Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Альтернативная реальность. Юрий Авдеев о том, что должно войти в нацпрограмму развития Дальнего Востока.

Евгения Степанова.
11.01.2019 г.

К 1 сентября 2019 года должна быть подготовлена Национальная программа развития Дальнего Востока на период до 2025 года. О том, что нужно сложному макрорегиону, где больше четверти века не прекращается отток населения, решили просить на этот раз и у обычных россиян. Предложения можно оставлять на специальном сайте. Ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, к.э.н Юрий Авдеев рассказал EastRussia, какой, по его мнению, должна быть нацпрограмма.
РАЗМЕР ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ
– В декабре минувшего года Дальний Восток получил новую столицу – Владивосток вместо Хабаровска. А губернатор Хабаровского края заявил, что будет просить для краевого центра статус города федерального значения. Насколько это отвечает задачам развития макрорегиона?
– Предложение Сергея Фургала стало закономерным продолжением решения о переносе дальневосточной столицы, чего делать вообще не стоило. Хабаровск является центром координации и согласования деятельности регионов Дальневосточного федерального округа – так сложилось исторически и географически. А Владивосток, став в 1991 году «открытым», превратился в площадку международных коммуникаций, связав Россию, страны Европы со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Здесь прошел саммит АТЭС, ежегодно проводится Восточный экономический форум. То есть Хабаровск является столицей Дальнего Востока, а Владивосток –Тихоокеанской России. Обе задачи сложные, и для реализации каждой нужен максимум усилий.
Исходя из этого и нужно было действовать. Но решение о переносе столицы ДФО вывело спор между двумя городами в новую плоскость, что порождает ненужную конфронтацию. А нашим городам нужно сотрудничать!
На их основе на востоке страны нужно создавать мировой город, и эта задача должна найти отражение в Национальной программе развития Дальнего Востока. Посмотрите, рядом с нами, на наших глазах выросли многомиллионные города на северо-востоке Китая, в Южной Корее и Японии.
С этих позиций принципиально иначе рассматривается вопрос формирования Владивостокской агломерации. В ее нынешних границах при невнятной постановке задач она никогда не сможет придать импульс динамичного развития Дальнему Востоку. Агломерационными связями необходимо охватить весь юг Приморского края, предусмотреть на ближайшие 10 лет предоставление там всех преференций, которые дают законы о ТОРах, СПВ, обеспечить в кратчайшие сроки прирост социально-инфраструктурного потенциала этой территории и инфраструктуры будущих портов. Это покажет «серьезность намерений» местному населению, привлечет инвесторов и новые рабочие руки.
– А насколько здравой является идея слияния Приморского края и Сахалинской области?
– Территориальные преобразования необходимы, но не в этом случае. Дальний Восток занимает треть территории всей России, но даже лица, принимающие решения, не всегда понимают, что железная дорога есть не везде, а скорость перевозимых грузов зачастую не больше, чем у велосипеда. Четыре часовых пояса, территория сопоставимая с материком Австралия! Организовать жизнедеятельность на этом пространстве при малочисленном населении совсем не просто, поэтому вопрос пространственной организации должен занять отдельное место в Нацпрограмме.
Что мы видим сейчас? Самым ярким примером несоответствия между территориальной организацией и механизмом управления является Чукотский автономный округ. Его территория соразмерна с Приволжским федеральным округом, куда входит 14 субъектов федерации, четыре города-миллионника. Население же всей Чукотки, где до 1991 года проживало 162 тысячи человек, меньше 50 тысяч.
Хабаровский край. На территории, сопоставимой с тем же ПФО, живет 1,3 млн. человек, из которых 65% – в двух городах: Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. Больше половины края – 426,6 тыс. кв. км, что немногим меньше Южного федерального округа с 8 субъектами и 16 млн. человек, занимают 3 северных района, где затерялись 10,5 тыс. человек. Треть из них живет в поселке Охотск, который был первым городом на Тихоокеанском побережье и полтора века являлся центром управления пространством вплоть до Аляски с Калифорнией. Кстати, в этом году исполняется 380 лет выхода России к Тихому океану, но знаменательная дата пока остается незамеченной, возможно потому, что от Хабаровска до Охотска более 1600 км и никакого железнодорожного сообщения.
Когда, при каких условиях можно будет обеспечить жителей этих территорий условиями жизнедеятельности равными с другими федеральными округами и субъектами федерации? Практический поиск ответов продолжается, но что совершенно ясно – статусы СПВ и ТОР не дадут им нового импульса развития.
Когда-то Чукотка входила в состав Магаданской области, и это было целесообразно. По природно-климатическим условиям, экономической специализации и небольшой плотности населения к ним близок север Хабаровского края – Аяно-Майский и Охотский районы. Все вместе это 1,5 млн. кв. км с населением в 200 тыс. человек. Материальные компенсации для живущих в районах Крайнего Севера законодательно предусмотрены, но насколько эффективно «работают» общие принципы формирования бюджета субъектов федерации, и достаточно ли средств поступает из федерального бюджета для развития социально-инфраструктурного комплекса этой территории? Нет. А в пределах одного региона вопросы решались бы проще.
10 лет назад появилась идея – обеспечить Амурскую область выходом к морю, передав ей Тугуро-Чумиканский район Хабаровского края. При этом открывается перспектива строительства приливно-отливной станции в районе Шантарских островов с использованием опыта специалистов-гидростроителей Амурской области. Энергетика для пока малодоступных территорий позволит со временем превратить северо-восток России во «второй Урал».
Во времена «парада суверенитетов» Еврейская автономная область стала субъектом федерации, но эта «самостоятельность» не принесла ей процветания ни в экономическом, ни в социальном плане. Возможно, если она вновь войдет в состав Хабаровского края, у нее появится шанс.
ВАРИАНТЫ «ПРОРЫВА»
– Какие еще вопросы нужно учесть при разработке национальной программы?
– Помимо поиска оптимальных форм пространственной организации, еще, как минимум, два: определить стратегические направления развития макрорегиона и источники роста численности населения.
Нам нужен глобальный проект. Да, слоган «Дальний Восток как приоритет на весь ХХI век» вдохновляет, но что, страна просто будет «кормить» убывающее население? Или территория в окружении «азиатских тигров» может стать драйвером социально-экономического развития России? Вопрос не праздный, потому что кто-то приоритетом видит транзит сырья, кто-то, в связи с дефицитом идей, согласен на любые проекты, главное, отчитаться, сколько триллионов привлечено, рабочих мест создано. Но продавая первичные ресурсы, мы становимся беднее, а из частных стратегий никогда не сложится общая. Декларация о более высоком уровне жизни, как приоритетной задаче, не работает, люди продолжают бежать.
Поэтому Нацпрограмма должна для начала ответить на вопрос: что для России восток страны? Источник природных ресурсов? Тогда нужны новые шахты, ГОКи, железные дороги, трубопроводы, порты, чтобы вывозить за границу все больше и больше. И чем меньше народу, тем эффективнее экономика.
Если же она нацелена на интеграционное встраивание в АТР, при котором Россия предлагает решение актуальных и масштабных задач, значимых для многих стран, то приоритеты должны им соответствовать. Рост объемов экспортно-импортных операций, разумеется, важен, но ресурсы в обмен на электронику, технологии и бытовые товары никогда не обеспечат достойный уровень жизни всем. Альтернатива – сотрудничество, кооперация, совместные проекты, в результатах которых заинтересованы многие страны.
– Где искать точки пересечения взаимных интересов?
– Таких сфер пока немного: космос и авиация, освоение Мирового океана, взаимодействие национальных культур. У России большой опыт, авторитет, и она по праву может занять лидерские позиции в интеграционных процессах.
На приоритетных отраслях экономического развития может выстраиваться долгосрочная стратегия, где определяется последовательность реализации проектов. В этом случае инвесторам будут понятны намерения и конечные результаты национальной программы.
ПРЕДЪЯВИТЕ ПАСПОРТ
– Встает закономерный вопрос – за счет какого человеческого капитала будет осуществляться этот самый прорыв?
– Прогнозы Росстата неутешительны, до 2035 года ожидать роста численности населения здесь не следует. Не удалась и попытка «кавалерийского наскока»: разработчикам Концепции демографической политики до 2025 года наконец-то поняли, что вернуть былую численность в 8 млн. человек на данном не реально, поэтому наметили пока остановить отток и обеспечить прирост на 300 тыс. человек, увеличить население до 6,5 млн. Такой была численность в 1975 году. Но и эта скромная задача рискует остаться нерешенной.
Поэтому формирование активной демографической политики в Нацпрограмме является важнейшим разделом. Прежде, чем понять, за счет кого может быть обеспечен приток населения, нужно уяснить, почему люди отсюда уезжают. Причин несколько, и они не меняются много лет: общая дороговизна жизни при невысоких доходах, низкий уровень образования, здравоохранения, социально-инфраструктурной обустроенности, что в свою очередь связано с рассеянностью населения на огромной территории…
Поэтому, во-первых, необходимо, чтобы живущие здесь люди не покидали свой дом, и, наиболее важным аргументом должен стать ответ на вопрос: что я потеряю, если уеду? Его необходимо законодательно закрепить в документе «Паспорт дальневосточника», где будут прописаны льготы для каждого живущего в ДФО.
Безусловно, разработка Национальной программы развития Дальнего Востока нуждается в профессиональной дискуссии по многим направлениям, в глубокой проработке всех «за» и «против», а еще нужна политическая воля для реализации всего задуманного.

Источник: ИАА «Восток России».

Оставить комментарий

Войти с помощью: