Skip to content

АНОНС

Открылся канал нашего портала в Ютубе - Канал «Якутия. Образ будущего»

Конец света близок или Условие выживания.

София БУЛЧУКЕЙ.
30 ноября 2018 г.

Главное условие — сокращение выхлопов парниковых газов по всей Земле, и отказ от угля.
Эпоха угля: В Германии заканчивается, в России – живет и упорствует
В октябре десять журналистов из угольных регионов (пять из России, пять из Украины) съездили в Германию в пресс-тур «Трансформация угольного региона Рур». Это оказался второй пресс-тур по этому направлению для российских и украинских журналистов. Россия была представлена журналистами из Кузбасса, Ростова-на-Дону, Республики Коми и Республики Саха. Якутию в этом престижном туре представил SakhaLife. Обязательным условием организаторов тура – RNEI «Русско-немецкого бюро экологической информации» (Санкт-Петербург) и «Немецко-русского обмена» (Берлин) было приглашение журналистов-экологов.
ЗАЧЕМ ГЕРМАНИИ ПУБЛИКАЦИИ В РЕГИОНАЛЬНЫХ СМИ РОССИИ?
Проект впечатлил с первого же неформального сообщения в мессенджере. Условия – сказочные. Принимающая сторона оплачивает журналистам проезд, компенсирует расходы на визу, берет на себя расходы на транспорт в Германии, проживание и питание так же за счет организаторов. «И что же от нас требуется?», — возник резонный вопрос, который мы в первую очередь задали организаторам. Минимум, одна статья о том, что видели во время пресс-тура, с условием отражения ситуации в своем регионе. Ну, это мы можем. Первая встреча в Берлине с организаторами тура получилась наиболее сложной энергетически. Журналисты сыпали вопросами.
— Какой смысл Германии отказываться от угля по экологическим причинам, если рядом – страны Восточной Европы, да и других частей мира, которые вовсю топят углем?
— Неужели вы всерьез рассчитываете, что мы все посмотрим, предположим, нам даже все понравится, приедем домой, напишем в свои СМИ, и правительства наших стран так сразу и откажутся от угля?
Немецкий эколог Олдаг КАСПАР, специализирующийся на Восточной Европе, терпеливо объясняет, что отказ от угля в Германии – дело давно решенное, это государственная программа, часть мировой внешней политики.
Конечно же, они понимают, что несколько статей в региональных СМИ не могут сделать погоду, но считают, что в странах Восточной Европы должна начаться хотя бы дискуссия на эту тему.
Сейчас экологи делят мир на три группы по проблеме угля: в первую входят страны, которые планомерно отказываются от угля, во вторую – страны, где идут дискуссии, и третья – та часть мира, где глухо, как в танке, то есть даже дискуссии не ведутся.
Все время пребывания в Германии и позже в Москве мы общались с большим количеством экспертов, мнения которых будут приведены в ретроспективе.
Бывший министр по защите окружающей среды Северного Рейна – Вестфалии, ныне депутат регионального парламента Йоханнес РЕММЕЛЬ вспомнил свою встречу с епископом из Индонезии, который отметил, что раньше разрушительные цунами и смерчи случались в его стране раз в десять лет. А сейчас – раза три в год. Последний такой катаклизм на момент их беседы, был отмечен жертвами в 150 человеческих жизней.
«Почему моя страна и мой народ должны страдать из-за того, что кто-то на планете меняет климат?», — вопрошал епископ из Индонезии.
КОНЕЦ СВЕТА ИЗ-ЗА ПГ?
Ученые давно бьют тревогу по поводу парниковых газов. Человечество достигло такой отметки развития, когда вмешательство в климат планеты может принять необратимые последствия.
На климатическом саммите в Париже в 2015 году было принято Парижское соглашение, на котором страны мира согласились на ряд мер для ограничения роста глобальной температуры не более чем на 2°C (по возможности, 1,5°C) к концу ХХI века по сравнению с доиндустриальным периодом. Именно сжигание угля является основной причиной антропогенного изменения климата,
«Мы – последнее поколение людей, которое пока еще может что-то изменить. У нас есть лет 30. Если все останется неизменным, через 30 лет последствия станут необратимыми», — заявил Михаэль ПАЛЕ, ученый Потсдамского института изучения климатических изменений.
Изменения климата – это не всегда плохо, например, в Сибири будет расти виноград. Но таяние вечной мерзлоты, арктических льдов для территории Якутии чреваты огромными опасностями, и об этом достаточно специализированных публикаций.
Якутяне и сами отмечают изменения климата. Например, морозы ударяют позже, чем в прошлые годы. А значит, ледовые переправы через реки устанавливаются позже, а это уже меняет привычный порядок вещей, сказывается на экономике.
Или огромное количество осадков прорвало дамбу, вынесло выработки АЛРОСА в реки Ирелях и Вилюй, вызвав экологическую катастрофу.
В Германии еще в 80-ых в газете был опубликован фотошоп, в котором Кельнский собор был погружен в воду, из которой торчали только шпили. И это произвело впечатление, позволило привлечь внимание общества к проблемам экологии. Что будет, если человечество и дальше будет бездумно распоряжаться природными ресурсами и менять климат.
Лето 2018-го выдалось в Германии особенно жарким, осадков было очень мало, и это ряд лет сказывается на состоянии сельского хозяйства. В октябре в Германии стояла 30-градусная жара. Уже всем ясно, что климат меняется, и потому население Германии поддерживает программы по сдерживанию выделения парниковых газов в атмосферу и переход на возобновляемые источники энергии – ВИЭ.
ПОЧЕМУ В ГЕРМАНИИ СИЛЬНЫ ЗЕЛЕНЫЕ
Мы ходим по выставке «Эпоха угля» в музее Цехе Цольферайн и коксовому заводу в Дортмунде Что такое индустриализация? Это много железа. Экскурсовод вспоминает свое детство:
— Когда мне было пять лет, мы жили в другом месте и приезжали в Рур проездам, по пути к родственникам. И я тогда думала: «Никогда не буду жить в Руре!». Эта грязь от угля, атмосфера от шахт и заводов были совсем другими, чем в нашей сельской местности!».
Туристов до сих пор впечатляют и коксовый завод, заводы по производству стали, которые сейчас остановлены. Но работали в прошлые века, были активно загружены во время второй мировой войны… Глядя на эти промышленные гиганты, понимаешь, что немецкий народ выстрадал свою нынешнюю экологическую политику, что именно из-за воздействия тяжелой промышленности на природу и здоровье населения, сегодня в развитых странах высоки рейтинги партии Зеленых. Население Германии осознало, что хочет другой жизни.
ОТКАЗ ОТ УГЛЯ И ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИЕ ШАХТ В ГЕРМАНИИ
Отказ от угля в Германии – дело решенное еще семь лет назад. Страна планомерно идет к этому, создана специальная комиссия, в которой объединены специалисты разных профилей, вырабатывающие предложения для правительства при отказе от угля. Последняя шахта в стране закроется 21 декабря этого года. За несколько лет будут употреблены извлеченные и завезенные запасы угля. И эпохе угля в Германии придет конец. Его не будут больше добывать и экспортировать, в том числе и из России. Уголь останется только в музее.
А что же многочисленные шахты и куда денутся шахтеры? С этим мы и знакомились во время пресс-тура в угольный регион Рур.
Законодательство Германии в этом плане очень строгое, и заставляет владельцев угольных концернов возвращать местности тот вид, который был до разработки полезных ископаемых. То есть, владельцы угольных шахт после закрытия должны их полностью демонтировать, и вновь превратить промышленную зону в сельскую местность. Бизнес получает лицензии на разработки только при согласии на эти условия. При эксплуатации шахты каждый месяц отчисляются определенные средства в специальный фонд, который потом займется рекультивацией после закрытия производства.
Мы посетили шахту «Проспер Ханиель» в Дортмунде. Извлечение угля из нее уже закончено. Немногие оставшиеся на работе шахтеры заняты уборочными работами. Фирме, которая будет рекультивировать шахту, ее сдают в очищенном от угля виде.
— Когда сюда придут ребята, которые будут все демонтировать, понадобятся такие супервайзеры как мы, которые знают, что и как тут все работает, — охотно рассказывает шахтер Эрнст МЮЛЛЕР.
Читатель может подумать, что Германия, которая веками добывала уголь, уже истощила свои запасы. Мол, поэтому немцы вынужденно отказываются от угля, делая при этом вид, что причина в экологии.
Однако специалисты утверждает, что на уровне расположения этой шахты угля хватит на десять лет, а если тоннели откорректировать, что нетрудно, то запасов хватит еще на добрый век.
«Решение о закрытии шахт приняли политики! — восклицает шахтер эмоционально. И в его устах слово «политкии» звучит почти как ругательство. — 21 декабря сюда придут политики, и будут праздновать закрытие последней шахты Германии. Уверяю вас, что среди них не будет ни одного шахтера!»
Как в Германии рекультивируют шахты, которые уже отработали? Немцы умеют считать деньги, и называют это «вечными расходами», сопровождая тяжелыми вздохами. Работа насосов, откачивающих воду из бывших шахт.
Олдаг качает головой: «Что сейчас происходит в Донбассе!». Эколог имеет в виду не политические события, а состояние остановленных шахт… И социальный аспект.
В Германии, как сказано выше, их снова превращают в сельскую местность. Иногда бывают исключения.
Например, это здание ХIХ века сносить нельзя. Это уже памятник промышленной архитектуры. Сейчас здесь празднуют местные свадьбы. Одна из шахт превращена в шоу страха.
«Короче, вас там пугают. За ваши же деньги», — объясняет наш словоохотливый шахтер-экскурсовод.
Еще один объект превращен в аттракцион. Там посетители буквально зависают на мощных струях воздушного потока.
Дортмунд – потомственный промышленный город.
Его девизом считается: «Пиво, хлеб и уголь предпочитаем свои!»
В Дортмунде на месте бывших шахт и корпусов завода выстроили целый микрорайон. Раньше тут никто не хотел жить, потому что были копоть, грязь и шум. А сейчас цены на недвижимость в этом районе — самые высокие в городе. Микрорайон из белых малоэтажных домов омывается искусственным прудом, в котором величественно плавают гуси-лебеди. В пруду не купаются, хотя качество воды чистое, и противопоказаний нет. Просто берег не обустроен под пляж.
Бывшие заводы тоже модернизируют. Об этом нам рассказывает пресс-секретарь Дортмундского департамента поддержки экономики Роберт ЛИТЧКЕ. Одно из зданий бывшего завода по производству стали купила популярная рок-группа. Она превратит его в концертный зал, где будет давать свои концерты и предоставлять в аренду другим группам. Будет там и танцевальный зал, и студия звукозаписи, и паб.
Другое здание буквально на днях купила фирма, которая будет предоставлять помещения в нем в аренду стартапам. Большая часть из них работают в сфере IT-технологий, но есть и фирма, которая из промышленных материалов изготавливает одежду для беспризорных. Отец директора этой фирмы был бездомным, и погиб от холода. Сын этого не забыл, и теперь заботится о других людях, у которых нет самого необходимого.
РЕКУЛЬТИВАЦИЯ В ЮЖНОЙ ЯКУТИИ
Два слова о том, как проводится рекультивация в Южной Якутии. В открытом доступе есть сведения о том, как проводились работы в 2017 году компанией «Якутуголь», входящей в группу «Мечел», в Нерюнгринском районе.
Общая площадь рекультивации составила 123 га. Это на 75 % больше, чем в предыдущем году (70 га – в 2016 г.). На 49 га площади провели техническую и биологическую рекультивацию: нанесли плодородный слой породо-угольной смеси толщиной до 15 сантиметров, высадили 24,5 тысячи деревьев и засеяли 300 килограммов травосмеси. Для лучшей приживаемости растений в почву внесли 6 тонн комплексных удобрений. Остальные территории подготовлены под самозарастание, поскольку этому способствуют хорошие микроклиматические условия: к моменту рекультивации они уже на 30% покрыты растениями.
Все обязательства по восстановлению земельных участков в 2017 году компания выполнила в полном объеме, говорится в пресс-релизе «Якутугля».
То есть, добывающие предприятия России, в том числе и «Якутуголь» проводят рекультивацию в тех объемах, которые требует действующее законодательство России.
КУДА ДЕНУТСЯ ШАХТЕРЫ?
Чем же займется после закрытия шахты наш новый знакомый?
— Продам дом, чтоб минимизировать свои расходы в Германии. И поедем с женой путешествовать. Три месяца в Греции, четыре месяца в Испании. А там дальше видно будет.
Что же стало с работниками закрываемых шахт в Руре? Владельцы шахт, профсоюзы, правительство Германии и правительства регионов действуют согласованно, и считают это социальным аспектом, который надо регулировать всем. Более подробно рассказывает об этом аспекте Моника УМЛАУФ из агентства угольной конверсии из города Эссена.
Во-первых, на шахтах работали представители разных профессий и специальностей: электрики, водители, инженеры и т.д. Все они получили работу по специальности на других предприятиях. О закрытии шахты было известно за несколько лет, поэтому люди и сами озаботились поисками работы. Оставшимся помогли устроиться сотрудники муниципалитетов, которые ведут тщательную статистику.
Более сложно пришлось шахтерам, которые непосредственно работали под землей и не имели другой специальности. С каждым из них провели беседу, выяснили, в какой сфере они хотели бы работать дальше. И концерн, владеющий шахтой, всем им оплатил обучение по переквалификации.
Мы беседуем с Дирком БАЛЬКЕ, бывшим шахтером, ныне водителем городского автобуса. Объявление о найме водителей нашла в местной газете его жена. Концерн оплатил его обучение. Он потерял в зарплате примерно 20% — 500 евро в месяц. Но больше переживает из-за утери статуса шахтера, которая в Германии считалась элитой рабочей профессии. Раз в месяц в субботу они собираются с бывшими коллегами, спускаются в шахту, чтоб участвовать в работах по рекультивации, таким образом, это для них своеобразная реконструкция. А потом отправляются пить пиво и вспоминать о своем недавнем шахтерском прошлом. Эти ритуальные встречи – важная часть для людей, которым важно чувствовать свою принадлежность к шахтерскому братству.
То есть, уволенным людям тяжело не материально, поскольку никто из них не остался за бортом, а морально. Политики волевым решением отобрали у них любимую профессию, но власти и владельцы бизнеса тщательно проследили, чтобы никто не остался без куска хлеба.
БЕЗОПАСНОСТЬ ШАХТЕРОВ: У НИХ И У НАС
Мы задаем Дирку вопросы о безопасности. К нашему удивлению он заявляет:
— Я сам по себе человек очень осторожный. Совершенно не экстремал и не герой. Но в шахту всегда спускался уверенно. В Германии очень строгие нормы по безопасности, и очень строгий контроль. Владельцы шахты никогда не подвергали нас опасности.
Задавали мы вопросы по безопасности в шахтах и журналистам в Clean Energie Wire в Берлине, специализирующимся на темах экологии. На вопрос, бывает ли, что в шахтах
Германии происходит утечка метана — взрывоопасного газа, немецкий коллега сделал большие глаза: «Нет! У нас такое невозможно! Понимаете, у нас очень сильные СМИ! Все сразу становится известно! Все сразу попадает в СМИ».
Мы с усмешкой переглядываемся. Потому что говорим на разных языках. Для немецких коллег, если информация попадает в СМИ, это такой скандал! Ну, а в России бывает, что журналист, рискуя, сообщает о вопиющих нарушениях, коррупции, и прочих неприглядных делах, в любых сферах. А в ответ – тишина, словно ничего и не было. Потому что на западе есть гражданское общество, которое бурно реагирует на подобные сообщения. А у нас оно только формируется.
На той же встрече с немецкими журналистами Сергей БАБИКОВ навскидку перечисляет случаи массовой гибели шахтеров в шахтах Кузбасса за последние годы, о которых он писал. И спрашивает: «А у вас бывают подобные случаи?».
В Якутии у всех живы в памяти трагические дни августа 2017-го, когда в трубке «Мир» АЛРОСА в Мирном заживо погибли восемь шахтеров. И хотя это алмазодобыча, а не угледобыча, принцип все равно один.
В угольной шахте в Якутии последний трагический случай произошел на днях. 28 ноября случилось локальное обрушение горной породы на шахте «Денисовская» в Нерюнгринском районе, принадлежащей компании «Колмар». При завале погиб один шахтер – 51-летний Юрий БАКЛАНОВ. Всего в шахте на момент обвала находилось 55 человек.
То есть, каждый из нас, журналистов из угольных регионов России, к сожалению, может навскидку вспомнить трагические случаи гибели людей в шахтах в своих регионах.
Ну, а тогда в Берлине немецкие коллеги наморщили лбы, прикрыли глаза, погрузили пальцы в волосы, пытаясь вспомнить, чтоб ответить на вопрос Сергея. Наконец, изрекли: «Надо прогуглить. Кажется, последний случай был в 80-ые годы прошлого века, когда погибли 7 шахтеров».
ВИЭ КАК ПРИОРИТЕТ
Отказываясь от угля, Германия вкладывается в ВИЭ – возобновляемые источники энергии. Это ветровые установки, солнечные панели и обработка биомассы.
Просто проезжая по Германии, обращаешь внимание на ветровые установки. Кажется, что экологичней производства не может быть. Но мы с удивлением узнаем, что местные жители порой вовсе не в восторге от ветряков. Во-первых, нет прямой заинтересованности в них, так как производство электроэнергии – процесс непростой. Физически домохозяйства этой местности, скорее всего, получают электричество от рядом расположенных ветряков, потому что они близко. Но экономически все поступает в европейский рынок электроэнергии, и распределяется по всей Европе. И домохозяйствам нет никакой выгоды от того, что рядом работают ветряки. По идее, они могут с таким же успехом пользоваться электричеством, произведенным, в другой стране.
К тому же, чувствительные натуры страдают от тени, которую ветроустановки бросают на населенные пункты.
«Эта тень движется, и сводит меня с ума!», — заявляют некоторые горожане.
В итоге, по просьбам населения принято решение, чтоб ветряки отключали в определенные часы, когда тень от них ложится на населенные пункты. Само собой, владельцы ветроустановок терпят убытки от отключений.
УНИКАЛЬНЫЙ ПРИМЕР ЗАРБЕКА
Но только не в Зарбеке! Там нашли способ заинтересовать местных жителей на взаимовыгодных условиях. Об этом нам с гордостью рассказал бургомистр собственной персоной.
Несколько лет назад семь горожан, в числе которых был и бургомистр, вышли с инициативой установить вблизи города ветроустановки. Что для этого нужно прежде всего? Конечно, свободная земля. Вблизи Зарбека располагалась воинская часть. В конце 80-ых холодная война закончилась, и воинскую часть стали сворачивать.
Бургомистр пришел к руководству воинской части с деловым предложением: «Хочу купить у вас землю! У меня миллион евро».
Местное военное начальство над ним посмеялось: «Что? Наша земля стоит 17 миллионов евро!».
Спустя месяц бургомистр вновь вернулся.
— Я все еще хочу купить у вас землю. И у меня все еще один миллион евро.
— А что изменилось? – удивились военные.
— Вам ведь надо вернуть территорию в первоначальный вид, то есть превратить ее в сельскую местность, согласно действующему законодательству. Но если вы продадите землю нам, то мы примем ее у вас в таком виде.
И тут стало ясно, что предложение бургомистра не такое уж и плохое. Рекультивация одного блиндажа стоит полмиллиона, а на территории воинской части их было 72.
В конце концов, стороны ударили по рукам, и земля была приобретена.
Тогда же инициативная группа во главе с бургомистром прошла все бюрократические препоны, чтобы им разрешили установить собственность – ветряки и солнечные панели. Для бургомистра даже был создан законодательный прецедент, что муниципальный служащий может заниматься предпринимательской деятельностью, если она связана с ВИЭ.
Далее семеро смелых кинули клич всем желающим горожанам стать инвесторами ВИЭ. У многих из них были накопления, из которых тысяча-полторы евро пошли в качестве инвестиций на ВМЭ. И теперь горожане довольны. Проценты они получают больше, чем из банка. И являются инвесторами в продвинутую отрасли экономики.
Но возникали и сложности. Так, оказалось, что ветряки расположены слишком близко друг к другу. И перекрывают воздушные потоки. Между инвесторами стали возникать споры, вызванные розой ветров и монетизацией инвестиций. В конце концов, на общем собрании было принято решение, что прибыль делится пополам между всеми инвесторами, независимо от того, сколько энергии произвел каждый из 7-ми ветряков.
А на бывших блиндажах расположили солнечные панели. Сами же сооружения используются как склады, что тоже приносит доход владельцу – муниципалитету. Так же на территории ведется обработка биомассы.
— Мы нашли способ, чтобы население сельской местности выступало инвестором ВИЭ, чтоб это стало объектом гражданской инициативы. И это в корне поняло отношение населения к объектам ВМЭ, — констатирует бургомистр Зарбека.
ПРОТИВНИКИ РЕФОРМЫ ЭНЕРГЕТИКИ
В Германии часть населения выступает против реформы энергетики. Ведь значительная ее доля ложится бременем на население.
— Почему мы должны платить так дорого за энергетику сейчас? Почему реформа энергетики не проводится за счет госбюджета или за счет частных компаний? – таковы доводы противников реформы.
И недовольство это вызвано экономическими причинами, ведь повышенные счета за электричество приходят в каждый дом. В то же время, люди соглашаются, что реформирую отрасль сейчас, Германия вкладывается в свое будущее. И внукам останется более комфортный порядок.
КРАЙНИЕ СТОРОННИКИ РЕФОРМЫ ЭНЕРГЕТИКИ
Депутат Бундестага, бывший министр охраны природы Германии, популярный политик Юрген ТРИТТИН негодует.
— Мы слишком мало вкладываемся в ВИЭ. Нас, пионеров отрасли, обогнал Китай! Будучи министром, я страстно хотел поддержать ВИЭ. Но мне не повезло. Как раз в тот период Германия воссоединилась. И мне пришлось направить почти все деньги ведомства на закрытие «грязных производств» на территории бывшей ГДР.
ПРОТЕСТЫ ПРОТИВ ГРЯЗНЫХ ПРОИЗВОДСТВ В ГЕРМАНИИ И ЯКУТИИ
Депутат обличает инвесторов, которые вкладывают деньги в старые производства. У всех на слуху акция экологов в Хамбахском лесу. Когда акции предприятия упали на 85%, за один день!
Почти все спикеры вспоминали эту акцию против вырубки леса концерном RWE в районе угольного разреза Хамбах. В ней приняли участие 50 тысяч жителей Германии. Это стало самой массовой акцией в Рейне.
— Для немцев лес очень важен. Он имеет мистическое значение. А в Германии остается не так много лесных массивов. И Хамбахский лес стал символом. В акции приняли участие 50 тысяч жителей Германии. И суд принял их сторону, временно запретив концерну вырубку деревьев, пока не будут уточнены ряд документов. И акции концерна упали на 85%! За один день! И поделом им! Не надо инвестировать в грязные производства. Сейчас общество поддерживает тех, кто за новые и чистые технологии, продолжает депутат Бундестага.
Санкционированной ли была эта акция? Вопрос удивил спикера из Института изучения трансформативного устойчивого развития (IASS) Даниэлу СЕТТОН.
— Конечно, в Германии никогда не запрещают гражданские акции, даже неонацистам. В этом преимущество жизни при демократии. Никто не боится протестовать!
У нас ситуация другая. Иногда участники неугодных акций протеста оказываются в полиции. То есть, для того, чтобы протестовать, в Якутии нужно гражданское мужество. В акциях против строительства химзавода на Лене приняли участие многие якутяне, приехали делегации из улусов Заречья. Якутяне активно защищали свое право на чистую реку, чистую воду. И хотя вопрос строительства химзавода на Лене настойчиво продвигался властями, он был приостановлен. Это стало победой экологов, победой простых якутян, которые предпочитают жить бедней, но оставить внукам более чистую природу.
В традиционной якутской религии Аар Айыы итэ5элэ самым страшным грехом считается взрывать землю и загрязнять природу. Исконная вера саха считает, что у природы есть собственный интеллект, и что Земля в силах защитить себя, если сочтет, что человек действительно угрожает ей. А пока, значительная часть населения Земли продолжает испытывать терпение матери-земли.
СТРАТЕГИЯ ГЕРМАНИИ – ПЕРЕХОД К ЧИСТЫМ ПРОИЗВОДСТВАМ
Словом, четко вырисовывается стратегия Германии по отказу от грязных производств. Планомерный отказ от угля, год за годом. На очереди – другие природные ископаемые. Переход на ВИЭ. Развитие инноваций. Поддержка Парижского соглашения.
РОССИЯ – ОТСУТСТВИЕ ВНЯТНОЙ ДОКТРИНЫ
После Германии российские журналисты встречались с экспертами в Москве. Чтоб понять реалии в нашей стране.
Как отметил представитель Департамента мировой экономики НИУ Высшей школы экономики Игорь МАКАРОВ, Парижское соглашение в 2015 году подписали 195 стран, 183 ратифицировали.
Россия подписала его в 2016-м, но не ратифицировала. Дискуссии, стоит ли это сделать, продолжаются.
У России собственное мнение: «Ограничение уровня выбросов парниковых газов до 70-75% объема к 2030 году может быть долгосрочным показателем с учетом максимально возможной способности лесов поглощать парниковые газы».
«Что это такое – никто точно не знает», — отмечает Игорь Макаров.
Но как бы то ни было, Россия при всей своей приверженности к углю и другим ископаемым, уже сейчас выделяет в атмосферу гораздо меньше, чем было принято как минимум Парижским соглашением. И не с казать, что это победа экологов. Просто таково состояние нашей экономики, когда в 90-ые годы промышленность страны была разрушена, следует из выступления спикера Макарова.
В развитых странах избавились от многих грязных производств на своей территории. Но это не значит, что она полностью ликвидирована. Некоторые производства перенесли в другие части света, например, в Юго-Восточную Азию, где более дешевая рабочая сила и менее строгие санитарные нормы, считают российские эксперты.
У угля в определенный период времени есть будущее, полагает Владимир СИДОРОВИЧ, генеральный директор Института энергоэффективных технологий в строительстве.
Генеральный директор ООО «СиСиДжиЭс» Михаил ЮЛКИН отмечает, что хотя в Европе отказываются от угля, то в России, например, находятся силы, которые ратуют за угольные котельные в городах Дальнего Востока. И чье это лобби, даже гадать не надо. Список основных предприятий России, добывающих черное золото, известен.
ТАКТИКА РОССИИ ВЫТЕКАЕТ ИЗ УМОЛЧАНИЯ
В общем, во внешней политике Россия избегает давать обещания по отказу от угля. Потому что мы им не только топим, но и добываем его, и продаем. Это важная часть экономики страны и пополнения бюджета. И, похоже, из умолчаний складывается тактика России – успеть добыть и продать как можно больше угля, пока в мире сохраняется на него хоть какой-то спрос.
«ЯКУТУГОЛЬ»: НАШ УГОЛЬ – ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ!
И косвенным доказательством является увеличение объемов добычи угля в Якутии. Если в Германии закрывают угольные шахты, в Якутии, наоборот, ожила шахта в Сангаре Кобяйского улуса, которая бездействовала много лет.
«Якутуголь» сообщает о том, что их уголь, будучи высококачественным продуктом, очень востребован на многих рынках. В текущем году экспортные продажи компании «Якутуголь» уменьшились, так как компанией было принято решение значительный объем угля перенаправить на внутренний рынок из-за более привлекательных цен. Якутский уголь поставляется в Китай, Японию, Южную Корею и др. страны.
Диверсифицированная структура поставок Группы «Мечел» позволяет говорить об устойчивом положении ХК «Якутуголь» и продолжении реализации крупного инвестиционного проекта по разработке Эльгинского месторождения.
Компания «Якутуголь» является одним из немногих производителей твердых коксующихся углей в России. Уникальное качество продукции «Якутугля» позволяет говорить о том, что уголь компании будет пользоваться неизменным спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынках при любых изменениях рыночной конъюнктуры. Хорошие перспективы и у эльгинского угля как на экспортном направлении, так и на российском рынке, причем даже в европейской части страны, так как в России дефицит жирных марок.
К Эльгинсокму месторождению – крупнейшему в России, была подведена железная дорога Улак — Эльга, соединившая Амурскую область и Якутию. Проект стартовал в 2000 году силами ОАО «Бамстроймеханизация» и был завершен в 2012 году.
ВИЭ В РОССИИ – БОЛЬШАЯ ЭКЗОТИКА
Россия – богатая энергетическая держава, которая не привыкла экономить свет и тепло. И хотя в стране много говорят об инновациях, на практике их увидишь не часто. В рамках пресс-тура мы отправились в Сколково – эту показательную территорию новой инновационной России. И на огромной территории, фактически в отдельном городе, не увидели ни одного ветряка. У парка сиротливо примостились 6 жалких солнечных панелей. И это в пафосном Сколково! Что говорить об остальной необъятной территории России?
К слову сказать, первым объектом технопарка является знаменитый Гиперкуб. Поскольку он был первым, здание было самодостаточным, оно полностью обеспечивало себя светом за счет солнечных панелей, которыми был облицован фасад, рассказали нам. Однако сейчас солнечные панели с фасада демонтированы, причину этого нам объяснить не смогли.
При этом в Сколково есть резиденты технопарка, которые работают в области ВИЭ, производят и ветряки, и водные производства, и объекты производства энергии. Некоторые из них рассказали нам свои достижения. Но пока нет предложений, способных выйти на рынок, удовлетворить спрос огромного количества домохозяйств страны. Разработчикам необходимо установить более тесные связи с производителями. Так что ВИЭ в России остается большой экзотикой.
Эксперт-консультант Аналитического центра при президенте России, руководитель Комиссии по экологии, энергетике и устойчивому развитию Общественной палаты города Москвы, Евгений ГАШО удивил, заявив, что с точки зрения тепловика климат Якутии гораздо лучше, чем у Москвы. По его мнению, лучше наши минус 50 или плюс 30, чем влажные средние температуры средней полосы России, которые он называет «самыми погаными». При постоянной влаге страдают и здания, и коммуникации, и почва. И даже перетопы не страшны в сухой северный мороз.
Специалист объясняет непопулярность ветряков в России тем, что 80% территории страны, кроме побережий морей, относится к маловетреной области.
И в стране мало ресурсов, чтобы проводить реформы в энергетике. С трудом идет модернизация наиболее грязных производств в промышленности и ЖКХ. В общем, забот у России много, денег мало, и до ВИЭ руки Родины-матери не доходят.
ЯКУТИЯ – В ЛИДЕРАХ
Ну что ж, читателю приятно будет узнать о том, что на скромном российском фоне Якутия оказалась в лидерах по ВИЭ. Об этом говорили почти все российские спикеры. Они отмечают, что производством электроэнергии в республике занимаются «Якутскэнерго» и «Сахаэнерго». И именно «Сахаэнерго», в основном, обслуживающая северные и арктические улусы, вводит ВИЭ.
Не то, чтобы мы очень уж инновационная республика, но сделали ставку на ВИЭ из-за наших уникальных условий. Обширная территория, огромные расстояния между населенными пунктами, неразвитая инфраструктура, отсутствие наземных транспортных сообщений. В общем, Якутии пришлось развивать ВИЭ.
Активное развитие и использование альтернативных источников энергетики в Якутии началось в 2011 году. Тогда в селе Батамай Кобяйского улуса ввели в эксплуатацию солнечную станцию мощность которой составляла 10 кВт, через три года ее мощность увеличили до 60 кВт.
Сейчас в Якутии 21 солнечная станция и их общая мощность 1661 кВт. Мощность ВЭС, установленных в ноябре этого года для работы в комплексе с дизельной станцией в поселке Тикси – 900 кВт. О дальнейших планах развития ветроэнергетики в Якутии можно будет говорить после анализа опыта эксплуатации ВЭС в Тикси.
Якутия – самый сложный регион по климату, по масштабу территории и по инфраструктуре. В перспективе, использование ВИЭ в нашем регионе это важнейший научный опыт, к тому же, альтернативные источники энергии играют важную роль в сохранении экологии. За счет снижения расходов дизельного топлива и тем самым предотвращая выброс в атмосферу загрязняющих веществ.
С 2013 по 2017 годы в Якутске, ПАО «РусГидро» и РАО «Энергетические системы Востока», при поддержке Правительства Республики Саха (Якутия) проводили Международную конференцию «Развитие возобновляемой энергетики на Дальнем Востоке России». Порядка 300 специалистов энергетических компаний, бизнесменов, представителей науки, проектировщиков оборудования, обменивались опытом и обсуждали важные вопросы внедрения ВИЭ на Дальнем Востоке.
Для того, чтобы широкомасштабно применять ВИЭ необходимы механизмы по стимулированию развития возобновляемой энергетики и экономических инструментов его реализации. В этой области одну из первых ролей играет участие науки, а инновационные проекты требуют больших капитальных вложений.
В 2015 году в селе Батагай Верхоянского улуса, ввели в эксплуатацию крупнейшую солнечную электростанцию за северным Полярным кругом. Ее мощность 1 МВт. Она интегрирована в существующую систему энергоснабжения поселка и совместно с действующей в населенном пункте дизельной электростанцией представляет единый энергетический комплекс. Проект был осуществлен в рамках соглашения о взаимодействии в сфере развития возобновляемых источников энергии, подписанного между руководством Республики Саха (Якутия) и холдингом ОАО «РАО Энергетические системы Востока». СЭС в поселке Батагай официально признана самым северным в мире объектом фотовольтаики и занесена в книгу рекордов Гиннеса. Запись об этом размещена на сайте Guinnes World Records.
Якутия имеет большой потенциал в области ветро-солнечной энергетики. Доставка дизельного топлива в удаленные районы республики порой накладывают существенные затраты на производство электроэнергии и из-за этого увеличивают стоимость ресурса. Внедрение и тиражирование способов добычи альтернативной энергии очевидно – необходимы. Но это требует разработку проектных решений, которые будут адаптированы для Севера, сообщила на запрос SakhaLife пресс-служба «Сахаэнерго».
ВИЭ так же более или менее развиты на Алтае, где горы затрудняют производство традиционной электроэнергии, Оренбурге и некоторых регионах Юга России.
ЭПИЛОГ
Таким образом, эпоха угля подходит к концу в Германии и ряде развитых стран. Но Россия избегает брать на себя обязательства по отказу от добычи и использования природных ресурсов, потому что это хребет нашей экономики. И не декларируя это, похоже, делает все возможное, чтобы успеть побольше добыть и продать. Увы, в России экология отступает на второй план по сравнению с проблемой выживаемости — как свести концы с концами. Ну, и мощным лобби предприятий-добытчиков. Для владельцев этого бизнеса все декларации экологов, похоже, вызывают обратный эффект. Они заинтересованы в максимальных объемах добычи, пока есть хоть какой-то спрос. И потому планы добычи угля растут, логистика развивается, ведь вывозить-то надо, а меры безопасности оставляют желать лучшего, и шахтеры регулярно гибнут на работе.
Партия Зеленых в России не представляет реальной политической силы, не пользуется особой поддержкой избирателей. Гражданское общество в России переживает пока период становления, и пока не является реальной силой. Запад и Россия, их государственная политика, шагают не то что не в ногу, они вообще двигаются в противоположных направлениях. Однако интересно, что ценности коренного населения Якутии очень близки к Зеленым, к экологам. В традиционной философии саха, в религии Аар Айыы, задача двуногого, имеющего лицо спереди, живущего в Срединном мире, быть в гармонии с окружающей природой, со Вселенной, соблюдать баланс трех Миров, развивать таланты и реализовать себя, учитывая свое предназначение. Увы, как часто федеральное законодательство, интересы крупных корпораций идут в разрез с чаяниями детей природы. И все же саха верят, что мать-земля способна постоять за себя. Но в гневе она не будет разбираться с персоналиями, человечество может пострадать как вид. Это будет беспощадная перезагрузка или апокалипсис.
Экологи мира считают, что мы – последнее поколение людей, которые могут изменить динамику выхлопов парниковых газов, меняющих климат на Земле. У нас есть примерно 30 лет, чтобы активно действовать, чтобы изменения не стали необратимыми. Всего 30 лет, чтобы сохранить планету прекрасной…

Источник: Сетевое издание SAKHALIFE.RU.

Оставить комментарий

Войти с помощью: