить его сначала на уровне казахского гражданского общества как объективной базовой реальности. Поскольку наверху делать это никто не хочет, придется это делать снизу, руками самого народа. Нужно закончить эту начальную школу демократии, чтобы браться за университетские дела в масштабе казахстанского и международного сообщества.
Надо институционально оформить эти бессознательные «атомы»-архетипы составной казахской идентичности. И опираясь на них, сообща сконструировать новую, надклановую организацию – основу новой универсальной (надклановой) государственности. Все иные, сформированные сверху государственные, партийные и псевдообщественные институты ныне «буксуют» и дискредитировали себя. Ведь они опираются на голую личность патрона или клан.
Придание гласности, легализация базовых (клановых) структур, их самоорганизация снизу сначала запустит процесс обострения болезни (вот почему надо как можно быстрее начать лечиться, пока не захватил всех тотальный кризис). Но затем, в атмосфере гласности и прозрачного казахского самоуправления, неизбежно наступит очищение и катарсис, естественное упорядочение и демократизация казахского общества.
С чего начать?
Исходная площадка для реорганизации (самоорганизации) казахского общества – это созыв общеказахского Курултая. Тут важно не дать возобладать неравенству родов. Если будет навязан принцип формального равенства, тогда многочисленные роды найманов, аргынов, байулы или дулатов просто задавят малочисленных «канлы», «тама» и т.д. Опять мы получим авторитаризм большинства. Здесь важна конституционная демократия, где уважается права меньшинств. Если же казахи не утвердят ее внутри себя, тем самым они порушат другой великий принцип – прав и свобод самого маленького человека. Тогда старая история повторится в масштабах большого, казахстанского общества – мнения дунган или балкарцев никто даже не услышит, а мы продолжим колонизаторскую политику подавления малых народов.
Дело в том, что Курултай – это не политический орган, лоббирующий прохождение дулатов или кыпчаков в Парламент (это было бы нечестно и нарушением норм современной демократии). Если мы хотим быть современной нацией, то выборы в Парламент будут проходить по гражданскому принципу – личных деловых качеств и достоинств, независимо от происхождения. Ибо для прогресса страны значимо не твое родовое и этническое происхождение, а талант, ум и прочие личные качества, двигающие прогресс страны.
Роль Курултая как низовой Организации казахов иная – взять на себя ответственность за целостность и единство государства, озвучить общее, консолидированное мнение по главным вопросам государственной политики всех казахских родов как элементов казахского этноса в целом. Это не государственная, не партийная, а гражданская, этнокультурная общность автохтонов Казахстана, живущих в рамках многонационального государства. В этом ее сила. Если же казахская Организация и ее главный орган – Курултай – перейдут свою естественную меру, они тут же станут препоной для прогресса самих казахов как современной нации, фактором их дезинтеграции, отката назад к дикой конкуренции племен и родов.
Выбор: клан или нация.
Надо четко понять – киргизация страны неизбежна, если казахи в бесхозной стране, ставшей кормом для местных и пришлых олигархов, не возьмут ее в свои мозолистые руки, не возьмут ответственность на себя и гарантируют всем неказахам мир и стабильность. Иначе, вероятнее всего, будет антиакаевская Революция-1, за которой неизбежно последует кровавая радикальная Революция-2. Только последняя и разрешила противоречие между властью и народом, передала власть от олигархов и их закрытой президентской государственности в руки народных представителей и ныне идет к Курылтаю, модели парламентской республики.
Но для этого казахский народ должен объединиться. Сверху это сделать нельзя. Там где большие деньги, теряется всё – честь и даже здравый смысл.
А снизу можно. Но препона, камень преткновения тут – раскол на жузы и племена. Чем питается раскол? Если выяснить причину раскола и найти метод его нейтрализации, тогда консолидация казахов станет неизбежной.
Суть в том, что вся власть и собственность узурпирована кучкой олигархов и аффилированных с ними чиновников. Чтобы управлять народом и неправедно обогащаться, они заставляют казахов конкурировать между собой в рамках закрытых кланово-племенных групп, которым дают на «кормление» страну. На этом держится назарбаевская система сдержек и противовесов, а значит, и стабильность государства.
Однако она ненадежна, ибо ограничена циклом жизни правителя, а самое главное – он уже бессилен управлять государством, ибо собственность и фактическая власть уже рассеяны среди этноклановых и родоплеменных групп. По сути, он уже не может убрать ни зятя, ни даже Тасмагамбетова, которые будут усиливаться по мере его ослабления. А они нацелены не на выполнение указов правителя, а на собственное выживание и обогащение в ожесточенной борьбе с конкурентами.
В итоге ни правитель не правит, ни они. Но они правят страной как класс олигархов и чиновников, управляют политикой государства и его главы. Так, Назарбаев проигнорировал (в том числе мое) обращения мелких заемщиков потребительских кредитов простить их долги (хотя списание их долгов одновременно укрепило бы банки и стабилизировало бы ситуацию). Но бросил миллиарды долларов из казны на спасение частных банков, аффилированных с высшим чиновничеством.
Кризис обостряет экономические, социальные и межэтнические противоречия. Олигархи и опекающий их президент, президентская государственность уже не могут обеспечить стабильность и развитие. А главное – правящий казахский класс теряет суверенитет, идет под власть россиян. А с этим ни он, ни тем более казахский народ не согласятся. Вся назарбаевская государственность начинают работать против правящего казахского класса и казахов. Сохраняя свою монополию и привилегии шапраштинцы-алматинцы или же дулаты, как казахи проигрывают в главном – стратегии, идут под руку Старшего брата.
Отсюда грядет раскол – патриотически настроенные и уважающие себя казахские чиновники сделают выбор в пользу демократии (правда, казахской), ибо старая парадигма себя исчерпала. Лишенные же корней «шестерки»-космополиты, которым не важно быть под кем, лишь бы была сытная пайка, останутся в фарватере текущей политики Хозяина, озабоченного личным выживанием более, чем будущим своего народа.
Мирная перезагрузка.
Первые (патриоты-националы) и поддержат идею народного Вече-Курултая, выберут путь смены парадигмы и внутрисистемной перезагрузки отношений. И в союзе с казахскими низами перейдут к уже начавшейся самоорганизации базовых родоплеменных структур. И это естественно, ведь чтобы стать единой нацией, сначала надо стать единым племенем. А еще раньше – большой семьей.
Адайцы или дулаты, найманы или албаны проведут свой курултай, где изберут авторитетных реальных лидеров и биев-аксакалов. Их решение будет законом для всех адайцев, дулатов и т.д. Все их деньги и власть будут мобилизованы в распоряжение этих честно избранных лидеров. А поскольку все казахи входят в то или иное племя, и проведут свои племенные курултаи, честно изберут свою власть, то воля всех племен и будет волей и законом всего казахского народа.
Тут бархатным путем произойдут две важные революционные вещи.
Первая: жузы и (в меньшей степени), племена, будут нейтрализованы, ибо субъектом политики выступит каждый крупный подрод единого племени аргын или найман, дулат или джалаир. И, минуя жуз, получит прямой доступ к высшей казахской власти как власти всех племен. Тогда нынешняя пропасть между племенами сузится до незначительных различий, а общее начало, субъектность под-племен усилится.
Вторая. На базе легально оформленной родоплеменной структуры возникнет второй этаж власти – общеказахский Курылтай. Он и должен решить стратегические вопросы государства, выразить волю и интересы государствообразующего народа. Вот тогда народ и станет горой за общенациональный Курылтай, как кыргызы. Тогда он и станет мощной силой.
Вторая революция возникла потому, что 7 тысяч легитимно избранных делегатов от 7 областей выбрали реальных лидеров и выдвинули от имени народа свои требования диктатору-Бакиеву. И дали срок ему до 7 апреля, в противном случае они пригрозили общенациональными митингами протеста. И когда Бакиев накануне арестовал лидеров партий, то сам рядовой беспартийный народ встал грудью на защиту Курултая как полноценного выразителя его интересов. И смел диктатора.
Итак, казахская элита на распутье. Или ради мелких привилегий идти опять под российское подданство и, в конце концов, лишиться даже их, или же постоять за честь и суверенитет, право быть хозяином на собственной земле. Но тогда они должны отречься от игры по старым правилам и подняться на патриотический державный уровень мышления. И вручить свою судьбу казахскому народу, его Курылтаю, а там «будь что будет!». Ибо уходит земля из под ног казахов как таковых. Если все начнут играть по новым честным правилам (равноправия и демократии), то в убытке не будет никто: вся сумма казахской власти увеличится, ибо львиная доля власти и богатств от иностранцев и олигархов-компрадоров перетечет в руки казахов, а значит, просочится до каждого рядового дулата или шапраштинца.
В условиях гласности и открытости каждый род будет вести себя соответственно своему историческому естеству, а не навязанным сверху стереотипам и интригам. Отпадут липовые структуры нынешней псевдоказахской государственности, типа Парламента или «Ассамблеи народа РК». Ибо они созданы ради обслуживания интересов одного человека, а не народа, ни русского, ни немецкого, и тем более – казахского.
В атмосфере свободы самовыражения казахов естественно возродится все казахско-кочевое: экокосмическое мировоззрение и естественная связь с поруганной матерью-природой, естественная нравственность родового братства и воинское самосознание мужа-защитника, столь необходимые рядом с Китаем.
И жизнь сама подсказывает и подтверждает наши умозаключения. Так, «в Сарыагашском районном центре создан совет биев. Вошли в него наиболее авторитетные и почитаемые сарыагашцы, выбранные самими жителями. Существовавший еще в XVII-XVIII веках, этот совещательный орган решал вопросы политического характера, рассматривал уголовные дела. Современные избранники народа займутся социальными и бытовыми проблемами сарыагашцев, и, как они утверждают, ни одна из них не останется без внимания. А чтобы работа проходила успешно, в распоряжение совета местные власти предоставили отремонтированный и специально оборудованный зал заседаний акимата и кабинет, где постоянно будет дежурить один из аксакалов.» (А. Чембелеева, “Южный Казахстан”, 1 августа 2008 г.).
В то же время известны множество иных форм самоорганизации народов. Так, собрания старейшин и лидеров тейпов Чечни де-факто являются высшим органом чеченского народа. Парламент, делегаты турецкого народа избирают Президента. Общеизвестны ежегодные собрания лидеров исмаилитов, возглавляемых С. Ага Ханом, где они отдают в «общак» (фонд Ага Хана) часть своих доходов и пожертвования.
Про евреев напоминать излишне. Именно благодаря своей братской сплоченности и наличию стратегического координирующего общенационального органа, подпитке его ежемесячными пожертвованиями, малочисленный этнос стал лидером мировой экономики и политики. Так же хорошо организован великий Китай, не случайно выдвигающийся вперед на роль гегемона 21 века. И наоборот, неорганизованность, расхлябанность и потеря корней, родовой памяти русскими стали причиной их бедственного положения, родственного казахскому.
Штаб народных героев (лидеры Батырбеков А., Муктай К., Тайболдина Г.) выдвигает аналогичные моим идеи, призывает казахов организоваться в десятки и сотни, избирать старшего и отдавать в общак 7% своих доходов, чтобы решать казахские дела. А к объединению и взаимовыручке людей сейчас вынуждает обостряющийся экономический (цивилизационный) глобальный кризис.
Итак: чтобы выжить рядом с великими, нужно самим стать великими. Осознавая, что: и поныне «спасение утопающих – дело рук утопающих»; ставка на казахское чиновное Государство провалилась, что на партии или однопартийный Парламент госслужащих-нуротановцев надежд мало, ибо «политкорректные» партии ни с казахами, ни с русскими, а значит, реально ни с кем; казахам не остается ничего другого, как объединяться, самим снизу начать строить свою национальную низовую Организацию, работающую на них, будущее их детей. Никто за нас это делать не будет. Наоборот, все заинтересованы «разделять и властвовать» над казахами, обогащаться их ресурасми.
Что делать: Этап становления.
Для этого уже сейчас должен собраться актив из честных, смелых и компетентных людей, которые и возьмут на себя реализацию проекта по собиранию казахских «камней», построению низовой самоорганизации казахов. Он должен провести Курылтай представителей всех казахских родов и выразить свое отношение к текущей ситуации.
В состав Курултая должны быть избраны самые достойные, неформальные лидеры родов и племен. Активисты (представители племен) должны снизу провести первичные выборы таких лидеров или делегатов. Здесь бесполезны и вредны говоруны, амбициозные личности и свадебные генералы. Тут нужны финансы и мозги.
Нужны крепкие люди, состоятельные хозяева-бизнесмены, привыкшие брать на себя ответственность за людей, страдающие от нынешнего властного беспредела и способные личными капиталами спонсировать и показать пример, дать толчок процессу самоорганизации казахского общества.
Еще более важны люди второго типа – идеологи и организаторы. Они выявятся и определятся сами в ходе процесса создания Курултая. Это интеллигенты, способные пропагандировать новые идеи, и в то же время, массовики-организаторы. Для обоих типов людей общий критерий один – патриотизм, гражданская зрелость и личная порядочность.
Формат работы Курултая должен быть как у наших предков – равноправных воинов-скотовладельцев или «рыцарей круглого стола». Каждый представляет родовую единицу, имеет один голос. За единицу надо, видимо, принять численность самого малочисленного племени. Тогда крупные племена (аргыны, найманы и т.д.) смогут соответственно делегировать пропорциональное число представителей от подродов аргынов или найманов.
Такой Курылтай станет опорой новой, не чиновничьей, а низовой гражданской государственности (см. об акционерной государственности в наших книгах «Тюркское Возрождение» и «Держава Неба»). Его рекомендации будут морально обязательными для казахов, а значит, и высшей власти. Все иные формы – липа, которая рассеется при первой же пальбе. В то же время, для адайца или албана честь их рода также свята, как имя «казак». За нее они постоят горой. Вот на таком мощном фундаменте и появится крепкая, истинная и устойчивая казахская государственность, за которую горой станут все казахи.
Не имея государственной юридической силы, такой Курылтай обрете не менее важную – моральную силу, значимость которой резко возрастает в эпоху кризисов и смуты, а также накануне выборов. Так, военные Турции неформально выступают гарантами законности и до сих пор стерегут светский характер государства, завещанный им еще Ататюрком. И это при том, что этнические тюрки в турецком государстве составляет едва ли четверть населения.
(продолжение следует)

Источник: социальная сеть «Фейсбук». Блог Н.Амрекулова.

Оставить комментарий

Войти с помощью: