Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

История наркобизнеса в Азии.

От редакции: интересный материал об истории использования наркотиков в геополитике. По схожей схема США превратили после 2001 г. Афганистан в крупнейшего поставщика наркотиков в мире и организовали массовые поставки наркотика в страны Азии, Европы и СНГ, включая Россию.

‎Alas Asachi‎.
11.01.2019 г.
Наркотики стали национальным бедствием народов, живущих в ЦА.
Как у вас идут дела в борьбе с этим злом?
Наркотики зло, которое принесла глобализация, инструмент управления массами.
В местах, где традиционно культивировался опийный мак, его потребление регламентировалось обычаем и религиозными канонами, что сглаживало последствия. Китайцы оказались первым народом, испытавшим на себе действие опиума как общественного товара. Был изобретен остроумный механизм.
Схема британо-американского транснационального наркотранзита, работавшая на протяжении почти двухсот лет, была весьма простой и эффективной. Британская Ост-индская компания (БОИК) монополизировала промышленное производство опия в Бенгалии, бывшей частью британской колонии Индии. Именно там производился самый высококачественный опиум. Членами и акционерами БОИК стали первые лица Британской империи — лорды-пэры. Именно они и начали формировать в Китае наркоцивилизацию.
Первоначально компания учредила «Китайскую внутреннюю миссию», задачей которой было пристрастить к опиуму китайских крестьян с помощью пропаганды опиокурения. Это создало рынок сбыта для опиума, который и был заполнен Британской Ост-индской компанией. Пропорционально ввозу опия потребление наркотиков возрастало в Китае до огромных размеров.
Другим самым важным товаром после опиума, которым торговала БОИК, был хлопок (по другим источникам встречал ЧАЙ !!!). Его выращивали также в британских колониях — на юге Соединенных Штатов еще до гражданской войны Севера и Юга. Большая часть хлопка с плантаций южных штатов США перерабатывалась на фабриках Северной Англии. Там, работая по 16 часов в день, женщины и дети зарабатывали на скудное пропитание. Текстильные фабрики принадлежали также лордам из высшего лондонского общества — Пальмерстонам, Бэрингсам, Кесуикам и, в первую очередь, Д.Матесону — владельцу судоходной компании «Голубая звезда», корабли которой перевозили в Индию хлопковые ткани.
Экспортируемый в Индию дешевый хлопковый текстиль разорял традиционных индийских производителей изделий из хлопка — в том числе и в Бенгалии. Тысячи индийцев терпели ужасную нужду, будучи выброшенными с работы в результате того, что рынки захватили более дешевые британские товары. Индия экономически стала еще сильнее зависеть от Британии, ибо ей нужна была валюта, чтобы заплатить англичанам за железные дороги и готовый текстиль. В результате политики колонизаторов, единственным решением индийских экономических проблем стало производство все большего количества опиума и продажа его за бесценок Британской Ост-Индской компании.
«Китайская внутренняя миссия» выполнила гигантскую работу по «промывке мозгов» в деле распространения опиума среди китайцев. В Китае рынок опиума был сначала создан, а потом заполнен бенгальским опиумом. Это создавало замкнутый круг, в результате чего богатейшие Индия и Китай стремительно нищали, впадая во все большую зависимость от Англии. Наркоторговля вкупе со спекуляциями хлопком стала фундаментом, на котором выросли и расцвели британская и американская торговля. А вместе с ней — и экономическая мощь Британской империи и США.
К концу 1830-х годов употребление опиума превратилось в страшную разрушительную силу китайского общества. Императорский двор был напуган тем, что опиум курили даже солдаты, необходимые для подавления народа. В то же время запрет китайско¬го правительства на ввоз наркотика не мешал маньчжурскому императору Китая получать средства от главного директора таможенных служб. И тем самым — косвенно быть причастным к взяткам, царившим на всех уровнях китайской бюрократии.
Как известно, дурной пример заразителен. Не только в Китае, но и в Великобритании (с короля Вильгельма III-го Оранского, уличенного во взятке в 10000 фунтов за монополию торговли БОИК) подкуп правительства, избирателей и парламентариев вошел в постоянную практику «демократических» обществ.
США, возникшие из английских колоний, также воспроизвели политическую систему бывшей метрополии. Капиталисты предоставляли займы правительствам, вмешивались в выборы президентов. А особо предусмотрительные вроде американского банкира и миллионера Д.Астора — аккуратно вносили деньги в избирательный фонд обеих политических партий, что обеспечивало им в Конгрессе поддержку республиканцев и демократов одновременно. Подобные реалии превращали большую часть Конгресса (парламента) в прямой рупор капитала, возраставшего, в том числе и за счет наркотиков.
Впервые опиум был завезен в Англию из индийской провинции Бенгалия в 1683 году на «чайных клиперах» Британской Ост-индской компании. Опиум завезли в Англию для пробы, чтобы посмотреть, нельзя ли пристрастить к этому наркотику простой народ-крестьян и низшие классы. Но крестьяне Англии и так называемые «низшие классы» отвергли курение опиума, и эксперимент завершился полным провалом. «Тогда олигархи и плутократы высшего общества Англии, — как пишет Д.Колеман, — стали искать рынок сбыта, который был бы более восприимчив. Такой рынок они нашли в Китае.
В документах, которые я изучал в «Индийском офисе» в разделе «Прочие старые записи», я нашел все подтверждения того, что опиумная торговля в Китае началась с создания «Китайской внутренней миссии», финансируемой Британской Ост-индской компанией. Миссия эта внешне представляла собой общество христианских миссионеров, но на деле это были «рекламные агенты», занимавшиеся продвижением нового продукта, то есть опиума, на рынке» .
Официально весь бизнес БОИК составляла торговля чаем, но на чае не заработаешь и 1 процента тех огромных денег, которыми ворочала эта компания.
Почти 13 процентов доходов Индии при британском господстве давала продажа Бенгальского опиума его распространителям в Китае, действовавшим под британским контролем. Британия обладала полной монополией на поставки опиума в Китай. Это была официальная монополия британского правительства и королевских особ. Индо-британская торговля опиумом в Китае была одним из самых строгих секретов, вокруг которого выросли пустые легенды, сказки и небылицы о «сокровищах Индии». Фактически история британской оккупации Индии и «опиумные войны» Британии в Китае являются одними из самых черных страниц в истории западной цивилизации и нет никаких сомнений, что обретя супердержавную мощь современный Китай должным образом «отблагодарит» английский змеиный остров за жестокий геноцид своего народа на протяжении нескольких веков.
История Китая очень характерна как живой пример того, как уничтожают государства изнутри. Британским садистам не удалось превратить Китай в свою колонию как Индию, только потому, что в Китае была сильна центральная власть с дееспособным правительством, которое сумело обеспечить единство страны вплоть до середины XIX века. Неудача колонизации привела к испытанному веками опыту иудеев, в части разложения стран изнутри, и опиум был для этого главным инструментом.
В Китае через миссионеров пошел мощный поток опиума, захватывая один крупный город за другим. Корабли Ост-индской компании не успевали загружаться в Индии опиумом и разгружаться в крупнейших портах Китая. Опиумные курильни расплодились в Китае как саранча, медленно убивая его население. Так только в одном Шанхае, за период с 1791 по 1794 год число лицензированных опиумных курилен возросло с 87 до 663. При этом надо не забывать главное, торговля опиумом выкачивала из Китая огромные деньги, тормозя развитие этой страны.
Трения с китайскими властями были обычным делом. В 1729 году китайцы приняли закон «Указ Юнг Чинь», запрещающий импорт опиума, и тем не менее БОИК удавалось сохранять опиумную позицию в китайских таможенных реестрах до 1753 года, причем пошлина составляла три таэля за стандартный ящик опиума (обычно 108 фунтов). Британская специальная секретная служба («агенты 007» того времени) следила за тем, чтобы неудобные китайские чиновники были подкуплены, а если это не удавалось, их попросту убивали.
Каждый британской монарх с 1729 года получал огромные выгоды от наркоторговли, и это также справедливо в отношении правящей ныне коронованной особы. Их министры следили за тем, чтобы богатство рекой текло в их фамильные сокровищницы. Одним из таких министров королевы Виктории был лорд Пальмерстон. Он жестко придерживался того мнения, что не следует допускать ни малейшей возможности прекращения британской опиумной торговли в Китае. План Пальмерстона состоял в том, чтобы поставлять китайским правящим кругам столько опиума, чтобы отдельные члены китайского правительства стали лично заинтересованы в расширении торговли. Затем предполагалось прекратить поставки, а когда китайское правительство будет поставлено на колени, их следовало возобновить, но уже по значительно более высокой цене, сохраняя, таким образом, монополию при помощи самого же правительства, но план этот провалился.
Осознав, наконец, какие катастрофические последствия для страны приносит эта торговая экспансия опиума в Китай, его правительство в 1800 году издало указ, запрещавший ввоз опиума для любых целей. Но британцы проигнорировали этот запрет и стали поставлять опиум в Китай контрабандно, подкупая чиновников. Тогда правительство запретило чиновникам встречаться с иностранцами… Но все было бесполезно. Более того, в 1834 году Англия положила конец монополии Ост-индской компании и разрешила торговлю опиумом всем английским купцам, что сразу увеличило контрабанду опиума буквально в несколько раз.
«Торговля рабами была просто милосердной по сравнению с торговлей опиумом, — признавал английский экономист Р.Монтгомери Мартин в 1847 г. — Мы не разрушали организм африканских негров, ибо наш интерес требовал сохранения их жизни… А продавец опиума убивает тело после того, как развратил, унизил и опустошил нравственное существо».
С 1830 по 1837 г. английский экспорт опиума в Китай возрос с 2000 ящиков (весом около 60 кг каждый) до 39 000. Подобные масштабы не снились ни одному из современных наркокартелей. Наркоторговля вытесняла торговлю другими товарами, утечка серебра дезорганизовала финансы Цинской империи, миллионы китайцев, от простых кули до принцев всех 12 рангов, стали жертвами пагубного пристрастия. Сановники Цзян Сянань и Хуан Цзюэцзы с ужасом обнаружили, что среди служащих уголовной и налоговой палат больше половины наркоманов. Государственные институты, от системы искусственного орошения до привилегированных «восьмизнаменных» войск, разрушались и выходили из-под контроля. Это побуждало императорский двор время от времени запрещать торговлю опиумом и его курение. Однако единственный эффект суровых указов (точь-в-точь как в современной России) заключался в том, что росла плата за право их нарушать. Только в 1839 г. император Даогуан решился нанести наркобизнесу реальный ущерб.
Императорским ревизором в особо неблагополучную приморскую провинцию Гуандун был назначен Линь Цзэсюй — этнический китаец, конфуцианский книжник. Он почитал предков и Небо, и в иностранцах видел варваров, нарушающих долг повиновения единственному законному государю на планете — китайскому императору. Что, впрочем, не мешало ревизору Линю интересоваться европейской наукой и выписывать из-за океана новые пушки.
10 марта 1839 г. в Кантоне началось изъятие опиума. Торговые суда, пытавшиеся скрыться с грузом, были перехвачены. Блокировав места проживания иностранцев, Линь Цзэсюй добился выдачи еще 20 000 ящиков с наркотиком. Возможно, какие-то данные и преувеличены (в соответствии с традициями цинского делопроизводства), однако известно, что на отмели Хумынь жгли и топили в море изъятый опиум три недели. Современная китайская литература приводит такое количество: 1188 тонн. Утерев слезы, наркодельцы оценили свой ущерб в два с четвертью миллиона тогдашних фунтов стерлингов.
Ревизор оказался неплохим дипломатом. За добровольно сданный опиум он стал выдавать компенсацию чаем, весьма ценившимся в Европе. А иностранным купцам объявил, что не покушается на честный бизнес, но каждый должен дать подписку, что не станет ввозить опиум. Нарушивший клятву подлежит смертной казни.

Источник: социальная сеть «Фейсбук». Группа «Культура и искусство тюркских народов».

Оставить комментарий

Войти с помощью: