Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Сергей Кириенко: «Одна из проблем России – слишком большая дистанция власти».

Елена Колебакина-Усманова (Республика Татарстан, г. Казань).
11.04.2019 г.
Первый замглавы аппарата президента объяснил кадровую политику Кремля: назначенцы Путина — никакие не технократы. А кто тогда?
Идеал губернатора — разностороннего, критически мыслящего — нарисовал вчера в своих «апрельских тезисах» первый замруководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко. Предположительно, адресат послания — несколько дезориентированные в последнее время главы регионов. Но эксперты «БИЗНЕС Online» полагают, что главным критерием назначения на высокий пост по-прежнему останется лояльность: профессионал, который сделал себя сам, самодостаточен, а значит, опасен.
«ВАЖНЕЙШАЯ ВЕЩЬ НА СЕГОДНЯ — СПОСОБНОСТЬ РАЗГОВАРИВАТЬ С ЛЮДЬМИ»
Пора сближать власть и общество, заявил накануне на апрельской международной научной конференции первый заместитель руководителя администрации президента РФ (АП) Сергей Кириенко. «Важнейшая вещь на сегодня — способность разговаривать с людьми. Запрос у людей к власти — сокращение дистанции. Одна из ключевых проблем для России — слишком большая дистанция власти и запрос на ее сокращение», — решительно объявил он на пленарной сессии, которая была посвящена теме новых социальных лифтов как способу обновления элит.
Можно предположить, что это заявление было вызвано рядом скандалов с разномастными региональными чиновниками, которые то утверждали, что «государство не просило вас рожать», как уже бывший директор департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких, то осмеливались, подобно архангельскому губернатору Игорю Орлову, называть вышедших на несанкционированные митинги «шелупонью». Телеграм-каналы тут же начали искать в словах замглавы АП скрытый смысл и сигналы, называя слова по сокращению дистанции едва ли не программным заявлением чиновника. «Лозунг „Слушать людей“ использовался и много лет назад. Я думаю, что любой модератор внутренней политики, будь то Владислав Сурков, Вячеслав Володин или Сергей Кириенко, сказали об одном и том же, о том, что самое главное — слышать и слушать людей. В общем, не удивили», — отметил в беседе с «БИЗНЕС Online» руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев, добавив, что это всего лишь продолжение той политики, которая реализуется в стране на протяжении многих лет.
«Кириенко сформулировал несколько дезориентированным в последнее время главам регионов основные черты идеального губернатора, которые рисует управление внутренней политики (УВП), — считает гендиректор центра политической информации Алексей Мухин. — В глазах УВП, который обладает компетенцией оценивать глав регионов, сформировался определенный образ губернатора. Вот Сергей Владиленович и попытался его обрисовать широкой публике. Адресатами этого спича, этих тезисов стали в том числе сами губернаторы, таким образом получившие некий нравственный ориентир, в рамках которого они должны работать».
Теперь идеал, судя по выступлению Кириенко, вовсе не должен быть политическим тяжеловесом, познавшим тайны и хитрости закулисных игр, поскольку президент РФ Владимир Путин решил опираться на людей, имеющих широкий спектр знаний. «Если посмотрите на кадровые решения, которые принимает президент при назначении руководителей не только регионов, но и ведомств, вы увидите, что Владимир Владимирович старается назначать людей, у которых разный опыт, — утверждал замглавы АП. — Часто министрами, вице-премьерами становятся люди, которые прошли школу губернаторства или мэра крупного города, потому что важно понимать, как устроено управление в регионе, как живут люди. Важно, чтобы у руководителей была возможность понимать, как работает реальное производство, федеральные органы власти».
«НУ КАКОЙ АСТРАХАНСКИЙ ГУБЕРНАТОР СЕРГЕЙ МОРОЗОВ, ВЫХОДЕЦ ИЗ ФСО, — ТЕХНОКРАТ?».
Очевидно, чтобы выращивать таких разносторонних управленцев, в АП уже несколько лет выстраивают новую систему вертикальной мобильности, которая, как признался чиновник, опирается на опыт СССР (но не повторяет его!). «Система работы с кадрами в советские годы была выстроена очень неплохо, нам есть чему поучиться. Копировать нельзя, а поучиться есть чему», — подчеркнул Кириенко.
Вот уже пару лет АП тестирует эту систему поиска талантов, пытаясь конкурсами типа «Лидеры России» или обучением в школе госуправления вырастить управленцев нового типа. Причем важную роль отводят наставникам. «Система наставничества была у нас выстроена когда-то в стране в советские годы, потом потерялась, развалилась. Сейчас она восстанавливается заново. Я верю в то, что важные знания в управлении не передаются с помощью учебника, они передаются только от человека к человеку», — добавил он.
По словам Кириенко, система уже дала свои плоды. Так, только благодаря конкурсу «Лидеры России» появились два губернатора (Василий Орлов в Амурской области и Дмитрий Артюхов в Ямало-Ненецком автономном округе) и заместители министров (Илья Торосов, Олег Салагай и Павел Сорокин — в минэкономики, минздраве и минэнерго), остальные участники также были назначены на разного рода посты.
Этих глав регионов, а также тех, кто приходил на данные посты из федеральных органов власти, эксперты окрестили молодыми технократами. «Это неправильно, — возразил первый заместитель руководителя администрации президента РФ. — Да, у них всех есть опыт в системе госуправления, по работе в крупных корпорациях, они хорошо понимают, как работает экономика и система управления. Но, когда такой руководитель приезжает в регион и президент назначает его исполняющим обязанности, дальше надо пройти всенародные выборы и работать». Мухин соглашается, что, действительно, не все подходят под это определение: «Ну какой астраханский губернатор Сергей Морозов, выходец из ФСО, — технократ, при всем моем уважении? Или тот же Александр Беглов (врио губернатора Санкт-Петербурга — прим. ред.)?» По его словам, технократ — это не более чем придуманный политологами термин, как это есть, например, с понятием «башни Кремля». «Это попытка охарактеризовать определенную группу, которую Сергей Владиленович пытается привести в губернаторский корпус. Но эти люди тоже разные, хотя у нас Никитин и Азаров очень похожи, тем не менее нашелся предмет для иронии и постиронии, но никак не научное определение», — указал Мухин.
Политолог Аббас Галлямов пояснил, что название «технократ» изначально было неудачным: «„Технократ“ — слово, противоположное слову „политик“. В стране, где общество все больше политизируется, открыто признавать, что Кремль отправляет на выборы кандидатов без политического опыта, — это расписываться в собственной неадекватности».
«БЕНЕФИЦИАРЫ НЫНЕШНЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ — 5-10 ФАМИЛИЙ, КОТОРЫЕ У ВСЕХ НА СЛУХУ»
При этом эксперты сходятся во мнении, что ни о какой смене кадровой политики в ближайшее время речи не идет. «Если все время что-то менять, будет непонятно, где мы поступили правильно, а где — нет», — пояснил Мухин. Однако Галлямов уверен, что при дальнейших назначениях на первый план будет выходить не профессионализм кандидатов на высокие посты, а их лояльность. «Назначать будут по-прежнему только „своих“, а лояльность ценить гораздо больше профессионализма. В основе нынешних подходов лежат не какие-то абстракции, а конкретные взгляды на жизнь и ценностные установки нынешнего главы государства и его окружения. Поскольку эти люди пока никуда не уходят, то и доминирующие в стране практики тоже не поменяются. Просто не с чего», — отметил наш собеседник.
То же самое с дистанцией между обществом и властью, которая, по мнению Галлямова, будет не сокращаться, а, напротив, только расти: «Сокращение предполагает рост влияния общества на решения, принимаемые режимом, а последний еще ни разу не демонстрировал, что он собирается делиться властью. Скорее всего, эта дистанция будет, наоборот, увеличиваться, поскольку протестные настроения растут, а это властям точно не нравится. Вот они и будут от „слишком много хотящего“ народа дистанцироваться».
Более того, сама нынешняя политическая система подразумевает клановость и закрытость, считает директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин: «Профессионал, который сделал сам себя, будет самодостаточен, поэтому он опасен. Делается ставка на размывание среднего класса, потому что для власти, особенно силовой ее составляющей, средний класс опасен, так как именно эти люди почувствовали себя никому не обязанными и вышли в декабре 2011 года на улицы Москвы. То же самое с профессиональной, карьерной точки зрения: каждый винтик системы должен понимать, что в первую очередь зависит не от своих профессиональных качеств, а от вышестоящего начальника и что если он будет нелоялен, то его уберут, каким бы профессионалом он ни был. Поэтому никто политсистему под общественный запрос переделывать не будет».
Так что в выступлении первого замруководителя администрации президента РФ Салин прочел лишь один сигнал — то, что в АП внимательно изучают не только количественные (рейтинги), но и качественные социологические исследования, в том числе либеральных социологов: «Господин Кириенко продемонстрировал, что он явно ознакомлен с итогами последних качественных исследований. Если количественная социология демонстрирует стабилизацию рейтингов власти, то качественная (глубинные интервью, фокус-группы) демонстрирует рост претензий населения к власти. Значительная их часть связана с тем, что власть становится более закрытой, не оглядывается на мнение населения, что социальная структура общества становится все более кастовой, замкнутой и не работают лифты вертикальной социальной мобильности». По мнению политолога, своим выступлением замглавы АП пытался последовательно опровергнуть эти тезисы, доказать, что власть, напротив, думает о социальных лифтах, а карьеру можно сделать «без волосатой руки».
В целом, уверен наш собеседник, ни Кириенко, ни АП не в силах решить проблемы, стоящие перед страной, поскольку это даже не их компетенция: «Администрация президента может создать обертку, а если сама по себе политика вступает в противоречие с общественным запросом, то администрация не может ее скорректировать — решение принимается на уровне президента. Существенное влияние на это оказывает, если брать формальные структуры, совет безопасности с 2014 года, а на неформальном уровне — ближнее окружение, бенефициары нынешней политической системы, 5–10 фамилий, которые у всех на слуху. Это их уровень, а не Кириенко или даже целиком администрации президента». Так что пока Сергею Владиленовичу остается лишь вербально реагировать на требования общества к власти.

Источник: «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/420364

Оставить комментарий

Войти с помощью: