Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Великий Юл.

Герман Феликс Вирт (из статьи А.Г. Дугина).
К.Фёдоров (Республика Саха, г. Якутск).
2.11.2018 г.

“Не существует более великой тайны в бытии человека, чем тайна жизни и смерти, умирания и становления. Год для человека есть высшее Откровение божественного действия во Вселенной. Он есть выражение данного Богом космического закона, в согласии с которым происходит в бесконечном и непреходящем возвращении становление мира. Волшебный, глубочайший образ является нам в природе – это Год Божий. Много дней составляет Год, и в каждом из дней снова открывается образ Года: рождение Света, из которого происходит вся жизнь, его подъем на высшую вершину, и его спуск, смерть, нисхождение, чтобы снова восстать. То, чем являются утро, полдень, вечер и ночь в сутках, соответствует в Году весне, лету, осени и зиме. Весной “Свет Мира” снова пробуждает всю жизнь, выпрямляется, развивается, пока не достигнет полного развертывания и предела роста в полуденно-летнем времени, чтобы снова начать путь к ночи и зиме, готовясь к смерти, за которой неминуемо последует новое рождение. Нордический человек созерцал образ своего существования ежегодно и ежедневно: раннее утро – детство, позднее – юность, полдень и лето – взросление, полное созревание, потом увядание жизни, старость, ведущая к зимней смерти, а через неё к новой жизни, к возрождению и новому становлению, воплощенному в потомстве. Круговращение дня развивает в своем постоянном непрерывном повторении круговращение Года, а Год – круг человеческой жизни. Круговращение, движение по кругу, вращение само по себе является высшим космическим законом Бога, этическим Основанием Вселенной всего бытия. На этом принципе основывается всякое Богопереживание и всякое правосознание. Закон вечного вращения, чьим откровением является пространство и время, и особенно в Годе, был осознан атланто-нордической расой в символе Годового и Мирового Древа, Древа Жизни.”
Это слова из книги великого голландского учёного Германа Вирта. Его имя мало что скажет современному человеку, даже весьма образованному. Его трудов нет в современных университетских библиотеках. И тем не менее, Герман Вирт – один из тех людей, кто в нашем столетии, в этот мрачнейший период Железного Века, Кали-юги, сделал удивительно много для восстановления Великой Традиции, той, что пришла в Золотом веке из таинственных регионов Гипербореи (Арктогеи), волшебной земли, лежащей на крайнем Севере. Рене Генон и Юлиус Эвола поведали о Примордиальной (изначальной) Традиции и полярном рае. Их имена известны всем традиционалистам.
О Германе Вирте знают уже совсем немногие. И тем не менее именно он – этот высокий худой профессор, скромный и страстный, как всякий подлинный ученый – открыл тайну тайн этой Изначальной Традиции, восстановил ее язык, открыл секреты древних рун, расшифровал послание Золотого Века…
Это кажется невероятным, но это факт. Герман Вирт воссоздал ни больше, ни меньше как “Священный Изначальный Праязык человечества” – так и называется одна из его поражающих воображение фундаментальных книг.
Герман Вирт родился в 1885 году в Утрехте в Нидерландах. Он происходит из рода древних фризов, жителей северных областей Голландии. С детства Вирт интересовался историей своей страны и своего народа. Собирал предания и легенды, внимательно изучал знаки и символы, украшающие дома простых голландских крестьян.
Практически всю свою страну он исходил вдоль и поперёк. В 1910 году он защищает диссертацию под названием “деградация голландских фольклорных песен”. Уже в этом первом труде поражает невероятная эрудиция автора, который привлекает к сравнительному анализу практически весь материал, касающийся голландского фольклора. Более того, он пытается выстроить общую модель, некую протомифологию, которая стоит за народным творчеством, чтобы лучше понять общее миросозерцание древних предков. Отталкиваясь от символов и элементов голландской старины, Вирт расширяет круг своих этнографических культурно-символических поисков вначале на все германские земли, потом шире на Европу, потом – территорию Евразии и, наконец, на самые отдаленные от Европы области – Америку, Океанию, Африку и т.д. В поисках формулы, обобщающей мировоззрение древних арийских предков, Вирт движется по спирали, уточняя, корректируя, расширяя или пересматривая все данные, собранные лингвистами, археологами, историками религий, искусствоведами. антропологами и т.д. Это труд невероятной интенсивности.
Герман Вирт осваивает несколько сотен древних языков, стремясь найти в них некие общие закономерности, восходящие к незапамятным временам. В этом Вирт предвосхищает создание “ностратической теории” Иллич-Свитича, которая появилась гораздо позже и согласно которой, на заре человечества все люди говорили на одном языке. В отличие от научного сообщества, он категорически не согласен ограничиваться малыми пространствами, вся жизнь которых уточнять и перепроверять незначительные детали, как это модно в научных средах “критического” пессимистического века. Вирт – подобно учёным Средневековья – стремится охватить одновременно огромную область знаний. Его подход не аналитичен, но синтетичен. Поэтому в качестве основной исторической гипотезы он обращается не к хаотическим и разрозненным фрагментам исследований современных антропологов, преклоняющихся перед фактом, но к древним мифам, к Традиции, к сакральным источникам. Подобно Рене Генону, Вирт понимает, что современный мир представляет собой аномалию, регресс, дегенерацию. И что истину надо искать в мифах, символах, преданиях, религиях, культах, обрядах, фольклоре.
…В 1928 году Герман Вирт в книге “Происхождение человечества” формулирует основу своей теории. Он считает, что все упоминания о древнем континенте Арктогее (Гиперборее), лежавшем на Северном полюсе не мифы и не фантазии, а исторический факт. В качестве подтверждения такой гипотезы он ссылается на труды современных геологов, в частности Вигенера, согласно которым континенты не пребывают в постоянном покое. но все время дрейфуют по океану, а значит за довольно большие промежутки времени они перемещаются по территории земного шара. Некогда на северном полюсе существовал материк и там царили иные климатические условия. Память об этом сохранилась в древнейших преданиях, в мифах, в легендах и т.д. Именно из этого материка стала распространяться духовная культура человечества, единая в своей общей формуле.
Основой этой культуры, этого гиперборейского культа был ГОД, но Год созерцаемый в полярных условиях. Когда 6 месяцев годового цикла солнца тяготеют к Полярному Дню с незаходящим светилом, а шесть месяцев – к темноте Полярной Ночи и к Великому Юлу – ко дню зимнего солнцестояния, к этому символу конца и начала года, смерти и воскрешения. Описание этого Полярного Года, согласно Герману Вирту, лежит в основе всех сакральных текстов и культов, символов и знаков от пещерных изображений и первознаков на костях мамонтов до самых изысканных и изощренных теологических и мистических конструкций. Тот факт, что до этого не додумались иные историки религии и антропологи, объясняется очень просто. Если применять календарно-культовые круги к природным условиям тех земель, на которых мы встречаемся с остатками древних культур – Шумер, Индия, Евразия, Пиренеи, Средиземноморье, Ближний Восток и т.д. – истинных соответствий проследить невозможно, так как часть рунических знаков остается неизменной от гиперборейских полярных времен, а часть подстраивается под новые – не полярные и не арктические условия. Истинные ключи к интерпретации древнейшей символики может дать только принятие гипотезы о полярном, нордическом происхождении цивилизации, а эта гипотеза никем всерьез не рассматривалась. “День Богов равен году людей” – это утверждение можно встретить и в Ригведе, и в Авесте, и в древнегреческих мифах, и в германских сагах. и в шумерском эпосе, и в архаических фрагментах Библии.
Первые люди были не неандертальскими идиотами, рассованными по пещерам и дубасящими друг друга палками как утверждают дарвинисты, марксисты и прочие профаны. Они были совершенными людьми с изысканным, простым, но предельно духовным мировоззрением, носителями Высшей Религии – Света, Чистоты, Духа. Они не знали отвлеченного бога-творца, выступающего по отношению к человечеству и природе как нечто внешнее. Весь мира был пропитан божественными энергиями, и сами люди виделись как дети Солнца, как потомки Божеств, как высшие существа, исповедовавшие особое мировоззрение – Бого-миро-воззрение. Они не нуждались в морали и законах, нравственный и религиозный закон был в них самих. Это были высокие белокурые голубоглазые существа, чуждые дурных помыслов, духа наживы, властолюбия и прочих недочеловеческих пороков. Вирт выдвинул теорию о существовании полярного “Прамонотеизма”, “Праединобожия”, и образованного на их основе единого культурного круга «Туле». Все элементы этого древнейшего ритуала находились в строгом соответствии с гармонией космической Среды. Между человеческим, природным, социальным, религиозным и временным не существовало никаких строгих барьеров.
Дуализм был неизвестен – мысль и материя, дух и вещество, частное и общее, природное и социальное, божественное и небожественное – все это существовало в общей гармонии и определялось единой формулой, знание которой позволяло расшифровать не только языковые и символические фигуры – продукты искусственного человеческого происхождения, но и язык природы – голоса зверей, растений, камней и гор. Здесь Вирт окончательно выходит за грань общепринятого в научных средах скептического материализма. Он считает, что великая сакральная формула, лежавшая в основе полярной цивилизации, была не просто описанием внешнего мира, но самой магической мыслью, обретшей плоть. “БОГ ТВОРИТ, МЫСЛЯ”, – приводит Вирт знаменитую фразу из исландской рунической песни. Знание есть Бытие – и то, и другое совпадают, ничто не имеет права первородства. Поэтому понять и создать – это одно и то же. Традиция – не совокупность простого описания исторических фактов. Это абсолютно живая вещь. Она выше времени и пространства. Тот, кто сумеет открыть её секреты, изменится не просто в смысле расширения информации, но преобразится внутренне. Такой подход к проблеме может быть понятен верующим, но не высоколобым и чванливым профессорам, с кривыми ртами, короткими мозгами, привыкшим считать научной нормой ядовитое сомнение и себялюбивый скепсис. На Германа Вирта ополчается научное сообщество Германии. Его идеи признаются экстравагантными и слишком радикальными. По существу возражений практически не выдвигается – для того, чтобы серьёзно дискутировать с этим величайшим эрудитом, необходимо обладать качествами, которых оппоненты просто не имеют. Основные упрёки касаются “идеалистического” подхода, излишнего доверия, которое Вирт якобы оказывает сакральным источникам. Вирт мало внимания обращает на завистливые нападки коллег и продолжает исследовать Нордическую Традицию, выяснять тайную формулу, знание которой, по его мнению, как рычаг Архимеда способно перевернуть мир.
В исследовании праязыка человечества Герман Вирт приходит к удивительному заключению. Рунические письмена и особенно рунические календарные круги, которые были обнаружены в Северной Европе, являются останками гиперборейской протописьменности. Это не искаженная латиница и не выродившийся вариант средиземноморского финикийского алфавита. Это, напротив, след того великого символического круга, из которого гораздо позже развились иные исторические алфавиты – египетский, китайский, шумерский, индийский и другие, в том числе и финикийский, не обладающий никаким первенством среди иных типов письма. Но руны и их значение можно понять, только приняв гипотезу о существовании Полярного Континента, Гипербореи, так как их значение, их название, их расположение на календарных кругах открывают свой смысл только применительно к природным явлениям, имеющих место в Заполярье. Вирт считал, что изначальные руны значительно отличались от известных в его время в Европе, но восстановить их можно. Герман Вирт на тысячах страниц, написанных им, разбирал тысячи иллюстраций им приводимых – древнейшие символы. наскальные рисунки, узоры древних предметов быта, керамика, орудия и т.д. Bсё это в совокупности подводит вплотную к искомой тайне, к изначальному руническому кругу… В отношении структуры изначального языка Вирт был сторонником агглютинативной теории, то есть считал, что слова складываются из законченных фрагментов – слогов. К слогу, который означает что-то, присоединяется другой, означающий еще что-то – получается слово. (Такая структура свойственна современному якутскому языку – К.Ф.).
Герман Вирт утверждает, что Изначальная Традиция была матриархальной. Это было царство Белой Дамы, Чистой Девы. Изначальный нордический пантеон возглавлялся Богиней – особым Чистейшим Созданием, своей духовной интуицией проницающей суть вещей. Вирт считает, что секреты рун хранили изначально не жрецы-мужчины, но жрицы, Белые Дамы.
В 1932 году Герман Вирт основывает общество исследования древнейших культур под кодовым название “Наследие Предков”, “Ahnenerbe”. В 1933 году эта организация становится под контроль Генриха Гиммлера. Всё это время Герман Вирт продолжает свои интенсивные исследования по выяснению тайн происхождения человечества, языка, древнейших культур, изначальных культов. “Аненербе” организует уникальные экспедиции в Северном море, где по предположению Вирта должны остаться следы древней цивилизации гипербореев. Отмель Дагерра. Дэггер Банк. Земли, затопленные относительно недавно, всего каких-то 12 тысяч лет назад. Это по реконструкции Вирта – земля Полсети или Форсети, Forsetiland, остаток еще более древнего континента Мо-Уру.
Экспедицией были получены уникальные данные. Параллельно этому Вирт направляет экспедицию Шэффера в Тибет, для проверки своей гипотезы о сохранении останков гиперборейской культуры в пустыне Гоби и Западном Тибете, в горной стране Шань, родине религии бон… “Аненербе” сопоставляет гигантский археологический и палеоэпиграфический, а также этнологический и лингвистический материал, оказавшийся в распоряжении этой организации. Ведутся уникальнейшие, не имеющие аналогов по масштабу и глубине исследования. Более того, большинство вождей “Аненербе” совершенно не разделяет тоталитаризм и шовинизм официального режима. По мнению Вирта и его учеников, потомки гиперборейцев, чистых ариев есть в настоящее время среди всех народов земли, независимо от цвета кожи, и европейцы, в том числе немцы, никаким превосходством в этом смысле не наделены. Всё это приводит к неизбежной оппозиции Вирта. Ученик и последователь Вирта Вольфрам Зиверс является одновременно вместе с Фридрихом Хильшером главой антигитлеровского заговора. Они помогают многим преследуемым, в том числе евреям, скрыться от преследований и переехать в безопасное место…
Неудивительно, что в 1938 году Герман Вирт, возглавлявший “Аненербе” – не являясь при этом даже членом НСДАП! – отстранен от дел и находится отныне под неуклонным надзором ГЕСТАПО. В его доме произведён обыск. Многие ценнейшие экспонаты личной коллекции изъяты.
Все дело фактически разорено конформистами и идиотами. В истории это, увы, повторяется постоянно. Стоит только появиться какой-то уникальной, живой, творческой, фантастически авангардной инициативе, как тяжеловесные, угрюмо тупые, завистливые и бездарные поддонки грубо губят все дело… Так в науке, так в политике, так в искусстве… Истинным расизмом был бы расизм, направленный против агрессивных бездарей и тщеславных, но бойких пустышек, членов вездесущего “заговора посредственностей”, тайного ордена “средних способностей”, объединённых для того, чтобы постоянно и неизменно разрушать величественные планы героев и гениев… Итак, Герман Вирт в опале, под надзором тайной полиции. Если бы не вмешательство его друга и соратника, тонкого мистика и ценителя старины Вальтера Дарре, Вирту не избежать бы концлагеря. Что делать! Тёмный век. Торжество лжи и подлости… Несправедливость – вот закон эпохи, когда колесо дхармы слетает со своей оси…
… Труд Германа Вирта – это метафизика ПОЛЯРНОГО ГОДА, воссоздание Нового Языка. Единого Языка, того, на котором говорили до Вавилонского смешения. Это нордический полярный глоссарий, систематизированный и объясненный. Перед такой картиной бледнеют все каббалистические конструкции, не говоря уже о жалких потугах современного оккультизма. Вирт оперирует с реальностями намного более древними, нежели само возникновение древнееврейского языка или финикийской письменности, которые в официальной средиземноморской науке считаются культурно древнейшими. Герман Вирт легко интерпретирует Библию, каждый её сюжет, каждую лингвистическую трудность, каждый символ, каждый пассаж. Вся левитская теология рушится на глазах. Ветхий Завет развёрнутое повествование об изначальной Традиции, о гиперборейской формуле, но не единственный и уникальный, а равный среди других мифологических конструкций – индуизм, буддизм, греческая и иранская, славянская и германская мифологии, мифы индейцев, малайцев, африканцев или океанцев. Ритуальные татуировки народов маори и особый инициатический язык их знати, а также западно-африканский алфавит письма Бамун говорят нам о божественной реальности столь ясно (а может и еще яснее), как удивительные и поэтические пассажи Торы. Этой теме Герман Вирт посвятил свою огромную больше 1000 страниц книгу “Palestinabuch”.
Но, увы, никто, даже при самом большом желании, не сможет её прочесть. В 1969 году она была похищена из дома старого профессора неизвестными злоумышленниками. Кому-то очень не хотелось, чтобы подлинная интерпретация “Ветхого Завета” существовала даже в рукописи.
В 1945 году Германа Вирта из под надзора ГЕСТАПО, длившегося 7 лет передали в концентрационный лагерь для интернированных личностей. То, что от уникальной коллекции оставили звери гестаповцы, уничтожили “цивилизованные” американцы. Два года Герман Вирт проходил мучительную и унизительную денацификацию. Это он-то, заклятый враг узко немецкого шовинизма и антигитлеровский подпольщик! Но победителей нюансы не интересовали. Еще меньше они были озабочены духовным праязыком человечества, северной прародиной, довавилонским языком, секретами рун. Одна половина выигравших кроме денег и комфорта вообще ничем не интересуется, а другая полностью поглощена своим собственным тоталитаризмом и дурдомовскими и неостроумными конструкциями Энгельса. Уже тот факт, что Герман Вирт был “нордистом” и придерживался теории “культурных кругов” – а это считалось показателем “человеконенавистничества” – оказался достаточным для вычёркивания его имени из официальной науки. Вирту еще повезло – его ученик и преемник Вольфрам Зиверс, и вместе с тем ведущий подпольщик, замешанный в покушении на Гитлера и готовивший покушение на Гиммлера, вообще был казнен в результате Нюрнбергского процесса. Но в эпоху Зимнего Солнцестояния, когда в разгаре космическая Полярная Ночь, такой исход естественен.
Хайдеггер говорил: “Современные люди настолько удалились от света Бытия, что им более невдомёк, что они живут во тьме. При полном отсутствие опыта Света сама тьма перестает быть тьмой, так как сравнивать её не с чем”.
Вирт утверждал то же самое, только смысл Света и Бытия он отождествлял с пониманием Божественного Года, источника языка, мысли, символов и духовных учений. Герман Вирт писал: “Священный смысл ГОДА совершенно неизвестен современному городскому человеку. Год для него – лишь отвлечённое, временное понятие, которое ничем не отличается ото всех остальных промежутков времени, которыми оперирует современная “хозяйственно-научная” жизнь. Год известен ему из настольного календаря, деловых записных книжек и определённой перемены гардероба. С ритмом же творения такой современный городской человек больше никак не связан. Его соприкосновение с Божьим Годом в природе происходит спорадически, во время отдыха или стихийных бедствий. Для того, чтобы вернуться к опыту Года, современный человек должен “излечиться” от своего цивилизованного существования, отрывающего от опыта бытия, при том, что темп труда и жизни становится всё более и более быстрым, и разрыв с большим человеческим Годом – с циклом Судьбы-Жизни человека возрастает. Именно “излечиться” должны современные “социальные” люди, освободившиеся от всех естественных законов Бога-Года, превратившие ночь в день, а день в ночь, ищущие “оптимально использовать время”, тогда как время, на самом деле, использует их, уничтожая. Божий Год в природе дал бы им обновление, но они не могут более найти внутреннего пути к нему. Если бы они понимали ещё свой собственный смысл, они никогда не пустились бы в безумную погоню за Маммоной, сделав из денег цель жизни, не начали бы считать неизбежностью бессмысленную индустриализацию и укрупнение городов, не погрязли бы в глубоком материализме, который опечатал их бедность, слабость и ничтожество их душ, душ “современного человечества. А главная причина всех бед в отпадении современных людей от вечного жизненного ритма Божьего Года. Поэтому они не живут сами, но их проживает нечто постороннее, чуждое; они гниют телом и душой, и стареют уже в юности.”
Герман Вирт дожил до весьма преклонного возраста. Он умер в 1981 году. Вся его жизнь была борьбой, подвижнической деятельностью, подготовлением Духовной Революции. Незадолго до своей смерти он сказал в интервью маленького регионального немецкого журнала “Гумус” : “Моя жизнь всегда была работой на Духовную Революцию” . Как и всех героев в тёмные времена – на внешнем уровне поражение, на духовном – Триумф и Победа. Чем чернее ночь, тем ближе лучи Золотой Зари. Рядом с нами жил человек, который открыл великие секреты, тайные шифры Прошлого, восстановил полноту языка великой Изначальной Традиции, но при этом остался практически неизвестным, незамеченным, непонятым, непрочитанным. Несмотря на то, что Юлиус Эвола называет Германа Вирта одним из трёх своих учителей (наряду с Геноном и Гвидо да Джорждо), несмотря на то, что сам Генон посвятил Вирту важнейшую рецензию о циклах и символизме человеческих рас (которая была опубликована в альманахе “Милый Ангел”) даже традиционалисты до сегодняшнего дня совершенно игнорируют этого великого автора. Даже избранные – уж не тени ли и они в сгустке космической полночи? Не выдаёт ли их невнимательность и желание любой ценой удержаться за мнимую ортодоксию их пародийность, поддельность? Но дело Германа Вирта не пропало.
Свет Севера стучится в наши сердца. Снежная Королева похитила наши души, околдовав их чарами полярных сияний.
Там в арктической ночи на АРКТОГЕЕ мы под инициатическим именем КАЙ – то есть ВОСКРЕСШИЙ, ВОССТАВШИЙ, принадлежащий второй весенней половине БОЖЕСТВЕННОГО ГОДА – складываем из льдинок волшебное слово “EWIGKEIT” (ВЕЧНОСТЬ) любимое слово немецкого профессора Германа Вирта.

Источник: Фейсбук. Блог К.Фёдорова.

Оставить комментарий

Войти с помощью: