Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

В. АВАГЯН: ПИСЬМО РУССКОМУ ДРУГУ.

20 декабря 2018 г.
Я, как армянин – и не русский и не европеец. И мне со стороны виднее. За долгие годы своей жизни я понял основную разницу между русским и западным человеком. Если речь заходит об убийстве кого-то, русский первым делом, автоматически спросит: «за что?». А европеец – «за сколько?». Эта реакция автоматическая, она сама собой вырывается у собеседника. Не стоит понимать примитивно, что «за сколько?» – это только о деньгах. О них, конечно, тоже, и о них в первую очередь, но имеются в виду и другие технические вопросы: за сколько времени, за сколько километров от моего дома, и т.п. Приоритет нравственного или расчётного начал – складывался на водоразделе цивилизаций веками. Обычный русский или обычный европеец не вполне осознают его, впитав с молоком матери…
Русский человек может убить от ненависти. Но ему очень трудно понять хладнокровие европейского дельца, убивающего расчётливо, без претензий и эмоций. А если вы добьётесь от европейского колонизатора откровенности, и спросите за «рюмкой чая», в уютной обстановке:
-Неужели вам так нравится убивать?
Скорее всего он вам ответит вопросом на вопрос:
-А вам нравится ходить на работу? Вскакивать «сранья» по будильнику, куда-то в сумерки ещё не начавшегося дня…
– Если работа чистая – вам повезло – скажет вам честный европейский собеседник – Но если чистой работы нет, вы идёте на грязную, правда? А куда же деваться?! Деньги нужны, будь они прокляты, и если их не платят за чистую работу – приходится добывать их на грязной…
Советская пропаганда – может быть, по роковой ошибке, а может быть, под влиянием вредителей – совершила очень неверный поворот. Базовые свойства капитализма, «свободного рынка» – она приписала лично Гитлеру и исключительно Германии.
Осознаёте ли вы это, мои русские друзья? Зачем вы свалили на немцев то, что делают вообще-то все рыночные народы?
Для того, чтобы зачищать территорию от коренного населения – англичанам в Америке или в Австралии не потребовалось никакой свастики. Как и туркам в Западной Армении. Равно как не потребовалось им и личной ненависти, накалённой страсти обвинения. Они действовали по принципам саванны: «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!»
Оставим в покое крупных хищников, немцев и англичан. Рассмотрим психологию мелкого хищника.
В 1918 году финны устроили в Выборге страшную резню русского населения, осуждённую (небывалый случай!) – и красными, и белыми с одинаковым гневом. И, конечно, русский человек первым делом спрашивает – «за что?». Ему представляются финны, сильно обиженные на русских, мстящие русским за какие-то преступления, и он хочет узнать фабулу обвинения.
Но в том-то вся и штука, русские друзья мои, что финны – не русские. И они спрашивали себя не «за что?» а «за сколько?». Если бы финны страдали тем, что вы называете «русофобия» – очень по-русски связывая всякую резню с ненавистью, а не с холодным расчётом «земельку прибрать», то финны, конечно, первым делом бы разрушили в Хельсинки памятник русскому царю Александру I, даровавшему им впервые в их жалкой истории автономию и конституцию. Но финны этого не сделали, как не сделали они этого и в отношении всех памятников русского имперского присутствия.
Организатор резни русских, Маннергейм – был русским имперским генералом, и пока империя была – неплохо справлялся со своими обязанностями. До конца жизни на столе Маннергейма стояла фотография русского царя Николая II, подписанная незадачливым самодержцем.
Почему же финны резали русских, сохраняя в своей столице памятник русскому царю, облагодетельствовавшему их? Почему же Маннергейм заправлял резнёй 1918 года, сохраняя на рабочем столе дружескую фотографию русского царя?
Ответ очень прост – и только русским понять его очень трудно: финны не испытывали никакой личной ненависти к русским. И Маннергейм не испытывал никакой личной ненависти к русским. Тут не было ничего личного – а был только бизнес. Европейцы умеют то, чего не умеют русские: отделять личную жизнь, личные чувства, историческую память – от коммерции и бизнеса.
Вообразите, 1918 год, Выборг. По городу ходят патрули новообразованной финской армии, возглавленной вчерашним генералом русской службы Маннергеймом. Поймали гимназиста, задали вопрос на финском языке. Тот не может ответить. Но финны – они же хладнокровные! Они задают второй вопрос на финском, контрольный. Снова не понимает? Штыком его! То же самое с пойманной старухой или девушкой… С любым человеком, как бы он ни был одет и откуда бы ни взялся! Мотивация: не знает финского языка. Этого достаточно. Но пуля денег стоит. Финны это очень хорошо понимают. Поэтому в основном применяют холодное оружие, чтобы не тратить пуль на тот биоматериал, от которого намерены очистить Выборг…
В чём же разгадка этой загадки? Финнам было очень хорошо в Российской Империи, пока она была. Но вот она умерла, развалилась – и каждый рвёт от неё по куску ещё тёплой плоти. Замешкаешься – опоздаешь к дележу наследства. Финны 1918 года – в основном, фермеры. Они постоянно режут свиней, коров, регулярно винтят головы курам и уткам. Они привычны к крови в хозяйстве.
Чтобы иметь больше коров и свиней – нужно то, что Гитлер ПОЗЖЕ назвал жизненным пространством: землю, ресурсы, просторы. Каждый финн прекрасно понимает цену любого клочка земли даже на севере своей суровой страны, не говоря уж о её юге. И вот, в 1918 году, у финнов появился шанс прирасти землёй, цену которой каждый из них знает с младенчества.
Однако есть нюанс: земля эта, как у индейцев в Америке, не пустая! Она заселена бывшим народом бывшей империи (как думают финны). В этой империи финнам славно жилось, и в благодарность той памяти финны сохраняют все памятники русского пребывания, даже и в столице. А их вождь – фотографию русского царя на столе. Но надо же смотреть в будущее – скажет вам любой рыночный «коучер». Прошлое – прошло, а впереди нарисовалась перспектива…
Если ты не возьмёшь землю – её обязательно возьмёт кто-то другой. Потому нужно торопиться. Финны не спрашивают себя, за что они убивают русских. Они спрашиваю себя – за сколько они убивают русских. А глупые русские, не понимая этого, постоянно пытаются выяснить их одних волнующий вопрос – За что?! За что?!
Как за что? За землю, за мясо. За то, что занимаешь место, которое присмотрел для себя финн (или англичанин, или немец, или любой иной европейский хищник, крупный или мелкий). Зачистить Выборг – означает стать хозяином выборгских земель и всех тех благ, почвы и недр, которые содержат выборгские земли. Это – бизнес. Это тяжёлая и неприятная, но понятная фермеру мясницкая работа, которую он ведь не только для себя делает, но и для детей, для внуков.
Он добывает ресурсы, чтобы выжить в мире капитала, в котором всем на всех наплевать. В этот мир нельзя входить нищим – сдохнешь. Зубами ли, ногтями ли, руками ли, ногами ли, срамным удом – чем хочешь, но выгрызи, вырви себе ресурсную глыбу – или будешь в аду кромешном…
Вот эту борьбу за жизненное пространство и ресурсы, за захват территории и доминирующее господство над ней – советская пропаганда малоумно или вредительски приписала ТОЛЬКО Гитлеру и немцам.
Я ещё раз заостряю твоё внимание, русский брат: 1918 год, Выборг. Какой Гитлер?! Какие немцы?! Да и в помине нет тут ни Гитлера, ни немцев. А есть совершенно иная рыночная нация – умеющая считать и цену земли и цену патронам. Рождённая в мире чистогана, в котором если не ты – то тебя. И тем надёжно привитая от всякой жалости, от этих специфически-русских вопросов – «объясни, какая вина на мне?!».
Поляки эмоциональные, и на такие вопросы убиваемых ими русских (тоже русской кровью упились до гланд) – обычно несли (и несут сегодня) какой-то чувственный бред. Мол, угнетали, колонизировали, разделяли, насиловали женщин и т.п. Это конечно, не более чем бред, но поляки горазды его выпукивать из объёмных шляхетских лёгких.
Потому, русский брат, смотри на финнов! Финн хладнокровен, сдержан, деловит, а главное – честен. Это не словоблуд-поляк, «мстящий» русскому народу за многократное сохранение самой жизни поляков. Поговорите с финном.
Финн скажет вам (в том числе и языком монументов) что никакой ненависти к вам не испытывает. Более того – за многое благодарен. Финн честно объяснит, что ваши вопросы глупы и нелепы. Финн убивает не потому, что имеет какие-то претензии к русским, а потому, что финну очень хочется захапать Кольский полуостров. И пресловутую «Кемску волость». Ему это нужно – а не кровищу вам пускать.
Кровищу приходится пускать в качестве побочного эффекта. Потому что нужно жизненное пространство – а оно заселено. Пока оно заселено другими – оно не работает на тебя. И дело же не в том, русскими оно заселено, индейцами, тасманийцами, экзотическими народами мяо-яо! Оно заселено не нами – а нужно, чтобы оно было заселено нами! А вы, ребята – вы просто «попали»…
Уничтожили же бельгийцы (!!!) 10 млн коренных жителей в экваториальной Африке. Кто бы ждал такой прыти от бельгийцев?! Они ж на карте, как прыщик! У них во всей Бельгии нет столько людей, сколько их колонизаторы в Конго грохнули!
Но не поймите это превратно – будто бельгийцы тихие маньяки, которые в Европе ведут себя тихо, а вырвавшись в Африку, наделали такого, что и Чикатели не снилось! Бельгийцы, как и финны – РЫНОЧНЫЕ ЛЮДИ. Они зарабатывают деньги в мире чистогана: когда повезёт, то чистым способом. А когда не повезёт – то грязным. Никому из них убивать людей не хочется – но если это единственный путь сколотить капитал, то… Ну, так сказать, “заставляют себя”…
Напомню избитую цитату английского публициста XIX века Томаса Джозефа Даннинга, которую воспринимают у нас, как аллегорию, НО КОТОРУЮ НУЖНО ПОНИМАТЬ БУКВАЛЬНО:
– Капитал … избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рабами…
А вы сюда добавьте то, до чего бедняга Данниг не дожил: и выборгскую резню 1918, и бельгийский геноцид в Конго, и Освенцим с Бухенвальдом, и зверства чубайсовой “приватизации”… Слова “нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал, учуяв возможность 300% прибыли” надо понимать буквально, слышите!
Любой рыночный хищник понимает, что такое заряженное ружьё, и ведёт себя корректно, когда оно направлено на него. Поляк, может быть, и покривляется даже перед ружьём, финн же предельно конструктивен, когда осознаёт, что за присвоение чужой земли ему знатно наваляют. И пока Российская Держава тверда, конна, людна, оружна – любой финн будет с вами вежлив, как клерк в банке.
И вы можете по ошибке подумать, что они всегда такие. Решите, очень по-русски, что финские сдержанность и добродушие – черты их характера, а не следствие направленного на них ружейного ствола.
Но это категорически не так, и я говорю не только о финнах, вот что поймите! Финны хладнокровны, поляки эмоциональны, румыны – трусоваты, но это «надстройка», а базис у них один: капитализм и рыночная игра «обогатился/разорён». И какими ты путями обогатился – никого не волнует. А вот если разорён, то за это и следует самая страшная кара рыночного мира. Он прощает человеку всё, кроме бедности и бессилия.
Чтобы это понять – посмотрите на животный мир. Что будет с оленем, у которого ноги отказали? Он же куча мяса не для какого-то отдельно взятого хищника, а для всех хищников и падальщиков сразу. Медведь или кабан всеядны, они в принципе могут жить без мяса. Но у них нет веганских моральных ограничений: если мясо валяется парализованным, то и медведь, и кабан не откажутся им полакомиться.
Точно так же любой рыночный игрок, даже если его бизнес никак не связан с технологией организации геноцидов – не откажется, в силу его рыночной природы, воспользоваться подвернувшейся возможностью стащить кусок из общей расчленёнки.
Деньги ведь делаются не на чём-то одном, а на всём, на чём получается. Рыночный булочник в основном печёт булочки, но если ему подворачивается выгодное дело, никак не связанное с булочками, он в доле. Потому что его цель – деньги, а не булочки выпекать. Булочки – так, средство. И если деньги вдруг стало приносить что-то другое (например, зачистка от русских Выборга) – булочник поучаствует.
Ещё раз заклинаю вас, русские друзья: почитайте о выборгской резне 1918 года. Что писали о ней красные русские, и что писали о ней белые русские. И те, и другие задавали вопрос – «за что?», и только финны такого вопроса не задавали. Они живут в Европе, то есть в иной цивилизационной парадигме.
Никакого Гитлера ещё нет в помине среди политиков, а будущие «арийцы» валяются в помойке проигранной мировой войны. Этих будущих «сверхчеловеков» мочат все от души – включая микроскопические прибалтийские племена (что прибалты делали с немцами, заслуживает отдельного большого описания).
Но европейский человек в своём поиске жизненного пространства, новых ресурсов, расширения своего доминирования – не может быть сведён к членам гитлеровской НСДАП! Он постоянно находится в этом поиске, что с Гитлером, что без Гитлера.
Тут Гитлер – лишь эпизод вечной драмы, и финнам в 1918 году он был не нужен, в их мечтах удвоить свои земельные и ресурсные угодья под шумок распада великой империи!
Само ваше существование на Земле с использованием ограниченных ресурсов – представляет из себя совокупность затрат, которые при вашем уничтожении или порабощении пойдут в другой карман. То есть: кормились с участка два человека, получали по одной монете каждый. Остался на участке один человек – получает две монеты.
Если вы этого в рыночной экономике не поймёте – вы ничего в ней не поймёте. Вы постоянно, очень по-русски, будете видеть в волках обвинителей, а волки просто кушать хотят! А то, что они всякие слова болтают, про демократию и права человека – лишь болтовня по моде времени, и не более того.
В другие времена была другая болтовня – вырезая индейцев англы или испанцы ссылались на недостаточное почитание теми Христа, римского папы и т.п. Чем был для испанского конкистадора римский папа, тем для американского мародёра являются «права человека». А псами индейцев травили и тот и другой…
Если вы станете спрашивать у западного человека, за что он хочет вас убить – он вас просто не поймёт. Он не поймёт всей этой достоевщины, всегда завораживавшей европейца своей непостижимостью.
С европейцем нужно говорить по-другому.
В рамках его, а не вашей ментальности.
Спросите его, сколько он рассчитывает получить за ваше убийство.
Потом растолкуйте, демонстрируя оружие, что издержки данного бизнес-плана окажутся существенно выше предполагаемой прибыли.
После этого западный человек отвалит от вас, и будет впредь корректен, как пушистый зайчик с батарейкой «Дюрассел» в заднице, работающей «до 10 раз дольше»…
Не испытывая к вам никаких чувств, никакой личной неприязни – европеец или американец никогда не пойдёт на смертный бой, на иррациональную битву. Предъявите ему бухгалтерию, в которой убытки от нападения существенно выше прибыли – и он сразу же станет дружелюбен, как персонаж детского мультика.
А если вы такой бухгалтерии не предъявите – то помните, о чём я стараюсь докричаться до вас:
Чтобы вырезать всех русских детей, стариков и женщин в Выборге, финнам не потребовался Гитлер. Он им, случись чего, и снова не потребуется…

Источник: сайт газеты «Экономика и Мы».

Один комментарий к статье: “В. АВАГЯН: ПИСЬМО РУССКОМУ ДРУГУ.

  1. Тем гонораром, что будет мне ныне

    Писк телефона:” Ура катастрофа!”
    Мчат репортеры, как гончие псы.
    Стынет за столиком брошенный кофе.
    Запах сенсации чуют носы.

    Девушке нужно отправить в газету
    Как по земле разливается кровь.
    Хочет еще раз зарплату вот эту
    Выгодным планом скадрировать вновь.

    “Красного мало в реальной картине.
    Жаль, что не всех переехал КАМАЗ.
    Тем гонораром, что будет мне ныне
    Я оплачу в этом месяце газ.”

Оставить комментарий

Войти с помощью: